Mochila adidas y3

705 Share

Mochila adidas y3

Стратмор мгновенно взвесил все варианты. Если он позволит Хейлу вывести Сьюзан из шифровалки и уехать, у него не будет никаких гарантий. Они уедут, потом остановятся где-нибудь в лесу. У него будет пистолет… От этой мысли у Стратмора свело желудок. Кто знает, что произойдет, прежде чем он решит освободить Сьюзан… если он ее вообще освободит. Я обязан позвонить в службу безопасности, - решил.  - Что еще мне остается? - Он представил Хейла на скамье подсудимых, вываливающего все, что ему известно о Цифровой крепости.  - Весь мой план рухнет. Должен быть какой-то другой выход. - Решайте! - крикнул Хейл и потащил Сьюзан к лестнице.

Эксперты ЦРУ могли ознакомиться со всеми данными об известных убийцах, но не с кодами запуска ракет с ядерным оружием, которые оставались доступны лишь для президента. Сотрудники лаборатории систем безопасности, разумеется, не имели доступа к информации, содержащейся в этой базе данных, но они несли ответственность за ее безопасность. Как и все другие крупные базы данных - от страховых компаний до университетов, - хранилище АНБ постоянно подвергалось атакам компьютерных хакеров, пытающих проникнуть в эту святая святых. Но система безопасности АНБ была лучшей в мире. Никому даже близко не удалось подойти к базе АНБ, и у агентства не было оснований полагать, что это когда-нибудь случится в будущем. Вернувшись в лабораторию, Чатрукьян никак не мог решить, должен ли он идти домой. Неисправность ТРАНСТЕКСТА угрожала и базе данных, а легкомыслие Стратмора не имело оправданий. Всем известно, что ТРАНСТЕКСТ и главная база данных АНБ тесно связаны между .

 - Я, конечно, предположил, что это не та Северная Дакота, которую мы ищем, но на всякий случай проверил эту запись. Представь себе мое изумление, когда я обнаружил множество сообщений Энсея Танкадо.  - Стратмор приподнял брови.  - В них постоянно упоминается Цифровая крепость и его планы шантажа АНБ. Сьюзан отнеслась к словам Стратмора скептически. Ее удивило, что он так легко клюнул на эту приманку. - Коммандер, - возразила она, - Танкадо отлично понимал, что АНБ может найти его переписку в Интернете, он никогда не стал бы доверять секреты электронной почте. Это ловушка.

Беккер заглянул в телефонный справочник. Оставался последний номер. Конец веревочки. Он набрал номер. - Escortes Belen, - ответил мужчина. И снова Беккер изложил свою проблему: - Si, si, senor. Меня зовут сеньор Ролдан. Буду рад вам помочь.

В этом их слабость - вы можете путем скрещивания отправить их в небытие, если, конечно, знаете, что делаете. Увы, у этой программы такого тщеславия нет, у нее нет инстинкта продолжения рода. Она бесхитростна и целеустремленна, и когда достигнет своей цели, то скорее всего совершит цифровое самоубийство.  - Джабба театральным жестом указал на громадный экран.  - Дамы и господа, - он опять тяжело вздохнул, - перед вами компьютерный агрессор-камикадзе… червь. - Червь? - с недоумением переспросил Бринкерхофф. Название показалось ему чересчур земным для такого агрессора. - Червь, - недовольно сказал Джабба.  - Никакой усложненной структуры, один лишь инстинкт: жри, опорожняйся и ползи. Вот что это .

ГЛАВА 88 Фара веспы отбрасывала контрастные тени на стены по обе стороны от узкой дорожки. Переключая передачи, Беккер мчался вперед между белокаменными стенами. Улочка имела множество поворотов и тупиков, и он быстро потерял направление. Он поднял вверх голову, надеясь увидеть Гиральду, но окружившие его со всех сторон стены были так высоки, что ему не удалось увидеть ничего, кроме тоненькой полоски начинающего светлеть неба. Беккер подумал, где может быть человек в очках в тонкой металлической оправе. Ясно, что тот не собирался сдаваться. Скорее всего идет по его следу пешком. Беккер с трудом вел мотоцикл по крутым изломам улочки.

979 Share

Mochila adidas y3

 Un punqui. - Si. Punqui. - Панк. - Да, панк, - сказала Росио на плохом английском и тотчас снова перешла на испанский.  - Mucha joyeria. Вся в украшениях. В одном ухе странная серьга, кажется, в виде черепа.

 Проваливай и умри. Дэвид даже вздрогнул от неожиданности. - Простите. - Проваливай и умри, - повторил немец, приложив левую ладонь к жирному правому локтю, имитируя итальянский жест, символизирующий грязное ругательство. Но Беккер слишком устал, чтобы обращать внимание на оскорбления. Проваливай и умри. Он повернулся к Росио и заговорил с ней по-испански: - Похоже, я злоупотребил вашим гостеприимством. - Не обращайте на него внимания, - засмеялась.  - Он просто расстроен. Но он получит то, что ему причитается.

 - Не больница, а помойка. И они еще решили оставить меня здесь на ночь. Беккер огляделся: - Понимаю. Это ужасно. Простите, что я так долго до вас добирался. - Мне даже не сказали, что вы придете. Беккер поспешил переменить тему: - У вас на голове огромная шишка. Больно. - Да нет вообще-то.

 - Теперь это не имеет значения. У вас есть ТРАНСТЕКСТ. У вас есть возможность мгновенно получать информацию. Вы можете читать все, что пожелаете, - без всяких вопросов и запросов. Вы выиграли. - Почему бы не сказать - мы выиграли. Насколько мне известно, ты сотрудник АНБ. - Ненадолго, - буркнул Хейл. - Не зарекайся. - Я серьезно.

Она быстро проверила отчет программы в поисках команды, которая могла отозвать Следопыта, но ничего не обнаружила. Складывалось впечатление, что он отключился сам по. Сьюзан знала, что такое могло произойти только по одной причине - если бы в Следопыте завелся вирус. Вирусы были самой большой неприятностью, с которой сталкивались в своей работе программисты. Поскольку компьютеры должны были выполнять операции в абсолютно точном порядке, самая мелкая ошибка могла иметь колоссальные последствия. Простая синтаксическая ошибка - если бы, например, программист по ошибке ввел вместо точки запятую - могла обрушить всю систему. Происхождение термина вирус всегда казалось Сьюзан весьма забавным. Этот термин возник еще во времена первого в мире компьютера Марк-1 - агрегата размером с комнату, построенного в 1944 году в лаборатории Гарвардского университета. Однажды в компьютере случился сбой, причину которого никто не мог установить.

Беккер с трудом поднялся на ноги, выпрямился и заглянул в темное нутро салона. Среди неясных силуэтов впереди он увидел три торчащие косички. Красная, белая и синяя. Я нашел. В его голове смешались мысли о кольце, о самолете Лирджет-60, который ждал его в ангаре, и, разумеется, о Сьюзан. В тот момент, когда он поравнялся с сиденьем, на котором сидела девушка, и подумал, что именно ей скажет, автобус проехал под уличным фонарем, на мгновение осветившим лицо обладателя трехцветной шевелюры. Беккер смотрел на него, охваченный ужасом. Под густым слоем краски он увидел не гладкие девичьи щеки, а густую щетину.

802 Share

Mochila adidas y3

 Не двигайся! - приказал. На мгновение ей показалось, что на нее были устремлены горящие глаза Хейла, но прикосновение руки оказалось на удивление мягким. Это был Стратмор. Лицо его снизу подсвечивалось маленьким предметом, который он извлек из кармана. Сьюзан обмякла, испытав огромное облегчение, и почувствовала, что вновь нормально дышит: до этого она от ужаса задержала дыхание. Предмет в руке Стратмора излучал зеленоватый свет. - Черт возьми, - тихо выругался Стратмор, - мой новый пейджер, - и с отвращением посмотрел на коробочку, лежащую у него на ладони. Он забыл нажать кнопку, которая отключила звук. Этот прибор он купил в магазине электроники, оплатив покупку наличными, чтобы сохранить анонимность.

 Хотела бы, Джабба, но я должна следить за своей талией. - Ну да? - Он хмыкнул.  - Давай я тебе помогу. - Ах ты, пакостник. - Не знаю, что ты такое подумала. - Я рада, что поймала тебя, - продолжала.  - Мне нужен совет. Джабба встряхнул бутылочку с острой приправой Доктор Пеппер.

Стратмор пожал плечами. - Танкадо выехал из Японии. Он собирался следить за ходом аукциона по телефону. Но нам известно, где. - И вы не хотите ничего предпринять. - Нет. Он подстраховался - передал копию ключа анонимной третьей стороне на тот случай… ну, если с ним что-нибудь случится. Это можно было предвидеть, - подумала Сьюзан.

К нему приближалась девушка, с которой он столкнулся в туалетной комнате. Она помахала ему рукой. - Подождите, мистер. Ну что еще? - застонал.  - Хочет предъявить мне обвинение во вторжении в личную жизнь. Девушка волокла за собой туристскую сумку. Подойдя к нему, она на этот раз расплылась в широкой улыбке. - Простите, что я на вас накричала. Я так испугалась, увидев. - Не стоит, - удивился Беккер - Я зашел куда не следовало.

Вот такое агентство. На другой стороне авениды Изабеллы он сразу же увидел клинику с изображенным на крыше обычным красным крестом на белом поле. С того момента как полицейский доставил сюда канадца, прошло уже несколько часов. Перелом запястья, разбитая голова - скорее всего ему оказали помощь и давно выписали. Беккер все же надеялся, что в клинике осталась какая-то регистрационная запись - название гостиницы, где остановился пациент, номер телефона, по которому его можно найти. Если повезет, он разыщет канадца, получит кольцо и тут же вернется домой. Если потребуется, заплатите за это кольцо хоть десять тысяч долларов. Я верну вам деньги, - сказал ему Стратмор. В этом нет необходимости, - ответил на это Беккер. Он так или иначе собирался вернуть деньги.

Ну что еще? - застонал.  - Хочет предъявить мне обвинение во вторжении в личную жизнь. Девушка волокла за собой туристскую сумку. Подойдя к нему, она на этот раз расплылась в широкой улыбке. - Простите, что я на вас накричала. Я так испугалась, увидев. - Не стоит, - удивился Беккер - Я зашел куда не следовало. - Моя просьба покажется вам безумной, - сказала она, заморгав красными глазами, - но не могли бы вы одолжить мне немного денег. Беккер посмотрел на нее в полном недоумении.

400 Share

Mochila adidas y3

Нет сомнений, что человеческий мозг все же совершеннее самого быстродействующего компьютера в мире. В какую-то долю секунды сознание Беккера засекло очки в металлической оправе, обратилось к памяти в поисках аналога, нашло его и, подав сигнал тревоги, потребовало принять решение. Он отбросил бесполезный мотоцикл и пустился бежать со всех ног. К несчастью для Беккера, вместо неуклюжего такси Халохот обрел под ногами твердую почву. Спокойно подняв пистолет, он выстрелил. Пуля задела Беккера в бок, когда он уже почти обогнул угол здания. Он почувствовал это лишь после того, как сделал пять или шесть шагов. Сначала это напомнило сокращение мышцы чуть повыше бедра, затем появилось ощущение чего-то влажного и липкого. Увидев кровь, Беккер понял, что ранен.

Выдержав паузу, он как бы нехотя вздохнул: - Хорошо, Грег. Ты выиграл. Чего ты от меня хочешь. Молчание. Хейл сразу же растерялся, не зная, как истолковать примирительный тон коммандера, и немного ослабил хватку на горле Сьюзан. - Н-ну, - заикаясь начал он, и голос его внезапно задрожал.  - Первым делом вы отдаете мне пистолет. И оба идете со .

На этот раз Стратмор позволил себе расхохотаться во весь голос. - Твой сценарий мне понятен. ТРАНСТЕКСТ перегрелся, поэтому откройте двери и отпустите. - Именно так, черт возьми. Я был там, внизу. Резервное питание подает слишком мало фреона. - Спасибо за подсказку, - сказал Стратмор.  - У ТРАНСТЕКСТА есть автоматический выключатель. В случае перегрева он выключится без чьей-либо помощи. - Вы сумасшедший, - с презрением в голосе ответил Хейл.

 В обеих бомбах уран? - Джабба оживился и прильнул к экрану.  - Это обнадеживает: яблоки и яблоки. - Чем отличаются изотопы? - спросил Фонтейн.  - Это должно быть что-то фундаментальное. Соши пожирала глазами текст. - Подождите… сейчас посмотрю… отлично… - Сорок пять секунд! - раздался крик. Сьюзан взглянула на ВР. Последний защитный слой был уже почти невидим.

Бесчувственная демонстрация силы страной, уже добившейся победы. С этим Танкадо сумел примириться. Но он не смог примириться с тем, что этот взрыв лишил его возможности познакомиться с собственной матерью. Произведя его на свет, она умерла из-за осложнений, вызванных радиационным поражением, от которого страдала многие годы. В 1945 году, когда Энсей еще не родился, его мать вместе с другими добровольцами поехала в Хиросиму, где работала в одном из ожоговых центров. Там она и стала тем, кого японцы именуют хибакуся - человеком, подвергшимся облучению. Через девятнадцать лет, в возрасте тридцати шести лет, она лежала в родильном отделении больницы, страдая от внутреннего кровотечения, и знала, что умирает. Она не знала лишь того, что смерть избавит ее от еще большего ужаса: ее единственный ребенок родится калекой. Отец Энсея так ни разу и не взглянул на сына. Ошеломленный потерей жены и появлением на свет неполноценного, по словам медсестер, ребенка, которому скорее всего не удастся пережить ночь, он исчез из больницы и больше не вернулся.

Или же обойти все рестораны - вдруг этот тучный немец окажется. Но и то и другое вряд ли к чему-то приведет. В его мозгу все время прокручивались слова Стратмора: Обнаружение этого кольца - вопрос национальной безопасности. Внутренний голос подсказывал Беккеру, что он что-то упустил - нечто очень важное, но он никак не мог сообразить, что. Я преподаватель, а не тайный агент, черт возьми. И тут же он понял, почему все-таки Стратмор не послал в Севилью профессионала. Беккер встал и бесцельно побрел по калле Делисиас, раздумывая на ходу, что бы предпринять. Мощенный брусчаткой тротуар под ногами постепенно сливался в одну темную гладкую полосу. Быстро опускалась ночь. Капля Росы.

957 Share

Mochila adidas y3

Затем он его уничтожит, и Цифровая крепость навсегда исчезнет из Интернета. - Действуй своим маячком очень осторожно, - сказал Стратмор.  - Если Северная Дакота заподозрит, что мы его ищем, он начнет паниковать и исчезнет вместе с паролем, так что никакая штурмовая группа до него не доберется. - Все произойдет, как булавочный укол, - заверила его Сьюзан.  - В тот момент, когда обнаружится его счет, маяк самоуничтожится. Танкадо даже не узнает, что мы побывали у него в гостях. - Спасибо, - устало кивнул коммандер. Сьюзан ответила ему теплой улыбкой. Ее всегда поражало, что даже в преддверии катастрофы Стратмор умел сохранять выдержку и спокойствие. Она была убеждена, что именно это качество определило всю его карьеру и вознесло на высшие этажи власти.

Тот, конечно, был мастером своего дела, но наемник остается наемником. Можно ли ему доверять. А не заберет ли он ключ. Фонтейну нужно было какое-то прикрытие - на всякий случай, - и он принял необходимые меры. ГЛАВА 113 - Ни в коем случае! - крикнул мужчина с короткой стрижкой, глядя в камеру.  - У нас приказ. Мы отчитываемся перед директором Лиландом Фонтейном, и только перед. Фонтейна это позабавило. - Вы знаете, кто .

 Шекспир, - уточнил Хейл.  - Гамлет. - Самообразование за тюремной решеткой. Хейл засмеялся. - Нет, серьезно, Сьюзан, тебе никогда не приходило в голову, что это все-таки возможно и что Танкадо действительно придумал невзламываемый алгоритм. Этот разговор был ей неприятен. - Ну, мы не сумели этого сделать. - А вдруг Танкадо умнее. - Может .

Он не знал, каким образом она поняла, что ему нужно кольцо, но был слишком уставшим, чтобы терзаться этим вопросом. Его тело расслабилось, он представил себе, как вручает кольцо сияющему заместителю директора АНБ. А потом они со Сьюзан будут лежать в кровати с балдахином в Стоун-Мэнор и наверстывать упущенное время. Девушка наконец нашла то, что искала, - газовый баллончик для самозащиты, экологически чистый аналог газа мейс, сделанный из острейшего кайенского перца и чили. Одним быстрым движением она выпрямилась, выпустила струю прямо в лицо Беккеру, после чего схватила сумку и побежала к двери. Когда она оглянулась, Дэвид Беккер лежал на полу, прижимая ладони к лицу и корчась от нестерпимого жжения в глазах. ГЛАВА 71 Токуген Нуматака закурил уже четвертую сигару и принялся мерить шагами кабинет, потом схватил телефонную трубку и позвонил на коммутатор. - Есть какие-нибудь сведения о номере? - выпалил он, прежде чем телефонистка успела сказать алло.

Наконец он нашел его и снова выстрелил. Пуля ударила в закрывающуюся дверь. Пустое пространство зала аэропорта открылось перед Беккером подобно бескрайней пустыне. Ноги несли его с такой быстротой, на какую, казалось ему, он не был способен. Когда он влетел во вращающуюся дверь, прозвучал еще один выстрел. Стеклянная панель обдала его дождем осколков. Дверь повернулась и мгновение спустя выкинула его на асфальт. Беккер увидел ждущее такси. - Dejame entrar! - закричал Беккер, пробуя открыть запертую дверцу машины.

Он тихо выругался. Тогда почему они послали не профессионального агента, а университетского преподавателя. Выйдя из зоны видимости бармена, Беккер вылил остатки напитка в цветочный горшок. От водки у него появилось легкое головокружение. Сьюзан, подшучивая над ним, часто говорила, что напоить его не составляет никакого труда. Наполнив тяжелый хрустальный стакан водой из фонтанчика, Беккер сделал несколько жадных глотков, потянулся и расправил плечи, стараясь сбросить алкогольное оцепенение, после чего поставил стакан на столик и направился к выходу. Когда он проходил мимо лифта, дверцы открылись. В кабине стоял какой-то мужчина. Беккер успел заметить лишь очки в железной оправе. Мужчина поднес к носу платок.

787 Share

Mochila adidas y3

Всегда есть какой-то выход. Наконец он заговорил - спокойно, тихо и даже печально: - Нет, Грег, извини. Я не могу тебя отпустить. Хейл даже замер от неожиданности. - Что. - Я вызываю агентов безопасности. - Нет, коммандер! - вскрикнула Сьюзан.  - Нет. Хейл сжал ее горло. - Если вы вызовете службу безопасности, она умрет.

Причастие. Он застонал. Проклятые испанцы начинают службу с причастия. ГЛАВА 92 Сьюзан начала спускаться по лестнице в подсобное помещение. Густые клубы пара окутывали корпус ТРАНСТЕКСТА, ступеньки лестницы были влажными от конденсации, она едва не упала, поскользнувшись. Она нервничала, гадая, сколько еще времени продержится ТРАНСТЕКСТ. Сирены продолжали завывать; то и дело вспыхивали сигнальные огни. Тремя этажами ниже дрожали и гудели резервные генераторы.

Эту проклятую машину так или иначе следует объявить вне закона. Стратмор вздохнул. - Оставь эти штучки детям, Грег. Отпусти. - Чтобы вы меня убили. - Я не собираюсь тебя убивать. Мне нужен только ключ. - Какой ключ.

 Итак, вы хотите продать ключ, имеющийся в вашем распоряжении. Интересно. А что по этому поводу думает Энсей Танкадо. - Я ничем не обязан мистеру Танкадо. Он зря мне доверился. Ключ стоит в сотни раз больше того, что он платит мне за его хранение. - Извините, но ваш ключ сам по себе ничего не стоит. Как только Танкадо узнает о том, что вы сделали, он опубликует свою копию, и рынок рухнет.

Дизельный двигатель взревел, набирая обороты, и в тот момент, когда автобус уже готов был тронуться, из соседнего бара выскочили трое молодых людей. Они бежали за уже движущимся автобусом, крича и размахивая руками. Водитель, наверное, снял ногу с педали газа, рев двигателя поутих, и молодые люди поравнялись с автобусом. Шедший сзади, метрах в десяти, Беккер смотрел на них, не веря своим глазам. Фотография внезапно обрела резкость, но он понимал, что увиденное слишком невероятно. Один шанс к миллиону. У меня галлюцинация. Когда двери автобуса открылись, молодые люди быстро вскочили внутрь. Беккер напряг зрение. Сомнений не .

Он, конечно, с легкостью мог набрать код лифта и отправить Сьюзан домой, но она нужна ему. Она должна помочь ему найти ключ в компьютере Хейла. Стратмор пока не сказал ей, что этот ключ представляет для него отнюдь не только академический интерес. Он думал, что сможет обойтись без ее участия - принимая во внимание ее склонность к самостоятельности - и сам найдет этот ключ, но уже столкнулся с проблемами, пытаясь самостоятельно запустить Следопыта. Рисковать еще раз ему не хотелось. - Сьюзан, - в его голосе послышалась решимость, - я прошу тебя помочь мне найти ключ Хейла. - Что? - Сьюзан встала, глаза ее сверкали. Стратмор подавил желание встать с ней. Он многое знал об искусстве ведения переговоров: тот, кто обладает властью, должен спокойно сидеть и не вскакивать с места. Он надеялся, что она сядет.

973 Share

Mochila adidas y3

Он разместил бесплатный образец Цифровой крепости на своем сайте в Интернете. Теперь его скачать может кто угодно. Сьюзан побледнела: - Что. - Это рекламный ход. Не стоит волноваться. Копия, которую он разместил, зашифрована. Ее можно скачать, но нельзя открыть. Очень хитро придумано. Ключ к Цифровой крепости зашифрован и недоступен. - Ну разумеется! - Она только сейчас поняла смысл сказанного.

Фонтейн молча стоял. Сьюзан заглянула в распечатку через плечо Джаббы. - Выходит, нас атакует всего лишь первый набросок червя Танкадо. - Набросок или отшлифованный до блеска экземпляр, - проворчал Джабба, - но он дал нам под зад коленом. - Не верю, - возразила Сьюзан.  - Танкадо был известен стремлением к совершенству. Вы сами это знаете. Он никогда не оставил бы жучков в своей программе. - Их слишком много! - воскликнула Соши, выхватив распечатку из рук Джаббы и сунув ее под нос Сьюзан.

Этот метод проб и ошибок был известен как применение грубой силы. На это уходило много времени, но математически гарантировало успех. Когда мир осознал возможности шифровки с помощью грубой силы, пароли стали все длиннее и длиннее. Компьютерное время, необходимое для их угадывания, растягивалось на месяцы и в конце концов - на годы. К началу 1990-х годов ключи имели уже более пятидесяти знаков, в них начали использовать весь алфавит АСКИ - Американского национального стандартного кода для обмена информацией, состоящего из букв, цифр и символов. Число возможных комбинаций приблизилось к 10 в 120-й степени - то есть к единице со 120 нулями. Определить ключ стало столь же математически нереально, как найти нужную песчинку на пляже длиной в три мили. Было подсчитано, что для успешной атаки на стандартный ключ самому быстрому компьютеру АНБ - секретнейшему Крей-Джозефсону II - потребуется более девятнадцати лет.

Продала кольцо и улетела. Он увидел уборщика и подошел к. - Has visto a una nina? - спросил он, перекрывая шум, издаваемый моечной машиной.  - Вы не видели девушку. Пожилой уборщик наклонился и выключил мотор. - Eh. - Una nina? - повторил Беккер.  - Pelo rojo, azul, y bianco. Красно-бело-синие волосы.

Она ускорила шаги, чтобы побыстрее оказаться в кабинете шефа. К рабочему кабинету Стратмора, именуемому аквариумом из-за стеклянных стен, вела узкая лестница, поднимавшаяся по задней стене шифровалки. Взбираясь по решетчатым ступенькам, Сьюзан смотрела на массивную дубовую дверь кабинета, украшенную эмблемой АНБ, на которой был изображен могучий орел, терзающий когтями старинную отмычку. За этой дверью находился один из самых великих людей, которых ей довелось знать. Пятидесятишестилетний коммандер Стратмор, заместитель оперативного директора АНБ, был для нее почти как отец. Именно он принимал ее на работу, именно он сделал АНБ для нее родным домом. Когда десять лет назад Сьюзан поступила в агентство, Стратмор возглавлял Отдел развития криптографии, являвшийся тренировочной площадкой для новых криптографов, криптографов мужского пола. Хотя Стратмор терпеть не мог выделять кого-нибудь из подчиненных, он с особым вниманием относился к своей единственной сотруднице. Когда его обвиняли в фаворитизме, он в ответ говорил чистую правду: Сьюзан Флетчер - один из самых способных новых сотрудников, которых он принял на работу. Это заявление не оставляло места обвинениям в сексуальном домогательстве, однако как-то один из старших криптографов по глупости решил проверить справедливость слов шефа.

Стратмор замолчал, словно боясь сказать что-то, о чем ему придется пожалеть. Наконец он поднял голову: - ТРАНСТЕКСТ наткнулся на нечто непостижимое.  - Он опять замолчал. Сьюзан ждала продолжения, но его не последовало. - Больше трех часов. Стратмор кивнул. Она не выглядела взволнованной. - Новая диагностика. Что-нибудь из Отдела обеспечения системной безопасности.

763 Share

Mochila adidas y3

Он очень долго планировал, как осуществит свою мечту, и выбрал Нуматаку со всей тщательностью. Нуматек - богатая фирма, наиболее вероятный победитель аукциона. Ни у кого не вызовет подозрений, если ключ попадет именно к. И что особенно удачно - эту компанию меньше всего можно было заподозрить в том, что она состоит в сговоре с американским правительством. Токуген Нуматака воплощал старую Японию, его девиз - Лучше смерть, чем бесчестье. Он ненавидел американцев. Ненавидел американскую еду, американские нравы, но более всего ему было ненавистно то, что американцы железной хваткой держали мировой рынок компьютерных программ. У Стратмора был смелый план - создать всемирный стандарт шифрования с черным ходом для Агентства национальной безопасности. Он страстно желал разделить эту мечту со Сьюзан, осуществить ее с ней вместе, но знал, что это невозможно. Хотя смерть Энсея Танкадо спасет в будущем тысячи жизней, Сьюзан никогда не примет ничего подобного: она убежденная пацифистка.

Никому даже близко не удалось подойти к базе АНБ, и у агентства не было оснований полагать, что это когда-нибудь случится в будущем. Вернувшись в лабораторию, Чатрукьян никак не мог решить, должен ли он идти домой. Неисправность ТРАНСТЕКСТА угрожала и базе данных, а легкомыслие Стратмора не имело оправданий. Всем известно, что ТРАНСТЕКСТ и главная база данных АНБ тесно связаны между. Каждый новый шифр после его вскрытия переводится на безопасное хранение из шифровалки в главную базу данных АНБ по оптико-волоконному кабелю длиной 450 ярдов. В это святилище существует очень мало входов, и ТРАНСТЕКСТ - один из. Система Сквозь строй должна служить его верным часовым, а Стратмору вздумалось ее обойти. Чатрукьян слышал гулкие удары своего сердца.

Бесчувственная демонстрация силы страной, уже добившейся победы. С этим Танкадо сумел примириться. Но он не смог примириться с тем, что этот взрыв лишил его возможности познакомиться с собственной матерью. Произведя его на свет, она умерла из-за осложнений, вызванных радиационным поражением, от которого страдала многие годы. В 1945 году, когда Энсей еще не родился, его мать вместе с другими добровольцами поехала в Хиросиму, где работала в одном из ожоговых центров. Там она и стала тем, кого японцы именуют хибакуся - человеком, подвергшимся облучению. Через девятнадцать лет, в возрасте тридцати шести лет, она лежала в родильном отделении больницы, страдая от внутреннего кровотечения, и знала, что умирает. Она не знала лишь того, что смерть избавит ее от еще большего ужаса: ее единственный ребенок родится калекой. Отец Энсея так ни разу и не взглянул на сына. Ошеломленный потерей жены и появлением на свет неполноценного, по словам медсестер, ребенка, которому скорее всего не удастся пережить ночь, он исчез из больницы и больше не вернулся.

Эхо выстрела слилось с царившим вокруг хаосом. Сознание гнало ее вперед, но ноги не слушались. Коммандер. Мгновение спустя она, спотыкаясь, карабкалась вверх по ступенькам, совершенно забыв о таящейся внизу опасности. Она двигалась вслепую, скользя на гладких ступеньках, и скопившаяся влага капала на нее дождем. Ей казалось, что пар буквально выталкивает ее наверх, через аварийный люк. Оказавшись наконец в шифровалке, Сьюзан почувствовала, как на нее волнами накатывает прохладный воздух. Ее белая блузка промокла насквозь и прилипла к телу. Было темно. Сьюзан остановилась, собираясь с духом.

Мы обыскали обоих. Осмотрели карманы, одежду, бумажники. Ничего похожего. У Халохота был компьютер Монокль, мы и его проверили. Похоже, он не передал ничего хотя бы отдаленно похожего на набор букв и цифр - только список тех, кого ликвидировал. - Черт возьми! - не сдержался Фонтейн, теряя самообладание.  - Он должен там. Ищите. Джабба окончательно убедился: директор рискнул и проиграл. Шеф службы обеспечения систем безопасности спустился с подиума подобно грозовой туче, сползающей с горы, и окинул взглядом свою бригаду программистов, отдающих какие-то распоряжения.

В конце концов оно было найдено - так родился доступный широкой публике способ кодирования. Его концепция была столь же проста, сколь и гениальна. Она состояла из легких в использовании программ для домашнего компьютера, которые зашифровывали электронные послания таким образом, что они становились абсолютно нечитаемыми. Пользователь писал письмо, пропускал его через специальную программу, и на другом конце линии адресат получал текст, на первый взгляд не поддающийся прочтению, - шифр. Тот же, кто перехватывал такое сообщение, видел на экране лишь маловразумительную абракадабру. Расшифровать сообщение можно было лишь введя специальный ключ - секретный набор знаков, действующий как ПИН-код в банкомате. Ключ, как правило, был довольно длинным и сложным и содержал всю необходимую информацию об алгоритме кодирования, задействуя математические операции, необходимые для воссоздания исходного текста. Теперь пользователь мог посылать конфиденциальные сообщения: ведь если даже его послание перехватывалось, расшифровать его могли лишь те, кто знал ключ-пароль. АНБ сразу же осознало, что возникла кризисная ситуация. Коды, с которыми столкнулось агентство, больше не были шифрами, что разгадывают с помощью карандаша и листка бумаги в клетку, - теперь это были компьютеризированные функции запутывания, основанные на теории хаоса и использующие множественные символические алфавиты, чтобы преобразовать сообщение в абсолютно хаотичный набор знаков.

431 Share

Mochila adidas y3

 - Я в это не верю. Всем известно, что невзламываемый алгоритм - математическая бессмыслица. Хейл улыбнулся: - Ну конечно… Принцип Бергофского. - А также здравый смысл! - отрезала. - Кто знает… - Хейл театрально вздохнул.  - Есть множество такого… что и не снилось нашим мудрецам. - Прошу прощения. - Шекспир, - уточнил Хейл.  - Гамлет.

 Понимаю.  - В голосе звонившего по-прежнему чувствовалась нерешительность.  - Ну, тогда… надеюсь, хлопот не. - Отлично. Он обедает там сегодня с одной из наших сопровождающих.  - Ролдан понимал, что сейчас они скорее всего лежат в постели, но ему не хотелось оскорблять чувства звонившего.  - Оставьте паспорт у администратора, его зовут Мануэль. Скажите, что вы от. Попросите его передать паспорт Росио. Росио сопровождает мистера Густафсона сегодня вечером.

 Это невозможно. Я никогда не распечатываю свои мозговые штурмы. - Я знаю. Я считываю их с вашего компьютера. Стратмор недоверчиво покачал головой. - Ты пробрался в мой кабинет. - Нет. Я сделал это, не выходя из Третьего узла.

 Нет! - почти крикнул Беккер.  - Я хотел сказать… - Чертовщина.  - Если бы вы согласились мне помочь. Это так важно. - Извините, - холодно ответила женщина. - Все совсем не так, как вы подумали. Если бы вы только… - Доброй ночи, сэр.  - Кассирша опустила металлическую шторку и скрылась в служебной комнате. Беккер шумно вздохнул и поднял глаза к потолку.

 Я спущусь вниз и отключу электропитание, - сказал Стратмор, положив руку на плечо Сьюзан и стараясь ее успокоить.  - И сразу же вернусь. Сьюзан безучастно смотрела, как он направился в шифровалку. Это был уже не тот раздавленный отчаянием человек, каким она видела его десять минут. Коммандер Тревор Стратмор снова стал самим собой - человеком железной логики и самообладания, делающим то, что полагалось делать. Последние слова предсмертной записки Хейла крутились у нее в голове, не повинуясь никаким приказам. И в первую очередь я искренне сожалею о Дэвиде Беккере. Простите .

Этот чертов компьютер бьется над чем-то уже восемнадцать часов. Конечно же, все дело в вирусе. Чатрукьян это чувствовал. У него не было сомнений относительно того, что произошло: Стратмор совершил ошибку, обойдя фильтры, и теперь пытался скрыть этот факт глупой версией о диагностике. Чатрукьян не был бы так раздражен, если бы ТРАНСТЕКСТ был его единственной заботой. Однако это было не. Несмотря на свой внушительный вид, дешифровальное чудовище отнюдь не было островом в океане. Хотя криптографы были убеждены, что система фильтров Сквозь строй предназначалась исключительно для защиты этого криптографического декодирующего шедевра, сотрудники лаборатории систем безопасности знали правду. Фильтры служили куда более высокой цели - защите главной базы данных АНБ. Чатрукьяну была известна история ее создания.

873 Share

Mochila adidas y3

Оказавшись на улице, человек в очках в тонкой металлической оправе достал крошечный прибор, закрепленный на брючном ремне, - квадратную коробочку размером с кредитную карту. Это был опытный образец нового компьютера Монокль, разработанного ВМС США для проверки напряжения аккумуляторов в труднодоступных отделениях подводных лодок - миниатюрный аппарат, совмещенный с сотовым модемом, последнее достижение микротехнологии. Его визуальный монитор - дисплей на жидких кристаллах - был вмонтирован в левую линзу очков. Монокль явился провозвестником новой эры персональных компьютеров: благодаря ему пользователь имел возможность просматривать поступающую информацию и одновременно контактировать с окружающим миром. Кардинальное отличие Монокля заключалось не в его миниатюрном дисплее, а в системе ввода информации. Пользователь вводил информацию с помощью крошечных контактов, закрепленных на пальцах. Контакты соединялись в определенной последовательности, которую компьютер затем расшифровывал и переводил на нормальный английский. Киллер щелкнул миниатюрным тумблером, и очки превратились в дисплей. Опустив руки, он незаметными быстрыми движениями соединял кончики пальцев. Перед его глазами появилось сообщение, которое он должен был отправить.

 - Я вас ни в чем не виню. - Но, сэр… - заикаясь выдавила.  - Я… я протестую. Я думаю… - Вы протестуете? - переспросил директор и поставил на стол чашечку с кофе.  - Я протестую. Против вашего присутствия в моем кабинете. Я протестую против ваших инсинуаций в отношении моего заместителя, который якобы лжет. Я протестую… - У нас вирус, сэр.

Сьюзан допивала уже третью чашку чая, когда это наконец произошло: компьютер пискнул. Пульс ее участился. На мониторе появилось символическое изображение конверта - это значило, что пришло сообщение по электронной почте. Сьюзан бросила быстрый взгляд на Хейла, но тот был всецело поглощен своим компьютером. Затаив дыхание, Сьюзан дважды щелкнула по конверту. - Северная Дакота, - прошептала она еле слышно.  - Посмотрим, кто ты. Сьюзан прочитала открывшееся сообщение, которое состояло из одной строчки, потом прочитала его еще .

Они беззвучно молились, перебирая пальцами четки. Когда толпа приблизилась к мощным каменным стенам почти вплотную, Беккер снова попытался вырваться, но течение стало еще более интенсивным. Трепет ожидания, волны, сносившие его то влево, то вправо, закрытые глаза, почти беззвучное движение губ в молитве. Он попытался вернуться назад, но совладать с мощным потоком было невозможно - все равно как плыть против сильного течения могучей реки. Беккер обернулся. Двери оказались прямо перед ним, словно приглашая его принять участие в празднестве, до которого ему не было никакого дела. Внезапно он понял, что входит в собор. ГЛАВА 90 В шифровалке завывали сирены. Стратмор не имел представления о том, сколько времени прошло после ухода Сьюзан.

Он уставился на карточку с личными данными, приколотыми к блузке стоявшей перед ним женщины. Глава Отделения криптографии АНБ была не просто женщиной, а очень привлекательной женщиной. - Да нет, - замялся.  - Я просто… - Сьюзан Флетчер.  - Женщина улыбнулась и протянула ему тонкую изящную руку. - Дэвид Беккер.  - Он пожал ее руку. - Примите мои поздравления, мистер Беккер.

 В него попал зараженный файл, сэр. Я абсолютно в этом уверен. Лицо Стратмора побагровело. - Мистер Чатрукьян, такое уже случалось. Нет никакого файла, который мог бы заразить ТРАНСТЕКСТ. - Вы ошибаетесь, сэр! - вскричал Чатрукьян. - И если он проникнет в главную базу данных… - Что еще за файл, черт возьми. Покажите мне .

519 Share

Mochila adidas y3

Фонтейн стоял, тяжело дыша. - У нас нет причин ему не верить.  - Это прозвучало как сигнал к окончанию разговора. Он отпил глоток кофе.  - А теперь прошу меня извинить. Мне нужно поработать. У Мидж отвисла челюсть. - Извините, сэр… Бринкерхофф уже шел к двери, но Мидж точно прилипла к месту. - Я с вами попрощался, мисс Милкен, - холодно сказал Фонтейн.

 - Вроде Попрыгунчика. Стратмор кивнул: - Тогда мы смогли бы подменить интернетовский файл, который Танкадо собирается выбросить на рынок, нашей измененной версией. Поскольку Цифровая крепость - это японский код, никто никогда не заподозрит, что наше агентство имеет к нему отношение. Единственное, что нам нужно, - осуществить такую подмену. Сьюзан сочла его план безукоризненным. Вот он - истинный Стратмор. Он задумал способствовать распространению алгоритма, который АНБ с легкостью взломает. - Полный и всеобщий доступ, - объяснял Стратмор.

 - И потом, я не. Рядом со мной Сьюзан Флетчер. В тот момент Сьюзан поняла, за что уважает Тревора Стратмора. Все эти десять лет, в штиль и в бурю, он вел ее за. Уверенно и неуклонно. Не сбиваясь с курса. Именно эта целеустремленность всегда изумляла, эта неколебимая верность принципам, стране, идеалам. Что бы ни случилось, коммандер Тревор Стратмор всегда будет надежным ориентиром в мире немыслимых решений. - Так ты со мной, Сьюзан? - спросил .

Эти сообщения обычно бывают зашифрованы: на тот случай, если они попадут не в те руки, - а благодаря КОМИНТ это обычно так и происходит. Сьюзан сообщила Дэвиду, что ее работа заключается в изучении шифров, взламывании их ручными методами и передаче расшифрованных сообщений руководству. Но это было не совсем. Сьюзан переживала из-за того, что ей пришлось солгать любимому человеку, но у нее не было другого выхода. Все, что она сказала, было правдой еще несколько лет назад, но с тех пор положение в АН Б изменилось. Да и весь мир криптографии изменился. Новые обязанности Сьюзан были засекречены, в том числе и для многих людей в высших эшелонах власти. - Шифры, - задумчиво сказал Беккер - Откуда ты знаешь, с чего начинать. То есть… как ты их вскрываешь. Сьюзан улыбнулась: - Уж ты-то мог бы это понять.

Ответа не последовало. Бринкерхофф подошел к кабинету. Голоса показались ему знакомыми. Он толкнул дверь. Комната оказалась пуста. Пуст был и вращающийся стул Мидж. Звуки шли сверху. Он поднял глаза на видеомониторы, и у него закружилась голова.

 Это все равно что вычитать апельсины из яблок, - сказал Джабба.  - Гамма-лучи против электромагнитной пульсации. Распадающиеся материалы и нераспадающиеся. Есть целые числа, но есть и подсчет в процентах. Это полная каша. - Это где-то здесь, - твердо сказала Сьюзан.  - Надо думать. Есть различие, которое мы все время упускаем. Что-то очень простое.

Mini mochila para niГ±os

About Arashizahn

Правда. Самый гнусный Веллингтон из всех, что мне доводилось пробовать.

Related Posts

263 Comments

Post A Comment