Mochila para portГЎtil de 17,3 pulgadas

949 Share

Mochila para portГЎtil de 17,3 pulgadas

Сьюзан промолчала. Она поняла: все дело в деньгах. Она перенеслась мыслями в тот вечер, когда президент Джорджтаунского университета предложил Дэвиду повышение - должность декана факультета лингвистики. Президент объяснил, что преподавательских часов будет меньше, бумажной работы больше, - но гораздо выше будет и жалованье. Сьюзан хотелось закричать: Дэвид, не соглашайся. Это не принесет тебе радости. У нас много денег - какая разница, кто из нас их получает. Но это была чужая епархия.

 Мы почти приехали, мисс Флетчер. Держитесь. Скоростной карт фирмы Кенсингтон повернул за угол и остановился. Сзади, перпендикулярно туннелю, начинался коридор, едва освещаемый красными лампочками, вмонтированными в пол. - Пойдемте, - позвал Бринкерхофф, помогая Сьюзан вылезти. Она шла следом за ним точно в тумане. Коридор, выложенный кафельными плитками, довольно круто спускался вниз, и Сьюзан держалась за перила, стараясь не отставать. Воздух в помещении становился все прохладнее.

Он смотрел в ее глаза, надеясь увидеть в них насмешливые искорки. Но их там не. - Сью… зан, - заикаясь, начал.  - Я… я не понимаю. - Я не могу, - повторила.  - Я не могу выйти за тебя замуж.  - Она отвернулась. Ее плечи подрагивали. Она закрыла лицо руками.

Сьюзан была согласна с этим, но в то же время прекрасно понимала: Фонд электронных границ никогда не узнает, насколько важен и нужен ТРАНСТЕКСТ. Эта машина помогла предотвратить десятки преступлений, но связанная с ней информация строго засекречена и никогда не будет раскрыта. Причина такой секретности проста: правительство не может допустить массовой истерии. Никто не знает, как поведет себя общество, узнав, что группы фундаменталистов дважды за прошлый год угрожали ядерным объектам, расположенным на территории США. Ядерное нападение было, однако, не единственной угрозой. Только в прошлом месяце благодаря ТРАНСТЕКСТУ удалось предотвратить одну из самых изощренных террористических акций, с которыми приходилось сталкиваться агентству. Некая антиправительственная организация разработала план под кодовым названием Шервудский лес. Его целью была Нью-Йоркская фондовая биржа, а замыслом - перераспределение богатства.

Он подумал о Сьюзан. Но тут же в голову пришли слова Стратмора: Найдите кольцо. Беккер в отчаянии плюхнулся на скамейку и задумался о том, что делать. Что же предпринять. ГЛАВА 25 Городская больница закрылась для посетителей. Свет в бывшем гимнастическом зале выключили. Пьер Клушар спал глубоким сном и не видел склонившегося над ним человека. Игла похищенного у медсестры шприца блеснула в темноте и погрузилась в вену чуть выше запястья Клушара.

Провал. Мысль о том, что придется отстоять в очереди несколько часов, была невыносима. Время идет, старик канадец может куда-нибудь исчезнуть. Вполне вероятно, он решит поскорее вернуться в Канаду. Или надумает продать кольцо. Беккер не мог ждать. Он решительно поднял трубку, снова набрал номер и прислонился к стене. Послышались гудки.

441 Share

Mochila para portГЎtil de 17,3 pulgadas

 Ее зовут… Не отключайся, дружище… - Роса… - Глаза Клушара снова закрылись. Приближающаяся медсестра прямо-таки кипела от возмущения. - Роса? - Беккер сжал руку Клушара. Старик застонал. - Он называл ее… - Речь его стала невнятной и едва слышной. Медсестра была уже совсем близко и что-то кричала Беккеру по-испански, но он ничего не слышал. Его глаза не отрывались от губ Клушара. Он еще раз сжал его руку, но тут наконец подбежала медсестра.

Пистолет выпал из его рук и звонко ударился о камень. Халохот пролетел пять полных витков спирали и замер. До Апельсинового сада оставалось всего двенадцать ступенек. ГЛАВА 101 Дэвид Беккер никогда не держал в руках оружия. Сейчас ему пришлось это сделать. Скрюченное тело Халохота темнело на тускло освещенной лестнице Гиральды. Беккер прижал дуло к виску убийцы и осторожно наклонился. Одно движение, и он выстрелит. Но стрелять не понадобилось.

 - Хейл улыбнулся.  - Что скажешь. А потом мы могли бы… - Выкинь это из головы. - Сколько в тебе снобизма.  - Хейл вздохнул и повернулся к своему компьютеру. В этом вся ее сущность. Блестящий криптограф - и давнишнее разочарование Хейла. Он часто представлял, как занимается с ней сексом: прижимает ее к овальной поверхности ТРАНСТЕКСТА и берет прямо там, на теплом кафеле черного пола. Но Сьюзан не желала иметь с ним никакого дела. И, что, на взгляд Хейла, было еще хуже, влюбилась в университетского профессора, который к тому же зарабатывал сущие гроши.

 - На какое-то время. - Что это. Стратмор вздохнул: - Двадцать лет назад никто не мог себе представить, что мы научимся взламывать ключи объемом в двенадцать бит. Но технология не стоит на месте. Производители программного обеспечения исходят из того, что рано или поздно появятся компьютеры типа ТРАНСТЕКСТА. Технология развивается в геометрической профессии, и рано или поздно алгоритмы, которыми пользуется общество, перестанут быть надежными. Понадобятся лучшие алгоритмы, чтобы противостоять компьютерам завтрашнего дня. - Такова Цифровая крепость. - Конечно.

Некоторое время он сидел словно парализованный, затем в панике выбежал в коридор. - Мидж. Скорее. ГЛАВА 44 Фил Чатрукьян, киля от злости, вернулся в лабораторию систем безопасности. Слова Стратмора эхом отдавались в его голове: Уходите немедленно. Это приказ. Чатрукьян пнул ногой урну и выругался вслух - благо лаборатория была пуста: - Диагностика, черт ее дери. С каких это пор заместитель директора начал действовать в обход фильтров.

 Где твои родители? - спросил Беккер. - В Штатах. - А связаться с ними пробовала. - Пустой номер. Наверное, уплыли на уик-энд с друзьями на яхте. Беккер заметил, что на ней дорогие вещи. - И у тебя нет кредитной карточки. - Есть, но отец ее заблокировал. Он думает, что я балуюсь наркотиками.

822 Share

Mochila para portГЎtil de 17,3 pulgadas

Чатрукьян слышал гулкие удары своего сердца. ТРАНСТЕКСТ заклинило на восемнадцать часовМысль о компьютерном вирусе, проникшем в ТРАНСТЕКСТ и теперь свободно разгуливающем по подвалам АНБ, была непереносима. - Я обязан об этом доложить, - сказал он вслух. В подобной ситуации надо известить только одного человека - старшего администратора систем безопасности АНБ, одышливого, весящего четыреста фунтов компьютерного гуру, придумавшего систему фильтров Сквозь строй. В АНБ он получил кличку Джабба и приобрел репутацию полубога. Он бродил по коридорам шифровалки, тушил бесконечные виртуальные пожары и проклинал слабоумие нерадивых невежд. Чатрукьян знал: как только Джабба узнает, что Стратмор обошел фильтры, разразится скандал. Какая разница? - подумал .

Он постоял в нерешительности, раздумывая, не следует ли поставить в известность начальника лаборатории безопасности. Да будь они прокляты, эти криптографы. Ничего не понимают в системах безопасности. Присяга, которую Чатрукьян принимал, поступая на службу в АНБ, стала непроизвольно прокручиваться в его голове. Он поклялся применять все свои знания, весь опыт, всю интуицию для защиты компьютеров агентства, стоивших не один миллион долларов. - Интуиция? - с вызовом проговорил. Не нужно интуиции, чтобы понять: никакая это не диагностика. Он решительно подошел к терминалу и запустил весь набор программ системных оценок ТРАНСТЕКСТА.

 Ты сама видишь. Впервые за последний час она позволила себе улыбнуться. - Этих слов я и ждала от. Он пожал плечами: - Как только мы получим ключ, я проинформирую директора. Сьюзан не могла не поразить идея глобального прорыва в области разведки, который нельзя было себе даже представить. И он попытался сделать это в одиночку. Похоже, он и на сей раз добьется своей цели. Ключ совсем. Танкадо мертв. Партнер Танкадо обнаружен.

Я преподаватель, а не тайный агент, черт возьми. И тут же он понял, почему все-таки Стратмор не послал в Севилью профессионала. Беккер встал и бесцельно побрел по калле Делисиас, раздумывая на ходу, что бы предпринять. Мощенный брусчаткой тротуар под ногами постепенно сливался в одну темную гладкую полосу. Быстро опускалась ночь. Капля Росы. Что-то в этом абсурдном имени тревожно сверлило его мозг. Капля Росы. Он слышал приятный голос сеньора Ролдана из агентства сопровождения Белена. У нас только две рыжеволосые… Две рыжеволосые, Иммакулада и Росио… Росио… Росио… Беккер остановился как вкопанный.

Вы сами это знаете. Он никогда не оставил бы жучков в своей программе. - Их слишком много! - воскликнула Соши, выхватив распечатку из рук Джаббы и сунув ее под нос Сьюзан.  - Смотрите. Сьюзан кивнула. Так и есть, примерно через каждые двадцать строк появляется произвольный набор четырех знаков. Сьюзан пробежала все их глазами. PFEE SESN RETM - Альфа-группы из четырех знаков, - задумчиво проговорила Сьюзан.

 Мы тонем! - крикнул кто-то из техников. ВР начала неистово мигать, когда ядро захлестнул черный поток. Под потолком завыли сирены. - Информация уходит. - Вторжение по всем секторам. Сьюзан двигалась как во сне. Подойдя к компьютеру Джаббы, она подняла глаза и увидела своего любимого человека. Его голос гремел: - Три. Разница между 238 и 235 - три. Все подняли головы.

538 Share

Mochila para portГЎtil de 17,3 pulgadas

Внезапно домохозяйки штата Миннесота начали жаловаться компаниям Америка онлайн и Вундеркинд, что АНБ, возможно, читает их электронную почту, - хотя агентству, конечно, не было дела до рецептов приготовления сладкого картофеля. Провал Стратмора дорого стоил агентству, и Мидж чувствовала свою вину - не потому, что могла бы предвидеть неудачу коммандера, а потому, что эти действия были предприняты за спиной директора Фонтейна, а Мидж платили именно за то, чтобы она эту спину прикрывала. Директор старался в такие дела не вмешиваться, и это делало его уязвимым, а Мидж постоянно нервничала по этому поводу. Но директор давным-давно взял за правило умывать руки, позволяя своим умным сотрудникам заниматься своим делом, - именно так он вел себя по отношению к Тревору Стратмору. - Мидж, тебе отлично известно, что Стратмор всего себя отдает работе. Он относится к ТРАНСТЕКСТУ как к священной корове. Мидж кивнула. В глубине души она понимала, что абсурдно обвинять в нерадивости Стратмора, который был беззаветно предан своему делу и воспринимал все зло мира как свое личное. Попрыгунчик был любимым детищем коммандера, смелой попыткой изменить мир. Увы, как и большинство других поисков божества, она закончилась распятием.

 Дэвид… - тихо простонала. Ответа не последовало. Она открыла глаза, не в состоянии даже протянуть руку. Простыня на его половине кровати была холодной. Дэвид исчез. Значит, приснилось, подумала Сьюзан и села в кровати. Комната в викторианском стиле, сплошь кружева и антиквариат - лучший гостиничный номер в Стоун-Мэнор. Сумка, с которой она приехала, на дощатом полу посреди комнаты… ее белье на спинке стула эпохи королевы Анны, стоящего возле кровати. Вернулся ли Дэвид. Она помнила его тело, прижавшееся к ее телу, его нежные поцелуи.

Он схватил парня за рукав.  - У нее кольцо, которое принадлежит. Я готов заплатить. Очень. Двухцветный застыл на месте и зашелся в истерическом хохоте. - Ты хочешь сказать, что это уродливое дерьмовое колечко принадлежит. Глаза Беккера расширились. - Ты его .

Она подняла голову. - Не поддающийся взлому алгоритм? - Она выдержала паузу.  - Ах да… Я, кажется, что-то такое читала. - Не очень правдоподобное заявление. - Согласна, - сказала Сьюзан, удивившись, почему вдруг Хейл заговорил об.  - Я в это не верю. Всем известно, что невзламываемый алгоритм - математическая бессмыслица. Хейл улыбнулся: - Ну конечно… Принцип Бергофского.

 - Вроде Попрыгунчика. Стратмор кивнул: - Тогда мы смогли бы подменить интернетовский файл, который Танкадо собирается выбросить на рынок, нашей измененной версией. Поскольку Цифровая крепость - это японский код, никто никогда не заподозрит, что наше агентство имеет к нему отношение. Единственное, что нам нужно, - осуществить такую подмену. Сьюзан сочла его план безукоризненным. Вот он - истинный Стратмор. Он задумал способствовать распространению алгоритма, который АНБ с легкостью взломает. - Полный и всеобщий доступ, - объяснял Стратмор.

Кроме тридцати футов ого стола красного дерева с буквами АНБ в центре столешницы, выложенной из черных пластинок вишневого и орехового дерева, комнату украшали три акварели Мариона Пайка, ваза с листьями папоротника, мраморная барная стойка и, разумеется, бачок для охлаждения воды фирмы Спарклетс. Мидж налила себе стакан воды, надеясь, что это поможет ей успокоиться. Делая маленькие глотки, она смотрела в окно. Лунный свет проникал в комнату сквозь приоткрытые жалюзи, отражаясь от столешницы с затейливой поверхностью. Мидж всегда думала, что директорский кабинет следовало оборудовать здесь, а не в передней части здания, где он находился. Там открывался вид на стоянку автомобилей агентства, а из окна комнаты для заседаний был виден внушительный ряд корпусов АНБ - в том числе и купол шифровалки, это вместилище высочайших технологий, возведенное отдельно от основного здания и окруженное тремя акрами красивого парка. Шифровалку намеренно разместили за естественной ширмой из высоченных кленов, и ее не было видно из большинства окон комплекса АНБ, а вот отсюда открывался потрясающий вид - как будто специально для директора, чтобы он мог свободно обозревать свои владения. Однажды Мидж предложила Фонтейну перебраться в эту комнату, но тот отрезал: Не хочу прятаться в тылу.

637 Share

Mochila para portГЎtil de 17,3 pulgadas

А потом решил отплатить ей той же монетой. Он начал подписывать свои записки Любовь без воска, Дэвид. Таких посланий она получила больше двух десятков. И все был подписаны одинаково: Любовь без воска. Она просила его открыть скрытый смысл этих слов, но Дэвид отказывался и только улыбался: Из нас двоих ты криптограф. Главный криптограф АНБ испробовала все - подмену букв, шифровальные квадраты, даже анаграммы. Она пропустила эти слова через компьютер и поставила перед ним задачу переставить буквы в новую фразу. Выходила только абракадабра. Похоже, не один Танкадо умел создавать абсолютно стойкие шифры.

Сьюзан в ужасе смотрела на экран. Внизу угрожающе мигала команда: ВВЕДИТЕ КЛЮЧ Вглядываясь в пульсирующую надпись, она поняла. Вирус, ключ, кольцо Танкадо, изощренный шантаж… Этот ключ не имеет к алгоритму никакого отношения, это противоядие. Ключ блокирует вирус. Она много читала о таких вирусах - смертоносных программах, в которые встроено излечение, секретный ключ, способный дезактивировать вирус. Танкадо и не думал уничтожать главный банк данных - он хотел только, чтобы мы обнародовали ТРАНСТЕКСТ. Тогда он дал бы нам ключ, чтобы мы могли уничтожить вирус. Сьюзан стало абсолютно очевидно, что план Танкадо ужасным образом рухнул. Он не собирался умирать.

 - Обычно травматическая капсула не убивает так. Иногда даже, если жертва внушительной комплекции, она не убивает вовсе. - У него было больное сердце, - сказал Фонтейн. Смит поднял брови. - Выходит, выбор оружия был идеальным. Сьюзан смотрела, как Танкадо повалился на бок и, наконец, на спину. Он лежал, устремив глаза к небу и продолжая прижимать руку к груди. Внезапно камера отъехала в сторону, под деревья.

И вот тогда меня осенило.  - Он повернулся к Сьюзан.  - Я понял, что Цифровую крепость не следует останавливать. Сьюзан смотрела на него в растерянности. Стратмор продолжал: - Внезапно я увидел в Цифровой крепости шанс, который выпадает раз в жизни. Ведь если внести в код ряд изменений, Цифровая крепость будет работать на нас, а не против. Ничего более абсурдного Сьюзан слышать еще не доводилось. Цифровая крепость - не поддающийся взлому код, он погубит агентство.

Мидж повернулась на вращающемся стуле. - Такой список выдает только принтер Фонтейна. Ты это отлично знаешь. - Но такие сведения секретны. - У нас чрезвычайная ситуация, и мне нужен этот список. Бринкерхофф положил руки ей на плечи. - Мидж, ну пожалуйста, успокойся. Ты знаешь, что я не могу… Она фыркнула и снова повернулась к клавиатуре. - Я распечатаю список.

 Я бы предпочел, чтобы вы ни к чему не прикасались, - попросил. Ничего не трогайте. Ничего не читайте. - Энсей Танкадо… родился в январе… - Пожалуйста, - вежливо сказал Беккер.  - Положите на место. Офицер еще какое-то время разглядывал паспорт, потом положил его поверх вороха одежды. - У этого парня была виза третьего класса. По ней он мог жить здесь многие годы. Беккер дотронулся до руки погибшего авторучкой. - Может быть, он и жил .

748 Share

Mochila para portГЎtil de 17,3 pulgadas

И повернулась к Джаббе.  - Ключ - это первичное, то есть простое число. Подумайте. Это не лишено смысла. Джабба сразу понял, что Сьюзан права. Энсей Танкадо сделал карьеру на простых числах. Простые числа - главные строительные блоки шифровальных алгоритмов, они обладали уникальной ценностью сами по. Эти числа отлично работают при создании шифров, потому что компьютеры не могут угадать их с помощью обычного числового дерева. Соши даже подпрыгнула. - Да.

Лицо Стратмора побагровело. - Мистер Чатрукьян, такое уже случалось. Нет никакого файла, который мог бы заразить ТРАНСТЕКСТ. - Вы ошибаетесь, сэр! - вскричал Чатрукьян. - И если он проникнет в главную базу данных… - Что еще за файл, черт возьми. Покажите мне. Чатрукьян заколебался. - Я не могу. - Разумеется, не можете.

Откуда ни возьмись появился Бринкерхофф и преградил ей дорогу. - Куда держишь путь. - Домой! - солгала Мидж. Бринкерхофф не уходил с дороги. - Это тебе велел Фонтейн? - спросила. Бринкерхофф отвернулся. - Чед, уверяю тебя, в шифровалке творится что-то непонятное. Не знаю, почему Фонтейн прикидывается идиотом, но ТРАНСТЕКСТ в опасности. Там происходит что-то очень серьезное.

К двадцати годам Энсей Танкадо стал своего рода культовой фигурой, представителем программистского андеграунда. Компания Ай-би-эм предоставила ему визу и предложила работу в Техасе. Танкадо ухватился за это предложение. Через три года он ушел из Ай-би-эм, поселился в Нью-Йорке и начал писать программы. Его подхватила новая волна увлечения криптографией. Он писал алгоритмы и зарабатывал неплохие деньги. Как и большинство талантливых программистов, Танкада сделался объектом настойчивого внимания со стороны АНБ. От него не ускользнула ирония ситуации: он получал возможность работать в самом сердце правительства страны, которую поклялся ненавидеть до конца своих дней.

Под главной клавиатурой была еще одна, меньшего размера, с крошечными кнопками. На каждой - буква алфавита. Сьюзан повернулась к.  - Так скажите же мне. Стратмор задумался и тяжело вздохнул. - Пожалуйста, сядь, Сьюзан. У нее был совершенно растерянный вид. - Сядь, - повторил коммандер, на этот раз тверже. - Выпустите меня! - Она испуганно смотрела на открытую дверь его кабинета.

И не похоже, что… - Что? - Бринкерхофф даже подпрыгнул. Мидж смотрела на цифры, не веря своим глазам. - Этот файл, тот, что загрузили вчера вечером… - Ну. - Шифр еще не вскрыт. Время ввода - двадцать три тридцать семь и восемь секунд, однако время завершения дешифровки не указано.  - Мидж полистала страницы.  - Ни вчера, ни. Бринкерхофф пожал плечами: - Быть может, ребята заняты сложной диагностикой. Мидж покачала головой: - Настолько сложной, что она длится уже восемнадцать часов? - Она выдержала паузу.  - Маловероятно.

339 Share

Mochila para portГЎtil de 17,3 pulgadas

Пора готовить резюме, подумал Бринкерхофф, открывая дверь. - Чед! - рявкнул у него за спиной Фонтейн. Директор наверняка обратил внимание на выражение глаз Мидж, когда она выходила.  - Не выпускай ее из приемной. Бринкерхофф кивнул и двинулся следом за Мидж. Фонтейн вздохнул и обхватил голову руками. Взгляд его черных глаз стал тяжелым и неподвижным. Возвращение домой оказалось долгим и слишком утомительным. Последний месяц был для Лиланда Фонтейна временем больших ожиданий: в агентстве происходило нечто такое, что могло изменить ход истории, и, как это ни странно директор Фонтейн узнал об этом лишь случайно.

Хейл хорошо знал, что этот лифт делает только одну остановку - на Подземном шоссе, недоступном для простых смертных лабиринте туннелей, по которым скрытно перемешается высокое начальство агентства. Он не имел ни малейшего желания затеряться в подвальных коридорах АНБ с сопротивляющейся изо всех сил заложницей. Это смертельная ловушка. Если даже он выберется на улицу, у него нет оружия. Как он заставит Сьюзан пройти вместе с ним к автомобильной стоянке. Как он поведет машину, если они все же доберутся до. И тут в его памяти зазвучал голос одного из преподавателей Корпуса морской пехоты, подсказавший ему, что делать. Применив силу, говорил этот голос, ты столкнешься с сопротивлением.

Сьюзан тяжело вздохнула. Несмотря на все попытки забыть утренний разговор с Дэвидом, он никак не выходил у нее из головы. Она понимала, что говорила с ним слишком сурово, и молила Бога, чтобы в Испании у него все прошло хорошо. Мысли Сьюзан прервал громкий звук открываемой стеклянной двери. Она оглянулась и застонала. У входа стоял криптограф Грег Хейл. Это был высокий мужчина крепкого сложения с густыми светлыми волосами и глубокой ямкой на подбородке. Он отличался громким голосом и безвкусно-крикливой манерой одеваться.

Шифровалка снова превратилась в затихшую черную пещеру. Скорее всего Северная Дакота попал в ловушку. Стратмор опустился на колени и повернул тяжелый винтовой замок. Теперь крышку не поднять изнутри. Подсобка компьютера надежно закрыта. Ни он, ни Сьюзан не услышали тихих шагов в направлении Третьего узла. ГЛАВА 60 По зеркальному коридору Двухцветный отправился с наружной террасы в танцевальный зал. Остановившись, чтобы посмотреть на свое отражение в зеркале, он почувствовал, что за спиной у него возникла какая-то фигура.

У меня чутье. У нее чутье. Ну вот, на Мидж снова что-то нашло. - Если Стратмор не забил тревогу, то зачем тревожиться. - Да в шифровалке темно как в аду, черт тебя дери. - Может быть, Стратмор решил посмотреть на звезды. - Джабба, мне не до шуток. - Ну хорошо, - сказал он, приподнимаясь на локтях.

Хотя Бринкерхофф всегда мечтал о настоящей карьере в агентстве, он вынужден был довольствоваться положением личного помощника - бюрократическим тупиком, в который его загнала политическая крысиная возня. Тот факт, что он работал рядом с самым влиятельным человеком во всем американском разведывательном сообществе, служил ему малым утешением. Он с отличием окончил теологическую школу Андовери колледж Уильямса и, дожив до средних лет, не получил никакой власти, не достиг никакого значимого рубежа. Все свои дни он посвящал организации распорядка чужой жизни. В положении личного помощника директора имелись и определенные преимущества: роскошный кабинет в директорских апартаментах, свободный доступ в любой отдел АН Б и ощущение собственной исключительности, объяснявшееся обществом, среди которого ему приходилось вращаться. Выполняя поручения людей из высшего эшелона власти, Бринкерхофф в глубине души знал, что он - прирожденный личный помощник: достаточно сообразительный, чтобы все правильно записать, достаточно импозантный, чтобы устраивать пресс-конференции, и достаточно ленивый, чтобы не стремиться к большему. Приторно-сладкий перезвон каминных часов возвестил об окончании еще одного дня его унылого существования. Какого черта! - подумал.  - Что я делаю здесь в пять вечера в субботу. - Чед? - В дверях его кабинета возникла Мидж Милкен, эксперт внутренней безопасности Фонтейна.

448 Share

Mochila para portГЎtil de 17,3 pulgadas

 Вас подбросить в аэропорт? - предложил лейтенант - Мой Мото Гуччи стоит у подъезда. - Спасибо, не стоит. Я возьму такси.  - Однажды в колледже Беккер прокатился на мотоцикле и чуть не разбился. Он больше не хотел искушать судьбу, кто бы ни сидел за рулем. - Как скажете.  - Лейтенант направился к двери.  - Я должен выключить свет.

Это цена, которую приходится платить за известность. - Действительно.  - Клушар вздохнул с видом мученика, вынужденного терпеть всякий сброд.  - Вы когда-нибудь видели что-либо более ужасное, чем это место? - Он обвел глазами палату.  - Не больница, а помойка. И они еще решили оставить меня здесь на ночь. Беккер огляделся: - Понимаю. Это ужасно. Простите, что я так долго до вас добирался. - Мне даже не сказали, что вы придете.

Сьюзан знала, что без ТРАНСТЕКСТА агентство беспомощно перед современным электронным терроризмом. Она взглянула на работающий монитор. Он по-прежнему показывал время, превышающее пятнадцать часов. Даже если файл Танкадо будет прочитан прямо сейчас, это все равно будет означать, что АНБ идет ко дну. С такими темпами шифровалка сумеет вскрывать не больше двух шифров в сутки. В то время как даже при нынешнем рекорде - сто пятьдесят вскрытых шифров в день - они не успевают расшифровывать всю перехватываемую информацию. - Танкадо звонил мне в прошлом месяце, - сказал Стратмор, прервав размышления Сьюзан. - Танкадо звонил вам? - удивилась. Он кивнул: - Чтобы предупредить. - Предупредить.

 Туда и обратно, - пробормотал. Все складывалось совсем не так, как он рассчитывал. Теперь предстояло принять решение. Бросить все и ехать в аэропорт. Вопрос национальной безопасности. Он тихо выругался. Тогда почему они послали не профессионального агента, а университетского преподавателя. Выйдя из зоны видимости бармена, Беккер вылил остатки напитка в цветочный горшок. От водки у него появилось легкое головокружение.

Голоса не стихали. Он прислушался. Голоса звучали возбужденно. - Мидж. Ответа не последовало. Бринкерхофф подошел к кабинету. Голоса показались ему знакомыми. Он толкнул дверь. Комната оказалась пуста. Пуст был и вращающийся стул Мидж.

Несмотря на сомнения относительно быстродействия машины, в одном инженеры проявили единодушие: если все процессоры станут действовать параллельно, ТРАНСТЕКСТ будет очень мощным. Вопрос был лишь в том, насколько мощным. Ответ получили через двенадцать минут. Все десять присутствовавших при этом человек в напряженном ожидании молчали, когда вдруг заработавший принтер выдал им открытый текст: шифр был взломан. ТРАНСТЕКСТ вскрыл ключ, состоявший из шестидесяти четырех знаков, за десять с небольшим минут, в два миллиона раз быстрее, чем если бы для этого использовался второй по мощности компьютер АНБ. Тогда бы время, необходимое для дешифровки, составило двадцать лет. Производственное управление АНБ под руководством заместителя оперативного директора коммандера Тревора Дж. Стратмора торжествовало победу. ТРАНСТЕКСТ себя оправдал. В интересах сохранения в тайне этого успеха коммандер Стратмор немедленно организовал утечку информации о том, что проект завершился полным провалом.

924 Share

Mochila para portГЎtil de 17,3 pulgadas

Если Дэвид успеет найти кольцо, мы спасем банк данных. Стратмор ничего не. - Позвоните в банк данных! - приказала Сьюзан.  - Предупредите их о вирусе. Вы заместитель директора АНБ и обязаны победить. Стратмор медленно поднял голову и как человек, принимающий самое важное решение в своей жизни, трагически кивнул. Сьюзан решительно шагнула во тьму. ГЛАВА 87 Веспа выехала в тихий переулок Каретерра-де-Хуелва.

Беккер не шелохнулся. Что-то сказанное панком не давало ему покоя. Я прихожу сюда каждый вечер. А что, если этот парень способен ему помочь. - Прошу прощения, - сказал.  - Я не расслышал, как тебя зовут. - Двухцветный, - прошипел панк, словно вынося приговор. - Двухцветный? - изумился Беккер.  - Попробую отгадать… из-за прически. - Верно, Шерлок Холмс.

 - Он протянул конверт Беккеру, и тот прочитал надпись, сделанную синими чернилами: Сдачу возьмите. Беккер открыл конверт и увидел толстую пачку красноватых банкнот. - Что. - Местная валюта, - безучастно сказал пилот. - Я понимаю.  - Беккер запнулся.  - Но тут… тут слишком. Мне нужны только деньги на такси.  - Он прикинул в уме, сколько в этой пачке в пересчете на доллары.

 - Так вы считаете, что это вирус. Фонтейн оставался невозмутимым. Грубость Джаббы была недопустима, но директор понимал, что сейчас не время и не место углубляться в вопросы служебной этики. Здесь, в командном центре, Джабба выше самого Господа Бога, а компьютерные проблемы не считаются со служебной иерархией. - Это не вирус? - с надеждой в голосе воскликнул Бринкерхофф. Джабба презрительно хмыкнул. - У вирусов есть линии размножения, приятель. Тут ничего такого. Сьюзан с трудом воспринимала происходящее. - Что же тогда случилось? - спросил Фонтейн.

Что-нибудь, что можно было бы вычесть одно из другого. - Три минуты! - послышался крик. - А сверхкритическая масса? - предложила Соши.  - Тут сказано, что сверхкритическая масса плутония составляет тридцать пять и две десятых фунта. - Вот именно! - крикнул Джабба.  - Посмотрите уран. Его сверхкритическую массу. - М-м… сто десять фунтов, - сказала Соши. - Сто десять? - оживился Джабба.

ГЛАВА 82 Когда мысль о последствиях звонка Стратмора в службу безопасности дошла до сознания Грега Хейла, его окатила парализующая волна паники. Агенты сейчас будут. Сьюзан попробовала выскользнуть из его рук, Хейл очнулся и притянул ее к себе за талию. - Отпусти меня! - крикнула она, и ее голос эхом разнесся под куполом шифровалки. Мозг Хейла лихорадочно работал. Звонок коммандера явился для него полным сюрпризом. Стратмор решился на. Он жертвует всеми планами, связанными с Цифровой крепостью.

418 Share

Mochila para portГЎtil de 17,3 pulgadas

Но коммандер поймал ее взгляд и нахмурился. Значит, это не Дэвид. Сьюзан почувствовала, что у нее перехватило дыхание. Она лишь хотела знать, что человек, которого она любит, в безопасности. Стратмор, в свою очередь, тоже сгорал от нетерпения, но подругой причине. Если Дэвид и дальше задержится, придется послать ему на помощь кого-то из полевых агентов АНБ, а это было связано с риском, которого коммандер всеми силами хотел избежать. - Коммандер, - сказал Чатрукьян, - я уверен, что нам надо проверить… - Подождите минутку, - сказал Стратмор в трубку, извинившись перед собеседником. Он прикрыл микрофон телефона рукой и гневно посмотрел на своего молодого сотрудника.  - Мистер Чатрукьян, - буквально прорычал он, - дискуссия закончена. Вы должны немедленно покинуть шифровалку.

Слова, сорвавшиеся с его языка, были определенно произнесены на английском, но настолько искажены сильным немецким акцентом, что их смысл не сразу дошел до Беккера. - Проваливай и умри. Дэвид даже вздрогнул от неожиданности. - Простите. - Проваливай и умри, - повторил немец, приложив левую ладонь к жирному правому локтю, имитируя итальянский жест, символизирующий грязное ругательство. Но Беккер слишком устал, чтобы обращать внимание на оскорбления. Проваливай и умри. Он повернулся к Росио и заговорил с ней по-испански: - Похоже, я злоупотребил вашим гостеприимством.

Клушар продолжал бушевать: - И этот полицейский из вашего города тоже хорош. Заставил меня сесть на мотоцикл. Смотрите сюда! - Он попытался поднять левую руку.  - Кто теперь напишет материал для моей колонки. - Сэр, я… - За все сорок три года путешествий я никогда еще не оказывался в таком положении. Вы только посмотрите на эту палату. Мою колонку перепечатывают издания по всему миру. - Сэр! - Беккер поднял обе руки, точно признавая свое поражение.

Беккер промолчал. - Подними! - срывающимся голосом завопил панк. Беккер попробовал его обойти, но парень ему не позволил. - Я сказал тебе - подними. Одуревшие от наркотиков панки за соседними столиками начали поворачивать головы в их сторону, привлеченные перепалкой. - Не советую тебе так себя вести, парень, - тихо сказал Беккер. - Я тебя предупредил! - кипятился панк.  - Это мой столик. Я прихожу сюда каждый вечер. Подними, говорю .

 - Если не скажешь, тебе меня больше не видать. - Врешь. Она ударила его подушкой. - Рассказывай. Немедленно. Но Дэвид знал, что никогда ей этого не откроет. Секрет выражения без воска был ему слишком дорог. Он уходил корнями в давние времена.

ГЛАВА 23 Сьюзан, сидя в одиночестве в уютном помещении Третьего узла, пила травяной чай с лимоном и ждала результатов запуска Следопыта. Как старшему криптографу ей полагался терминал с самым лучшим обзором. Он был установлен на задней стороне компьютерного кольца и обращен в сторону шифровалки. Со своего места Сьюзан могла видеть всю комнату, а также сквозь стекло одностороннего обзора ТРАНСТЕКСТ, возвышавшийся в самом центре шифровалки. Сьюзан посмотрела на часы. Она ждет уже целый час. Очевидно, Анонимная рассылка Америки не слишком торопится пересылать почту Северной Дакоты. Сьюзан тяжело вздохнула.

883 Share

Mochila para portГЎtil de 17,3 pulgadas

 Кто это? - спросил. - Сьюзан Флетчер, - ответил Бринкерхофф. Человек-гигант удивленно поднял брови. Даже перепачканная сажей и промокшая, Сьюзан Флетчер производила более сильное впечатление, чем он мог предположить. - А коммандер? - спросил. Бринкерхофф покачал головой. Человек ничего не сказал, задумался на мгновение, а потом обратился к Сьюзан. - Лиланд Фонтейн, - представился он, протягивая руку.  - Я рад, что вы живы-здоровы. Сьюзан не отрывала глаз от директора.

Однако в данный момент у него был перерыв и он поглощал пирог с сыром и перцем в круглосуточной столовой АНБ. Джабба собирался взять третий кусок, когда зазвонил мобильный телефон. - Говорите, - сказал он, быстро проглотив пирог. - Джабба, - проворковала женщина в ответ.  - Это Мидж. - Королева информации! - приветствовал ее толстяк. Он всегда питал слабость к Мидж Милкен. Умница, да к тому же единственная женщина, не упускавшая случая с ним пококетничать.

Это был протяжный вопль ужаса, издаваемый умирающим зверем. Сьюзан замерла возле вентиляционного люка. Крик оборвался столь же внезапно, как и раздался. Затем наступила тишина. Мгновение спустя, словно в дешевом фильме ужасов, свет в ванной начал медленно гаснуть. Затем ярко вспыхнул и выключился. Сьюзан Флетчер оказалась в полной темноте. Сьюзан Флетчер нетерпеливо мерила шагами туалетную комнату шифровалки и медленно считала от одного до пятидесяти.

 - Получите удовольствие, профессор. Вы летали когда-нибудь на Лирджете-60. Беккер усмехнулся: - Давненько не летал. Со вчерашнего дня. ГЛАВА 128 Когда Сьюзан проснулась, солнце уже светило вовсю. Его нежные лучи проникали сквозь занавеску и падали на пуховую перину. Она потянулась к Дэвиду. Это ей снится. Трудно было даже пошевельнуться: события вчерашнего дня вычерпали все ее силы без остатка. - Дэвид… - тихо простонала .

Она надолго прижалась губами к его губам. Он обвил ее руками, и они сами собой начали стягивать с нее ночную рубашку. - Я понимаю это как знак согласия, - сказал он, и они не отрывались друг от друга всю ночь, согреваемые теплом камина. Этот волшебный вечер был шесть месяцев назад, до того как Дэвида неожиданно назначили главой факультета современных языков. С тех пор их отношения развивались с быстротой скольжения по склону горы. ГЛАВА 4 Потайная дверь издала сигнал, выведя Сьюзан из состояния печальной задумчивости. Дверь повернулась до положения полного открытия. Через пять секунд она вновь закроется, совершив вокруг своей оси поворот на триста шестьдесят градусов. Сьюзан собралась с мыслями и шагнула в дверной проем.

 - Стратмор уже солгал нам.  - Она окинула Бринкерхоффа оценивающим взглядом.  - У тебя есть ключ от кабинета Фонтейна. - Конечно. Я же его личный помощник. - Дай мне. Бринкерхофф не верил своим ушам. - Мидж, я ни под каким видом не пущу тебя в кабинет директора. - Ты должен это сделать! - потребовала она и, отвернувшись, начала что-то печатать на клавиатуре Большого Брата.

955 Share

Mochila para portГЎtil de 17,3 pulgadas

Голос Дэвида точно вел ее, управляя ее действиями. Она бросилась к лестнице и начала подниматься к кабинету Стратмора. За ее спиной ТРАНСТЕКСТ издал предсмертный оглушающий стон. Когда распался последний силиконовый чип, громадная раскаленная лава вырвалась наружу, пробив верхнюю крышку и выбросив на двадцать метров вверх тучу керамических осколков, и в то же мгновение насыщенный кислородом воздух шифровалки втянуло в образовавшийся вакуум. Сьюзан едва успела взбежать на верхнюю площадку лестницы и вцепиться в перила, когда ее ударил мощный порыв горячего ветра. Повернувшись, она увидела заместителя оперативного директора АНБ; он стоял возле ТРАНСТЕКСТА, не сводя с нее глаз. Вокруг него бушевала настоящая буря, но в его глазах она увидела смирение. Губы Стратмора приоткрылись, произнеся последнее в его жизни слово: Сьюзан.

 Я ничем не обязан мистеру Танкадо. Он зря мне доверился. Ключ стоит в сотни раз больше того, что он платит мне за его хранение. - Извините, но ваш ключ сам по себе ничего не стоит. Как только Танкадо узнает о том, что вы сделали, он опубликует свою копию, и рынок рухнет. - Вы получите оба экземпляра, - прозвучал голос.  - Мой и мистера Танкадо. Нуматака закрыл трубку ладонью и громко засмеялся. Однако он не смог удержаться от вопроса: - Сколько же вы хотите за оба экземпляра. - Двадцать миллионов американских долларов.

Тайные операции. Джабба покачал головой и бросил взгляд на Сьюзан, которая по-прежнему была где-то далеко, потом посмотрел в глаза директору. - Сэр, как вы знаете, всякий, кто хочет проникнуть в банк данных извне, должен пройти несколько уровней защиты. Фонтейн кивнул. Иерархия допуска в банк данных была тщательно регламентирована; лица с допуском могли войти через Интернет. В зависимости от уровня допуска они попадали в те отсеки банка данных, которые соответствовали сфере их деятельности. - Поскольку мы связаны с Интернетом, - объяснял Джабба, - хакеры, иностранные правительства и акулы Фонда электронных границ кружат вокруг банка данных двадцать четыре часа в сутки, пытаясь проникнуть внутрь. - Да, - сказал Фонтейн, - и двадцать четыре часа в сутки наши фильтры безопасности их туда не пускают. Так что вы хотите сказать.

 - Раз у человека в паспорте был наш номер, то скорее всего он наш клиент. Поэтому я мог бы избавить вас от хлопот с полицией. - Не знаю… - В голосе слышалась нерешительность.  - Я бы только… - Не надо спешить, друг. Мне стыдно это говорить, но полиция у нас в Севилье далеко не так эффективна, как на севере. Паспорт этому человеку вернут только через несколько дней. Если вы назовете мне его имя, я сделаю все, чтобы он получил свой паспорт немедленно. - Да что вы… Мне кажется, что… - Зашелестели перелистываемые страницы.  - Имя немецкое. Не знаю, как оно правильно произносится… Густа… Густафсон.

Иногда она видела в нем что-то от Дэвида. У них было много общего: настойчивость, увлеченность своим делом, ум. Иногда ей казалось, что Стратмор без нее пропадет; ее любовь к криптографии помогала коммандеру отвлечься от завихрений политики, напоминая о молодости, отданной взламыванию шифров. Но и она тоже многим была обязана Стратмору: он стал ее защитником в мире рвущихся к власти мужчин, помогал ей делать карьеру, оберегал ее и, как сам часто шутил, делал ее сны явью. Хотя и ненамеренно, именно Стратмор привел Дэвида Беккера в АНБ в тот памятный день, позвонив ему по телефону. Мысли Сьюзан перенеслись в прошлое, и глаза ее непроизвольно упали на листок бумаги возле клавиатуры с напечатанным на нем шутливым стишком, полученным по факсу: МНЕ ЯВНО НЕ ХВАТАЕТ ЛОСКА, ЗАТО МОЯ ЛЮБОВЬ БЕЗ ВОСКА. Дэвид прислал его после какой-то мелкой размолвки. Несколько месяцев она добивалась, чтобы он объяснил, что это значит, но Дэвид молчал. Моя любовь без воска. Это было его местью.

Беккер заткнул уши и оглядел толпу. Куда бы ни падал его взгляд, всюду мелькали красно-бело-синие прически. Тела танцующих слились так плотно, что он не мог рассмотреть, во что они одеты. Британского флага нигде не было. Ясно, что ему не удастся влиться в это море, которое раздавит его, как утлую лодчонку. Рядом с ним кого-то рвало. Хорошенькая картинка. Беккер застонал и начал выбираться из расписанного краской из баллончиков зала. Он оказался в узком, увешанном зеркалами туннеле, который вел на открытую террасу, уставленную столами и стульями.

965 Share

Mochila para portГЎtil de 17,3 pulgadas

Никогда еще его не влекло ни к одной женщине. Изящные европейские черты лица и карие глаза делали Сьюзан похожей на модель, рекламирующую косметику Эсте Лаудер. Худоба и неловкость подростка бесследно исчезли. С годами она приобрела гибкость и грацию. У нее была высокая стройная фигура с пышной грудью и по-юношески плоским животом. Дэвид шутил, что она может стать первой моделью для рекламы купальников, имеющей докторскую степень по прикладной математике и теории чисел. Через несколько месяцев оба начали подозревать, что обрели нечто такое, что может продлиться всю жизнь. Они были вместе уже два года, когда Дэвид вдруг сделал ей предложение. Это случилось во время поездки на уик-энд в Смоки-Маунтинс. Они лежали на широкой кровати под балдахином в Стоун-Мэнор.

 - Я же терпеть не могу мотоциклы. Он крикнул парню: - Десять тысяч, если отвезете меня в аэропорт. Тот даже не повернул головы и выключил двигатель. - Двадцать тысяч! - крикнул Беккер.  - Мне срочно нужно в аэропорт. Наконец парень посмотрел на. - Scusi? - Он оказался итальянцем. - Аегорortо.

Джабба вытаращил глаза: - Мидж, дорогая. Я по уши опутан кабелем. Если ты хочешь назначить мне свидание, я освобожусь. Если же нет, то позвони электрикам. - Джабба, дело очень серьезное. У меня чутье. У нее чутье. Ну вот, на Мидж снова что-то нашло. - Если Стратмор не забил тревогу, то зачем тревожиться .

Мы узнали об этом лишь благодаря оперативности КОМИНТа.  - Стратмор внимательно посмотрел не.  - Я должен найти его партнера, прежде чем он узнает о смерти Танкадо. Вот почему я тебя вызвал. Мне нужна твоя помощь. Сьюзан плохо его понимала. Ей показалось, что столь своевременная кончина Танкадо решила все проблемы. - Коммандер, - сказала она, - если власти говорят, что он умер от сердечного приступа, это значит, мы к его смерти не причастны. Его партнер поймет, что АНБ не несет за нее ответственности. - Не несет ответственности? - Глаза Стратмора расширились от изумления.

Он понимал, что времени у него. Агенты могут появиться в любую минуту. Собрав все силы, Хейл, сильнее обхватив Сьюзан за талию, начал пятясь подниматься по лестнице. Она пыталась цепляться каблуками за ступеньки, чтобы помешать ему, но все было бесполезно. Он был гораздо сильнее, и ему легче было бы подталкивать ее вверх, тем более что площадка подсвечивалась мерцанием мониторов в кабинете Стратмора. Но если она окажется впереди, он подставит Стратмору спину. Волоча Сьюзан за собой, он использовал ее как живой щит. Преодолев треть ступенек, он почувствовал какое-то движение у подножия лестницы. Стратмор что-то задумал.

Он застонал. - Джабба. Скорее вылезай. Он неохотно выполз из-под компьютера. - Побойся Бога, Мидж. Я же сказал тебе… - Но это была не Мидж. Джабба удивленно заморгал.  - Соши. Соши Кута, тонкая как проволока, весила не больше сорока килограммов.

395 Share

Mochila para portГЎtil de 17,3 pulgadas

 Venti mille pesete. La Vespa. - Cinquanta mille. Пятьдесят тысяч! - предложил Беккер. Это почти четыреста долларов. Итальянец засмеялся. Он явно не верил своим ушам. - Dov'ela plata. Где деньги. Беккер достал из кармана пять ассигнаций по десять тысяч песет и протянул мотоциклисту.

 - Элементы, ответственные… У Дэвида Беккера, находившегося в трех тысячах миль от комнаты оперативного управления, загорелись. - Элементы! - воскликнул.  - Мы говорим о математике, а не об истории. Головы повернулись к спутниковому экрану. - Танкадо играет с нами в слова! - сказал Беккер.  - Слово элемент имеет несколько значений. - Какие же, мистер Беккер? - спросил Фонтейн. Все остальные встретили слова Беккера недоуменным молчанием. - Элементы! - повторил Беккер.

Ему предложили исчезнуть. - Диагностика, черт меня дери! - бормотал Чатрукьян, направляясь в свою лабораторию.  - Что же это за цикличная функция, над которой три миллиона процессоров бьются уже шестнадцать часов. Он постоял в нерешительности, раздумывая, не следует ли поставить в известность начальника лаборатории безопасности. Да будь они прокляты, эти криптографы. Ничего не понимают в системах безопасности. Присяга, которую Чатрукьян принимал, поступая на службу в АНБ, стала непроизвольно прокручиваться в его голове. Он поклялся применять все свои знания, весь опыт, всю интуицию для защиты компьютеров агентства, стоивших не один миллион долларов.

Это явно не было составной частью плана. - У них там прямо-таки дискотека! - пролопотал Бринкерхофф. Фонтейн смотрел в окно, пытаясь понять, что происходит. За несколько лет работы ТРАНСТЕКСТА ничего подобного не случалось. Перегрелся, подумал. Интересно, почему Стратмор его до сих пор не отключил. Ему понадобилось всего несколько мгновений, чтобы принять решение. Фонтейн схватил со стола заседаний трубку внутреннего телефона и набрал номер шифровалки.

Халохот продолжал двигаться. Расстояние между ним и Беккером быстро сокращалось. Он нащупал в кармане пиджака пистолет. До сих пор Дэвиду Беккеру необыкновенно везло, и не следует и дальше искушать судьбу. Пиджак защитного цвета от него отделяли теперь уже только десять человек. Беккер шел, низко опустив голову. Халохот прокручивал в голове дальнейшие события. Все было очень просто: подойдя к жертве вплотную, нужно низко держать револьвер, чтобы никто не заметил, сделать два выстрела в спину, Беккер начнет падать, Халохот подхватит его и оттащит к скамье, как друга, которому вдруг стало плохо. Затем он быстро побежит в заднюю часть собора, словно бы за помощью, и в возникшей неразберихе исчезнет прежде, чем люди поймут, что произошло. Пять человек.

 - Он повернулся и направился к своему кабинету. Сьюзан открыла рот, но слова застряли у нее в горле. Хейл - Северная Дакота. Она замерла и непроизвольно задержала дыхание, чувствуя на себе взгляд Хейла. Сьюзан повернулась, и Хейл, пропуская ее вперед, сделал широкий взмах рукой, точно приветствуя ее возвращение в Третий узел. - После вас, Сью, - сказал. ГЛАВА 41 В кладовке третьего этажа отеля Альфонсо XIII на полу без сознания лежала горничная. Человек в очках в железной оправе положил в карман ее халата связку ключей.

233 Share

Mochila para portГЎtil de 17,3 pulgadas

 - Я добиваюсь своих целей, но честь для меня важнее. Я скорее предпочту умереть, чем жить в тени позора. А ждет его именно. Он скрыл информацию от директора, запустил вирус в самый защищенный компьютер страны, и, разумеется, ему придется за это дорого заплатить. Он исходил из самых патриотических соображений, но все пошло вкривь и вкось. Результатом стали смерть и предательство. Теперь начнутся судебные процессы, последуют обвинения, общественное негодование. Он много лет служил своей стране верой и правдой и не может допустить такого конца.

 Она не испанка? - спросил Беккер. - Нет. Думаю, англичанка. И с какими-то дикими волосами - красно-бело-синими. Беккер усмехнулся, представив это зрелище. - Может быть, американка? - предположил. - Не думаю, - сказала Росио.  - На ней была майка с британским флагом. Беккер рассеянно кивнул: - Хорошо. Бело-красно-синие волосы, майка, серьга с черепом в ухе.

На военную информацию. Тайные операции. Джабба покачал головой и бросил взгляд на Сьюзан, которая по-прежнему была где-то далеко, потом посмотрел в глаза директору. - Сэр, как вы знаете, всякий, кто хочет проникнуть в банк данных извне, должен пройти несколько уровней защиты. Фонтейн кивнул. Иерархия допуска в банк данных была тщательно регламентирована; лица с допуском могли войти через Интернет. В зависимости от уровня допуска они попадали в те отсеки банка данных, которые соответствовали сфере их деятельности. - Поскольку мы связаны с Интернетом, - объяснял Джабба, - хакеры, иностранные правительства и акулы Фонда электронных границ кружат вокруг банка данных двадцать четыре часа в сутки, пытаясь проникнуть внутрь.

Сьюзан понимала, что, по всей логике, именно ей предстояло решить эту задачу. Она вздохнула, надеясь, что ей не придется раскаиваться в том, чем она собиралась заняться. - Если все пойдет хорошо, то результат будет примерно через полчаса. - Тогда за дело, - сказал Стратмор, положил ей на плечо руку и повел в темноте в направлении Третьего узла. Над их головами куполом раскинулось усыпанное звездами небо. Такие же звезды, наверное, видит сейчас Дэвид в небе над Севильей, подумала. Подойдя к тяжелой стеклянной двери, Стратмор еле слышно чертыхнулся. Кнопочная панель Третьего узла погасла, двери были закрыты.

Человек неумолимо приближался по крутой дорожке. Вокруг Беккера не было ничего, кроме стен. По сторонам, правда, находились железные ворота, но звать на помощь уже поздно. Беккер прижался к стене спиной, внезапно ощутив все камушки под подошвами, все бугорки штукатурки на стене, впившиеся в спину. Мысли его перенеслись назад, в детство. Родители… Сьюзан. О Боже… Сьюзан. Впервые с детских лет Беккер начал молиться. Он молился не об избавлении от смерти - в чудеса он не верил; он молился о том, чтобы женщина, от которой был так далеко, нашла в себе силы, чтобы ни на мгновение не усомнилась в его любви.

К тому же если пароль стандартный, из шестидесяти четырех знаков, то даже при свете дня никто их не прочтет, а если и прочтет, то не запомнит. - И Танкадо отдал это кольцо совершенно незнакомому человеку за мгновение до смерти? - с недоумением спросила Сьюзан.  - Почему. Стратмор сощурил. - А ты как думаешь. И уже мгновение спустя ее осенило. Ее глаза расширились. Стратмор кивнул: - Танкадо хотел от него избавиться. Он подумал, что это мы его убили. Он почувствовал, что умирает, и вполне логично предположил, что это наших рук .

Mochila herschel mujer

About Doujin

Вот так и рождаются слухи. Я сказал ему, что японец отдал свое кольцо - но не .

Related Posts

741 Comments

Post A Comment