Mochila tГЎctica Oakley

194 Share

Mochila tГЎctica Oakley

 Джабба, - проворковала женщина в ответ.  - Это Мидж. - Королева информации! - приветствовал ее толстяк. Он всегда питал слабость к Мидж Милкен. Умница, да к тому же единственная женщина, не упускавшая случая с ним пококетничать.  - Как твои дела. - Не жалуюсь. Джабба вытер губы. - Ты на месте. - А-га.

 Это возмутительно! - взорвался Нуматака.  - Каким же образом вы выполните обещание об эксклюзивном… - Не волнуйтесь, - спокойно ответил американец.  - Эксклюзивные права у вас. Это я гарантирую. Как только найдется недостающая копия ключа, Цифровая крепость - ваша. - Но с ключа могут снять копию. - Каждый, кто к нему прикоснется, будет уничтожен. Повисла тишина. Наконец Нуматака спросил: - Где ключ. - Вам нужно знать только одно: он будет найден.

Введя несколько модифицированных команд на языке Паскаль, он нажал команду ВОЗВРАТ. Окно местоположения Следопыта откликнулось именно так, как он рассчитывал. ОТОЗВАТЬ СЛЕДОПЫТА. Он быстро нажал Да. ВЫ УВЕРЕНЫ. Он снова ответил Да. Мгновение спустя компьютер подал звуковой сигнал. СЛЕДОПЫТ ОТОЗВАН Хейл улыбнулся. Компьютер только что отдал ее Следопыту команду самоуничтожиться раньше времени, так что ей не удастся найти то, что она ищет. Помня, что не должен оставлять следов, Хейл вошел в систему регистрации действий и удалил все свои команды, после чего вновь ввел личный пароль Сьюзан.

 Ты нашла ключ. Сьюзан покачала головой. Стратмор наморщил лоб и прикусил губу. Мысли его метались. Он, конечно, с легкостью мог набрать код лифта и отправить Сьюзан домой, но она нужна ему. Она должна помочь ему найти ключ в компьютере Хейла. Стратмор пока не сказал ей, что этот ключ представляет для него отнюдь не только академический интерес. Он думал, что сможет обойтись без ее участия - принимая во внимание ее склонность к самостоятельности - и сам найдет этот ключ, но уже столкнулся с проблемами, пытаясь самостоятельно запустить Следопыта.

Тело его обгорело и почернело. Упав, он устроил замыкание основного электропитания шифровалки. Но еще более страшной ей показалась другая фигура, прятавшаяся в тени, где-то в середине длинной лестницы. Ошибиться было невозможно. Это мощное тело принадлежало Грегу Хейлу. ГЛАВА 58 - Меган - девушка моего друга Эдуардо! - крикнул панк Беккеру. -Держись от нее подальше. - Где она? - Сердце Беккера неистово колотилось.

ГЛАВА 21 Голос американца, звонившего Нуматаке по прямой линии, казался взволнованным: - Мистер Нуматака, в моем распоряжении не больше минуты. - Хорошо. Полагаю, вы получили обе копии ключа. - Вышла небольшая заминка, - сказал американец. - Это невозможно! - рявкнул Нуматака.  - Вы обещали, что они будут у меня сегодня до конца дня. - Произошло нечто непредвиденное. - Танкадо мертв.

128 Share

Mochila tГЎctica Oakley

 Сегодня суббота, сэр. Обычно мы… - Знаю, - спокойно сказал.  - Но ситуация чрезвычайная. Сьюзан встала. Чрезвычайная ситуация. Она не помнила, чтобы это слово срывалось когда-нибудь с губ коммандера Стратмора. Чрезвычайная. В шифровалке. Она не могла себе этого представить.

Оперативные агенты сообщают последние данные о ходе выполнения поставленных перед ними задач. Банк данных АНБ - это основа основ тысяч правительственных операций. Отключить все это без подготовки - значит парализовать разведдеятельность во всем мире. - Я отдаю себе отчет в последствиях, сэр, - сказал Джабба, - но у нас нет выбора. - Объясните, - потребовал Фонтейн. Он посмотрел на Сьюзан, стоявшую рядом с ним на платформе. Казалось, все происходящее было от нее безумно. Джабба вздохнул и снова вытер пот со лба.

Он посмотрел на нее умоляюще и покрутил затекшей шеей. - У меня затекли плечи. Мидж не поддалась. - Прими аспирин. - Не помассируешь мне спину? - Он надулся. Мидж покачала головой. - В Космополитене пишут, что две трети просьб потереть спинку кончаются сексом. Бринкерхофф возмутился. - У нас ничего такого не случалось.

 Друг мой, - промурлыкал он в трубку.  - Мне показалось, что я уловил в вашей речи бургосский акцент. Сам я из Валенсии. Что привело вас в Севилью. - Я торговец ювелирными изделиями. Жемчугами из Майорки. - Неужели из Майорки. Вы, должно быть, много путешествуете. Голос болезненно кашлянул. - Да.

По его тону ей стало ясно, что он все понял. Вся ложь Танкадо о невскрываемом алгоритме… обещание выставить его на аукцион - все это было игрой, мистификацией. Танкадо спровоцировал АНБ на отслеживание его электронной почты, заставил поверить, что у него есть партнер, заставил скачать очень опасный файл. - Линейная мутация… - еле выдавил Стратмор. - Я знаю. Коммандер медленно поднял голову. - Файл, который я скачал из Интернета… это был… Сьюзан постаралась сохранить спокойствие. Все элементы игры поменялись местами. Невскрываемого алгоритма никогда не существовало, как не существовало и Цифровой крепости. Файл, который Танкадо разместил в Интернете, представлял собой зашифрованный вирус, вероятно, встроенный в шифровальный алгоритм массового использования, достаточно сильный, чтобы он не смог причинить вреда никому - никому, кроме АНБ.

Вот. Он печально на нее посмотрел. - Мидж… у меня нет никакой жизни. Она постучала пальцем по кипе документов: - Вот твоя жизнь, Чед Бринкерхофф.  - Но, посмотрев на него, смягчилась.  - Могу я чем-нибудь тебе помочь, прежде чем уйду. Он посмотрел на нее умоляюще и покрутил затекшей шеей. - У меня затекли плечи. Мидж не поддалась.

754 Share

Mochila tГЎctica Oakley

Устройства были обнаружены и удалены за целых три часа до намеченного срока взрыва. Сьюзан знала, что без ТРАНСТЕКСТА агентство беспомощно перед современным электронным терроризмом. Она взглянула на работающий монитор. Он по-прежнему показывал время, превышающее пятнадцать часов. Даже если файл Танкадо будет прочитан прямо сейчас, это все равно будет означать, что АНБ идет ко дну. С такими темпами шифровалка сумеет вскрывать не больше двух шифров в сутки. В то время как даже при нынешнем рекорде - сто пятьдесят вскрытых шифров в день - они не успевают расшифровывать всю перехватываемую информацию. - Танкадо звонил мне в прошлом месяце, - сказал Стратмор, прервав размышления Сьюзан. - Танкадо звонил вам? - удивилась. Он кивнул: - Чтобы предупредить.

Беккер успел отскочить в сторону и окликнул санитара. - Dоnde esta el telefono. Не снижая скорости, мужчина указал Беккеру на двустворчатую дверь и скрылся за поворотом. Беккер последовал в указанном направлении. Он очутился в огромной комнате - бывшем гимнастическом зале. Бледно-зеленый пол мерцал в сиянии ламп дневного света, то попадая в фокус, то как бы проваливаясь. Лампы зловеще гудели. На стене криво висело баскетбольное кольцо.

Джабба повернулся к монитору и вскинул руки.  - Почему среди нас нет ни одного ядерного физика. Сьюзан, глядя на мультимедийный клип, понимала, что все кончено. Она следила за смертью Танкадо - в который уже. Он хотел говорить, но слова застревали у него в горле. Он протягивал свою изуродованную руку… пытаясь что-то сообщить. Танкадо хотел спасти наш банк данных, - говорила она.  - А мы так и не узнаем, как это сделать.

 - Чертовское везение, если говорить честно.  - Он, казалось, все еще продолжал сомневаться в том, что Хейл оказался вовлечен в планы Танкадо.  - Я полагаю, Хейл держит этот пароль, глубоко запрятав его в компьютере, а дома, возможно, хранит копию. Так или иначе, он попал в западню. - Тогда почему бы не вызвать службу безопасности, которая могла бы его задержать. - Пока рано, - сказал Стратмор.  - Если служба безопасности обнаружит затянувшуюся надолго работу ТРАНСТЕКСТА, перед нами возникнет целый ряд новых проблем. Я хочу уничтожить все следы Цифровой крепости до того, как мы откроем двери.

 А ну с дороги, пидор! - Некое существо с прической, больше всего напоминающей подушечку для иголок, прошествовало мимо, толкнув Беккера в бок. - Хорошенький! - крикнул еще один, сильно дернув его за галстук. - Хочешь со мной переспать? - Теперь на Беккера смотрела юная девица, похожая на персонаж фильма ужасов Рассвет мертвецов. Темнота коридора перетекла в просторное цементное помещение, пропитанное запахом пота и алкоголя, и Беккеру открылась абсолютно сюрреалистическая картина: в глубокой пещере двигались, слившись в сплошную массу, сотни человеческих тел. Они наклонялись и распрямлялись, прижав руки к бокам, а их головы при этом раскачивались, как безжизненные шары, едва прикрепленные к негнущимся спинам. Какие-то безумцы ныряли со сцены в это людское море, и его волны швыряли их вперед и назад, как волейбольные мячи на пляже. Откуда-то сверху падали пульсирующие стробоскопические вспышки света, придававшие всему этому сходство со старым немым кино. У дальней стены дрожали включенные на полную мощность динамики, и даже самые неистовые танцоры не могли подойти к ним ближе чем на десять метров. Беккер заткнул уши и оглядел толпу. Куда бы ни падал его взгляд, всюду мелькали красно-бело-синие прически.

 Senor Becker? - прозвучал жуткий голос. Беккер как завороженный смотрел на человека, входящего в туалетную комнату. Он показался ему смутно знакомым. - Soy Hulohot, - произнес убийца.  - Моя фамилия Халохот.  - Его голос доносился как будто из его чрева. Он протянул руку.  - El anillo. Кольцо.

148 Share

Mochila tГЎctica Oakley

Он вошел. Сьюзан стояла перед ним, промокшая, взъерошенная, в его пиджаке, накинутом на плечи. Она выглядела как первокурсница, попавшая под дождь, а он был похож на студента последнего курса, одолжившего ей свою куртку. Впервые за многие годы коммандер почувствовал себя молодым. Его мечта была близка к осуществлению. Однако, сделав еще несколько шагов, Стратмор почувствовалчто смотрит в глаза совершенно незнакомой ему женщины. Ее глаза были холодны как лед, а ее обычная мягкость исчезла без следа. Сьюзан стояла прямо и неподвижно, как статуя. Глаза ее были полны слез. - Сьюзан.

Он использовал подход, который никому из нас не приходил в голову. - А зачем это нам? - спросила Сьюзан.  - В этом нет никакого смысла. Стратмор встал и начал расхаживать по кабинету, не спуская при этом глаз с двери. - Несколько недель назад, когда я прослышал о том, что Танкадо предложил выставить Цифровую крепость на аукцион, я вынужден был признать, что он настроен весьма серьезно. Я понимал, что если он продаст свой алгоритм японской компании, производящей программное обеспечение, мы погибли, поэтому мне нужно было придумать, как его остановить. Я подумал о том, чтобы его ликвидировать, но со всей этой шумихой вокруг кода и его заявлений о ТРАНСТЕКСТЕ мы тут же стали бы первыми подозреваемыми. И вот тогда меня осенило.

 Капля Росы… Крик медсестры гнал его прочь. Капля Росы. Беккер задумался. Что это за имя такое - Капля Росы. Он в последний раз взглянул на Клушара. - Капля Росы. Вы уверены. Но Пьер Клушар провалился в глубокое забытье.

Могу задать тебе точно такой же вопрос. Однако она отлично знала, чем занимался Хейл. Он был законченным компьютерным маньяком. Вопреки правилам он часто проникал в шифровалку в уик-энд, чтобы на мощнейших компьютерах погонять программу, над которой работал. - Вот хочу попробовать сделать кое-какую перенастройку да проверить электронную почту, - сказал Хейл. Он смотрел на нее с нескрываемым любопытством.  - Что ты сказала. Чем ты занята. - Я ничего не говорила, - ответила Сьюзан.

Партнер Танкадо обнаружен. Сьюзан замолчала. Танкадо мертв. Как это удобно. Вспомнив всю услышанную от шефа ложь, она похолодела и посмотрела на него, в глазах ее мелькнуло подозрение. - Это вы убили Танкадо. Стратмор вздрогнул и замотал головой: - Конечно. Убивать Танкадо не было необходимости. Честно говоря, я бы предпочел, чтобы он остался жив.

Стратмор сидел на диване, небрежно положив берет-ту на колени. Вернувшись к терминалу Хейла, Сьюзан приступила к линейному поиску. Четвертая попытка тоже не дала результата. - Пока не везет.  - Она вздохнула.  - Быть может, придется ждать, пока Дэвид не найдет копию Танкадо. Стратмор посмотрел на нее неодобрительно. - Если Дэвид не добьется успеха, а ключ Танкадо попадет в чьи-то руки… Коммандеру не нужно было договаривать. Сьюзан и так его поняла.

671 Share

Mochila tГЎctica Oakley

Сьюзан понимала: как только Хейл заподозрит, что она искала что-то в его компьютере, то сразу же поймет, что подлинное лицо Северной Дакоты раскрыто. И пойдет на все, лишь бы эта информация не вышла из стен Третьего узла. А что, подумала Сьюзан, если броситься мимо него и побежать к двери. Но осуществить это намерение ей не пришлось. Внезапно кто-то начал колотить кулаком по стеклянной стене. Оба они - Хейл и Сьюзан - даже подпрыгнули от неожиданности. Это был Чатрукьян. Он снова постучал.

Вы должны немедленно покинуть шифровалку. Немедленно. Это приказ. Чатрукьян замер от неожиданности. - Но, сэр, мутация… - Немедленно! - крикнул Стратмор. Чатрукьян некоторое время смотрел на него, лишившись дара речи, а потом бегом направился прочь из шифровалки. Стратмор повернулся и с удивлением увидел Хейла. Сьюзан поняла, в чем дело: все это время Хейл вел себя тихо, подозрительно тихо, поскольку отлично знал, что нет такой диагностики, в которой использовалась бы цепная мутация, тем более такая, которая занимала ТРАНСТЕКСТ уже восемнадцать часов.

Пользователь писал письмо, пропускал его через специальную программу, и на другом конце линии адресат получал текст, на первый взгляд не поддающийся прочтению, - шифр. Тот же, кто перехватывал такое сообщение, видел на экране лишь маловразумительную абракадабру. Расшифровать сообщение можно было лишь введя специальный ключ - секретный набор знаков, действующий как ПИН-код в банкомате. Ключ, как правило, был довольно длинным и сложным и содержал всю необходимую информацию об алгоритме кодирования, задействуя математические операции, необходимые для воссоздания исходного текста. Теперь пользователь мог посылать конфиденциальные сообщения: ведь если даже его послание перехватывалось, расшифровать его могли лишь те, кто знал ключ-пароль. АНБ сразу же осознало, что возникла кризисная ситуация. Коды, с которыми столкнулось агентство, больше не были шифрами, что разгадывают с помощью карандаша и листка бумаги в клетку, - теперь это были компьютеризированные функции запутывания, основанные на теории хаоса и использующие множественные символические алфавиты, чтобы преобразовать сообщение в абсолютно хаотичный набор знаков. Сначала используемые пароли были довольно короткими, что давало возможность компьютерам АНБ их угадывать. Если искомый пароль содержал десять знаков, то компьютер программировался так, чтобы перебирать все комбинации от 0000000000 до 9999999999, и рано или поздно находил нужное сочетание цифр. Этот метод проб и ошибок был известен как применение грубой силы.

ГЛАВА 10 - Энсей Танкадо мертв? - Сьюзан почувствовала подступившую к горлу тошноту.  - Вы его убили. Вы же сказали… - Мы к нему пальцем не притронулись, - успокоил ее Стратмор.  - Он умер от разрыва сердца. Сегодня утром звонили из КОМИНТа. Их компьютер через Интерпол засек имя Танкадо в регистратуре полиции Севильи. - От разрыва сердца? - усомнилась Сьюзан.  - Ему ведь всего тридцать лет. - Тридцать два, - уточнил Стратмор.

Во-вторых, если вырубилось электричество, то это проблема электрооборудования, а не компьютерных программ: вирусы не отключают питание, они охотятся за программами и информацией. Если там и произошло что-то неприятное, то дело не в вирусах. Молчание. - Мидж. Ты меня слышишь. От ее слов повеяло ледяным холодом: - Джабба, я выполняю свои должностные обязанности. И не хочу, чтобы на меня кричали, когда я это делаю. Когда я спрашиваю, почему многомиллиардное здание погрузилось во тьму, я рассчитываю на профессиональный ответ.

 - Голос послышался совсем. - Ни за. Ты же меня прихлопнешь. - Я никого не собираюсь убивать. - Что ты говоришь. Расскажи это Чатрукьяну. Стратмор подошел ближе. - Чатрукьян мертв. - Да неужели.

458 Share

Mochila tГЎctica Oakley

Сьюзан в отчаянии колотила в дверную панель, но все было бесполезно. Шифр, подумала. Кабинет постепенно утопал в дыму. Стало трудно дышать. Сьюзан бессильно прижалась к двери, за которой, всего в нескольких сантиметрах от нее, работала вентиляция, и упала, задыхаясь и судорожно хватая ртом воздух. Сьюзан закрыла глаза, но ее снова вывел из забытья голос Дэвида. Беги, Сьюзан. Открой дверцу.

 Этот полицейский… - Клушар рассердился.  - Он уронил меня с мотоцикла, бросил на улице, залитого кровью, как зарезанную свинью. Я еле добрел. - Он не предложил вам больницы поприличнее. - На этой его чертовой тарантайке. Нет уж, увольте. - Что же случилось утром. - Я все рассказал лейтенанту. - Я с ним говорил, но… - Надеюсь, вы отчитали его как следует! - воскликнул Клушар.

Повернувшись, он увидел вошедшую в туалет девушку. Молоденькая, изысканной внешности, ну прямо сошла со страниц журнала Севентин. Довольно консервативные брюки в клетку, белая блузка без рукавов. В руке красная туристская сумка фирмы Л. Белл. Светлые волосы тщательно уложены. - Прошу меня извинить, - пробормотал Беккер, застегивая пряжку на ремне.  - Мужская комната оказалась закрыта… но я уже ухожу.

 Конечно. Но я думаю, что одно с другим может быть связано самым непосредственным образом. Сьюзан отказывалась его понимать. - Это долгая история. Она повернулась к монитору и показала на работающего Следопыта. - Я никуда не спешу. Стратмор сокрушенно вздохнул и начал мерить шагами комнату. - Очевидно, когда Танкадо умер, рядом находились свидетели.

 Это н-не… - заикаясь, произнесла она вслух, - невероятно. И, словно возражая ей, в ее мозгу эхом прозвучали слова Хейла, сказанные чуть раньше: Танкадо не раз мне писал… Стратмор сильно рисковал, взяв меня в АНБ… Рано или поздно я отсюда слиняю. Но Сьюзан физически не могла примириться с тем, что увидела. Да, Грег Хейл противный и наглый, но он же не предатель. Зная, чем грозит агентству Цифровая крепость, не мог же он участвовать в заговоре по ее созданию. И все же Сьюзан понимала, что остановить Хейла могут только его представления о чести и честности. Она вспомнила об алгоритме Попрыгунчик. Один раз Грег Хейл уже разрушил планы АНБ. Что мешает ему сделать это еще .

Где же самолет. Мотоцикл и такси с грохотом въехали в пустой ангар. Беккер лихорадочно осмотрел его в поисках укрытия, но задняя стена ангара, громадный щит из гофрированного металла, не имела ни дверей, ни окон. Такси было уже совсем рядом, и, бросив взгляд влево, Беккер увидел, что Халохот снова поднимает револьвер. Повинуясь инстинкту, он резко нажал на тормоза, но мотоцикл не остановился на скользком от машинного масла полу. Веспу понесло. Рядом раздался оглушающий визг тормозов такси, его лысая резина заскользила по полу. Машина завертелась в облаке выхлопных газов совсем рядом с мотоциклом Беккера.

374 Share

Mochila tГЎctica Oakley

Профессионализм Хейла достиг высокого уровня, и у него появились знакомые среди интернет-пользователей по всему миру. Он был представителем новой породы киберпсихов и общался с такими же ненормальными в других странах, посещая непристойные сайты и просиживая в европейских чатах. Его дважды увольняли за использование счета фирмы для рассылки порнографических снимков своим дружкам. - Что ты здесь делаешь? - спросил Хейл, остановившись в дверях и с недоумением глядя на Сьюзан. Скорее всего он надеялся, что никого не застанет в Третьем узле. Сьюзан постаралась сохранить спокойствие. - Сегодня суббота, Грег. Могу задать тебе точно такой же вопрос.

Прижавшись лицом к стеклу, Мидж вдруг почувствовала страх - безотчетный, как в раннем детстве. За окном не было ничего, кроме беспросветного мрака. Шифровалка исчезла. ГЛАВА 57 В туалетных комнатах шифровалки не было окон, и Сьюзан Флетчер оказалась в полной темноте. Она замерла, стараясь успокоиться и чувствуя, как растущая паника сковывает ее тело. Душераздирающий крик, раздавшийся из вентиляционной шахты, все еще звучал в ее ушах. Вопреки отчаянным попыткам подавить охвативший ее страх Сьюзан явственно ощущала, что это чувство завладевает ею безраздельно. Она металась между дверцами кабинок и рукомойниками.

Энсей Танкадо не чувствовал себя в безопасности. Лишь один неверный шаг слишком уж настойчивой фирмы, и ключ будет опубликован, а в результате пострадают все фирмы программного обеспечения. Нуматака затянулся сигарой умами и, выпустив струю дыма, решил подыграть этому любителю шарад. - Итак, вы хотите продать ключ, имеющийся в вашем распоряжении. Интересно. А что по этому поводу думает Энсей Танкадо. - Я ничем не обязан мистеру Танкадо. Он зря мне доверился. Ключ стоит в сотни раз больше того, что он платит мне за его хранение.

Его подхватила новая волна увлечения криптографией. Он писал алгоритмы и зарабатывал неплохие деньги. Как и большинство талантливых программистов, Танкада сделался объектом настойчивого внимания со стороны АНБ. От него не ускользнула ирония ситуации: он получал возможность работать в самом сердце правительства страны, которую поклялся ненавидеть до конца своих дней. Энсей решил пойти на собеседование. Сомнения, которые его одолевали, исчезли, как только он встретился с коммандером Стратмором. У них состоялся откровенный разговор о его происхождении, о потенциальной враждебности, какую он мог испытывать к Соединенным Штатам, о его планах на будущее. Танкадо прошел проверку на полиграф-машине и пережил пять недель интенсивного психологического тестирования. И с успехом его выдержал. Ненависть в его сердце уступила место преданности Будде.

 Она не испанка? - спросил Беккер. - Нет. Думаю, англичанка. И с какими-то дикими волосами - красно-бело-синими. Беккер усмехнулся, представив это зрелище. - Может быть, американка? - предположил. - Не думаю, - сказала Росио.  - На ней была майка с британским флагом. Беккер рассеянно кивнул: - Хорошо. Бело-красно-синие волосы, майка, серьга с черепом в ухе.

 Довольно, Грег, - тихо сказал Стратмор. Хейл крепче обхватил Сьюзан и шепнул ей на ухо: - Стратмор столкнул его вниз, клянусь. - Она не клюнет на твою тактику разделяй и властвуй, - сказал Стратмор, подходя еще ближе.  - Отпусти. - Чатрукьян был совсем мальчишка. Ради всего святого, зачем вы это сделали. Чтобы скрыть свою маленькую тайну. Стратмор сохранял спокойствие. - И что же это за секрет. - Вы отлично знаете это .

824 Share

Mochila tГЎctica Oakley

Коммандер был вынужден принимать невероятные решения, совершать чудовищные поступки, на которые, как ему казалось раньше, не был способен. Это единственное решение. Единственное, что остается. Нужно было думать о долге - о стране и о чести. Стратмор полагал, что у него еще есть время. Он мог отключить ТРАНСТЕКСТ, мог, используя кольцо, спасти драгоценную базу данных. Да, подумал он, время еще. Он огляделся - кругом царил хаос. Наверху включились огнетушители.

 Забудьте об. Поехали. Свет от фары пробежал по цементным стенам. - В главный банк данных попал вирус, - сказал Бринкерхофф. - Я знаю, - услышала Сьюзан собственный едва слышный голос. - Нам нужна ваша помощь. Она с трудом сдерживала слезы. - Стратмор… он… - Мы знаем, - не дал ей договорить Бринкерхофф.  - Он обошел систему Сквозь строй. - Да… и… - слова застревали у нее в горле.

 Si, echame un poco de vodka. Бармен с видимым облегчением приготовил ему напиток. Беккер оглядел затейливое убранство бара и подумал, что все, что с ним происходит, похоже на сон. В любой другой реальности было бы куда больше здравого смысла. Я, университетский профессор, - подумал он, - выполняю секретную миссию. Бармен с любезной улыбкой протянул Беккеру стакан: - A su gusto, senor. Клюквенный сок и капелька водки. Беккер поблагодарил. Отпил глоток и чуть не поперхнулся. Ничего себе капелька.

Усадить человека моих лет на мотоцикл. Просто позор. - Могу я для вас что-нибудь сделать. Клушар задумался, польщенный оказанным вниманием. - Если честно… - Он вытянул шею и подвигал головой влево и вправо.  - Мне не помешала бы еще одна подушка, если вас это не затруднит. - Нисколько.  - Беккер взял подушку с соседней койки и помог Клушару устроиться поудобнее. Старик умиротворенно вздохнул.

ГЛАВА 48 - Что? - воскликнула Мидж, не веря своим ушам.  - Стратмор говорит, что у нас неверные данные. Бринкерхофф кивнул и положил трубку. - Стратмор отрицает, что ТРАНСТЕКСТ бьется над каким-то файлом восемнадцать часов. - Он был крайне со мной любезен, - просияв, сказал Бринкерхофф, довольный тем, что ему удалось остаться в живых после телефонного разговора.  - Он заверил меня, что ТРАНСТЕКСТ в полной исправности. Сказал, что он взламывает коды каждые шесть минут и делал это даже пока мы с ним говорили. Поблагодарил меня за то, что я решил позвонить .

Лампочки в конце коридора не горели, и на протяжении последних двадцати метров можно было различать только смутные силуэты. Женщина с кровотечением… плачущая молодая пара… молящаяся маленькая девочка. Наконец Беккер дошел до конца темного коридора и толкнул чуть приоткрытую дверь слева. Комната была пуста, если не считать старой изможденной женщины на койке, пытавшейся подсунуть под себя судно. Хорошенькое зрелище, - подумал Беккер.  - Где, черт возьми, регистратура. За едва заметным изгибом коридора Беккер услышал голоса. Он пошел на звук и уткнулся в стеклянную дверь, за которой, судя по доносящемуся оттуда шуму и гвалту, происходило нечто вроде драки. Преодолев отвращение, Беккер открыл дверь.

644 Share

Mochila tГЎctica Oakley

Я должен доставить эти вещи. На лице лейтенанта появилось оскорбленное выражение, какое бывает только у испанцев. - Вы хотите сказать, что даже не познакомитесь с Севильей. - Я был здесь несколько лет. Замечательный город. Я бы хотел задержаться. - Значит, вы видели башню. Гиральду. Беккер кивнул.

Она вдруг начала светиться под кончиком пальца. Электричество. Окрыленная надеждой, Сьюзан нажала на кнопку. И опять за дверью что-то как будто включилось. Она услышала, что в кабине работает вентиляция. Лифт. Почему же не открывается дверца. Вглядевшись, она как в тумане увидела еще одну панель с буквами алфавита от А до Z и тут же вспомнила, что нужно ввести шифр. Клубы дыма начали вытекать из треснувших оконных рам. Сьюзан в отчаянии колотила в дверную панель, но все было бесполезно.

 Нет, сэр. Казалось, старик испытал сильнейшее разочарование. Он медленно откинулся на гору подушек. Лицо его было несчастным. - Я думал, вы из городского… хотите заставить меня… - Он замолчал и как-то странно посмотрел на Беккера.  - Если не по поводу колонки, то зачем вы пришли. Хороший вопрос, подумал Беккер, рисуя в воображении горы Смоки-Маунтинс. - Просто неформальная дипломатическая любезность, - солгал .

Сьюзан не отрываясь смотрела на эту малоприятную картину. Танкадо задыхался, явно стараясь что-то сказать добрым людям, склонившимся над. Затем, в отчаянии, он поднял над собой левую руку, чуть не задев по лицу пожилого человека. Камера выхватила исковерканные пальцы Танкадо, на одном из которых, освещенное ярким испанским солнцем, блеснуло золотое кольцо. Танкадо снова протянул руку. Пожилой человек отстранился. Танкадо посмотрел на женщину, поднеся исковерканные пальцы прямо к ее лицу, как бы умоляя понять. Кольцо снова блеснуло на солнце.

Где-то в темноте, казалось, прямо над ними, послышались пронзительные гудки. Стратмор повернулся, и Сьюзан сразу же его потеряла. В страхе она вытянула вперед руки, но коммандер куда-то исчез. Там, где только что было его плечо, оказалась черная пустота. Она шагнула вперед, но и там была та же пустота. Сигналы продолжались. Источник их находился где-то совсем близко. Сьюзан поворачивалась то влево, то вправо.

 - Кассирша опустила металлическую шторку и скрылась в служебной комнате. Беккер шумно вздохнул и поднял глаза к потолку. Успокойся, Дэвид. Спокойно. Он оглядел пустой зал. Ни души. Продала кольцо и улетела. Он увидел уборщика и подошел к .

Correas de mochila treestand

About Goltisar

Цезарь тайно объяснил офицерам, что по получении этого якобы случайного набора букв они должны записать текст таким образом, чтобы он составил квадрат. Тогда, при чтении сверху вниз, перед глазами магически возникало тайное послание. С течением времени этот метод преобразования текста был взят на вооружение многими другими и модифицирован, с тем чтобы его труднее было прочитать. Кульминация развития докомпьютерного шифрования пришлась на время Второй мировой войны.

Related Posts

804 Comments

Post A Comment