Mochila wenger legacy

323 Share

Mochila wenger legacy

 - Мне нужен список очередности работы на ТРАНСТЕКСТЕ. Если Стратмор обошел фильтры вручную, данный факт будет отражен в распечатке. - Какое отношение это имеет к директорскому кабинету. Мидж повернулась на вращающемся стуле. - Такой список выдает только принтер Фонтейна. Ты это отлично знаешь. - Но такие сведения секретны. - У нас чрезвычайная ситуация, и мне нужен этот список. Бринкерхофф положил руки ей на плечи. - Мидж, ну пожалуйста, успокойся.

Гиральду. Беккер кивнул. Он, конечно, видел старинную мавританскую башню, но взбираться на нее не. - Алькасар. Беккер снова кивнул, вспомнив ночь, когда слушал гитару Пако де Лючии - фламенко под звездами в крепости XV века. Вот бы побывать здесь вместе со Сьюзан. - И, разумеется, Христофора Колумба? - просиял лейтенант.  - Он похоронен в нашем соборе. Беккер удивленно посмотрел на. - Разве.

 Черт возьми! - не сдержался Фонтейн, теряя самообладание.  - Он должен там. Ищите. Джабба окончательно убедился: директор рискнул и проиграл. Шеф службы обеспечения систем безопасности спустился с подиума подобно грозовой туче, сползающей с горы, и окинул взглядом свою бригаду программистов, отдающих какие-то распоряжения. - Начинаем отключение резервного питания. Приготовиться. Приступайте. - Мы не успеем! - крикнула Соши.  - На это уйдет полчаса.

Танкадо размахивает морковкой. - Вы видели этот алгоритм. Коммандера удивил ее вопрос. - Нет. Я же объяснил тебе, что он зашифрован. Сьюзан, в свою очередь, удивил ответ шефа. - Но ведь у нас есть ТРАНСТЕКСТ, почему бы его не расшифровать? - Но, увидев выражение лица Стратмора, она поняла, что правила игры изменились.  - О Боже, - проговорила Сьюзан, сообразив, в чем дело, - Цифровая крепость зашифровала самое. Стратмор невесело улыбнулся: - Наконец ты поняла.

Это был Стратмор. Лицо его снизу подсвечивалось маленьким предметом, который он извлек из кармана. Сьюзан обмякла, испытав огромное облегчение, и почувствовала, что вновь нормально дышит: до этого она от ужаса задержала дыхание. Предмет в руке Стратмора излучал зеленоватый свет. - Черт возьми, - тихо выругался Стратмор, - мой новый пейджер, - и с отвращением посмотрел на коробочку, лежащую у него на ладони. Он забыл нажать кнопку, которая отключила звук. Этот прибор он купил в магазине электроники, оплатив покупку наличными, чтобы сохранить анонимность. Никто лучше его не знал, как тщательно следило агентство за своими сотрудниками, поэтому сообщения, приходящие на этот пейджер, как и отправляемые с него, Стратмор старательно оберегал от чужих глаз.

До смерти напуганный, Двухцветный замотал головой: - Нет. - Viste el anillo. Ты видел кольцо. Двухцветный замер. Как правильно ответить. - Viste el anillo? - настаивал обладатель жуткого голоса. Двухцветный утвердительно кивнул, убежденный, что честность - лучшая политика. Разумеется, это оказалось ошибкой. В следующую секунду, со сломанными шейными позвонками, он сполз на пол.

141 Share

Mochila wenger legacy

Я сказала. - Я знаю.  - Он улыбнулся.  - Но на этот раз, - он вытянул левую руку так, чтобы она попала в камеру, и показал золотой ободок на безымянном пальце, - на этот раз у меня есть кольцо. ГЛАВА 116 - Читайте, мистер Беккер! - скомандовал Фонтейн. Джабба сидел весь потный, положив руки на клавиатуру. - Да, да, - сказал он, - читайте эту благословенную надпись. Сьюзан стояла рядом, у нее подгибались колени и пылали щеки. Все в комнате оставили свои занятия и смотрели на огромный экран и на Дэвида Беккера.

Фонтейн оставался невозмутимым. Грубость Джаббы была недопустима, но директор понимал, что сейчас не время и не место углубляться в вопросы служебной этики. Здесь, в командном центре, Джабба выше самого Господа Бога, а компьютерные проблемы не считаются со служебной иерархией. - Это не вирус? - с надеждой в голосе воскликнул Бринкерхофф. Джабба презрительно хмыкнул. - У вирусов есть линии размножения, приятель. Тут ничего такого. Сьюзан с трудом воспринимала происходящее. - Что же тогда случилось? - спросил Фонтейн.  - Я думал, это вирус.

Давай. Все ждали, когда Соши откроет нужный раздел. - Вот, - сказала.  - Стоп.  - И быстро пробежала глазами информацию. Здесь имелась масса всяческих сведений.  - И откуда мы знаем, что именно ищем. Одно различие от природы, другое - рукотворное.

Голос Фонтейна по-прежнему звучал спокойно, деловито: - Можете ли вы его остановить. Джабба тяжко вздохнул и повернулся к экрану. - Не знаю. Все зависит от того, что ударило в голову автору.  - Он привлек внимание к тексту на экране.  - Кто-нибудь может мне объяснить, что это. ВАС МОЖЕТ СПАСТИ ТОЛЬКО ПРАВДА ВВЕДИТЕ КЛЮЧ______ Джабба не дождался ответа. - Похоже, кто-то очень нами недоволен, директор. Это шантаж. Больше всего похоже на требование выкупа.

 - Мидж, - сказал.  - Говорит Лиланд Фонтейн. Слушайте меня внимательно… ГЛАВА 112 - Надеюсь, вы знаете, что делаете, директор, - холодно сказал Джабба.  - Мы упускаем последнюю возможность вырубить питание. Фонтейн промолчал. И словно по волшебству в этот момент открылась дверь, и в комнату оперативного управления, запыхавшись, вбежала Мидж. Поднявшись на подиум, она крикнула: - Директор. На коммутатор поступает сообщение. Фонтейн тотчас повернулся к стене-экрану.

 - Ну, что еще - до того как вы отправитесь домой. В одно мгновение Сьюзан все стало ясно. Когда Стратмор загрузил взятый из Интернета алгоритм закодированной Цифровой крепости и попытался прогнать его через ТРАНСТЕКСТ, цепная мутация наткнулась на фильтры системы Сквозь строй. Горя желанием выяснить, поддается ли Цифровая крепость взлому, Стратмор принял решения обойти фильтры. В обычных условиях такое действие считалось бы недопустимым. Но в сложившейся ситуации никакой опасности в загрузке в ТРАНСТЕКСТ этой программы не было, потому что коммандер точно знал, что это за файл и откуда он появился. - Несмотря на все мое уважение к вам, сэр, - продолжал настаивать Чатрукьян, - мне никогда еще не доводилось слышать о диагностике, в которой использовалась бы мутация… - Коммандер, - перебила его Сьюзан, которая не могла больше ждать.  - Мне действительно нужно… На этот раз ее слова прервал резкий звонок мобильного телефона Стратмора. Коммандер поднес его к уху.

539 Share

Mochila wenger legacy

Стратмор выключил телефон и сунул его за пояс. - Твоя очередь, Грег, - сказал. ГЛАВА 81 С мутными слезящимися глазами Беккер стоял возле телефонной будки в зале аэровокзала. Несмотря на непрекращающееся жжение и тошноту, он пришел в хорошее расположение духа. Все закончилось. Действительно закончилось. Теперь можно возвращаться домой. Кольцо на пальце и есть тот Грааль, который он искал. Беккер поднял руку к свету и вгляделся в выгравированные на золоте знаки. Его взгляд не фокусировался, и он не мог прочитать надпись, но, похоже, она сделана по-английски.

 У меня нет никакого ключа. - Хватит врать! - крикнул Стратмор.  - Где. Хейл сдавил горло Сьюзан. - Выпустите меня, или она умрет. Тревор Стратмор заключил в своей жизни достаточно сделок, когда на кону были высочайшие ставки, чтобы понимать: Хейл взвинчен и крайне опасен. Молодой криптограф загнал себя в угол, а от противника, загнанного в угол, можно ожидать чего угодно: он действует отчаянно и непредсказуемо. Стратмор знал, что его следующий шаг имеет решающее значение. От него зависела жизнь Сьюзан, а также будущее Цифровой крепости. Стратмор также понимал, что первым делом нужно разрядить ситуацию.

Неужели все это был сон. Сьюзан повернулась к тумбочке. На ней стояли пустая бутылка из-под шампанского, два бокала… и лежала записка. Протерев глаза, она натянула на плечи одеяло и прочла: Моя драгоценная Сьюзан. Я люблю. Без воска, Дэвид. Она просияла и прижала записку к груди. Это был Дэвид, кто же .

В парке. Это было убийство - Ermordung.  - Беккеру нравилось это немецкое слово, означающее убийство. От него так и веяло холодом. - Ermordung. Он… он был?. - Да, убит. - Но… но это невозможно! - У немца перехватило дыхание.

Кроме того, он был фанатом всевозможных прибамбасов, и его автомобиль стал своего рода витриной: он установил в нем компьютерную систему глобального позиционирования, замки, приводящиеся в действие голосом, пятиконечный подавитель радаров и сотовый телефонфакс, благодаря которому всегда мог принимать сообщения на автоответчик. На номерном знаке авто была надпись МЕГАБАЙТ в обрамлении сиреневой неоновой трубки. Ранняя юность Грега Хейла не была омрачена криминальными историями, поскольку он провел ее в Корпусе морской пехоты США, где и познакомился с компьютером. Он стал лучшим программистом корпуса, и перед ним замаячила перспектива отличной военной карьеры. Но за два дня до окончания третьего боевого дежурства в его будущем произошел резкий зигзаг. В пьяной драке Хейл случайно убил сослуживца. Корейское искусство самозащиты, тхеквондо, оказалось в большей мере смертоносным, нежели оборонительным. Военной службе пришел конец.

 - Очень важно, чтобы досье консульства было как можно более полным. Мне нужно подтвердить ваш рассказ заявлениями других свидетелей. Необходима любая информация, которая поможет мне их разыскать. Но Клушар не слушал. Он вытирал лоб простыней. - Простите… может быть, завтра… - Его явно мутило. - Мистер Клушар, очень важно, чтобы вы вспомнили это.  - Внезапно Беккер понял, что говорит чересчур громко. Люди на соседних койках приподнялись и внимательно наблюдали за происходящим. В дальнем конце палаты появилась медсестра и быстро направилась к .

114 Share

Mochila wenger legacy

 Мидж, тебе отлично известно, что Стратмор всего себя отдает работе. Он относится к ТРАНСТЕКСТУ как к священной корове. Мидж кивнула. В глубине души она понимала, что абсурдно обвинять в нерадивости Стратмора, который был беззаветно предан своему делу и воспринимал все зло мира как свое личное. Попрыгунчик был любимым детищем коммандера, смелой попыткой изменить мир. Увы, как и большинство других поисков божества, она закончилась распятием. - Хорошо, - сказала.  - Я немного погорячилась. - Немного? - Глаза Бринкерхоффа сузились.  - У Стратмора стол ломится от заказов.

 Коммандер, - она снова попыталась настоять на своем, - нам нужно поговорить. - Минутку! - отрезал Стратмор, вопросительно глядя на Хейла.  - Мне нужно закончить разговор.  - Он повернулся и направился к своему кабинету. Сьюзан открыла рот, но слова застряли у нее в горле. Хейл - Северная Дакота. Она замерла и непроизвольно задержала дыхание, чувствуя на себе взгляд Хейла. Сьюзан повернулась, и Хейл, пропуская ее вперед, сделал широкий взмах рукой, точно приветствуя ее возвращение в Третий узел.

Это. - подумала она удивленно и с облегчением и попыталась выскользнуть из-под. - Милый, - глухо прошептала.  - Позволь, я переберусь наверх.  - Но немец даже не шевельнулся. Росио изо всех сил уперлась руками в его массивные плечи. - Милый, я… я сейчас задохнусь! - Ей стало дурно. Все ее внутренности сдавило этой немыслимой тяжестью.  - Despiertate! - Ее пальцы инстинктивно вцепились ему в волосы.

 У меня нет никакого ключа. - Хватит врать! - крикнул Стратмор.  - Где. Хейл сдавил горло Сьюзан. - Выпустите меня, или она умрет. Тревор Стратмор заключил в своей жизни достаточно сделок, когда на кону были высочайшие ставки, чтобы понимать: Хейл взвинчен и крайне опасен. Молодой криптограф загнал себя в угол, а от противника, загнанного в угол, можно ожидать чего угодно: он действует отчаянно и непредсказуемо. Стратмор знал, что его следующий шаг имеет решающее значение. От него зависела жизнь Сьюзан, а также будущее Цифровой крепости. Стратмор также понимал, что первым делом нужно разрядить ситуацию.

Шестерни сцепились, и как раз в этот момент его пальцы схватились за дверную ручку. Руку чуть не вырвало из плечевого сустава, когда двигатель набрал полную мощность, буквально вбросив его на ступеньки. Беккер грохнулся на пол возле двери. Мостовая стремительно убегала назад в нескольких дюймах внизу. Он окончательно протрезвел. Ноги и плечо ныли от боли. Беккер с трудом поднялся на ноги, выпрямился и заглянул в темное нутро салона. Среди неясных силуэтов впереди он увидел три торчащие косички. Красная, белая и синяя.

 Вы получите оба экземпляра, - прозвучал голос.  - Мой и мистера Танкадо. Нуматака закрыл трубку ладонью и громко засмеялся. Однако он не смог удержаться от вопроса: - Сколько же вы хотите за оба экземпляра. - Двадцать миллионов американских долларов. Почти столько же поставил Нуматака. - Двадцать миллионов? - повторил он с притворным ужасом.  - Это уму непостижимо.

338 Share

Mochila wenger legacy

Это полный абсурд. Танкадо ни за что не доверился бы Хейлу. - Коммандер, - напомнила Сьюзан, - Хейл однажды уже чуть не угробил нас - с Попрыгунчиком. Танкадо имел основания ему верить. Стратмор замялся, не зная, что ответить. - Отключите ТРАНСТЕКСТ, - взмолилась Сьюзан.  - Мы нашли Северную Дакоту. Вызовите службу безопасности. И давайте выбираться отсюда.

 Какой-то турист. - Вы уверены. - Туризм - моя профессия! - отрезал Клушар.  - Я их сразу узнаю. Он гулял в парке с подружкой. Беккер понял, что с каждой минутой дело все больше запутывается. - С подружкой. Немец был не. Клушар кивнул: - Со спутницей.

 Was passiert? - нервно спросил.  - Что происходит. Беккер не удостоил его ответом. - На самом деле я его не продала, - сказала Росио.  - Хотела это сделать, но она совсем еще ребенок, да и денег у нее не. Вот я его и отдала. Но если бы знала, сколько вы мне за него предложите, то сохранила бы это кольцо для. - Почему вы ушли из парка? - спросил Беккер.

 - Количество букв всегда составляло совершенный квадрат. - Готово! - крикнула Соши. Все посмотрели на вновь организованный текст, выстроенный в горизонтальную линию. - По-прежнему чепуха, - с отвращением скривился Джабба.  - Смотрите. Это просто бессмысленный набор букв… Слова застряли у него в горле, глаза расширились.  - О… Боже ты мой… Фонтейн тоже все понял. Брови его поползли вверх. Он был потрясен.

Беккер с трудом приподнял голову. Неужели в этой Богом проклятой стране кто-то говорит по-английски. На него сверху вниз смотрел прыщавый бритоголовый коротышка. Половина головы красная, половина - синяя. Как пасхальное яйцо. - Я сказал, что ты занял мое место. - Впервые тебя вижу, - сказал Беккер вставая. Не хватало еще ввязаться в драку.

 - Пожалуйста. Через десять минут Беккер уже сидел в буфете АНБ, жуя сдобную булку и запивая ее клюквенным соком, в обществе очаровательной руководительницы Отделения криптографии АНБ. Ему сразу же стало ясно, что высокое положение в тридцать восемь лет в АНБ нельзя получить за красивые глаза: Сьюзан Флетчер оказалась одной из умнейших женщин, каких ему только доводилось встречать. Обсуждая шифры и ключи к ним, он поймал себя на мысли, что изо всех сил пытается соответствовать ее уровню, - для него это ощущение было новым и оттого волнующим. Час спустя, когда Беккер уже окончательно опоздал на свой матч, а Сьюзан откровенно проигнорировала трехстраничное послание на интеркоме, оба вдруг расхохотались. И вот эти два интеллектуала, казалось бы, неспособные на вспышки иррациональной влюбленности, обсуждая проблемы лингвистической морфологии и числовые генераторы, внезапно почувствовали себя подростками, и все вокруг окрасилось в радужные тона. Сьюзан ни слова не сказала об истинной причине своей беседы с Дэвидом Беккером - о том, что она собиралась предложить ему место в Отделе азиатской криптографии. Судя по той увлеченности, с которой молодой профессор говорил о преподавательской работе, из университета он не уйдет. Сьюзан решила не заводить деловых разговоров, чтобы не портить настроение ни ему ни .

903 Share

Mochila wenger legacy

Вырубить электропитание и снова его включить значило лишь вызвать повторное замыкание. Труп надо передвинуть. Стратмор медленно приближался к застывшему в гротескной лозе телу, не сводя с него глаз. Он схватил убитого за запястье; кожа была похожа на обгоревший пенопласт, тело полностью обезвожено. Коммандер зажмурился, сильнее сжал запястье и потянул. Труп сдвинулся на несколько сантиметров. Он потянул сильнее. Труп сдвинулся еще чуть-чуть.

Танкадо зашифровал Цифровую крепость, и только ему известен ключ, способный ее открыть. Но Сьюзан трудно было представить себе, что где-то - например, на клочке бумаги, лежащем в кармане Танкадо, - записан ключ из шестидесяти четырех знаков, который навсегда положит конец сбору разведывательной информации в Соединенных Штатах. Ей стало плохо, когда она представила себе подобное развитие событий. Танкадо передает ключ победителю аукциона, и получившая его компания вскрывает Цифровую крепость. Затем она, наверное, вмонтирует алгоритм в защищенный чип, и через пять лет все компьютеры будут выпускаться с предустановленным чипом Цифровой крепости. Никакой коммерческий производитель и мечтать не мог о создании шифровального чипа, потому что нормальные алгоритмы такого рода со временем устаревают. Но Цифровая крепость никогда не устареет: благодаря функции меняющегося открытого текста она выдержит людскую атаку и не выдаст ключа. Новый стандарт шифрования. Отныне и навсегда. Шифры, которые невозможно взломать.

 Я должен был вам рассказать… но думал, что тот тип просто псих. - Какой тип? - Беккер хмуро взглянул на полицейского. - Тот, что вызвал скорую. Он болтал что-то на ужаснейшем испанском, который мне только доводилось слышать. - Он сказал, что на руке у мистера Танкадо было кольцо. Офицер кивнул, достал из пачки Дукадо сигарету, посмотрел на плакат с надписью No fumar - Не курить - и все же закурил. - Наверное, я должен был обратить на это внимание, но тот тип показался мне настоящим психом. Беккер нахмурился. Слова Стратмора эхом звучали в его ушах.

Компьютеры терпеть не могут бесконечности, поэтому выдают девятки.  - Она показала ему другую колонку.  - Видишь. - Вижу, - сказал Бринкерхофф, стараясь сосредоточиться на документе. - Это данные о сегодняшней производительности. Взгляни на число дешифровок. Бринкерхофф послушно следил за движениями ее пальца. КОЛИЧЕСТВО ДЕШИФРОВОК О Мидж постучала пальцем по этой цифре. - Я так и думала.

 Ты не заметил ничего. Ну, может, дошел какой-нибудь слушок. - Мидж, послушай.  - Он засмеялся.  - Попрыгунчик - древняя история. Стратмор дал маху. Но надо идти вперед, а не оглядываться все время.  - В трубке воцарилась тишина, и Джабба подумал, что зашел слишком .

 Несколько недель назад, когда я прослышал о том, что Танкадо предложил выставить Цифровую крепость на аукцион, я вынужден был признать, что он настроен весьма серьезно. Я понимал, что если он продаст свой алгоритм японской компании, производящей программное обеспечение, мы погибли, поэтому мне нужно было придумать, как его остановить. Я подумал о том, чтобы его ликвидировать, но со всей этой шумихой вокруг кода и его заявлений о ТРАНСТЕКСТЕ мы тут же стали бы первыми подозреваемыми. И вот тогда меня осенило.  - Он повернулся к Сьюзан.  - Я понял, что Цифровую крепость не следует останавливать. Сьюзан смотрела на него в растерянности. Стратмор продолжал: - Внезапно я увидел в Цифровой крепости шанс, который выпадает раз в жизни. Ведь если внести в код ряд изменений, Цифровая крепость будет работать на нас, а не против. Ничего более абсурдного Сьюзан слышать еще не доводилось.

917 Share

Mochila wenger legacy

 Проклятие! - выругался он, потянувшись к телефону сквозь сплетение проводов.  - Джабба слушает. - Джабба, это Мидж. Он просиял. - Второй раз за один вечер. Что подумают люди. - В шифровалке проблемы.  - Она безуспешно старалась говорить спокойно. Джабба нахмурился. - Мы это уже обсудили.

Стратмор хмыкнул. Мысль Сьюзан показалась ему достойной внимания. - Неплохо, но есть одно. Он не пользовался своими обычными почтовыми ящиками - ни домашним, ни служебными. Он бывал в Университете Досися и использовал их главный компьютер. Очевидно, там у него был адрес, который он сумел утаить. Это хорошо защищенный почтовый ящик, и мне лишь случайно удалось на него наткнуться.  - Он выдержал паузу.

Стратмору нужен был козел отпущения. Кроме всего прочего, Хейл был настоящим ходячим несчастьем, готовым свалиться на голову в любую минуту. Из задумчивости Стратмора вывел звонок мобильного телефона, едва слышный в завывании сирен и свисте пара. Не останавливаясь, он отстегнул телефон от брючного ремня. - Говорите. - Где мой ключ? - прозвучал знакомый голос. - Кто со мной говорит? - крикнул Стратмор, стараясь перекрыть шум. - Нуматака! - огрызнулся сердитый голос.

Но и она тоже многим была обязана Стратмору: он стал ее защитником в мире рвущихся к власти мужчин, помогал ей делать карьеру, оберегал ее и, как сам часто шутил, делал ее сны явью. Хотя и ненамеренно, именно Стратмор привел Дэвида Беккера в АНБ в тот памятный день, позвонив ему по телефону. Мысли Сьюзан перенеслись в прошлое, и глаза ее непроизвольно упали на листок бумаги возле клавиатуры с напечатанным на нем шутливым стишком, полученным по факсу: МНЕ ЯВНО НЕ ХВАТАЕТ ЛОСКА, ЗАТО МОЯ ЛЮБОВЬ БЕЗ ВОСКА. Дэвид прислал его после какой-то мелкой размолвки. Несколько месяцев она добивалась, чтобы он объяснил, что это значит, но Дэвид молчал. Моя любовь без воска. Это было его местью. Она посвятила Дэвида в некоторые секреты криптографии и, желая держать его в состоянии полной готовности к неожиданностям, посылала ему записки, зашифрованные не слишком сложным образом. Список необходимых покупок, любовные признания - все приходило к нему в зашифрованном виде. Это была игра, и со временем Дэвид стал неплохим шифровальщиком.

 Ну. Беккер кивнул. Уже в дверях он грустно улыбнулся: - Вы все же поосторожнее. ГЛАВА 67 - Сьюзан? - Тяжело дыша, Хейл приблизил к ней свое лицо. Он сидел у нее на животе, раскинув ноги в стороны. Его копчик больно вдавливался в низ ее живота через тонкую ткань юбки. Кровь из ноздрей капала прямо на нее, и она вся была перепачкана. Она чувствовала, как к ее горлу подступает тошнота. Его руки двигались по ее груди.

 - Но будем надеяться, что он этого не узнает. ГЛАВА 76 У подъезда севильского аэропорта стояло такси с работающим на холостом ходу двигателем и включенным счетчиком. Пассажир в очках в тонкой металлической оправе, вглядевшись сквозь стеклянную стену аэровокзала, понял, что прибыл вовремя. Он увидел светловолосую девушку, помогающую Дэвиду Беккеру найти стул и сесть. Беккера, по-видимому, мучила боль. Он еще не знает, что такое настоящая боль, подумал человек в такси. Девушка вытащила из кармана какой-то маленький предмет и протянула его Беккеру. Тот поднес его к глазам и рассмотрел, затем надел его на палец, достал из кармана пачку купюр и передал девушке.

912 Share

Mochila wenger legacy

 Не ожидал, что вы придете. - Да, я.  - Она наклонилась к микрофону и четко произнесла: - Сьюзан Флетчер. Компьютер немедленно распознал частоту ее голоса, и дверь, щелкнув, открылась. Сьюзан проследовала. Охранник залюбовался Сьюзан, шедшей по бетонной дорожке. Он обратил внимание, что сегодня взгляд ее карих глаз казался отсутствующим, но на щеках играл свежий румянец, а рыжеватые до плеч волосы были только что высушены. От нее исходил легкий аромат присыпки Джонсонс беби. Его взгляд скользнул по стройной фигурке, задержался на белой блузке с едва различимым под ней бюстгальтером, на юбке до колен цвета хаки и, наконец, на ее ногах… ногах Сьюзан Флетчер.

Стратмор медленно повернулся. Он являл собой печальное зрелище. - Это сделаю я, - сказал он, встал и, спотыкаясь, начал выбираться из-за стола. Сьюзан, чуть подтолкнув, усадила его на место. - Нет! - рявкнула.  - Пойду я! - Ее тон говорил о том, что возражений она не потерпит. Стратмор закрыл лицо руками. - Хорошо.

Он должен быть. Дворик под названием Апельсиновый сад прославился благодаря двум десяткам апельсиновых деревьев, которые приобрели в городе известность как место рождения английского мармелада. В XVI11 веке некий английский купец приобрел у севильской церкви три десятка бушелей апельсинов и, привезя их в Лондон, обнаружил, что фрукты горькие и несъедобные. Он попытался сделать из апельсиновой кожуры джем, но чтобы можно было взять его в рот, в него пришлось добавить огромное количество сахара. Так появился апельсиновый мармелад. Халохот пробирался между деревьями с пистолетом в руке. Деревья были очень старыми, с высокими голыми стволами. Даже до нижних веток было не достать, а за неширокими стволами невозможно спрятаться. Халохот быстро убедился, что сад пуст, и поднял глаза вверх, на Гиральду. Вход на спиральную лестницу Гиральды преграждала веревка с висящей на ней маленькой деревянной табличкой.

 В шифровалке проблемы.  - Она безуспешно старалась говорить спокойно. Джабба нахмурился. - Мы это уже обсудили. Забыла. - Там проблема с электричеством. - Я не электрик. Позвони в технический отдел.

Разница между 238 и 235 - три. Все подняли головы. - Три! - крикнула Сьюзан, перекрывая оглушающую какофонию сирен и чьих-то голосов. Она показала на экран. Все глаза были устремлены на нее, на руку Танкадо, протянутую к людям, на три пальца, отчаянно двигающихся под севильским солнцем. Джабба замер. - О Боже! - Он внезапно понял, что искалеченный гений все это время давал им ответ. - Три - это простое число! - сказала Соши.  - Три - это простое число. Фонтейн пребывал в изумлении.

Приближаясь к пиджаку защитного цвета, он не обращал внимания на сердитый шепот людей, которых обгонял. Прихожане могли понять нетерпение этого человека, стремившегося получить благословение, но ведь существуют строгие правила протокола: подходить к причастию нужно, выстроившись в две линии. Халохот продолжал двигаться. Расстояние между ним и Беккером быстро сокращалось. Он нащупал в кармане пиджака пистолет. До сих пор Дэвиду Беккеру необыкновенно везло, и не следует и дальше искушать судьбу. Пиджак защитного цвета от него отделяли теперь уже только десять человек. Беккер шел, низко опустив голову.

Mochila bandana

About Zugul

 Конечно, нет! - возмущенно ответила девушка. Она смотрела на него невинными глазами, и Беккер почувствовал, что она держит его за дурака.  - Да будет .

Related Posts

781 Comments

Post A Comment