Monedero mini mochila

468 Share

Monedero mini mochila

 - Ясно, что это будет число-монстр. Сзади послышался возглас: - Двухминутное предупреждение. Джабба в отчаянии бросил взгляд на ВР. Последний щит начал рушиться. Техники сновали по комнате. Что-то подсказывало Сьюзан, что они близки к разгадке. - Мы можем это сделать! - сказала она, стараясь взять ситуацию под контроль.  - Из всех различий между ураном и плутонием наверняка есть такое, что выражается простым числом. Это наша главная цель. Простое число.

Их компьютер через Интерпол засек имя Танкадо в регистратуре полиции Севильи. - От разрыва сердца? - усомнилась Сьюзан.  - Ему ведь всего тридцать лет. - Тридцать два, - уточнил Стратмор.  - У него был врожденный порок сердца. - Никогда об этом не слышала. - Так записано в его медицинской карточке. Он не очень-то об этом распространялся. Сьюзан трудно было поверить в такое удачное совпадение. - Его погубило слабое сердце - вот так .

 - На какие же параметры нацелен этот червь. На военную информацию. Тайные операции. Джабба покачал головой и бросил взгляд на Сьюзан, которая по-прежнему была где-то далеко, потом посмотрел в глаза директору. - Сэр, как вы знаете, всякий, кто хочет проникнуть в банк данных извне, должен пройти несколько уровней защиты. Фонтейн кивнул. Иерархия допуска в банк данных была тщательно регламентирована; лица с допуском могли войти через Интернет. В зависимости от уровня допуска они попадали в те отсеки банка данных, которые соответствовали сфере их деятельности. - Поскольку мы связаны с Интернетом, - объяснял Джабба, - хакеры, иностранные правительства и акулы Фонда электронных границ кружат вокруг банка данных двадцать четыре часа в сутки, пытаясь проникнуть внутрь. - Да, - сказал Фонтейн, - и двадцать четыре часа в сутки наши фильтры безопасности их туда не пускают.

Человек благоговейно потянулся к закрепленной на брючном ремне батарее: эта машинка, подарок одного из клиентов, подарила ему новую жизнь. Теперь он мог принимать заказы в любой точке мира. Сообщения поступали мгновенно, и их нельзя было отследить. Он торопливо повернул выключатель. Стекла очков блеснули, и его пальцы снова задвигались в воздухе. Он, как обычно, записал имена жертв. Контакты на кончиках пальцев замкнулись, и на линзах очков, подобно бестелесным духам, замелькали буквы. ОБЪЕКТ: РОСИО ЕВА ГРАНАДА - ЛИКВИДИРОВАНА ОБЪЕКТ: ГАНС ХУБЕР - ЛИКВИДИРОВАН Тремя этажами ниже Дэвид Беккер заплатил по счету и со стаканом в руке направился через холл на открытую террасу гостиницы.

Хейл похитил пароли просто так, ради забавы. Теперь же он был рад, что проделал это, потому что на мониторе Сьюзан скрывалось что-то очень важное. Задействованная ею программа была написана на языке программирования Лимбо, который не был его специальностью. Но ему хватило одного взгляда, чтобы понять: никакая это не диагностика. Хейл мог понять смысл лишь двух слов. Но этого было достаточно. СЛЕДОПЫТ ИЩЕТ… - Следопыт? - произнес.  - Что он ищет? - Мгновение он испытывал неловкость, всматриваясь в экран, а потом принял решение.

Сегодня утром звонили из КОМИНТа. Их компьютер через Интерпол засек имя Танкадо в регистратуре полиции Севильи. - От разрыва сердца? - усомнилась Сьюзан.  - Ему ведь всего тридцать лет. - Тридцать два, - уточнил Стратмор.  - У него был врожденный порок сердца. - Никогда об этом не слышала. - Так записано в его медицинской карточке.

100 Share

Monedero mini mochila

Наклонные стены помещения, образуя вверху широкую арку, на уровне глаз были практически вертикальными. Затем они приобретали как бы полупрозрачность, завершаясь у пола непроницаемой чернотой - посверкивающей черной глазурью кафеля, отливавшей жутковатым сиянием, создававшим какое-то тревожное ощущение прозрачности пола. Черный лед. В центре помещения из пола торчала, подобно носу исполинской торпеды, верхняя часть машины, ради которой было возведено все здание. Ее черный лоснящийся верх поднимался на двадцать три фута, а сама она уходила далеко вниз, под пол. Своей гладкой окружной формой она напоминала дельфина-косатку, застывшего от холода в схваченном морозом море. Это был ТРАНСТЕКСТ, компьютер, равного которому не было в мире, - шифровальная машина, засекреченная агентством. Подобно айсбергу машина скрывала девяносто процентов своей массы и мощи под поверхностью.

Перед глазами возникло ее гибкое тело, темные загорелые бедра, приемник, который она включала на всю громкость, слушая томную карибскую музыку. Он улыбнулся. Может, заскочить на секунду, когда просмотрю эти отчеты. Бринкерхофф взял первую распечатку. ШИФРОВАЛКА - ПРОИЗВОДИТЕЛЬНОСТЬРАСХОДЫ Настроение его сразу же улучшилось. Мидж оказала ему настоящую услугу: обработка отчета шифровалки, как правило, не представляла собой никаких трудностей. Конечно, он должен был проверить все показатели, но единственная цифра, которая по-настоящему всегда интересовала директора, - это СЦР, средняя цена одной расшифровки. Иными словами, СЦР представляла собой оценочную стоимость вскрытия ТРАНСТЕКСТОМ одного шифра. Если цена не превышала тысячи долларов, Фонтейн никак не реагировал.

Его голос гремел: - Три. Разница между 238 и 235 - три. Все подняли головы. - Три! - крикнула Сьюзан, перекрывая оглушающую какофонию сирен и чьих-то голосов. Она показала на экран. Все глаза были устремлены на нее, на руку Танкадо, протянутую к людям, на три пальца, отчаянно двигающихся под севильским солнцем. Джабба замер. - О Боже! - Он внезапно понял, что искалеченный гений все это время давал им ответ. - Три - это простое число! - сказала Соши.

Шестью этажами ниже Стратмор стоял возле рубильника. В служебных помещениях ТРАНСТЕКСТА было черно как глубокой ночью. Минуту он наслаждался полной темнотой. Сверху хлестала вода, прямо как во время полночного шторма. Стратмор откинул голову назад, словно давая каплям возможность смыть с него вину. Я из тех, кто добивается своей цели. Стратмор наклонился и, зачерпнув воды, смыл со своих рук частицы плоти Чатрукьяна. Его мечта о Цифровой крепости рухнула, и он полностью отдавал себе в этом отчет. Теперь у него осталась только Сьюзан. Впервые за много лет он вынужден был признать, что жизнь - это не только служение своей стране и профессиональная честь.

Где-то в темноте, казалось, прямо над ними, послышались пронзительные гудки. Стратмор повернулся, и Сьюзан сразу же его потеряла. В страхе она вытянула вперед руки, но коммандер куда-то исчез. Там, где только что было его плечо, оказалась черная пустота. Она шагнула вперед, но и там была та же пустота. Сигналы продолжались. Источник их находился где-то совсем близко. Сьюзан поворачивалась то влево, то вправо.

 - Я должен найти его партнера, прежде чем он узнает о смерти Танкадо. Вот почему я тебя вызвал. Мне нужна твоя помощь. Сьюзан плохо его понимала. Ей показалось, что столь своевременная кончина Танкадо решила все проблемы. - Коммандер, - сказала она, - если власти говорят, что он умер от сердечного приступа, это значит, мы к его смерти не причастны. Его партнер поймет, что АНБ не несет за нее ответственности. - Не несет ответственности? - Глаза Стратмора расширились от изумления.  - Некто шантажирует АНБ и через несколько дней умирает - и мы не несем ответственности.

662 Share

Monedero mini mochila

 Вам известно, что в Испании это противозаконно. - Nein, - солгал немец.  - Я не. Я сейчас же отправлю ее домой. - Боюсь, вы опоздали, - внушительно заявил Беккер и прошелся по номеру.  - У меня к вам предложение. - Ein Vorschlag? - У немца перехватило дыхание.  - Предложение. - Да. Я могу прямо сейчас отвести вас в участок… - Беккер выразительно замолчал и прищелкнул пальцами.

 Ах какие мы скрытные. А ведь у нас в Третьем узле нет друг от друга секретов. Один за всех и все за одного. Сьюзан отпила глоток чая и промолчала. Хейл пожал плечами и направился к буфету. Буфет всегда был его первой остановкой. Попутно он бросил жадный взгляд на ноги Сьюзан, которые та вытянула под рабочим столом, и тяжело вздохнул. Сьюзан, не поднимая глаз, поджала ноги и продолжала следить за монитором. Хейл хмыкнул. Сьюзан уже привыкла к агрессивному поведению Хейла.

Обсуждая шифры и ключи к ним, он поймал себя на мысли, что изо всех сил пытается соответствовать ее уровню, - для него это ощущение было новым и оттого волнующим. Час спустя, когда Беккер уже окончательно опоздал на свой матч, а Сьюзан откровенно проигнорировала трехстраничное послание на интеркоме, оба вдруг расхохотались. И вот эти два интеллектуала, казалось бы, неспособные на вспышки иррациональной влюбленности, обсуждая проблемы лингвистической морфологии и числовые генераторы, внезапно почувствовали себя подростками, и все вокруг окрасилось в радужные тона. Сьюзан ни слова не сказала об истинной причине своей беседы с Дэвидом Беккером - о том, что она собиралась предложить ему место в Отделе азиатской криптографии. Судя по той увлеченности, с которой молодой профессор говорил о преподавательской работе, из университета он не уйдет. Сьюзан решила не заводить деловых разговоров, чтобы не портить настроение ни ему ни. Она снова почувствовала себя школьницей. Это чувство было очень приятно, ничто не должно было его омрачить. И его ничто не омрачало. Их отношения развивались медленно и романтично: встречи украдкой, если позволяли дела, долгие прогулки по университетскому городку, чашечка капуччино у Мерлутти поздно вечером, иногда лекции и концерты.

Потом, озадаченная, снова взглянула на монитор. КОД ОШИБКИ 22 Сьюзан нахмурилась и снова посмотрела в справочник. То, что она увидела, казалось лишенным всякого смысла. 22: РУЧНОЕ ОТКЛЮЧЕНИЕ ГЛАВА 35 Беккер в шоке смотрел на Росио. - Вы продали кольцо. Девушка кивнула, и рыжие шелковистые волосы скользнули по ее плечам. Беккер молил Бога, чтобы это оказалось неправдой. - Рего… Но… Она пожала плечами и произнесла по-испански: - Девушке возле парка. Беккер почувствовал, что у него подкашиваются ноги. Этого не может .

Ясно, что без объяснений ему не обойтись. Она это заслужила, подумал он и принял решение: Сьюзан придется его выслушать. Он надеялся, что не совершает ошибку. - Сьюзан, - начал он, - этого не должно было случиться.  - Он провел рукой по своим коротко стриженным волосам.  - Я кое о чем тебе не рассказал. Иной раз человек в моем положении… - Он замялся, словно принимая трудное решение.  - Иногда человек в моем положении вынужден лгать людям, которых любит. Сегодня как раз такой день.  - В глазах его читалась печаль.

 Ты должен это сделать! - потребовала она и, отвернувшись, начала что-то печатать на клавиатуре Большого Брата.  - Мне нужен список очередности работы на ТРАНСТЕКСТЕ. Если Стратмор обошел фильтры вручную, данный факт будет отражен в распечатке. - Какое отношение это имеет к директорскому кабинету. Мидж повернулась на вращающемся стуле. - Такой список выдает только принтер Фонтейна. Ты это отлично знаешь. - Но такие сведения секретны. - У нас чрезвычайная ситуация, и мне нужен этот список. Бринкерхофф положил руки ей на плечи.

719 Share

Monedero mini mochila

Как глупо с моей стороны. Прошу меня извинить. К человеку в моем положении часто приходят с… ну, вы понимаете. - Да, мистер Клушар, конечно, понимаю. Это цена, которую приходится платить за известность. - Действительно.  - Клушар вздохнул с видом мученика, вынужденного терпеть всякий сброд.  - Вы когда-нибудь видели что-либо более ужасное, чем это место? - Он обвел глазами палату.  - Не больница, а помойка. И они еще решили оставить меня здесь на ночь.

Сьюзан ответила ему теплой улыбкой. Ее всегда поражало, что даже в преддверии катастрофы Стратмор умел сохранять выдержку и спокойствие. Она была убеждена, что именно это качество определило всю его карьеру и вознесло на высшие этажи власти. Уже направляясь к двери, Сьюзан внимательно посмотрела на ТРАНСТЕКСТ. Она все еще не могла свыкнуться с мыслью о шифре, не поддающемся взлому. И взмолилась о том, чтобы они сумели вовремя найти Северную Дакоту. - Поторопись, - крикнул ей вдогонку Стратмор, - и ты еще успеешь к ночи попасть в Смоки-Маунтинс. От неожиданности Сьюзан застыла на месте. Она была уверена, что никогда не говорила с шефом о поездке. Она повернулась.

Трепет ожидания, волны, сносившие его то влево, то вправо, закрытые глаза, почти беззвучное движение губ в молитве. Он попытался вернуться назад, но совладать с мощным потоком было невозможно - все равно как плыть против сильного течения могучей реки. Беккер обернулся. Двери оказались прямо перед ним, словно приглашая его принять участие в празднестве, до которого ему не было никакого дела. Внезапно он понял, что входит в собор. ГЛАВА 90 В шифровалке завывали сирены. Стратмор не имел представления о том, сколько времени прошло после ухода Сьюзан. Он сидел один в полутьме, и гул ТРАНСТЕКСТА звучал в его ушах.

Джабба сидел весь потный, положив руки на клавиатуру. - Да, да, - сказал он, - читайте эту благословенную надпись. Сьюзан стояла рядом, у нее подгибались колени и пылали щеки. Все в комнате оставили свои занятия и смотрели на огромный экран и на Дэвида Беккера. Профессор вертел кольцо в пальцах и изучал надпись. - Читайте медленно и точно! - приказал Джабба.  - Одна неточность, и все мы погибли. Фонтейн сурово взглянул на. Уж о чем о чем, а о стрессовых ситуациях директор знал .

Я в плену абсурдного сна. Проснувшись утром в своей постели, Беккер заканчивал день тем, что ломился в гостиничный номер незнакомого человека в Испании в поисках какого-то магического кольца. Суровый голос Стратмора вернул его к действительности. Вы должны найти это кольцо. Беккер глубоко вздохнул и перестал жаловаться на судьбу. Ему хотелось домой. Он посмотрел на дверь с номером 301. Там, за ней, его обратный билет.

Он немедленно уволился и сразу же нарушил Кодекс секретности АНБ, попытавшись вступить в контакт с Фондом электронных границ. Танкадо решил потрясти мир рассказом о секретной машине, способной установить тотальный правительственный контроль над пользователями компьютеров по всему миру. У АН Б не было иного выбора, кроме как остановить его любой ценой. Арест и депортация Танкадо, широко освещавшиеся средствами массовой информации, стали печальным и позорным событием. Вопреки желанию Стратмора специалисты по заделыванию прорех такого рода, опасаясь, что Танкадо попытается убедить людей в существовании ТРАНСТЕКСТА, начали распускать порочащие его слухи. Энсей Танкадо стал изгоем мирового компьютерного сообщества: никто не верил калеке, обвиняемому в шпионаже, особенно когда он пытался доказать свою правоту, рассказывая о какой-то фантастической дешифровальной машине АНБ. Самое странное заключалось в том, что Танкадо, казалось, понимал, что таковы правила игры. Он не дал волю гневу, а лишь преисполнился решимости. Когда службы безопасности выдворяли его из страны, он успел сказать несколько слов Стратмору, причем произнес их с ледяным спокойствием: - Мы все имеем право на тайну. И я постараюсь это право обеспечить.

706 Share

Monedero mini mochila

 Да. К счастью, Дэвид это обнаружил. Он проявил редкую наблюдательность. - Но ведь вы ищете ключ к шифру, а не ювелирное изделие. - Конечно. Но я думаю, что одно с другим может быть связано самым непосредственным образом. Сьюзан отказывалась его понимать. - Это долгая история.

Халохот двигался быстро, но осторожно. Ступени были настолько крутыми, что на них нашли свою смерть множество туристов. Это вам не Америка - никаких предупреждающих знаков, никаких поручней, никаких табличек с надписями, что страховые компании претензий не принимают. Это Испания. Если вы по глупости упадете, то это будет ваша личная глупость, кто бы ни придумал эти ступени. Халохот остановился у одного из окон, расположенных на уровне его плеча, и посмотрел на улицу. Он находился на северной стороне башни и, по всей видимости, преодолел уже половину подъема. За углом показалась смотровая площадка.

Как старшему криптографу ей полагался терминал с самым лучшим обзором. Он был установлен на задней стороне компьютерного кольца и обращен в сторону шифровалки. Со своего места Сьюзан могла видеть всю комнату, а также сквозь стекло одностороннего обзора ТРАНСТЕКСТ, возвышавшийся в самом центре шифровалки. Сьюзан посмотрела на часы. Она ждет уже целый час. Очевидно, Анонимная рассылка Америки не слишком торопится пересылать почту Северной Дакоты. Сьюзан тяжело вздохнула. Несмотря на все попытки забыть утренний разговор с Дэвидом, он никак не выходил у нее из головы.

Мы можем восстановить его репутацию. Мы должны пойти на. - Слишком поздно, - сказал Стратмор. Он глубоко вздохнул.  - Сегодня утром Энсея Танкадо нашли мертвым в городе Севилья, в Испании. ГЛАВА 8 Двухмоторный Лирджет-60 коснулся раскаленной посадочной полосы. Голый ландшафт испанской нижней Эстремадуры бежал за окном, слившись в неразличимый фон, затем замедлил свой бег. - Мистер Беккер! - послышался голос.  - Мы на месте. Беккер встал и потянулся.

Терпкий аромат красного вина ударил в ноздри Беккера, когда падре Херрера опустил перед ним серебряную, отполированную миллионами рук чашу. Немного рано для алкогольных напитков, подумал Беккер, наклоняясь. Когда серебряный кубок оказался на уровне его глаз, возникло какое-то движение, и в полированной поверхности смутно отразилась приближающаяся фигура. Беккер заметил металлический блеск в тот самый миг, когда убийца поднимал пистолет, и, как спринтер, срывающийся с места при звуке стартового выстрела, рванулся. Насмерть перепуганный священник упал, чаша взлетела вверх, и красное вино разлилось по белому мрамору пола. Монахи и служки у алтаря бросились врассыпную, а Беккер тем временем перемахнул через ограждение. Глушитель кашлянул, Беккер плашмя упал на пол. Пуля ударилась о мрамор совсем рядом, и в следующее мгновение он уже летел вниз по гранитным ступеням к узкому проходу, выходя из которого священнослужители поднимались на алтарь как бы по милости Божьей. У подножия ступенек Беккер споткнулся и, потеряв равновесие, неуправляемо заскользил по отполированному камню.

А я-то думал, что ты будешь это отрицать. - Подите к черту. - Очень остроумно. - Вы болван, Стратмор, - сказал Хейл, сплюнув.  - К вашему сведению, ваш ТРАНСТЕКСТ перегрелся. - Что ты говоришь? - засмеялся Стратмор.  - Что же ты предлагаешь. Открыть дверь и вызвать сотрудников отдела систем безопасности, я угадал.

781 Share

Monedero mini mochila

Халохот, по всей видимости, настоящий профессионал. Но потом появилась группа людей, и Халохот не смог завладеть искомым предметом. Фонтейн кивнул. Агенты связались с ним, когда он находился в Южной Америке, и сообщили, что операция прошла неудачно, поэтому Фонтейн в общих чертах уже знал, что случилось. Тут вступил агент Колиандер: - Как вы приказали, мы повсюду следовали за Халохотом. В морг он не пошел, поскольку в этот момент напал на след еще какого-то парня в пиджаке и галстуке, вроде бы штатского. - Штатского? - переспросил Фонтейн. Скорее всего это игры Стратмора: он мудро решил не впутывать в это дело агентство.

Хейл хмыкнул себе под нос и убрал упаковку тофу. Затем взял бутылку оливкового масла и прямо из горлышка отпил несколько глотков. Он считал себя большим знатоком всего, что способствовало укреплению здоровья, и утверждал, что оливковое масло очищает кишечник. Он вечно навязывал что-то коллегам, например морковный сок, и убеждал их, что нет ничего важнее безукоризненного состояния кишечника. Хейл поставил масло на место и направился к своему компьютеру, располагавшемуся прямо напротив рабочего места Сьюзан. Даже за широким кольцом терминалов она почувствовала резкий запах одеколона и поморщилась. - Замечательный одеколон, Грег. Вылил целую бутылку. Хейл включил свой компьютер.

 - Если ключ - простое число, то что с. Варианты бесконечны. Конечно, Джабба прав. Поскольку числовая строка бесконечна, всегда можно заглянуть дальше и найти еще одно простое число. Между 0 и 1 000 000 более 70 000 вариантов. Все зависит оттого, что выбрал Танкадо. Чем больше это число, тем труднее его найти. - Оно будет громадным, - застонал Джабба.  - Ясно, что это будет число-монстр.

Он поднялся по служебной лестнице до высшего поста в агентстве потому, что работал не покладая рук, но также и благодаря редкой целеустремленности и заслуженному уважению со стороны своих предшественников. Он был первым афроамериканцем на посту директора Агентства национальной безопасности, но эту его отличительную черту никто никогда даже не упоминал, потому что политическая партия, которую он поддерживал, решительно не принимала этого во внимание, и его коллеги следовали этому примеру. Фонтейн заставил Мидж и Бринкерхоффа стоять, пока сам он молча совершал свой обычный ритуал заваривания кофе сорта Гватемальская ява. Затем он сел за письменный стол и начал их допрашивать, как школьников, вызванных в кабинет директора, а они по-прежнему стояли. Говорила Мидж - излагая серию необычайных событий, которые заставили их нарушить неприкосновенность кабинета. - Вирус? - холодно переспросил директор.  - Вы оба думаете, что в нашем компьютере вирус. Бринкерхофф растерянно заморгал.

Халохот быстро осмотрел стодвадцатиметровую башню и сразу же решил, что прятаться здесь просто смешно. Наверняка Беккер не настолько глуп. Единственная спиральная лестница упиралась в каменную камеру квадратной формы, в стенах были проделаны узкие прорези для обозрения, но, разумеется, никакого выхода он не. Дэвид Беккер поднялся на последнюю крутую ступеньку и, едва держась на ногах, шагнул в крошечную каменную клетку. Со всех сторон его окружали высокие стены с узкими прорезями по всему периметру. Выхода. Судьба в это утро не была благосклонна к Беккеру. Выбегая из собора в маленький дворик, он зацепился пиджаком за дверь, и плотная ткань резко заставила его остановиться, не сразу разорвавшись.

 Пусть ТРАНСТЕКСТ работает, - принял решение Стратмор.  - Я хочу быть абсолютно уверен, что это абсолютно стойкий шифр. Чатрукьян продолжал колотить по стеклу. - Ничего не поделаешь, - вздохнул Стратмор.  - Поддержи. Коммандер глубоко вздохнул и подошел к раздвижной стеклянной двери. Кнопка на полу привела ее в движение, и дверь, издав шипящий звук, отъехала в сторону. Чатрукьян ввалился в комнату. - Коммандер… сэр, я… извините за беспокойство, но монитор… я запустил антивирус и… - Фил, Фил, - нехарактерным для него ласковым тоном сказал Стратмор.

656 Share

Monedero mini mochila

Я так испугалась, увидев. - Не стоит, - удивился Беккер - Я зашел куда не следовало. - Моя просьба покажется вам безумной, - сказала она, заморгав красными глазами, - но не могли бы вы одолжить мне немного денег. Беккер посмотрел на нее в полном недоумении. - Зачем вам деньги? - спросил. Я не собираюсь оплачивать твое пристрастие к наркотикам, если речь идет об. - Я хочу вернуться домой, - сказала блондинка.  - Не поможете .

 Нет, - сказала Мидж, - игнорируя сарказм, прозвучавший в его словах.  - Стратмор уже солгал нам.  - Она окинула Бринкерхоффа оценивающим взглядом.  - У тебя есть ключ от кабинета Фонтейна. - Конечно. Я же его личный помощник. - Дай мне. Бринкерхофф не верил своим ушам. - Мидж, я ни под каким видом не пущу тебя в кабинет директора.

 - Мужская комната оказалась закрыта… но я уже ухожу. - Ну и проваливай, пидор. Беккер посмотрел на нее внимательнее. К ней как-то не шло сквернословие - как неуместны сточные воды в хрустальном графине. Но, приглядевшись, он убедился, что она вовсе не такая изысканная особа, как ему показалось вначале. Веки припухли, глаза красные, левая рука у локтя - вся в кровоподтеках с синеватым отливом. Господи Иисусе, - подумал.  - Наркотики внутривенно.

Он думал, что сможет обойтись без ее участия - принимая во внимание ее склонность к самостоятельности - и сам найдет этот ключ, но уже столкнулся с проблемами, пытаясь самостоятельно запустить Следопыта. Рисковать еще раз ему не хотелось. - Сьюзан, - в его голосе послышалась решимость, - я прошу тебя помочь мне найти ключ Хейла. - Что? - Сьюзан встала, глаза ее сверкали. Стратмор подавил желание встать с ней. Он многое знал об искусстве ведения переговоров: тот, кто обладает властью, должен спокойно сидеть и не вскакивать с места. Он надеялся, что она сядет. Но она этого не сделала.

Сьюзан ждала, вглядываясь во тьму и надеясь, что Стратмор если и пострадал, то не сильно. После паузы, показавшейся ей вечностью, она прошептала: - Коммандер. И в тот же миг осознала свою ошибку. Она ощутила запах Хейла, но повернулась слишком поздно. И тут же забилась, задыхаясь от удушья. Ее снова сжали уже знакомые ей стальные руки, а ее голова была намертво прижата к груди Хейла. - Боль внизу нестерпима, - прошипел он ей на ухо. Колени у Сьюзан подкосились, и она увидела над головой кружащиеся звезды. ГЛАВА 80 Хейл, крепко сжимая шею Сьюзан, крикнул в темноту: - Коммандер, твоя подружка у меня в руках.

Я чуть кожу не содрала, пытаясь его стереть. Да и краска вонючая. Беккер посмотрел внимательнее. В свете ламп дневного света он сумел разглядеть под красноватой припухлостью смутные следы каких-то слов, нацарапанных на ее руке. - Но глаза… твои глаза, - сказал Беккер, чувствуя себя круглым дураком.  - Почему они такие красные. Она расхохоталась. - Я же сказала вам, что ревела навзрыд, опоздав на самолет.

149 Share

Monedero mini mochila

И ради этого он вызвал меня в субботу. - Как сказать… - Она заколебалась.  - Несколько месяцев назад к нам попал перехват КОМИНТ, на расшифровку ушло около часа, но там мы столкнулись с удивительно длинным шифром - что-то около десяти тысяч бит. - Около часа, говоришь? - хмуро спросил.  - А что ты скажешь о проверках пределов памяти, которые мы выполняли. Сьюзан пожала плечами. - Ну, если вы имеете в виду и диагностику, то времени уходило. - Насколько. Сьюзан не понимала, к чему клонит Стратмор. - В марте я испробовала алгоритм с сегментированным ключом в миллион бит.

 Не смей прикасаться! - Стратмор рванулся к терминалу и отдернул ее руку. Обескураженная, Сьюзан подалась. Она смотрела на коммандера и второй раз за этот день не могла его узнать. Вдруг она ощутила страшное одиночество. Стратмор увидел пятна крови на ее блузке и тотчас пожалел о своей вспышке. - Боже, Сьюзан, с тобой все в порядке. Она промолчала. Не нужно было так резко с ней говорить.

 Нужно решать, сэр! - требовал Джабба.  - Немедленно. Фонтейн поднял голову и произнес с ледяным спокойствием: - Вот мое решение. Мы не отключаемся. Мы будем ждать. Джабба открыл рот. - Но, директор, ведь это… - Риск, - прервал его Фонтейн.  - Однако мы можем выиграть.  - Он взял у Джаббы мобильный телефон и нажал несколько кнопок.  - Мидж, - сказал .

Но Соши, опередив его, уже отдала команду. - Утечка прекратилась! - крикнул техник. - Вторжение прекращено. Наверху, на экране ВР, возникла первая из пяти защитных стен. Черные атакующие линии начали исчезать. - Происходит восстановление! - кричал Джабба.  - Все становится на свои места. Какой-то миг еще ощущались сомнения, казалось, что в любую секунду все снова начнет разваливаться на части.

 Спасибо, - устало кивнул коммандер. Сьюзан ответила ему теплой улыбкой. Ее всегда поражало, что даже в преддверии катастрофы Стратмор умел сохранять выдержку и спокойствие. Она была убеждена, что именно это качество определило всю его карьеру и вознесло на высшие этажи власти. Уже направляясь к двери, Сьюзан внимательно посмотрела на ТРАНСТЕКСТ. Она все еще не могла свыкнуться с мыслью о шифре, не поддающемся взлому. И взмолилась о том, чтобы они сумели вовремя найти Северную Дакоту. - Поторопись, - крикнул ей вдогонку Стратмор, - и ты еще успеешь к ночи попасть в Смоки-Маунтинс.

Мне не нужно напоминать. Через тридцать секунд она уже сидела за его столом и изучала отчет шифровалки. - Видишь? - спросил Бринкерхофф, наклоняясь над ней и показывая цифру.  - Это СЦР. Миллиард долларов. Мидж хмыкнула. - Кажется, чуточку дороговато, не правда. - Да уж, - застонал.  - Чуточку. - Это как будто деление на ноль.

Mochila michael kors rhea

About JoJok

 - Затем повернулся и вышел из комнаты. Сьюзан взяла себя в руки и быстро подошла к монитору Хейла.

Related Posts

342 Comments

Post A Comment