Mochila para personas sin hogar

797 Share

Mochila para personas sin hogar

 Если бы я шутил… Я поставил его вчера в одиннадцать тридцать вечера. Шифр до сих пор не взломан. Сьюзан от изумления застыла с открытым ртом. Она посмотрела на часы, потом на Стратмора. - Все еще не взломан. Через пятнадцать с лишним часов. Стратмор подался вперед и повернул к Сьюзан монитор компьютера. На черном поле светилось небольшое желтое окно, на котором виднелись две строчки: ВРЕМЯ ПОИСКА: 15:09:33 ИСКОМЫЙ ШИФР: Сьюзан недоуменно смотрела на экран. Получалось, что ТРАНСТЕКСТ трудится над шифром больше пятнадцати часов. Она хорошо знала, что процессор перебирает тридцать миллионов паролей в секунду - сто миллиардов в час.

Только тронь ее, и он тебя прикончит. ГЛАВА 56 Мидж Милкен в сердцах выскочила из своего кабинета и уединилась в комнате для заседаний, которая располагалась точно напротив. Кроме тридцати футов ого стола красного дерева с буквами АНБ в центре столешницы, выложенной из черных пластинок вишневого и орехового дерева, комнату украшали три акварели Мариона Пайка, ваза с листьями папоротника, мраморная барная стойка и, разумеется, бачок для охлаждения воды фирмы Спарклетс. Мидж налила себе стакан воды, надеясь, что это поможет ей успокоиться. Делая маленькие глотки, она смотрела в окно. Лунный свет проникал в комнату сквозь приоткрытые жалюзи, отражаясь от столешницы с затейливой поверхностью. Мидж всегда думала, что директорский кабинет следовало оборудовать здесь, а не в передней части здания, где он находился. Там открывался вид на стоянку автомобилей агентства, а из окна комнаты для заседаний был виден внушительный ряд корпусов АНБ - в том числе и купол шифровалки, это вместилище высочайших технологий, возведенное отдельно от основного здания и окруженное тремя акрами красивого парка.

Стеклянная панель обдала его дождем осколков. Дверь повернулась и мгновение спустя выкинула его на асфальт. Беккер увидел ждущее такси. - Dejame entrar! - закричал Беккер, пробуя открыть запертую дверцу машины. Водитель отказался его впустить. Машина была оплачена человеком в очках в тонкой металлической оправе, и он должен был его дождаться. Беккер оглянулся и, увидев, как Халохот бежит по залу аэропорта с пистолетом в руке, бросил взгляд на свою стоящую на тротуаре веспу. Я погиб. Халохот вырвался из вращающейся двери в тот момент, когда Беккер попытался завести мотоцикл.

Поблагодарил меня за то, что я решил позвонить. - Он лжет, - фыркнула Мидж.  - Я два года проверяю отчеты шифровалки. У них всегда все было в полном порядке. - Все когда-то бывает в первый раз, - бесстрастно ответил Бринкерхофф. Она встретила эти слова с явным неодобрением. - Я все проверяю дважды. - Ну… ты знаешь, как они говорят о компьютерах.

Какой идиот станет делать на кольце надпись из произвольных букв. Фонтейн свирепым взглядом заставил его замолчать. - Вы меня слышите? - вмешался Беккер, чувствуя себя неловко.  - Вы все время говорите о произвольном наборе букв. Мне кажется, я должен вам сказать… что это не случайный набор букв. Все на подиуме воскликнули: - Что. В голосе Беккера слышались извиняющиеся нотки: - Простите, но это определенно осмысленные слова. Они выгравированы очень близко одно к другому и на первый взгляд кажутся произвольным набором букв, но если присмотреться повнимательнее, то… становится ясно, что надпись сделана по-латыни. - Вы что, морочите нам голову? - взорвался Джабба.

Вам следовало бы привлечь кого-то. - Сьюзан, появление Цифровой крепости влечет за собой очень серьезные последствия для всего будущего нашего агентства. Я не намерен информировать президента за спиной директора. У нас возник кризис, и я пытаюсь с ним справиться.  - Он задумчиво посмотрел на.  - Я являюсь заместителем оперативного директора агентства.  - Усталая улыбка промелькнула на его лице.  - И потом, я не .

213 Share

Mochila para personas sin hogar

Его копчик больно вдавливался в низ ее живота через тонкую ткань юбки. Кровь из ноздрей капала прямо на нее, и она вся была перепачкана. Она чувствовала, как к ее горлу подступает тошнота. Его руки двигались по ее груди. Сьюзан ничего не чувствовала. Неужели он ее трогает. Она не сразу поняла, что он пытается застегнуть верхнюю пуговицу ее блузки. - Сьюзан, - позвал он, задыхаясь.

 - Приблизительно через час любой третьеклассник с модемом получит высший уровень допуска к американской секретной информации. Фонтейн погрузился в раздумья. Джабба терпеливо ждал, наконец не выдержал и крикнул ассистентке: - Соши. Немедленно. Соши побежала к своему терминалу. Джабба нередко прибегал к ВР, что в компьютерных кругах означало виртуальная реальность, но в АНБ это сокращение имело несколько иной смысл - визуальная репрезентация. В мире технических служащих и политиков, имеющих чрезвычайно разные уровни понимания, визуальная репрезентация нередко была единственным способом что-либо доказать: взмывающая вверх кривая производит куда более сильное впечатление, чем целые тома рассуждений. Джабба понимал, что ВР текущего кризиса со всей наглядностью объяснит то, что он хотел сказать.

Сьюзан вспомнила стандартную школьную таблицу. Четыре на шестнадцать. - Шестьдесят четыре, - сказала она равнодушно.  - Ну и. Дэвид приблизился поближе к камере. Теперь его лицо занимало экран целиком. - Шестьдесят четыре знака… Сьюзан кивнула: - Да, но они… - Она вдруг замерла. - Шестьдесят четыре буквы, - повторил Дэвид.

 Вы отлично знаете это. Это Цифровая крепость. - Вот как? - снисходительно произнес Стратмор холодным как лед голосом.  - Значит, тебе известно про Цифровую крепость. А я-то думал, что ты будешь это отрицать. - Подите к черту. - Очень остроумно. - Вы болван, Стратмор, - сказал Хейл, сплюнув.  - К вашему сведению, ваш ТРАНСТЕКСТ перегрелся.

 34-62-10, - ответили на другом конце провода. Ролдан нахмурился. Голос показался ему отдаленно знакомым. Он попытался определить акцент - может быть, Бургос. - Вы набрали правильно, - сказал он осторожно, - но это служба сопровождения. Звонивший некоторое время молчал. - О… понимаю. Прошу прощения. Кто-то записал его, и я подумал, что это гостиница.

Мысли ее мешались: она тосковала по Дэвиду и страстно желала, чтобы Грег Хейл отправился домой. Но Хейл сидел на месте и помалкивал, поглощенный своим занятием. Ей было безразлично, чем именно он занят, лишь бы не заинтересовался включенным ТРАНСТЕКСТОМ. Пока этого, по-видимому, не случилось: цифра 16 в окне отсчета часов заставила бы его завопить от изумления. Сьюзан допивала уже третью чашку чая, когда это наконец произошло: компьютер пискнул. Пульс ее участился. На мониторе появилось символическое изображение конверта - это значило, что пришло сообщение по электронной почте. Сьюзан бросила быстрый взгляд на Хейла, но тот был всецело поглощен своим компьютером. Затаив дыхание, Сьюзан дважды щелкнула по конверту. - Северная Дакота, - прошептала она еле слышно.

231 Share

Mochila para personas sin hogar

 Нечто знакомое, - сказала.  - Блоки из четырех знаков, ну прямо ЭНИГМА. Директор понимающе кивнул. ЭНИГМА, это двенадцатитонное чудовище нацистов, была самой известной в истории шифровальной машиной. Там тоже были группы из четырех знаков. - Потрясающе, - страдальчески сказал директор.  - У вас, часом, нет такой же под рукой. - Не в этом дело! - воскликнула Сьюзан, внезапно оживившись.

Все эти десять лет, в штиль и в бурю, он вел ее за. Уверенно и неуклонно. Не сбиваясь с курса. Именно эта целеустремленность всегда изумляла, эта неколебимая верность принципам, стране, идеалам. Что бы ни случилось, коммандер Тревор Стратмор всегда будет надежным ориентиром в мире немыслимых решений. - Так ты со мной, Сьюзан? - спросил. Сьюзан улыбнулась: - Да, сэр. На сто процентов.

Шестнадцать. - Уберите пробелы, - твердо сказал Дэвид. - Дэвид? - сказала Сьюзан.  - Ты, наверное, не понял. Эти группы из четырех знаков… - Уберите пробелы, - повторил. Сьюзан колебалась недолго, потом кивнула Соши. Соши быстро удалила пробелы, но никакой ясности это не внесло. PFEESESNRETMMFHAIRWEOOIGMEENNRMА ENETSHASDCNSIIAAIEERBRNKFBLELODI Джабба взорвался: - Довольно. Игра закончена. Червь ползет с удвоенной скоростью.

 - Главный бастион, два набора пакетных фильтров для Протокола передачи файлов, Х-одиннадцать, туннельный блок и, наконец, окно авторизации справа от проекта Трюфель. Внешний щит, исчезающий на наших глазах, - открытый главный компьютер. Этот щит практически взломан. В течение часа то же самое случится с остальными пятью. После этого сюда полезут все, кому не лень. Каждый бит информации АНБ станет общественным достоянием. Фонтейн внимательно изучал ВР, глаза его горели. Бринкерхофф слабо вскрикнул: - Этот червь откроет наш банк данных всему миру. - Для Танкадо это детская забава, - бросил Джабба.

Джабба взглянул на экран. - Вот и все! - По его лицу стекали ручейки пота. Последняя защитная стенка на центральном экране почти совсем исчезла. Черные линии, сбившись в кучу вокруг ядра, настолько сгустились, что их масса стала совсем непрозрачной и легонько подрагивала. Мидж отвернулась. Фонтейн стоял очень прямо, глядя прямо перед. У Бринкерхоффа был такой вид, словно он вот-вот лишится чувств. - Десять секунд. Глаза Сьюзан неотрывно смотрели на Танкадо.

Он быстро пересек комнату и преградил ей дорогу, скрестив на груди руки. - Скажи мне, что происходит, - потребовал.  - Сегодня здесь все идет кувырком. В чем. - Пусти меня, - сказала Сьюзан, стараясь говорить как можно спокойнее. Внезапно ее охватило ощущение опасности. - Ну, давай же, - настаивал Хейл.  - Стратмор практически выгнал Чатрукьяна за то, что тот скрупулезно выполняет свои обязанности. Что случилось с ТРАНСТЕКСТОМ. Не бывает такой диагностики, которая длилась бы восемнадцать часов.

297 Share

Mochila para personas sin hogar

Она там, потому что я ее туда запустил. Сквозь строй не позволял мне загрузить этот файл, поэтому я обошел фильтры.  - Глаза коммандера, сузившись, пристально смотрели на Чатрукьяна.  - Ну, что еще - до того как вы отправитесь домой. В одно мгновение Сьюзан все стало ясно. Когда Стратмор загрузил взятый из Интернета алгоритм закодированной Цифровой крепости и попытался прогнать его через ТРАНСТЕКСТ, цепная мутация наткнулась на фильтры системы Сквозь строй. Горя желанием выяснить, поддается ли Цифровая крепость взлому, Стратмор принял решения обойти фильтры. В обычных условиях такое действие считалось бы недопустимым. Но в сложившейся ситуации никакой опасности в загрузке в ТРАНСТЕКСТ этой программы не было, потому что коммандер точно знал, что это за файл и откуда он появился. - Несмотря на все мое уважение к вам, сэр, - продолжал настаивать Чатрукьян, - мне никогда еще не доводилось слышать о диагностике, в которой использовалась бы мутация… - Коммандер, - перебила его Сьюзан, которая не могла больше ждать.

Не было ни страха, ни ощущения своей значимости - исчезло. Он остался нагим - лишь плоть и кости перед лицом Господа. Я человек, - подумал. И с ироничной усмешкой вспомнил: - Без воска. Беккер стоял с закрытыми глазами, а человек в очках в металлической оправе приближался к. Где-то неподалеку зазвонил колокол. Беккер молча ждал выстрела, который должен оборвать его жизнь. ГЛАВА 89 Лучи утреннего солнца едва успели коснуться крыш Севильи и лабиринта узких улочек под .

 - Стратмор говорит, что у нас неверные данные. Бринкерхофф кивнул и положил трубку. - Стратмор отрицает, что ТРАНСТЕКСТ бьется над каким-то файлом восемнадцать часов. - Он был крайне со мной любезен, - просияв, сказал Бринкерхофф, довольный тем, что ему удалось остаться в живых после телефонного разговора.  - Он заверил меня, что ТРАНСТЕКСТ в полной исправности. Сказал, что он взламывает коды каждые шесть минут и делал это даже пока мы с ним говорили. Поблагодарил меня за то, что я решил позвонить. - Он лжет, - фыркнула Мидж.

Как доказательство, что он отслеживал все связанное с Цифровой крепостью. Я собирался передать всю эту информацию в прессу. Сердце у Сьюзан бешено забилось. Правильно ли она поняла. Все сказанное было вполне в духе Грега Хейла. Но это невозможно. Если бы Хейлу был известен план Стратмора выпустить модифицированную версию Цифровой крепости, он дождался бы, когда ею начнет пользоваться весь мир, и только тогда взорвал бы свою бомбу, пока все доказательства были бы в его руках. Сьюзан представила себе газетный заголовок: КРИПТОГРАФ ГРЕГ ХЕЙЛ РАСКРЫВАЕТ СЕКРЕТНЫЙ ПЛАН ПРАВИТЕЛЬСТВА ВЗЯТЬ ПОД КОНТРОЛЬ ГЛОБАЛЬНУЮ ИНФОРМАЦИЮ. Что же, это очередной Попрыгунчик. Вторично разоблачив попытку АНБ пристроить к алгоритму черный ход, Грег Хейл превратится в мировую знаменитость.

Я еле добрел. - Он не предложил вам больницы поприличнее. - На этой его чертовой тарантайке. Нет уж, увольте. - Что же случилось утром. - Я все рассказал лейтенанту. - Я с ним говорил, но… - Надеюсь, вы отчитали его как следует! - воскликнул Клушар. Беккер кивнул: - Самым решительным образом. Консульство этого так не оставит. - Надеюсь.

Но он тут же выбросил эту мысль из головы и перешел к главному. - А что с кольцом? - спросил он как можно более безразличным тоном. - Лейтенант рассказал вам про кольцо? - удивился Клушар, - Рассказал. - Что вы говорите! - Старик был искренне изумлен.  - Я не думал, что он мне поверил. Он был так груб - словно заранее решил, что я лгу. Но я рассказал все, как. Точность - мое правило. - И где же это кольцо? - гнул свое Беккер.

559 Share

Mochila para personas sin hogar

Сьюзан смотрела на Стратмора, не веря своим ушам. У нее возникло ощущение, что она разговаривает с абсолютно незнакомым человеком. Коммандер послал ее жениха, преподавателя, с заданием от АНБ и даже не потрудился сообщить директору о самом серьезном кризисе в истории агентства. - Вы не поставили в известность Лиланда Фонтейна. Терпение Стратмора иссякло. Он взорвался: - Сьюзан, выслушай. Я вызвал тебя сюда, потому что мне нужен союзник, а не следователь. Сегодня у меня было ужасное утро. Вчера вечером я скачал файл Танкадо и провел у принтера несколько часов, ожидая, когда ТРАНСТЕКСТ его расколет. На рассвете я усмирил свою гордыню и позвонил директору - и, уверяю тебя, это был бы тот еще разговорчик.

Слова Стратмора эхом отдавались в его голове: Уходите немедленно. Это приказ. Чатрукьян пнул ногой урну и выругался вслух - благо лаборатория была пуста: - Диагностика, черт ее дери. С каких это пор заместитель директора начал действовать в обход фильтров. Сотрудникам лаборатории платили хорошие деньги, чтобы они охраняли компьютерные системы АНБ, и Чатрукьян давно понял, что от него требуются две вещи: высочайший профессионализм и подозрительность, граничащая с паранойей. Черт возьми! - снова мысленно выругался.  - Никакая это не паранойя. Этот чертов компьютер бьется над чем-то уже восемнадцать часов. Конечно же, все дело в вирусе. Чатрукьян это чувствовал.

Чем глубже под землю уходил коридор, тем уже он становился. Откуда-то сзади до них долетело эхо чьих-то громких, решительных шагов. Обернувшись, они увидели быстро приближавшуюся к ним громадную черную фигуру. Сьюзан никогда не видела этого человека раньше. Подойдя вплотную, незнакомец буквально пронзил ее взглядом. - Кто это? - спросил. - Сьюзан Флетчер, - ответил Бринкерхофф. Человек-гигант удивленно поднял брови.

Она в страхе повернулась, думая, что это Хейл. Однако в дверях появился Стратмор. Бледная, жуткая в тусклом свете мониторов фигура застыла, грудь шефа тяжело вздымалась. - Ком… мандер! - вскрикнула она от неожиданности.  - Хейл в Третьем узле. Он напал на. - Что. Этого не может. Он заперт внизу.

Халохот был мертв. Беккер отшвырнул пистолет и без сил опустился на ступеньку. Впервые за целую вечность он почувствовал, что глаза его застилают слезы, и зажмурился, прогоняя влажную пелену. Он знал, что для эмоций еще будет время, а теперь пора отправляться домой. Он попробовал встать, но настолько выбился из сил, что не смог ступить ни шагу и долго сидел, изможденный вконец, на каменных ступеньках, рассеянно разглядывая распростертое у его ног тело. Глаза Халохота закатились, глядя в пустоту. Странно, но его очки ничуть не пострадали. Странные очки, подумал Беккер, увидев проводок, который тянулся от ушных дужек к коробочке, пристегнутой к брючному ремню. Но он настолько устал, что ему было не до любопытства.

Потеряв ориентацию, двигалась, вытянув перед собой руки и пытаясь восстановить в памяти очертания комнаты. Споткнулась о мусорный бачок и едва не наткнулась на кафельную стенку. Ведя рукой по прохладному кафелю, она наконец добралась до двери и нащупала дверную ручку. Дверь отворилась, и Сьюзан вышла в помещение шифровалки. Здесь она снова замерла. Все выглядело совсем не так, как несколько минут. ТРАНСТЕКСТ выступал серым силуэтом в слабом сумеречном свете, проникавшем сквозь купол потолка. Все лампы наверху погасли.

725 Share

Mochila para personas sin hogar

Беккер непроизвольно снова и снова вглядывался в его странно деформированные руки. Он присмотрелся внимательнее. Офицер выключил свет, и комната погрузилась в темноту. - Подождите, - сказал Беккер.  - Включите на секунду. Лампы, замигав, зажглись. Беккер поставил коробку на пол и подошел к столу. Наклонился и осмотрел пальцы левой руки. Лейтенант следил за его взглядом.

Молоденькая, изысканной внешности, ну прямо сошла со страниц журнала Севентин. Довольно консервативные брюки в клетку, белая блузка без рукавов. В руке красная туристская сумка фирмы Л. Белл. Светлые волосы тщательно уложены. - Прошу меня извинить, - пробормотал Беккер, застегивая пряжку на ремне.  - Мужская комната оказалась закрыта… но я уже ухожу. - Ну и проваливай, пидор. Беккер посмотрел на нее внимательнее. К ней как-то не шло сквернословие - как неуместны сточные воды в хрустальном графине.

Бармен смотрел на него озадаченно. - Solo? - Клюквенный сок популярен в Испании, но пить его в чистом виде - неслыханное. - Si, - сказал Беккер.  - Solo. - Echo un poco de Smirnoff? - настаивал бармен.  - Плеснуть чуточку водки. - No, gracias. - Gratis? - по-прежнему увещевал бармен.  - За счет заведения.

 О да, конечно, - медленно проговорила женщина, готовая прийти на помощь потенциальному клиенту.  - Вам нужна сопровождающая. - Да-да. Сегодня мой брат Клаус нанял девушку, очень красивую. С рыжими волосами. Я тоже хочу. На завтрашний день, пожалуйста. - Ваш брат Клаус приходил к нам? - Женщина вдруг оживилась, словно говорила со старым знакомым. - Да.

 - Что же ты предлагаешь. Открыть дверь и вызвать сотрудников отдела систем безопасности, я угадал. - Совершенно. Будет очень глупо, если вы этого не сделаете. На этот раз Стратмор позволил себе расхохотаться во весь голос. - Твой сценарий мне понятен. ТРАНСТЕКСТ перегрелся, поэтому откройте двери и отпустите. - Именно так, черт возьми. Я был там, внизу. Резервное питание подает слишком мало фреона.

Веспа шла с предельной скоростью. Прикинув, что такси развивает миль восемьдесят - чуть ли не вдвое больше его скорости, - он сосредоточил все внимание на трех ангарах впереди. Средний. Там его дожидается лирджет. Прогремел выстрел. Пуля ударила в асфальт в нескольких метрах позади. Беккер оглянулся. Убийца целился, высунувшись из окна.

706 Share

Mochila para personas sin hogar

На высокой рабочей платформе-подиуме в центре комнаты возвышался Джабба, как король, отдающий распоряжения своим подданным. На экране за его спиной светилось сообщение, уже хорошо знакомое Сьюзан. Текст, набранный крупным шрифтом, точно на афише, зловеще взывал прямо над его головой: ТЕПЕРЬ ВАС МОЖЕТ СПАСТИ ТОЛЬКО ПРАВДА ВВЕДИТЕ КЛЮЧ_____ Словно в кошмарном сне Сьюзан шла вслед за Фонтейном к подиуму. Весь мир для нее превратился в одно смутное, медленно перемещающееся пятно. Увидев их, Джабба сразу превратился в разъяренного быка: - Я не зря создал систему фильтров. - Сквозь строй приказал долго жить, - безучастно произнес Фонтейн. - Это уже не новость, директор.  - Джабба сплюнул.  - От взрывной волны я чуть не упал со стула. Где Стратмор.

 Сьюзан, это же абсолютно ясно. Танкадо выгравировал ключ Цифровой крепости на кольце. Золото долговечно. Что бы он ни делал - спал, стоял под душем, ел, - ключ всегда при нем, в любую минуту готовый для опубликования. - На пальце? - усомнилась Сьюзан.  - У всех на виду. - Почему бы и. Испания отнюдь не криптографический центр мира. Никто даже не заподозрит, что эти буквы что-то означают.

У нее перехватило дыхание. Она посмотрела на него, потом на кольцо. Глаза ее увлажнились. - О, Дэвид… у меня нет слов. - Скажи. Она отвернулась. Дэвид терпеливо ждал. - Сьюзан Флетчер, я люблю. Будьте моей женой.

 - Я… я не понимаю. - Я не могу, - повторила.  - Я не могу выйти за тебя замуж.  - Она отвернулась. Ее плечи подрагивали. Она закрыла лицо руками. Дэвид не мог прийти в. - Но, Сьюзан… я думал… - Он взял ее за дрожащие плечи и повернул к. И тогда он увидел, что Сьюзан вовсе не плакала.

Дэвид сидел в мини-автобусе, тихо наблюдая за драмой, разыгрывавшейся перед ним на мониторе. - Сьюзан! - позвал.  - Меня осенило. Здесь шестнадцать групп по четыре знака в каждой. - О, ради Бога, - пробурчал себе под нос Джабба.  - Все хотят поиграть в эту игру. Сьюзан пропустила эти слова мимо ушей. - Да. Шестнадцать.

Я искренне верю, что только мы можем спасти этих людей от их собственного невежества. Сьюзан не совсем понимала, к чему он клонит. Коммандер устало опустил глаза, затем поднял их вновь. - Сьюзан, выслушай меня, - сказал он, нежно ей улыбнувшись.  - Возможно, ты захочешь меня прервать, но все же выслушай до конца. Я читал электронную почту Танкадо уже в течение двух месяцев. Как ты легко можешь себе представить, я был шокирован, впервые наткнувшись на его письмо Северной Дакоте о не поддающемся взлому коде, именуемом Цифровая крепость. Я полагал, что это невозможно.

639 Share

Mochila para personas sin hogar

Дойдя до конца туннеля, Сьюзан уткнулась в круглую сейфовую дверь с надписью СЕКРЕТНО - огромными буквами. Вздохнув, она просунула руку в углубление с цифровым замком и ввела свой личный код из пяти цифр. Через несколько секунд двенадцатитонная стальная махина начала поворачиваться. Она попыталась собраться с мыслями, но они упрямо возвращали ее к. Дэвид Беккер. Единственный мужчина, которого она любила. Самый молодой профессор Джорджтаунского университета, блестящий ученый-лингвист, он пользовался всеобщим признанием в академическом мире. Наделенный феноменальной памятью и способностями к языкам, он знал шесть азиатских языков, а также прекрасно владел испанским, французским и итальянским.

 Может, отключить его самим? - предложила Сьюзан. Стратмор кивнул. Ему не нужно было напоминать, что произойдет, если три миллиона процессоров перегреются и воспламенятся. Коммандеру нужно было подняться к себе в кабинет и отключить ТРАНСТЕКСТ, пока никто за пределами шифровалки не заметил этой угрожающей ситуации и не отправил людей им на помощь. Стратмор бросил взгляд на лежавшего в беспамятстве Хейла, положил беретту на столик рядом со Сьюзан и крикнул, перекрывая вой сирены: - Я сейчас вернусь! - Исчезая через разбитое стекло стены Третьего узла, он громко повторил: - Найди ключ. Поиски ключа не дали никаких результатов. Сьюзан надеялась, что Стратмору не придется долго возиться с отключением ТРАНСТЕКСТА. Шум и мелькающие огни в шифровалке делали ее похожей на стартовую площадку ракеты. Хейл зашевелился и в ответ на каждое завывание сирены начал моргать.

А что по этому поводу думает Энсей Танкадо. - Я ничем не обязан мистеру Танкадо. Он зря мне доверился. Ключ стоит в сотни раз больше того, что он платит мне за его хранение. - Извините, но ваш ключ сам по себе ничего не стоит. Как только Танкадо узнает о том, что вы сделали, он опубликует свою копию, и рынок рухнет. - Вы получите оба экземпляра, - прозвучал голос.  - Мой и мистера Танкадо. Нуматака закрыл трубку ладонью и громко засмеялся.

Шесть секунд. - Утечка информации. - Никаких изменений. Внезапно Мидж судорожно указала на экран. - Смотрите. На экран выплыла надпись: КЛЮЧ К ШИФРУ-УБИЙЦЕ ПОДТВЕРЖДЕН - Укрепить защитные стены! - приказал Джабба. Но Соши, опередив его, уже отдала команду. - Утечка прекратилась! - крикнул техник.

Стоявшая перед ней задача была проста: войти в компьютер Хейла, найти ключ и уничтожить все следы его переписки с Танкадо. Нигде не должно остаться даже намека на Цифровую крепость. Сьюзан снова завладели прежние сомнения: правильно ли они поступают, решив сохранить ключ и взломать Цифровую крепость. Ей было не по себе, хотя пока, можно сказать, им сопутствовала удача. Чудесным образом Северная Дакота обнаружился прямо под носом и теперь попал в западню. Правда, оставалась еще одна проблема - Дэвид до сих пор не нашел второй экземпляр ключа. Она молилась, чтобы его усилия увенчались успехом. Направляясь к центру Третьего узла, Сьюзан пыталась привести свои мысли в порядок.

 - Червь преодолел уже половину пути. - Забудьте про пленку, - сказал Бринкерхофф.  - Вводите ключ и кончайте со всем. Джабба вздохнул. На сей раз голос его прозвучал с несвойственным ему спокойствием: - Директор, если мы введем неверный ключ… - Верно, - прервала его Сьюзан.  - Если Танкадо ничего не заподозрил, нам придется ответить на ряд вопросов. - Как у нас со временем, Джабба? - спросил Фонтейн. Джабба посмотрел на ВР.

Mochila de diseГ±o pico todos los dГ­as

About Meztidal

Энсей Танкадо всучил вам Северную Дакоту, так как он знал, что вы начнете искать. Что бы ни содержалось в его посланиях, он хотел, чтобы вы их нашли, - это ложный след. - У тебя хорошее чутье, - парировал Стратмор, - но есть кое-что. Я ничего не нашел на Северную Дакоту, поэтому изменил направление поиска.

Related Posts

225 Comments

Post A Comment