L.l. mochila de frijoles

669 Share

L.l. mochila de frijoles

ГЛАВА 46 Фил Чатрукьян швырнул трубку на рычаг. Линия Джаббы оказалась занята, а службу ожидания соединения Джабба отвергал как хитрый трюк корпорации Американ телефон энд телеграф, рассчитанный на то, чтобы увеличить прибыль: простая фраза Я говорю по другому телефону, я вам перезвоню приносила телефонным компаниям миллионы дополнительных долларов ежегодно. Отказ Джаббы использовать данную услугу был его личным ответом на требование АН Б о том, чтобы он всегда был доступен по мобильному телефону. Чатрукьян повернулся и посмотрел в пустой зал шифровалки. Шум генераторов внизу с каждой минутой становился все громче. Фил физически ощущал, что времени остается все меньше. Он знал: все уверены, что он ушел. В шуме, доносившемся из-под пола шифровалки, в его голове звучал девиз лаборатории систем безопасности: Действуй, объясняться будешь. В мире высоких ставок, в котором от компьютерной безопасности зависело слишком многое, минуты зачастую означали спасение системы или ее гибель. Трудно было найти время для предварительного обоснования защитных мер.

 Войдите, - буркнул Нуматака. Массажистка быстро убрала руки из-под полотенца. В дверях появилась телефонистка и поклонилась: - Почтенный господин. - Слушаю. Телефонистка отвесила еще один поклон: - Я говорила с телефонной компанией. Звонок был сделан из страны с кодом один - из Соединенных Штатов. Нуматака удовлетворенно мотнул головой. Хорошая новость. Звонок из Соединенных Штатов.

 - Беккер запнулся.  - Но тут… тут слишком. Мне нужны только деньги на такси.  - Он прикинул в уме, сколько в этой пачке в пересчете на доллары.  - Да тут несколько тысяч долларов. - Я действую по инструкции, сэр.  - Пилот повернулся и скрылся в кабине. Дверца за ним захлопнулась.

Могу задать тебе точно такой же вопрос. Однако она отлично знала, чем занимался Хейл. Он был законченным компьютерным маньяком. Вопреки правилам он часто проникал в шифровалку в уик-энд, чтобы на мощнейших компьютерах погонять программу, над которой работал. - Вот хочу попробовать сделать кое-какую перенастройку да проверить электронную почту, - сказал Хейл. Он смотрел на нее с нескрываемым любопытством.  - Что ты сказала. Чем ты занята.

Приоткрыв дрожащие губы, она попыталась что-то сказать, но слов не последовало. Не спуская со Стратмора ледяного взгляда, Сьюзан сделала шаг вперед и протянула к нему руку с зажатым в ней предметом. Стратмор был почти уверен, что в руке Сьюзан сжимала беретту, нацеленную ему в живот, но пистолет лежал на полу, стиснутый в пальцах Хейла. Предмет, который она держала, был гораздо меньшего размера. Стратмор опустил глаза и тут же все понял. Время для него остановилось. Он услышал, как стучит его сердце. Человек, в течение многих лет одерживавший победу над опаснейшими противниками, в одно мгновение потерпел поражение. Причиной этого стала любовь, но не .

Он заместитель директора Агентства национальной безопасности, а сегодня все, что он делает, важно, как. Его дыхание стало ровным. - Сьюзан.  - Голос его прозвучал резко, но спокойно.  - Тебе удалось стереть электронную почту Хейла. - Нет, - сконфуженно ответила. - Ты нашла ключ. Сьюзан покачала головой. Стратмор наморщил лоб и прикусил губу. Мысли его метались.

765 Share

L.l. mochila de frijoles

 Подними! - срывающимся голосом завопил панк. Беккер попробовал его обойти, но парень ему не позволил. - Я сказал тебе - подними. Одуревшие от наркотиков панки за соседними столиками начали поворачивать головы в их сторону, привлеченные перепалкой. - Не советую тебе так себя вести, парень, - тихо сказал Беккер. - Я тебя предупредил! - кипятился панк.  - Это мой столик. Я прихожу сюда каждый вечер. Подними, говорю. Беккер терял терпение.

 - Я его продала. ГЛАВА 33 Токуген Нуматака смотрел в окно и ходил по кабинету взад-вперед как зверь в клетке. Человек, с которым он вступил в контакт, Северная Дакота, не звонил. Проклятые американцы. Никакого представления о пунктуальности. Он позвонил бы Северной Дакоте сам, но у него не было номера его телефона. Нуматака терпеть не мог вести дела подобным образом, он ненавидел, когда хозяином положения был кто-то. С самого начала его преследовала мысль, что звонки Северной Дакоты - это западня, попытка японских конкурентов выставить его дураком. Теперь его снова одолевали те же подозрения.

Она не помнила, чтобы это слово срывалось когда-нибудь с губ коммандера Стратмора. Чрезвычайная. В шифровалке. Она не могла себе этого представить. - С-слушаюсь, сэр.  - Она выдержала паузу.  - Постараюсь побыстрее. - А лучше еще быстрее.

Наш гражданин был сегодня доставлен в вашу больницу. Я хотел бы получить информацию о нем, с тем чтобы посольство могло оплатить его лечение. - Прекрасно, - прозвучал женский голос.  - Я пошлю эту информацию в посольство в понедельник прямо с утра. - Мне очень важно получить ее именно. - Это невозможно, - раздраженно ответила женщина.  - Мы очень заняты. Беккер старался говорить как можно официальнее: - Дело весьма срочное.

Люди, занимавшиеся нелегальной деятельностью с использованием электронной почты, быстро убедились в том, что их секреты больше не являются их частным достоянием. ФБР, Налоговое управление, Агентство по борьбе с наркотиками и другие правоохранительные агентства США - с помощью опытных штатных хакеров - сумели арестовать и предать суду гораздо больше преступников. Разумеется, когда пользователи компьютеров во всем мире обнаружили, что американское правительство имеет широкий доступ к их электронной почте, раздались возмущенные голоса. Даже те, кто использовал электронную почту лишь для развлечения, занервничали из-за вторжения в их частную жизнь. Корпоративные программисты во всем мире озаботились решением проблемы безопасности электронной почты. В конце концов оно было найдено - так родился доступный широкой публике способ кодирования. Его концепция была столь же проста, сколь и гениальна. Она состояла из легких в использовании программ для домашнего компьютера, которые зашифровывали электронные послания таким образом, что они становились абсолютно нечитаемыми.

 - Тебя оно не обрадует. - В ТРАНСТЕКСТЕ сбой. - ТРАНСТЕКСТ в полном порядке. - Вирус. - Никакого вируса. Выслушай меня внимательно, - попросил Стратмор. Сьюзан была ошеломлена. ТРАНСТЕКСТ еще никогда не сталкивался с шифром, который не мог бы взломать менее чем за один час. Обычно же открытый текст поступал на принтер Стратмора за считанные минуты. Она взглянула на скоростное печатное устройство позади письменного стола шефа.

752 Share

L.l. mochila de frijoles

Он подстраховался - передал копию ключа анонимной третьей стороне на тот случай… ну, если с ним что-нибудь случится. Это можно было предвидеть, - подумала Сьюзан. -Ангел-хранитель. - И, полагаю, если с Танкадо что-нибудь случится, эта загадочная личность продаст ключ. - Хуже. Если Танкадо убьют, этот человек опубликует пароль. - Его партнер опубликует ключ? - недоуменно переспросила Сьюзан. Стратмор кивнул: - Он разместит его в Интернете, напечатает в газетах, на рекламных щитах.

В другом конце комнаты Хейл еле слышно засмеялся. Сьюзан взглянула на адресную строку сообщения. FROM: CHALECRYPTO. NSA. GOV Гнев захлестнул ее, но она сдержалась и спокойно стерла сообщение. - Очень умно, Грег. - Там подают отличный карпаччо.  - Хейл улыбнулся.

 Вы звонили Стратмору. - Да. Он уверяет, что в шифровалке полный порядок. Сказал, что ТРАНСТЕКСТ работает в обычном темпе. Что у нас неверные данные. Джабба нахмурил свой несоразмерно выпуклый лоб. - В чем же тогда проблема. В отчет вкралась какая-то ошибка? - Мидж промолчала. Джабба почувствовал, что она медлит с ответом, и снова нахмурился.

Я никогда не распечатываю свои мозговые штурмы. - Я знаю. Я считываю их с вашего компьютера. Стратмор недоверчиво покачал головой. - Ты пробрался в мой кабинет. - Нет. Я сделал это, не выходя из Третьего узла.  - Хейл хмыкнул. Он понимал: выбраться из шифровалки ему удастся, только если он пустит в ход все навыки поведения в конфликтных ситуациях, которые приобрел на военной службе. Стратмор придвинулся ближе, держа беретту в вытянутой руке прямо перед .

У нас… - Он нас сделал, - сказал Стратмор, не поднимая головы.  - Танкадо обманул всех. По его тону ей стало ясно, что он все понял. Вся ложь Танкадо о невскрываемом алгоритме… обещание выставить его на аукцион - все это было игрой, мистификацией. Танкадо спровоцировал АНБ на отслеживание его электронной почты, заставил поверить, что у него есть партнер, заставил скачать очень опасный файл. - Линейная мутация… - еле выдавил Стратмор. - Я знаю. Коммандер медленно поднял голову. - Файл, который я скачал из Интернета… это был… Сьюзан постаралась сохранить спокойствие.

По выражению лица панка Беккер понял, что тот знает, о ком идет речь. Мелькнул лучик надежды. Но уже через минуту парень скривился в гримасе. Он с силой стукнул бутылкой по столу и вцепился в рубашку Беккера. - Она девушка Эдуардо, болван. Только тронь ее, и он тебя прикончит. ГЛАВА 56 Мидж Милкен в сердцах выскочила из своего кабинета и уединилась в комнате для заседаний, которая располагалась точно напротив. Кроме тридцати футов ого стола красного дерева с буквами АНБ в центре столешницы, выложенной из черных пластинок вишневого и орехового дерева, комнату украшали три акварели Мариона Пайка, ваза с листьями папоротника, мраморная барная стойка и, разумеется, бачок для охлаждения воды фирмы Спарклетс. Мидж налила себе стакан воды, надеясь, что это поможет ей успокоиться. Делая маленькие глотки, она смотрела в окно.

769 Share

L.l. mochila de frijoles

Мидж покачала головой. - В Космополитене пишут, что две трети просьб потереть спинку кончаются сексом. Бринкерхофф возмутился. - У нас ничего такого не случалось. - Вот.  - Она едва заметно подмигнула.  - В этом все и. - Мидж… - Доброй ночи, Чед.  - Она направилась к двери.

Затем она, наверное, вмонтирует алгоритм в защищенный чип, и через пять лет все компьютеры будут выпускаться с предустановленным чипом Цифровой крепости. Никакой коммерческий производитель и мечтать не мог о создании шифровального чипа, потому что нормальные алгоритмы такого рода со временем устаревают. Но Цифровая крепость никогда не устареет: благодаря функции меняющегося открытого текста она выдержит людскую атаку и не выдаст ключа. Новый стандарт шифрования. Отныне и навсегда. Шифры, которые невозможно взломать. Банкиры, брокеры, террористы, шпионы - один мир, один алгоритм. Анархия. - Какой у нас выбор? - спросила Сьюзан. Она хорошо понимала, что в отчаянной ситуации требуются отчаянные меры, в том числе и от АНБ.

Она в ужасе смотрела, как он придавливает ее к полу, стараясь разобрать выражение его глаз. Похоже, в них угадывался страх. Или это ненависть. Они буквально пожирали ее тело. Новая волна паники охватила Сьюзан. Хейл всей тяжестью своего тела придавил ее ноги, холодно следя за каждым ее движением. В сознании Сьюзан промелькнуло все то, что она читала о приемах самозащиты. Она попыталась бороться, но тело ее не слушалось.

Клушару эта идея понравилась. Он сел в кровати. - Нуда, конечно… С удовольствием. Беккер достал блокнот. - Итак, начнем с утра. Расскажите мне, что произошло. Старик вздохнул. - Очень печальная история.

Каждый день военные оценивают моментальные спутниковые снимки всех передвижений по территории потенциальных противников. Инженеры компании Локхид скачивают подробные чертежи новых систем вооружения. Оперативные агенты сообщают последние данные о ходе выполнения поставленных перед ними задач. Банк данных АНБ - это основа основ тысяч правительственных операций. Отключить все это без подготовки - значит парализовать разведдеятельность во всем мире. - Я отдаю себе отчет в последствиях, сэр, - сказал Джабба, - но у нас нет выбора. - Объясните, - потребовал Фонтейн. Он посмотрел на Сьюзан, стоявшую рядом с ним на платформе.

В глазах Сьюзан Дэвид был самим совершенством - насколько вообще такое. Одно только ее беспокоило: всякий раз, когда они куда-то ходили, он решительно противился тому, чтобы она сама платила за. Сьюзан не могла с этим смириться, видя, как он выкладывает за их обед свою дневную заработную плату, но спорить с ним было бесполезно. Она в конце концов перестала протестовать, но это продолжало ее беспокоить. Я зарабатываю гораздо больше, чем в состоянии потратить, - думала она, - поэтому будет вполне естественным, если я буду платить. Но если не считать его изрядно устаревших представлений о рыцарстве, Дэвид, по мнению Сьюзан, вполне соответствовал образцу идеального мужчины. Внимательный и заботливый, умный, с прекрасным чувством юмора и, самое главное, искренне интересующийся тем, что она делает. Чем бы они ни занимались - посещали Смитсоновский институт, совершали велосипедную прогулку или готовили спагетти у нее на кухне, - Дэвид всегда вникал во все детали. Сьюзан отвечала на те вопросы, на которые могла ответить, и постепенно у Дэвида сложилось общее представление об Агентстве национальной безопасности - за исключением, разумеется, секретных сторон деятельности этого учреждения.

842 Share

L.l. mochila de frijoles

Так, может быть, она зря поднимает панику. - Мидж.  - Джабба засопел и сделал изрядный глоток.  - Если бы в игрушке Стратмора завелся вирус, он бы сразу мне позвонил. Стратмор человек умный, но о вирусах понятия не имеет. У него в голове ничего, кроме ТРАНСТЕКСТА. При первых же признаках беды он тут же поднял бы тревогу - а в этих стенах сие означает, что он позвонил бы.  - Джабба сунул в рот кусочек сыра моцарелла.

ГЛАВА 76 У подъезда севильского аэропорта стояло такси с работающим на холостом ходу двигателем и включенным счетчиком. Пассажир в очках в тонкой металлической оправе, вглядевшись сквозь стеклянную стену аэровокзала, понял, что прибыл вовремя. Он увидел светловолосую девушку, помогающую Дэвиду Беккеру найти стул и сесть. Беккера, по-видимому, мучила боль. Он еще не знает, что такое настоящая боль, подумал человек в такси. Девушка вытащила из кармана какой-то маленький предмет и протянула его Беккеру. Тот поднес его к глазам и рассмотрел, затем надел его на палец, достал из кармана пачку купюр и передал девушке. Они поговорили еще несколько минут, после чего девушка обняла его, выпрямилась и, повесив сумку на плечо, ушла. Наконец-то, подумал пассажир такси.

Стратмор скачал файл с Цифровой крепостью и запустил его в ТРАНСТЕКСТ, но программа Сквозь строй отказалась его допустить, потому что файл содержал опасную линейную мутацию. В обычных обстоятельствах это насторожило бы Стратмора, но ведь он прочитал электронную почту Танкадо, а там говорилось, что весь трюк и заключался в линейной мутации. Решив, что никакой опасности нет, Стратмор запустил файл, минуя фильтры программы Сквозь строй. Сьюзан едва могла говорить. - Никакой Цифровой крепости не существует, - еле слышно пробормотала она под завывание сирены и, обессилев, склонилась над своим компьютером. Танкадо использовал наживку для дурачков… и АНБ ее проглотило. Сверху раздался душераздирающий крик Стратмора. ГЛАВА 86 Когда Сьюзан, едва переводя дыхание, появилась в дверях кабинета коммандера, тот сидел за своим столом, сгорбившись и низко опустив голову, и в свете монитора она увидела капельки пота у него на лбу. Сирена выла не преставая. Сьюзан подбежала к .

Сьюзан посмотрела на экран и перевела взгляд на диалоговое окно. В самом низу она увидела слова: РАССКАЖИТЕ МИРУ О ТРАНСТЕКСТЕ СЕЙЧАС ВАС МОЖЕТ СПАСТИ ТОЛЬКО ПРАВДА Сьюзан похолодела. В АНБ сосредоточена самая секретная государственная информация: протоколы военной связи, разведданные, списки разведчиков в зарубежных странах, чертежи передовой военной техники, документация в цифровом формате, торговые соглашения, - и этот список нескончаем. - Танкадо не посмеет этого сделать! - воскликнула.  - Уничтожить всю нашу секретную информацию? - Сьюзан не могла поверить, что Танкадо совершит нападение на главный банк данных АНБ. Она перечитала его послание. СЕЙЧАС ВАС МОЖЕТ СПАСТИ ТОЛЬКО ПРАВДА - Правда? - спросила.  - Какая правда. Стратмор тяжело дышал.

Беккер подумал, что деньги, которые он ей даст, в конечном счете окажутся в кармане какого-нибудь наркоторговца из Трианы. - Я вовсе не так богат, я простой преподаватель. Но я скажу тебе, что собираюсь сделать… - Скажу тебе, что ты наглая лгунья, вот что я сделаю.  - Пожалуй, я куплю тебе билет. Белокурая девушка смотрела на него недоверчиво. - Вы это сделаете? - выдавила она, и глаза ее засветились надеждой.  - Вы купите мне билет домой. О Боже, я вам так благодарна. Беккер растерялся.

Чатрукьяну вдруг стало холодно. У сотрудников лаборатории систем безопасности была единственная обязанность - поддерживать ТРАНСТЕКСТ в чистоте, следить, чтобы в него не проникли вирусы. Он знал, что пятнадцатичасовой прогон может означать только одно: зараженный файл попал в компьютер и выводит из строя программу. Все, чему его учили, свидетельствовало о чрезвычайности ситуации. Тот факт, что в лаборатории систем безопасности никого нет, а монитор был выключен, больше не имело значения. Главное теперь - сам ТРАНСТЕКСТ. Чатрукьян немедленно вывел на дисплей список файлов, загружавшихся в машину в последние сорок восемь часов, и начал его просматривать. Неужели попал зараженный файл? - подумал .

210 Share

L.l. mochila de frijoles

На подиуме все замолчали, не отрывая глаз от экрана. Джабба нажал на клавиатуре несколько клавиш, и картинка на экране изменилась. В левом верхнем углу появилось послание Танкадо: ТЕПЕРЬ ВАС МОЖЕТ СПАСТИ ТОЛЬКО ПРАВДА Правая часть экрана отображала внутренний вид мини-автобуса и сгрудившихся вокруг камеры Беккера и двух агентов. В центре возник нечеткий из-за атмосферных помех кадр, который затем превратился в черно-белую картинку парка. - Трансляция началась, - объявил агент Смит. Это было похоже на старое кино. Кадр казался неестественно вытянутым по вертикали и неустойчивым, как бывает при дрожащем объективе, - это было результатом удаления кадров, процесса, сокращающего видеозапись вдвое и экономящего время. Объектив, скользнув по огромной площади, показал полукруглый вход в севильский парк Аюнтамьенто. На переднем плане возникли деревья. Парк был пуст.

Его нежные лучи проникали сквозь занавеску и падали на пуховую перину. Она потянулась к Дэвиду. Это ей снится. Трудно было даже пошевельнуться: события вчерашнего дня вычерпали все ее силы без остатка. - Дэвид… - тихо простонала. Ответа не последовало. Она открыла глаза, не в состоянии даже протянуть руку. Простыня на его половине кровати была холодной. Дэвид исчез. Значит, приснилось, подумала Сьюзан и села в кровати.

Сьюзан окаменела. Она не произнесла ни слова. За десять лет их знакомства Стратмор выходил из себя всего несколько раз, и этого ни разу не произошло в разговоре с. В течение нескольких секунд ни он, ни она не произнесли ни слова. Наконец Стратмор откинулся на спинку стула, и Сьюзан поняла, что он постепенно успокаивается. Когда он наконец заговорил, голос его звучал подчеркнуто ровно, хотя было очевидно, что это давалось ему нелегко. - Увы, - тихо сказал Стратмор, - оказалось, что директор в Южной Америке на встрече с президентом Колумбии. Поскольку, находясь там, он ничего не смог бы предпринять, у меня оставалось два варианта: попросить его прервать визит и вернуться в Вашингтон или попытаться разрешить эту ситуацию самому. Воцарилась тишина. Наконец Стратмор поднял усталые глаза на Сьюзан.

Мы можем обслужить вас по особому тарифу. - Ну… вообще-то никто не давал мне ваш номер специально.  - В голосе мужчины чувствовалось какая-то озабоченность.  - Я нашел его в паспорте и хочу разыскать владельца. Сердце Ролдана упало. Выходит, это не клиент. - Вы хотите сказать, что нашли этот номер. - Да, я сегодня нашел в парке чей-то паспорт.

Она попыталась собраться с мыслями, но они упрямо возвращали ее к. Дэвид Беккер. Единственный мужчина, которого она любила. Самый молодой профессор Джорджтаунского университета, блестящий ученый-лингвист, он пользовался всеобщим признанием в академическом мире. Наделенный феноменальной памятью и способностями к языкам, он знал шесть азиатских языков, а также прекрасно владел испанским, французским и итальянским. На его лекциях по этимологии яблоку негде было упасть, и он всегда надолго задерживался в аудитории, отвечая на нескончаемые вопросы. Он говорил авторитетно и увлеченно, не обращая внимания на восторженные взгляды студенток. Беккер был смуглым моложавым мужчиной тридцати пяти лет, крепкого сложения, с проницательным взглядом зеленых глаз и потрясающим чувством юмором. Волевой подбородок и правильные черты его лица казались Сьюзан высеченными из мрамора.

 Странно, - удивленно заметил Смит.  - Обычно травматическая капсула не убивает так. Иногда даже, если жертва внушительной комплекции, она не убивает вовсе. - У него было больное сердце, - сказал Фонтейн. Смит поднял брови. - Выходит, выбор оружия был идеальным. Сьюзан смотрела, как Танкадо повалился на бок и, наконец, на спину. Он лежал, устремив глаза к небу и продолжая прижимать руку к груди. Внезапно камера отъехала в сторону, под деревья. В кадре возник мужчина в очках в тонкой металлической оправе, в руке он держал большой портфель.

723 Share

L.l. mochila de frijoles

ГЛАВА 17 Дэвид Беккер ступил на раскаленные плиты площади Испании. Прямо перед ним над деревьями возвышалось Аюнтамьенто - старинное здание ратуши, которое окружали три акра бело-голубой мозаики азульехо. Его арабские шпили и резной фасад создавали впечатление скорее дворца - как и было задумано, - чем общественного учреждения. За свою долгую историю оно стало свидетелем переворотов, пожаров и публичных казней, однако большинство туристов приходили сюда по совершенно иной причине: туристические проспекты рекламировали его как английский военный штаб в фильме Лоуренс Аравийский. Коламбия пикчерз было гораздо дешевле снять эту картину в Испании, нежели в Египте, а мавританское влияние на севильскую архитектуру с легкостью убедило кинозрителей в том, что перед их глазами Каир. Беккер перевел свои Сейко на местное время - 9. 10 вечера, по местным понятиям еще день: порядочный испанец никогда не обедает до заката, а ленивое андалузское солнце редко покидает небо раньше десяти. Несмотря на то что вечер только начинался, было очень жарко, однако Беккер поймал себя на том, что идет через парк стремительным шагом.

Конечно, чтобы придать своему плану правдоподобность, Танкадо использовал тайный адрес… тайный ровно в той мере, чтобы никто не заподозрил обмана. Он сам был своим партнером. Никакой Северной Дакоты нет и в помине. Энсей Танкадо - единственный исполнитель в этом шоу. Единственный исполнитель. Сьюзан пронзила ужасная мысль. Этой своей мнимой перепиской Танкадо мог убедить Стратмора в чем угодно. Она вспомнила свою первую реакцию на рассказ Стратмора об алгоритме, не поддающемся взлому. Сьюзан была убеждена, что это невозможно. Угрожающий потенциал всей этой ситуации подавил .

 Чед! - рявкнул у него за спиной Фонтейн. Директор наверняка обратил внимание на выражение глаз Мидж, когда она выходила.  - Не выпускай ее из приемной. Бринкерхофф кивнул и двинулся следом за Мидж. Фонтейн вздохнул и обхватил голову руками. Взгляд его черных глаз стал тяжелым и неподвижным. Возвращение домой оказалось долгим и слишком утомительным. Последний месяц был для Лиланда Фонтейна временем больших ожиданий: в агентстве происходило нечто такое, что могло изменить ход истории, и, как это ни странно директор Фонтейн узнал об этом лишь случайно. Три месяца назад до Фонтейна дошли слухи о том, что от Стратмора уходит жена. Он узнал также и о том, что его заместитель просиживает на службе до глубокой ночи и может не выдержать такого напряжения.

Пытаясь успокоиться, она посмотрела на экран своего компьютера. Запущенный во второй раз Следопыт все еще продолжал поиск, но теперь это уже не имело значения. Сьюзан знала, что он принесет ей в зубах: GHALEcrypto. nsa. dov Переведя взгляд на рабочий кабинет Стратмора, она поняла, что больше не может ждать, пусть даже помешает его разговору по телефону. Она встала и направилась к двери. Хейл внезапно почувствовал беспокойство - скорее всего из-за необычного поведения Сьюзан. Он быстро пересек комнату и преградил ей дорогу, скрестив на груди руки.

В течение нескольких секунд ни он, ни она не произнесли ни слова. Наконец Стратмор откинулся на спинку стула, и Сьюзан поняла, что он постепенно успокаивается. Когда он наконец заговорил, голос его звучал подчеркнуто ровно, хотя было очевидно, что это давалось ему нелегко. - Увы, - тихо сказал Стратмор, - оказалось, что директор в Южной Америке на встрече с президентом Колумбии. Поскольку, находясь там, он ничего не смог бы предпринять, у меня оставалось два варианта: попросить его прервать визит и вернуться в Вашингтон или попытаться разрешить эту ситуацию самому. Воцарилась тишина. Наконец Стратмор поднял усталые глаза на Сьюзан. Выражение его лица тут же смягчилось. - Сьюзан, извини .

В то время как даже при нынешнем рекорде - сто пятьдесят вскрытых шифров в день - они не успевают расшифровывать всю перехватываемую информацию. - Танкадо звонил мне в прошлом месяце, - сказал Стратмор, прервав размышления Сьюзан. - Танкадо звонил вам? - удивилась. Он кивнул: - Чтобы предупредить. - Предупредить. Он же вас ненавидит. - Он позвонил и предупредил, что заканчивает работу над алгоритмом, создающим абсолютно стойкие шифры. Я ему не поверил. - Но зачем он вам об этом сообщил? - спросила Сьюзан.  - Хотел предложить вам купить этот алгоритм.

567 Share

L.l. mochila de frijoles

Беккер услышал, как его собеседница листает книгу заказов. Там не окажется никакого Клауса, но Беккер понимал, что клиенты далеко не всегда указывают свои подлинные имена. - Хм-м, извините, - произнесла женщина.  - Не нахожу. Как, вы сказали, имя девушки, которую нанял ваш брат. - Рыжеволосая, - сказал Беккер, уклоняясь от ответа. - Рыжеволосая? - переспросила. Пауза.  - Это Servicio Social de Sevilla. Вы уверены, что ваш брат приходил именно к .

Экран отливал странным темно-бордовым цветом, и в самом его низу диалоговое окно отображало многочисленные попытки выключить ТРАНСТЕКСТ. После каждой из них следовал один и тот же ответ: ИЗВИНИТЕ. ОТКЛЮЧЕНИЕ НЕВОЗМОЖНО Сьюзан охватил озноб. Отключение невозможно. Но. Увы, она уже знала ответ. Так вот какова месть Танкадо. Уничтожение ТРАНСТЕКСТА. Уже несколько лет Танкадо пытался рассказать миру о ТРАНСТЕКСТЕ, но ему никто не хотел верить. Поэтому он решил уничтожить это чудовище в одиночку.

Шестнадцать часов. Но это не все, сэр. Я запустил антивирус, и он показывает нечто очень странное. - Неужели? - Стратмор по-прежнему оставался невозмутим.  - Что показалось тебе странным. Сьюзан восхитилась спектаклем, который на ее глазах разыгрывал коммандер. - ТРАНСТЕКСТ работает с чем-то очень сложным, фильтры никогда ни с чем подобным не сталкивались. Боюсь, что в ТРАНСТЕКСТЕ завелся какой-то неизвестный вирус.

 Танкадо успел отдать его за мгновение до смерти. Все были в растерянности. - Ключ… - Ее передернуло.  - Коммандер Стратмор отправил кого-то в Испанию с заданием найти ключ. - И что? - воскликнул Джабба.  - Человек Стратмора его нашел. Сьюзан, больше не в силах сдержать слезы, разрыдалась. - Да, - еле слышно сказала.  - Полагаю, что. ГЛАВА 111 В комнате оперативного управления раздался страшный крик Соши: - Акулы.

Конечно. Хейл продолжал взывать к ней: - Я отключил Следопыта, подумав, что ты за мной шпионишь. Заподозрила, что с терминала Стратмора скачивается информация, и вот-вот выйдешь на. Правдоподобно, но маловероятно. - Зачем же ты убил Чатрукьяна? - бросила. - Я не убивал его! - Крик Хейла перекрыл вой сирены.  - Его столкнул вниз Стратмор. Я все это видел, потому что прятался в подсобке.

Ты отлично знаешь, что ФБР не может прослушивать телефонные разговоры произвольно: для этого они должны получить ордер. Этот новый стандарт шифрования означал бы, что АНБ может прослушивать кого угодно, где угодно и когда угодно. - Ты прав - и так и должно быть! - сурово отрезала Сьюзан.  - Если бы ты не нашел черный ход в Попрыгунчике, мы могли бы взломать любой шифр, вместо того чтобы полагаться на ТРАНСТЕКСТ. - Если бы я не нашел черный ход, - сказал Хейл, - это сделал бы кто-то. Я спас вас, сделав это заранее. Можешь представить себе последствия, если бы это обнаружилось, когда Попрыгунчик был бы уже внедрен. - Так или иначе, - парировала Сьюзан, - теперь мы имеем параноиков из Фонда электронных границ, уверенных, что черный ход есть во всех наших алгоритмах.

635 Share

L.l. mochila de frijoles

По изумлению на лице Чатрукьяна было видно, что он никогда прежде не бывал в этой комнате. Какова бы ни была причина его волнения, когда он колотил в стеклянную стену Третьего узла, она моментально улетучилась. Он разглядывал роскошную внутреннюю отделку, выстроившиеся в ряд компьютеры, диваны, книжные полки, залитые мягким светом. Увидав королеву шифровалки Сьюзан Флетчер, Чатрукьян моментально отвел. Он боялся ее как огня. Ее мозги работали словно на совсем другом уровне. Она подавляла его своей красотой, и всякий раз, когда он оказывался рядом, язык у него заплетался. Сейчас она держалась подчеркнуто сдержанно, и это пугало его еще сильнее. - Так в чем же проблема, Фил? - спросил Стратмор, открывая холодильник.  - Может, чего-нибудь выпьешь.

Это его первый выстрел в публичном месте. Смит был прав. Между деревьев в левой части кадра что-то сверкнуло, и в то же мгновение Танкадо схватился за грудь и потерял равновесие. Камера, подрагивая, словно наехала на него, и кадр не сразу оказался в фокусе. А Смит тем временем безучастно продолжал свои комментарии: - Как вы видите, у Танкадо случился мгновенный сердечный приступ. Сьюзан стало дурно оттого, что она увидела. Танкадо прижал изуродованную руку к груди с выражением недоумения и ужаса на лице. - Вы можете заметить, - продолжал Смит, - что взгляд его устремлен .

 - Но если вы в центре, то это совсем недалеко от. - Извините, но для прогулок час слишком поздний. Тут рядом полицейский участок. Я занесу им, а вы, когда увидите мистера Густафсона, скажете ему, где его паспорт. - Подождите! - закричал Ролдан.  - Не надо впутывать сюда полицию. Вы говорите, что находитесь в центре, верно. Вы знаете отель Альфонсо Тринадцатый. Один из лучших в городе. - Да, - произнес голос.

Когда он клал конверт в одну из ячеек, Беккер повернулся, чтобы задать последний вопрос: - Как мне вызвать такси. Консьерж повернул голову и. Но Беккер не слушал, что тот. Он рассчитал все. Рука консьержа только что покинула ячейку под номером 301. Беккер поблагодарил его и быстро зашагал, ища глазами лифт. Туда и обратно, - повторил он мысленно. ГЛАВА 31 Сьюзан вернулась в Третий узел. После разговора со Стратмором она начала беспокоиться о безопасности Дэвида, а ее воображение рисовало страшные картины.

 Нет! - рявкнула.  - Пойду я! - Ее тон говорил о том, что возражений она не потерпит. Стратмор закрыл лицо руками. - Хорошо. Это на нижнем этаже. Возле фреоновых помп. Сьюзан повернулась и направилась к двери, но на полпути оглянулась. - Коммандер, - сказала.  - Это еще не конец.

Семь ступеней. Он мысленно прорепетировал предстоящее убийство. Если у входа на площадку взять вправо, можно увидеть самый дальний левый угол площадки, даже еще не выйдя на. Если Беккер окажется там, Халохот сразу же выстрелит. Если нет, он войдет и будет двигаться на восток, держа в поле зрения правый угол, единственное место, где мог находиться Беккер. Он улыбнулся. ОБЪЕКТ: ДЭВИД БЕККЕР - ЛИКВИДИРОВАН Пора. Халохот проверил оружие, решительно направился вперед и осмотрел площадку. Левый угол пуст.

991 Share

L.l. mochila de frijoles

 - Нам предстоит решить одну задачку. ГЛАВА 123 Техник с бледным лицом подбежал к подиуму. - Туннельный блок сейчас рухнет. Джабба повернул голову к экрану ВР. Атакующие линии рвались вперед, они находились уже на волосок от пятой, и последней, стены, Последние минуты существования банка данных истекали. Сьюзан отгородилась от царившего вокруг хаоса, снова и снова перечитывая послание Танкадо. PRIME DIFFERENCE BETWEEN ELEMENTS RESPONSIBLE FOR HIROSHIMA AND NAGASAKI ГЛАВНАЯ РАЗНИЦА МЕЖДУ ЭЛЕМЕНТАМИ, ОТВЕТСТВЕННЫМИ ЗА ХИРОСИМУ И НАГАСАКИ - Это даже не вопрос! - крикнул Бринкерхофф.  - Какой же может быть ответ. - Нам необходимо число, - напомнил Джабба.  - Шифр-убийца имеет цифровую структуру.

 Мы тонем! - крикнул кто-то из техников. ВР начала неистово мигать, когда ядро захлестнул черный поток. Под потолком завыли сирены. - Информация уходит. - Вторжение по всем секторам. Сьюзан двигалась как во сне. Подойдя к компьютеру Джаббы, она подняла глаза и увидела своего любимого человека. Его голос гремел: - Три. Разница между 238 и 235 - три. Все подняли головы.

Он хочет поговорить с. Директор метнул на нее настороженный взгляд, но Мидж уже бежала к аппарату. Она решила включить громкую связь. - Слушаю, Джабба. Металлический голос Джаббы заполнил комнату: - Мидж, я в главном банке данных. У нас тут творятся довольно странные вещи. Я хотел спросить… - Черт тебя дери, Джабба! - воскликнула Мидж.  - Именно это я и пыталась тебе втолковать. - Возможно, ничего страшного, - уклончиво сказал он, - но… - Да хватит .

 Невероятно! - воскликнул он и снова швырнул трубку.  - Шифровалка вот-вот взорвется, а Стратмор не отвечает на звонки. ГЛАВА 98 Халохот выбежал из святилища кардинала Хуэрры на слепящее утреннее солнце. Прикрыв рукой глаза, он выругался и встал возле собора в маленьком дворике, образованном высокой каменной стеной, западной стороной башни Гиральда и забором из кованого железа. За открытыми воротами виднелась площадь, на которой не было ни души, а за ней, вдали, - стены Санта-Круса. Беккер не мог исчезнуть, тем более так. Халохот оглядел дворик. Он. Он должен быть .

О юристах, фанатичных борцах за гражданские права, о Фонде электронных границ - они все приняли в этом участие, но дело в другом. Дело в людях. Они потеряли веру. Они стали параноиками. Они внезапно стали видеть врага в. И мы, те, кто близко к сердцу принимает интересы страны, оказались вынужденными бороться за наше право служить своей стране. Мы больше не миротворцы. Мы слухачи, стукачи, нарушители прав человека.  - Стратмор шумно вздохнул.  - Увы, в мире полно наивных людей, которые не могут представить себе ужасы, которые нас ждут, если мы будем сидеть сложа руки.

 - Соши. Соши Кута, тонкая как проволока, весила не больше сорока килограммов. Она была его помощницей, прекрасным техником лаборатории систем безопасности, выпускницей Массачусетс кого технологического института. Она часто работала с ним допоздна и, единственная из всех сотрудников, нисколько его не боялась. Соши посмотрела на него с укором и сердито спросила: - Какого дьявола вы не отвечаете. Я звонила вам на мобильник. И на пейджер. - На пейджер, - повторил Джабба.

970 Share

L.l. mochila de frijoles

Слыханное ли это. Отправляйся домой, уже поздно. Она окинула его высокомерным взглядом и швырнула отчет на стол. - Я верю этим данным. Чутье подсказывает мне, что здесь все верно. Бринкерхофф нахмурился. Даже директор не ставил под сомнение чутье Мидж Милкен - у нее была странная особенность всегда оказываться правой. - Что-то затевается, - заявила Мидж.  - И я намерена узнать, что .

Для панков? - переспросил бармен, странно посмотрев на Беккера. - Да. Есть ли в Севилье такое место, где тусуются панки. - No lo se, senor. He знаю. Но уж определенно не здесь! - Он улыбнулся.  - Может, все-таки чего-нибудь выпьете. Беккер понимал, что, по мнению бармена, ведет себя странно.

 Джабба, - спросил Фонтейн, - много они похитили. - Совсем мало, - сказал Джабба, посмотрев на монитор.  - Всего лишь какие-то обрывки, в полном виде -. Фонтейн медленно кивнул и улыбнулся одними уголками губ. Он искал глазами Сьюзан Флетчер, но она уже стояла прямо перед экраном, на котором крупным планом было видно лицо Дэвида Беккера. - Дэвид. - Привет, красавица.  - Он улыбнулся.

 Сегодня годовщина Иуды Табу. У всех такие… - На ней майка с британским флагом и серьга в форме черепа в одном ухе. По выражению лица панка Беккер понял, что тот знает, о ком идет речь. Мелькнул лучик надежды. Но уже через минуту парень скривился в гримасе. Он с силой стукнул бутылкой по столу и вцепился в рубашку Беккера. - Она девушка Эдуардо, болван. Только тронь ее, и он тебя прикончит. ГЛАВА 56 Мидж Милкен в сердцах выскочила из своего кабинета и уединилась в комнате для заседаний, которая располагалась точно напротив. Кроме тридцати футов ого стола красного дерева с буквами АНБ в центре столешницы, выложенной из черных пластинок вишневого и орехового дерева, комнату украшали три акварели Мариона Пайка, ваза с листьями папоротника, мраморная барная стойка и, разумеется, бачок для охлаждения воды фирмы Спарклетс.

Быстрее. Хейл выслушал все это, не сдвинувшись с места и не веря своим ушам. Хватка на горле Сьюзан слегка ослабла. Стратмор выключил телефон и сунул его за пояс. - Твоя очередь, Грег, - сказал. ГЛАВА 81 С мутными слезящимися глазами Беккер стоял возле телефонной будки в зале аэровокзала. Несмотря на непрекращающееся жжение и тошноту, он пришел в хорошее расположение духа. Все закончилось.

Он показался ему смутно знакомым. - Soy Hulohot, - произнес убийца.  - Моя фамилия Халохот.  - Его голос доносился как будто из его чрева. Он протянул руку.  - El anillo. Кольцо. Беккер смотрел на него в полном недоумении. Человек сунул руку в карман и, вытащив пистолет, нацелил его Беккеру в голову. - El anillo.

447 Share

L.l. mochila de frijoles

Он держит нас в заложниках. Внезапно она встала. В голосе ее прозвучала удивительная решимость: - Мы должны установить с ним контакт. Должен быть способ убедить его не выпускать ключ из рук. Мы обязаны утроить самое высокое сделанное ему предложение. Мы можем восстановить его репутацию. Мы должны пойти на. - Слишком поздно, - сказал Стратмор. Он глубоко вздохнул.

Старик не мог даже пошевелиться. Он почувствовал неимоверный жар, бегущий вверх по руке. Нестерпимая боль пронзила плечо, сдавила грудь и, подобно миллиону осколков, вонзилась в мозг. Клушар увидел яркую вспышку света… и черную бездну. Человек ослабил нажим, еще раз взглянул на прикрепленную к спинке кровати табличку с именем больного и беззвучно выскользнул из палаты. Оказавшись на улице, человек в очках в тонкой металлической оправе достал крошечный прибор, закрепленный на брючном ремне, - квадратную коробочку размером с кредитную карту. Это был опытный образец нового компьютера Монокль, разработанного ВМС США для проверки напряжения аккумуляторов в труднодоступных отделениях подводных лодок - миниатюрный аппарат, совмещенный с сотовым модемом, последнее достижение микротехнологии. Его визуальный монитор - дисплей на жидких кристаллах - был вмонтирован в левую линзу очков. Монокль явился провозвестником новой эры персональных компьютеров: благодаря ему пользователь имел возможность просматривать поступающую информацию и одновременно контактировать с окружающим миром. Кардинальное отличие Монокля заключалось не в его миниатюрном дисплее, а в системе ввода информации.

 Какой ключ. Стратмор снова вздохнул. - Тот, который тебе передал Танкадо. - Понятия не имею, о чем. - Лжец! - выкрикнула Сьюзан.  - Я видела твою электронную почту. Хейл замер, потом повернул Сьюзан лицом к. - Ты вскрыла мою электронную почту. - А ты отключил моего Следопыта.

Родители согласились. Хотя Энсей Танкадо никогда прежде не видел компьютера, он как будто инстинктивно знал, как с ним обращаться. Компьютер открыл перед ним мир, о существовании которого он даже не подозревал, и вскоре заполнил всю его жизнь. Повзрослев, он начал давать компьютерные уроки, зарабатывать деньги и в конце концов получил стипендию для учебы в Университете Досися. Вскоре слава о фугуся-кисай, гениальном калеке, облетела Токио. Со временем Танкадо прочитал о Пёрл-Харборе и военных преступлениях японцев. Ненависть к Америке постепенно стихала. Он стал истовым буддистом и забыл детские клятвы о мести; умение прощать было единственным путем, ведущим к просветлению. К двадцати годам Энсей Танкадо стал своего рода культовой фигурой, представителем программистского андеграунда.

Они плодятся быстрее кроликов. В этом их слабость - вы можете путем скрещивания отправить их в небытие, если, конечно, знаете, что делаете. Увы, у этой программы такого тщеславия нет, у нее нет инстинкта продолжения рода. Она бесхитростна и целеустремленна, и когда достигнет своей цели, то скорее всего совершит цифровое самоубийство.  - Джабба театральным жестом указал на громадный экран.  - Дамы и господа, - он опять тяжело вздохнул, - перед вами компьютерный агрессор-камикадзе… червь. - Червь? - с недоумением переспросил Бринкерхофф. Название показалось ему чересчур земным для такого агрессора. - Червь, - недовольно сказал Джабба.  - Никакой усложненной структуры, один лишь инстинкт: жри, опорожняйся и ползи.

Сьюзан на секунду задумалась. - ARA обслуживает в основном американских клиентов. Вы полагаете, что Северная Дакота может быть где-то. - Возможно.  - Стратмор пожал плечами.  - Имея партнера в Америке, Танкадо мог разделить два ключа географически. Возможно, это хорошо продуманный ход. Сьюзан попыталась осознать то, что ей сообщил коммандер. Она сомневалась, что Танкадо мог передать ключ какому-то человеку, который не приходился ему близким другом, и вспомнила, что в Штатах у него практически не было друзей. - Северная Дакота, - вслух произнесла она, пытаясь своим умом криптографа проникнуть в скрытый смысл этого имени.

Mochila skylanders

About Vozshura

 Весьма сомнительно, чтобы Танкадо связал свои ощущения с выстрелом. - И все же он отдал кольцо, - сказал Фонтейн.

Related Posts

845 Comments

Post A Comment