Mochila borrosa

629 Share

Mochila borrosa

 Она? - Беккер рассмеялся. Он не заметил в АНБ ни одного существа женского пола. - Вас это смущает? - раздался у него за спиной звонкий голос. Беккер обернулся и тотчас почувствовал, что краснеет. Он уставился на карточку с личными данными, приколотыми к блузке стоявшей перед ним женщины. Глава Отделения криптографии АНБ была не просто женщиной, а очень привлекательной женщиной. - Да нет, - замялся.  - Я просто… - Сьюзан Флетчер.  - Женщина улыбнулась и протянула ему тонкую изящную руку. - Дэвид Беккер.

 Я так и думала. Деление на ноль. Бринкерхофф высоко поднял брови. - Выходит, все в порядке. - Это лишь означает, - сказала она, пожимая плечами, - что сегодня мы не взломали ни одного шифра. ТРАНСТЕКСТ устроил себе перерыв. - Перерыв? - Бринкерхофф не был в этом уверен. Он достаточно долго проработал бок о бок с директором и знал, что перерыв не относился к числу поощряемых им действий - особенно когда дело касалось ТРАНСТЕКСТА.

Она извинилась, предположила, что Беккер перепутал агентство, и, наконец, положила трубку. Первая попытка закончилась неудачей. Нахмурившись, Беккер набрал второй номер. И на другом конце сразу же сняли трубку. - Buenas noches, Mujeres Espana. Чем могу служить. Беккер держался той же версии: он - немецкий турист, готовый заплатить хорошие деньги за рыжеволосую, которую сегодня нанял его брат. На этот раз ему очень вежливо ответили по-немецки, но снова сказали, что рыжих девочек у них. - Keine Rotkopfe, простите.

Он доказывал, что кто-то должен присматривать за обществом, что взлом шифров агентством - вынужденная необходимость, залог мира. Но общественные организации типа Фонда электронных границ считали. И развязали против Стратмора непримиримую войну. ГЛАВА 24 Дэвид Беккер стоял в телефонной будке на противоположной стороне улицы, прямо напротив городской больницы, откуда его только что выставили за причинение беспокойства пациенту под номером 104, месье Клушару. Все внезапно осложнилось, пошло совсем не так, как он рассчитывал. Мелкая любезность, которую он оказал Стратмору, забрав личные вещи Танкадо, вылилась в поиски таинственного кольца, как в известной игре, где нужно находить спрятанные предметы. Дэвид только что позвонил Стратмору и рассказал о немецком туристе. Новость не обрадовала коммандера. Выслушав подробности, он долго молчал. Дэвид, - сказал наконец Стратмор мрачным голосом, - обнаружение этого кольца - вопрос национальной безопасности.

Но всякий раз, когда я перехватывал очередное сообщение, Танкадо был все более и более убедительным. Когда я прочитал, что он использовал линейную мутацию для создания переломного ключа, я понял, что он далеко ушел от нас. Он использовал подход, который никому из нас не приходил в голову. - А зачем это нам? - спросила Сьюзан.  - В этом нет никакого смысла. Стратмор встал и начал расхаживать по кабинету, не спуская при этом глаз с двери. - Несколько недель назад, когда я прослышал о том, что Танкадо предложил выставить Цифровую крепость на аукцион, я вынужден был признать, что он настроен весьма серьезно. Я понимал, что если он продаст свой алгоритм японской компании, производящей программное обеспечение, мы погибли, поэтому мне нужно было придумать, как его остановить.

 - Уран распадается на барий и криптон; плутоний ведет себя несколько. В уране девяносто два протона и сто сорок шесть нейтронов, но… - Нам нужна самоочевидная разница, - подсказала Мидж.  - У Танкадо сказано: главная разница между элементами. - Господи Иисусе! - вскричал Джабба.  - Откуда нам знать, что для Танкадо было главной разницей. - На самом деле, - прервал его Дэвид, - Танкадо имел в виду первичную, а не главную разницу. Его слова буквально обожгли Сьюзан. - Первичное! - воскликнула .

776 Share

Mochila borrosa

Наделенный феноменальной памятью и способностями к языкам, он знал шесть азиатских языков, а также прекрасно владел испанским, французским и итальянским. На его лекциях по этимологии яблоку негде было упасть, и он всегда надолго задерживался в аудитории, отвечая на нескончаемые вопросы. Он говорил авторитетно и увлеченно, не обращая внимания на восторженные взгляды студенток. Беккер был смуглым моложавым мужчиной тридцати пяти лет, крепкого сложения, с проницательным взглядом зеленых глаз и потрясающим чувством юмором. Волевой подбородок и правильные черты его лица казались Сьюзан высеченными из мрамора. При росте более ста восьмидесяти сантиметров он передвигался по корту куда быстрее университетских коллег. Разгромив очередного партнера, он шел охладиться к фонтанчику с питьевой водой и опускал в него голову. Затем, с еще мокрыми волосами, угощал поверженного соперника орешками и соком. Как у всех молодых профессоров, университетское жалованье Дэвида было довольно скромным. Время от времени, когда надо было продлить членство в теннисном клубе или перетянуть старую фирменную ракетку, он подрабатывал переводами для правительственных учреждений в Вашингтоне и его окрестностях.

Хейл был необычайно силен. Когда он проволок ее по ковру, с ее ног соскочили туфли. Затем он одним движением швырнул ее на пол возле своего терминала. Сьюзан упала на спину, юбка ее задралась. Верхняя пуговица блузки расстегнулась, и в синеватом свете экрана было видно, как тяжело вздымается ее грудь. Она в ужасе смотрела, как он придавливает ее к полу, стараясь разобрать выражение его глаз. Похоже, в них угадывался страх. Или это ненависть. Они буквально пожирали ее тело.

Но запах шел не оттуда, его источник находился где-то поблизости. Сьюзан посмотрела на решетчатую дверь, ведущую в кухню, и в тот же миг поняла, что означает этот запах. Запах одеколона и пота. Она инстинктивно отпрянула назад, застигнутая врасплох тем, что увидела. Из-за решетчатой двери кухни на нее смотрели. И в тот же миг ей открылась ужасающая правда: Грег Хейл вовсе не заперт внизу - он здесь, в Третьем узле. Он успел выскользнуть до того, как Стратмор захлопнул крышку люка, и ему хватило сил самому открыть двери. Сьюзан приходилось слышать, что сильный страх парализует тело, - теперь она в этом убедилась. Ее мозг мгновенно осознал происходящее, и она, вновь обретя способность двигаться, попятилась назад в темноте с одной только мыслью - бежать. И сразу же услышала треск.

Подойдя поближе, она увидела, что в руке Хейла зажат какой-то предмет, посверкивавший в свете мониторов. Сьюзан сделала еще несколько шагов и вдруг поняла, что это за предмет. В руке Хейл сжимал беретту. Вскрикнув, она оторвала взгляд от неестественно выгнутой руки и посмотрела ему в лицо. То, что она увидела, казалось неправдоподобным. Половина лица Хейла была залита кровью, на ковре расплылось темное пятно. Сьюзан отпрянула. О Боже. Значит, она слышала звук выстрела Хейла, а не коммандера. Как в тумане она приблизилась к бездыханному телу.

Но Бринкерхофф не ответил, лишившись дара речи. То, что он увидел, невозможно было себе представить. Стеклянный купол словно наполнился то и дело вспыхивающими огнями и бурлящими клубами пара. Бринкерхофф стоял точно завороженный и, не в силах унять дрожь, стукался лбом о стекло. Затем, охваченный паникой, помчался к двери. - Директор. Директор! - кричал. ГЛАВА 95 Кровь Христа… чаша спасения… Люди сгрудились вокруг бездыханного тела на скамье. Вверху мирно раскачивалась курильница.

 - На его компьютере уже стоял жучок! - Он говорил, стараясь, чтобы его слова были слышны между сигналами.  - Этот жучок вмонтировал кто-то другой, и я подозреваю, что по распоряжению директора Фонтейна. Я просто попал на все готовое. Поверь. Поэтому я и узнал о его намерении модифицировать Цифровую крепость. Я читал все его мозговые штурмы. Мозговые штурмы. Сьюзан замолчала.

916 Share

Mochila borrosa

Он знал, что пятнадцатичасовой прогон может означать только одно: зараженный файл попал в компьютер и выводит из строя программу. Все, чему его учили, свидетельствовало о чрезвычайности ситуации. Тот факт, что в лаборатории систем безопасности никого нет, а монитор был выключен, больше не имело значения. Главное теперь - сам ТРАНСТЕКСТ. Чатрукьян немедленно вывел на дисплей список файлов, загружавшихся в машину в последние сорок восемь часов, и начал его просматривать. Неужели попал зараженный файл? - подумал.  - Неужели фильтры безопасности что-то пропустили. В целях безопасности каждый файл, загруженный в ТРАНСТЕКСТ, должен был пройти через устройство, именуемое Сквозь строй, - серию мощных межсетевых шлюзов, пакетных фильтров и антивирусных программ, которые проверяли вводимые файлы на предмет компьютерных вирусов и потенциально опасных подпрограмм.

Какие-то безумцы ныряли со сцены в это людское море, и его волны швыряли их вперед и назад, как волейбольные мячи на пляже. Откуда-то сверху падали пульсирующие стробоскопические вспышки света, придававшие всему этому сходство со старым немым кино. У дальней стены дрожали включенные на полную мощность динамики, и даже самые неистовые танцоры не могли подойти к ним ближе чем на десять метров. Беккер заткнул уши и оглядел толпу. Куда бы ни падал его взгляд, всюду мелькали красно-бело-синие прически. Тела танцующих слились так плотно, что он не мог рассмотреть, во что они одеты. Британского флага нигде не было. Ясно, что ему не удастся влиться в это море, которое раздавит его, как утлую лодчонку. Рядом с ним кого-то рвало.

 Ты должен это сделать! - потребовала она и, отвернувшись, начала что-то печатать на клавиатуре Большого Брата.  - Мне нужен список очередности работы на ТРАНСТЕКСТЕ. Если Стратмор обошел фильтры вручную, данный факт будет отражен в распечатке. - Какое отношение это имеет к директорскому кабинету. Мидж повернулась на вращающемся стуле. - Такой список выдает только принтер Фонтейна. Ты это отлично знаешь. - Но такие сведения секретны. - У нас чрезвычайная ситуация, и мне нужен этот список.

 Это очень большие деньги. - Конечно. Договорились. Девушка покачала головой. - Как бы я хотела сказать. - Миллион песет? - предложил Беккер.  - Это все, что у меня. - Боже мой! - Она улыбнулась.

 Но вы же позвонили… Стратмор позволил себе наконец засмеяться. - Трюк, старый как мир. Никуда я не звонил. ГЛАВА 83 Беккеровская веспа, без сомнения, была самым миниатюрным транспортным средством, когда-либо передвигавшимся по шоссе, ведущему в севильский аэропорт. Наибольшая скорость, которую она развивала, достигала 50 миль в час, причем делала это со страшным воем, напоминая скорее циркулярную пилу, а не мотоцикл, и, увы, ей не хватало слишком много лошадиных сил, чтобы взмыть в воздух. В боковое зеркало заднего вида он увидел, как такси выехало на темное шоссе в сотне метров позади него и сразу же стало сокращать дистанцию. Беккер смотрел прямо перед. Вдалеке, метрах в пятистах, на фоне ночного неба возникли силуэты самолетных ангаров.

 - Пожалуй, я куплю тебе билет. Белокурая девушка смотрела на него недоверчиво. - Вы это сделаете? - выдавила она, и глаза ее засветились надеждой.  - Вы купите мне билет домой. О Боже, я вам так благодарна. Беккер растерялся. Очевидно, он ошибался. Девушка обвила его руками.

124 Share

Mochila borrosa

Дернул. Никакой реакции. Он дернул шнурок в третий раз, более резко. И снова. - На маршруте двадцать семь их отсоединяют.  - Панк снова сплюнул в проход.  - Чтоб мы не надоедали. - Значит, я не могу сойти.

 Когда знаменатель равняется нулю, - объясняла Мидж, - результат уходит в бесконечность. Компьютеры терпеть не могут бесконечности, поэтому выдают девятки.  - Она показала ему другую колонку.  - Видишь. - Вижу, - сказал Бринкерхофф, стараясь сосредоточиться на документе. - Это данные о сегодняшней производительности. Взгляни на число дешифровок. Бринкерхофф послушно следил за движениями ее пальца. КОЛИЧЕСТВО ДЕШИФРОВОК О Мидж постучала пальцем по этой цифре.

Кровь из ноздрей капала прямо на нее, и она вся была перепачкана. Она чувствовала, как к ее горлу подступает тошнота. Его руки двигались по ее груди. Сьюзан ничего не чувствовала. Неужели он ее трогает. Она не сразу поняла, что он пытается застегнуть верхнюю пуговицу ее блузки. - Сьюзан, - позвал он, задыхаясь.  - Ты должна помочь мне выбраться отсюда. Она ничего не понимала. Все это было лишено всякого смысла.

 Да, какой-то повторяющийся цикл. Что-то попало в процессор, создав заколдованный круг, и практически парализовало систему. - Знаешь, - сказала она, - Стратмор сидит в шифровалке уже тридцать шесть часов. Может быть, он сражается с вирусом. Джабба захохотал. - Сидит тридцать шесть часов подряд. Бедняга. Наверное, жена сказала ему не возвращаться домой.

Сьюзан застыла в полутора метрах от экрана, ошеломленная увиденным, и все называла имя человека, которого любила. ГЛАВА 115 В голове Дэвида Беккера была бесконечная пустота. Я умер. Но я слышу какие-то звуки. Далекий голос… - Дэвид. Он почувствовал болезненное жжение в боку. Мое тело мне больше не принадлежит. И все же он слышал чей-то голос, зовущий .

Он опустил шторку иллюминатора и попытался вздремнуть. Но мысли о Сьюзан не выходили из головы. ГЛАВА 3 Вольво Сьюзан замер в тени высоченного четырехметрового забора с протянутой поверху колючей проволокой. Молодой охранник положил руку на крышу машины. - Пожалуйста, ваше удостоверение. Сьюзан протянула карточку и приготовилась ждать обычные полминуты. Офицер пропустил удостоверение через подключенный к компьютеру сканер, потом наконец взглянул на. - Спасибо, мисс Флетчер.

890 Share

Mochila borrosa

Спасайся. Она открыла глаза, словно надеясь увидеть его лицо, его лучистые зеленые глаза и задорную улыбку, и вновь перед ней всплыли буквы от А до Z. Шифр!. Сьюзан смотрела на эти буквы, и они расплывались перед ее слезящимися глазами. Под вертикальной панелью она заметила еще одну с пятью пустыми кнопками. Шифр из пяти букв, сказала она себе и сразу же поняла, каковы ее шансы его угадать: двадцать шесть в пятой степени, 11 881 376 вариантов. По одной секунде на вариант - получается девятнадцать недель… Когда она, задыхаясь от дыма, лежала на полу у дверцы лифта, ей вдруг вспомнились страстные слова коммандера: Я люблю тебя, Сьюзан. Я любил тебя. Сьюзан. Сьюзан.

Она стояла отдельно от остальных и смотрела на него, смеясь и плача. - Дэвид… Слава Богу. Я думала, что потеряла. Он потер виски, подвинулся ближе к камере и притянул гибкий шланг микрофона ко рту. - Сьюзан. Она была потрясена. Прямо перед ней во всю стену был Дэвид, его лицо с резкими чертами. - Сьюзан, я хочу кое о чем тебя спросить.  - Звук его голоса гулко раздался в комнате оперативного управления, и все тут же замерли, повернувшись к экрану.

Почему. Сьюзан охватила паника. Она быстро проверила отчет программы в поисках команды, которая могла отозвать Следопыта, но ничего не обнаружила. Складывалось впечатление, что он отключился сам по. Сьюзан знала, что такое могло произойти только по одной причине - если бы в Следопыте завелся вирус. Вирусы были самой большой неприятностью, с которой сталкивались в своей работе программисты. Поскольку компьютеры должны были выполнять операции в абсолютно точном порядке, самая мелкая ошибка могла иметь колоссальные последствия. Простая синтаксическая ошибка - если бы, например, программист по ошибке ввел вместо точки запятую - могла обрушить всю систему. Происхождение термина вирус всегда казалось Сьюзан весьма забавным.

Ну давай. Окажись дома. Через пять гудков он услышал ее голос. - Здравствуйте, Это Сьюзан Флетчер. Извините, меня нет дома, но если вы оставите свое сообщение… Беккер выслушал все до конца. Где же. Наверняка Сьюзан уже начала волноваться. Уж не уехала ли она в Стоун-Мэнор без. Раздался сигнал, после которого надо было оставить сообщение. - Привет, это Дэвид.

У него в голове ничего, кроме ТРАНСТЕКСТА. При первых же признаках беды он тут же поднял бы тревогу - а в этих стенах сие означает, что он позвонил бы.  - Джабба сунул в рот кусочек сыра моцарелла.  - Кроме всего прочего, вирус просто не может проникнуть в ТРАНСТЕКСТ. Сквозь строй - лучший антивирусный фильтр из всех, что я придумал. Через эту сеть ни один комар не пролетит. Выдержав долгую паузу, Мидж шумно вздохнула. - Возможны ли другие варианты. - Конечно. У тебя неверные данные.

 Да, наше агентство предоставляет сопровождающих бизнесменам для обедов и ужинов. Вот почему мы внесены в телефонный справочник. Мы занимаемся легальным бизнесом. А вы ищете проститутку.  - Слово прозвучало как удар хлыста. - Но мой брат… - Сэр, если ваш брат целый день целовался в парке с девчонкой, то это значит, что она работает не в нашем агентстве. У нас очень строгие правила относительно контактов клиента и сопровождающего. - Но… - Вы спутали нас с кем-то другим.

567 Share

Mochila borrosa

ГЛАВА 55 - Ты уселся на мое место, осел. Беккер с трудом приподнял голову. Неужели в этой Богом проклятой стране кто-то говорит по-английски. На него сверху вниз смотрел прыщавый бритоголовый коротышка. Половина головы красная, половина - синяя. Как пасхальное яйцо. - Я сказал, что ты занял мое место. - Впервые тебя вижу, - сказал Беккер вставая. Не хватало еще ввязаться в драку. Пора отсюда сматываться.

Беккер, отступая к стене, вновь обрел способность мыслить четко и ясно. Он почувствовал жжение в боку, дотронулся до больного места и посмотрел на руку. Между пальцами и на кольце Танкадо была кровь. У него закружилась голова. Увидев выгравированные знаки, Беккер страшно удивился. Он совсем забыл про кольцо на пальце, забыл, для чего приехал в Севилью. Он посмотрел на приближающуюся фигуру, затем перевел взгляд на кольцо. Из-за чего погибла Меган. Неужели ему предстояло погибнуть по той же причине. Человек неумолимо приближался по крутой дорожке.

Выражение лица Фонтейна не изменилось. Но надежда быстро улетучивалась. Похоже, нужно было проанализировать политический фон, на котором разворачивались эти события, сравнить их и перевести это сопоставление в магическое число… и все это за пять минут. ГЛАВА 124 - Атаке подвергся последний щит. На ВР отчетливо было видно, как уничтожалось окно программной авторизации. Черные всепроникающие линии окружили последний предохранительный щит и начали прорываться к сердцевине банка данных. Алчущие хакеры прорывались со всех уголков мира. Их количество удваивалось каждую минуту. Еще немного, и любой обладатель компьютера - иностранные шпионы, радикалы, террористы - получит доступ в хранилище секретной информации американского правительства.

Он в последний раз взглянул на Клушара. - Капля Росы. Вы уверены. Но Пьер Клушар провалился в глубокое забытье. ГЛАВА 23 Сьюзан, сидя в одиночестве в уютном помещении Третьего узла, пила травяной чай с лимоном и ждала результатов запуска Следопыта. Как старшему криптографу ей полагался терминал с самым лучшим обзором. Он был установлен на задней стороне компьютерного кольца и обращен в сторону шифровалки. Со своего места Сьюзан могла видеть всю комнату, а также сквозь стекло одностороннего обзора ТРАНСТЕКСТ, возвышавшийся в самом центре шифровалки. Сьюзан посмотрела на часы. Она ждет уже целый час.

Коммандер отпустил Сьюзан и повернулся к своему детищу стоимостью два миллиарда долларов. Глаза его расширились от ужаса. - Нет! - Он схватился за голову.  - Нет. Шестиэтажная ракета содрогалась. Стратмор нетвердыми шагами двинулся к дрожащему корпусу и упал на колени, как грешник перед лицом рассерженного божества. Все предпринятые им меры оказались бесполезными. Где-то в самом низу шахты воспламенились процессоры. ГЛАВА 105 Огненный шар, рвущийся наверх сквозь миллионы силиконовых чипов, производил ни на что не похожий звук. Треск лесного пожара, вой торнадо, шипение горячего гейзера… все они слились в гуле дрожащего корпуса машины.

Звонки в агентства услуг сопровождения ничего не дали. Коммандер, недовольный необходимостью говорить по линии, не защищенной от прослушивания, попросил Дэвида не звонить, пока кольцо не окажется в его руках. Он решил было обратиться в полицию - может быть, у них есть данные о рыжеволосых проститутках, - но Стратмор на этот счет выразился недвусмысленно: Вы должны оставаться невидимым. Никто не должен знать о существовании кольца. Может быть, стоит побродить по Триане, кварталу развлечений, и поискать там эту рыжую девицу. Или же обойти все рестораны - вдруг этот тучный немец окажется. Но и то и другое вряд ли к чему-то приведет. В его мозгу все время прокручивались слова Стратмора: Обнаружение этого кольца - вопрос национальной безопасности. Внутренний голос подсказывал Беккеру, что он что-то упустил - нечто очень важное, но он никак не мог сообразить, что .

174 Share

Mochila borrosa

Это было одним из крупнейших достижений Стратмора. С помощью ТРАНСТЕКСТА, взломавшего шифр, ему удалось узнать о заговоре и бомбе, подложенной в школе иврита в Лос-Анджелесе. Послание террористов удалось расшифровать всего за двадцать минут до готовившегося взрыва и, быстро связавшись по телефону с кем нужно, спасти триста школьников. - А знаешь, - Мидж без всякой нужды перешла на шепот, - Джабба сказал, что Стратмор перехватил сообщение террористов за шесть часов до предполагаемого времени взрыва. У Бринкерхоффа отвисла челюсть. - Так почему… чего же он так долго ждал. - Потому что ТРАНСТЕКСТ никак не мог вскрыть этот файл. Он был зашифрован с помощью некоего нового алгоритма, с которым фильтры еще не сталкивались.

Акулы со скоростными модемами успеют скачать чудовищные объемы секретной информации через открывшееся окно. Из размышлений об этом кошмаре его вывела Соши, подбежавшая к подиуму со свежей распечаткой. - Я кое-что нашла, сэр! - возбужденно сказала.  - Висячие строки в источнике. Альфа-группы повсюду. Джабба не шелохнулся. - Мы ищем цифровой ключ, черт его дери. А не альфа-группы.

Когда толпа приблизилась к мощным каменным стенам почти вплотную, Беккер снова попытался вырваться, но течение стало еще более интенсивным. Трепет ожидания, волны, сносившие его то влево, то вправо, закрытые глаза, почти беззвучное движение губ в молитве. Он попытался вернуться назад, но совладать с мощным потоком было невозможно - все равно как плыть против сильного течения могучей реки. Беккер обернулся. Двери оказались прямо перед ним, словно приглашая его принять участие в празднестве, до которого ему не было никакого дела. Внезапно он понял, что входит в собор. ГЛАВА 90 В шифровалке завывали сирены. Стратмор не имел представления о том, сколько времени прошло после ухода Сьюзан. Он сидел один в полутьме, и гул ТРАНСТЕКСТА звучал в его ушах. Вы всегда добиваетесь своего… вы добьетесь… Да, - подумал .

Он улыбнулся. Может, заскочить на секунду, когда просмотрю эти отчеты. Бринкерхофф взял первую распечатку. ШИФРОВАЛКА - ПРОИЗВОДИТЕЛЬНОСТЬРАСХОДЫ Настроение его сразу же улучшилось. Мидж оказала ему настоящую услугу: обработка отчета шифровалки, как правило, не представляла собой никаких трудностей. Конечно, он должен был проверить все показатели, но единственная цифра, которая по-настоящему всегда интересовала директора, - это СЦР, средняя цена одной расшифровки. Иными словами, СЦР представляла собой оценочную стоимость вскрытия ТРАНСТЕКСТОМ одного шифра. Если цена не превышала тысячи долларов, Фонтейн никак не реагировал. Тысчонка за сеанс.

Но решил, что хочет от этого парня слишком многого. - Мне нужна кое-какая информация, - сказал. - Проваливал бы ты отсюда. - Я ищу одного человека. - Знать ничего не знаю. - Не знаю, о ком вы говорите, - поправил его Беккер, подзывая проходившую мимо официантку. Он купил две бутылки пива и протянул одну Двухцветному. Панк изумленно взглянул на бутылку, потом отпил изрядный глоток и тупо уставился на Беккера. - Чего вы от меня хотите, мистер. Беккер улыбнулся: - Я ищу одну девушку.

Здесь она снова замерла. Все выглядело совсем не так, как несколько минут. ТРАНСТЕКСТ выступал серым силуэтом в слабом сумеречном свете, проникавшем сквозь купол потолка. Все лампы наверху погасли. Не было видно даже кнопочных электронных панелей на дверях кабинетов. Когда ее глаза привыкли к темноте, Сьюзан разглядела, что единственным источником слабого света в шифровалке был открытый люк, из которого исходило заметное красноватое сияние ламп, находившихся в подсобном помещении далеко внизу. Она начала двигаться в направлении люка. В воздухе ощущался едва уловимый запах озона. Остановившись у края люка, Сьюзан посмотрела .

822 Share

Mochila borrosa

Не сбиваясь с курса. Именно эта целеустремленность всегда изумляла, эта неколебимая верность принципам, стране, идеалам. Что бы ни случилось, коммандер Тревор Стратмор всегда будет надежным ориентиром в мире немыслимых решений. - Так ты со мной, Сьюзан? - спросил. Сьюзан улыбнулась: - Да, сэр. На сто процентов. - Отлично. А теперь - за работу.

 - Приблизительно через час любой третьеклассник с модемом получит высший уровень допуска к американской секретной информации. Фонтейн погрузился в раздумья. Джабба терпеливо ждал, наконец не выдержал и крикнул ассистентке: - Соши. Немедленно. Соши побежала к своему терминалу. Джабба нередко прибегал к ВР, что в компьютерных кругах означало виртуальная реальность, но в АНБ это сокращение имело несколько иной смысл - визуальная репрезентация. В мире технических служащих и политиков, имеющих чрезвычайно разные уровни понимания, визуальная репрезентация нередко была единственным способом что-либо доказать: взмывающая вверх кривая производит куда более сильное впечатление, чем целые тома рассуждений. Джабба понимал, что ВР текущего кризиса со всей наглядностью объяснит то, что он хотел сказать. - ВР! - крикнула Соши, усаживаясь за компьютер в задней части комнаты. На стене ожила связанная с компьютером диаграмма.

3 - Да! - скомандовал Фонтейн.  - Нажимайте. Сьюзан задержала дыхание и опустила палец на клавишу Ввод. Компьютер издал звуковой сигнал. Никто не мог даже пошевелиться. Спустя три мучительные секунды все еще ничего не произошло. Сирены по-прежнему выли. Пять секунд. Шесть секунд. - Утечка информации.

Хейл вгляделся в темноту, выискивая глазами место, где прятался Стратмор. Шеф внезапно замолчал и растворился во тьме. Это пугало Хейла. Он понимал, что времени у него. Агенты могут появиться в любую минуту. Собрав все силы, Хейл, сильнее обхватив Сьюзан за талию, начал пятясь подниматься по лестнице. Она пыталась цепляться каблуками за ступеньки, чтобы помешать ему, но все было бесполезно. Он был гораздо сильнее, и ему легче было бы подталкивать ее вверх, тем более что площадка подсвечивалась мерцанием мониторов в кабинете Стратмора. Но если она окажется впереди, он подставит Стратмору спину. Волоча Сьюзан за собой, он использовал ее как живой щит.

Он обедает там сегодня с одной из наших сопровождающих.  - Ролдан понимал, что сейчас они скорее всего лежат в постели, но ему не хотелось оскорблять чувства звонившего.  - Оставьте паспорт у администратора, его зовут Мануэль. Скажите, что вы от. Попросите его передать паспорт Росио. Росио сопровождает мистера Густафсона сегодня вечером. Она непременно передаст ему паспорт. Можете оставить свое имя и адрес - наверняка мистер Густафсон захочет вас поблагодарить.

Отсидев некоторое время в тюрьме, Хейл занялся поисками места программиста в частных компаниях. Он не скрывал от нанимателей того, что случилось с ним во время службы в морской пехоте, и стремился завоевать их расположение, предлагая работать без оплаты в течение месяца, чтобы они узнали ему цену. В желающих принять его на работу не было недостатка, а увидав, что он может творить на компьютере, они уже не хотели его отпускать. Профессионализм Хейла достиг высокого уровня, и у него появились знакомые среди интернет-пользователей по всему миру. Он был представителем новой породы киберпсихов и общался с такими же ненормальными в других странах, посещая непристойные сайты и просиживая в европейских чатах. Его дважды увольняли за использование счета фирмы для рассылки порнографических снимков своим дружкам. - Что ты здесь делаешь? - спросил Хейл, остановившись в дверях и с недоумением глядя на Сьюзан. Скорее всего он надеялся, что никого не застанет в Третьем узле. Сьюзан постаралась сохранить спокойствие. - Сегодня суббота, Грег.

436 Share

Mochila borrosa

Сеньор?. - Буисан, - сказал Беккер.  - Мигель Буисан. - Понятно. Она получит ваше письмо утром. - Спасибо, - улыбнулся Беккер и повернулся, собираясь уходить. Консьерж бросил внимательный взгляд в его спину, взял конверт со стойки и повернулся к полке с номерными ячейками. Когда он клал конверт в одну из ячеек, Беккер повернулся, чтобы задать последний вопрос: - Как мне вызвать такси. Консьерж повернул голову и .

 - Что ты сказала. Чем ты занята. - Я ничего не говорила, - ответила Сьюзан. Хейл удивленно поднял брови. - Ах какие мы скрытные. А ведь у нас в Третьем узле нет друг от друга секретов. Один за всех и все за одного. Сьюзан отпила глоток чая и промолчала. Хейл пожал плечами и направился к буфету. Буфет всегда был его первой остановкой.

Что за чепуха. И ради этого он вызвал меня в субботу. - Как сказать… - Она заколебалась.  - Несколько месяцев назад к нам попал перехват КОМИНТ, на расшифровку ушло около часа, но там мы столкнулись с удивительно длинным шифром - что-то около десяти тысяч бит. - Около часа, говоришь? - хмуро спросил.  - А что ты скажешь о проверках пределов памяти, которые мы выполняли. Сьюзан пожала плечами. - Ну, если вы имеете в виду и диагностику, то времени уходило .

Начнем вычитание. Я беру на себя верхнюю четверть пунктов, вы, Сьюзан, среднюю. Остальные - все, что внизу. Мы ищем различие, выражаемое простым числом. Через несколько секунд всем стало ясно, что эта затея бессмысленна. Числа были огромными, в ряде случаев не совпадали единицы измерения. - Это все равно что вычитать апельсины из яблок, - сказал Джабба.  - Гамма-лучи против электромагнитной пульсации.

 Я ничего не говорила, - ответила Сьюзан. Хейл удивленно поднял брови. - Ах какие мы скрытные. А ведь у нас в Третьем узле нет друг от друга секретов. Один за всех и все за одного. Сьюзан отпила глоток чая и промолчала. Хейл пожал плечами и направился к буфету. Буфет всегда был его первой остановкой. Попутно он бросил жадный взгляд на ноги Сьюзан, которые та вытянула под рабочим столом, и тяжело вздохнул.

На подиуме все замолчали, не отрывая глаз от экрана. Джабба нажал на клавиатуре несколько клавиш, и картинка на экране изменилась. В левом верхнем углу появилось послание Танкадо: ТЕПЕРЬ ВАС МОЖЕТ СПАСТИ ТОЛЬКО ПРАВДА Правая часть экрана отображала внутренний вид мини-автобуса и сгрудившихся вокруг камеры Беккера и двух агентов. В центре возник нечеткий из-за атмосферных помех кадр, который затем превратился в черно-белую картинку парка. - Трансляция началась, - объявил агент Смит. Это было похоже на старое кино. Кадр казался неестественно вытянутым по вертикали и неустойчивым, как бывает при дрожащем объективе, - это было результатом удаления кадров, процесса, сокращающего видеозапись вдвое и экономящего время. Объектив, скользнув по огромной площади, показал полукруглый вход в севильский парк Аюнтамьенто. На переднем плане возникли деревья. Парк был пуст.

868 Share

Mochila borrosa

Джабба пристально посмотрел на директора и вдруг разразился смехом. - Вирус? - Его грубый хохот разнесся по подземелью.  - Так вы считаете, что это вирус. Фонтейн оставался невозмутимым. Грубость Джаббы была недопустима, но директор понимал, что сейчас не время и не место углубляться в вопросы служебной этики. Здесь, в командном центре, Джабба выше самого Господа Бога, а компьютерные проблемы не считаются со служебной иерархией. - Это не вирус? - с надеждой в голосе воскликнул Бринкерхофф. Джабба презрительно хмыкнул.

Какое-то время Стратмор задумчиво нажимал на клавиши мышки, вмонтированной в столешницу письменного стола. После долгой паузы он наконец посмотрел ей в глаза и долго не отводил взгляда. - Назови мне самое большое время, которое ТРАНСТЕКСТ затрачивал на взламывание кода. Что за чепуха. И ради этого он вызвал меня в субботу. - Как сказать… - Она заколебалась.  - Несколько месяцев назад к нам попал перехват КОМИНТ, на расшифровку ушло около часа, но там мы столкнулись с удивительно длинным шифром - что-то около десяти тысяч бит. - Около часа, говоришь? - хмуро спросил.  - А что ты скажешь о проверках пределов памяти, которые мы выполняли.

Он создал для себя воображаемый страховой полис, не доверив свой ключ ни единой душе. Конечно, чтобы придать своему плану правдоподобность, Танкадо использовал тайный адрес… тайный ровно в той мере, чтобы никто не заподозрил обмана. Он сам был своим партнером. Никакой Северной Дакоты нет и в помине. Энсей Танкадо - единственный исполнитель в этом шоу. Единственный исполнитель. Сьюзан пронзила ужасная мысль. Этой своей мнимой перепиской Танкадо мог убедить Стратмора в чем угодно. Она вспомнила свою первую реакцию на рассказ Стратмора об алгоритме, не поддающемся взлому. Сьюзан была убеждена, что это невозможно.

Я занесу им, а вы, когда увидите мистера Густафсона, скажете ему, где его паспорт. - Подождите! - закричал Ролдан.  - Не надо впутывать сюда полицию. Вы говорите, что находитесь в центре, верно. Вы знаете отель Альфонсо Тринадцатый. Один из лучших в городе. - Да, - произнес голос.  - Я знаю эту гостиницу. Она совсем .

Беккер вдруг понял, что непроизвольно рванулся вперед, перед его глазами маячил только один образ - черная помада на губах, жуткие тени под глазами и эти волосы… заплетенные в три торчащие в разные стороны косички. Красную, белую и синюю. Автобус тронулся, а Беккер бежал за ним в черном облаке окиси углерода. - Espera! - крикнул он ему вдогонку. Его туфли кордовской кожи стучали по асфальту, но его обычная реакция теннисиста ему изменила: он чувствовал, что теряет равновесие. Мозг как бы не поспевал за ногами. Беккер в очередной раз послал бармену проклятие за коктейль, выбивший его из колеи. Это был один из старых потрепанных севильских автобусов, и первая передача включилась не. Расстояние между Беккером и ним сокращалось. Нужно было во что бы то ни стало догнать его, пока не включилась следующая передача.

Он дернул шнурок в третий раз, более резко. И снова. - На маршруте двадцать семь их отсоединяют.  - Панк снова сплюнул в проход.  - Чтоб мы не надоедали. - Значит, я не могу сойти. Парень захохотал. - Доедешь до конечной остановки, приятель. Через пять минут автобус, подпрыгивая, несся по темной сельской дороге. Беккер повернулся к панку.

292 Share

Mochila borrosa

ГЛАВА 110 Невидящими глазами Джабба смотрел на распечатку, которую ему вручила Соши. Он побледнел и вытер рукавом пот со лба. - Директор, у нас нет выбора. Мы должны вырубить питание главного банка данных. - Это невозможно, - сказал директор.  - Вы представляете, каковы будут последствия. Джабба отлично знал, что директор прав. Более трех тысяч узлов Независимой цифровой сети связывают весь мир с базой данных агентства.

Позвоните Танкадо. Скажите, что вы согласны на его условия. Нам нужен этот шифр-убийца, или все здесь провалится сквозь землю. Все стояли не шелохнувшись. - Да вы просто с ума все сошли, что ли? - закричал Джабба.  - Звоните Танкадо. Скажите, что мы сдаемся. Немедленно! - Джабба достал из кармана мобильник.

Сьюзан положила руку на мышку и открыла сообщение, Это решит судьбу Хейла, - подумала.  - Хейл - это Северная Дакота.  - На экране появилось новое окошко.  - Хейл - это… Сьюзан замерла. Должно быть, это какая-то ошибка. Следопыт показывал адрес, не имеющий никакого смысла. Взяв себя в руки, она перечитала сообщение. Это была та же информация, которую получил Стратмор, когда сам запустил Следопыта.

Внизу по-прежнему завывала сирена. - Надо вырубить все электроснабжение, и как можно скорее! - потребовала Сьюзан. Она знала, что, если они не будут терять времени, им удастся спасти эту великую дешифровальную машину параллельной обработки. Каждый компьютер в мире, от обычных ПК, продающихся в магазинах торговой сети Радиошэк, и до систем спутникового управления и контроля НАСА, имеет встроенное страховочное приспособление как раз на случай таких ситуаций, называемое отключение из розетки. Полностью отключив электроснабжение, они могли бы остановить работу ТРАНСТЕКСТА, а вирус удалить позже, просто заново отформатировав жесткие диски компьютера. В процессе форматирования стирается память машины - информация, программное обеспечение, вирусы, одним словом - все, и в большинстве случаев переформатирование означает потерю тысяч файлов, многих лет труда. Но ТРАНСТЕКСТ не был обычным компьютером - его можно было отформатировать практически без потерь. Машины параллельной обработки сконструированы для того, чтобы думать, а не запоминать. В ТРАНСТЕКСТЕ практически ничего не складировалось, взломанные шифры немедленно отсылались в главный банк данных АНБ, чтобы… Сьюзан стало плохо. Моментально прозрев и прижав руку ко рту, она вскрикнула: - Главный банк данных.

В ТРАНСТЕКСТЕ послышался треск, и Стратмор приступил к решению стоявшей перед ним задачи - вырубить электричество. Рубильник был расположен за фреоновыми насосами слева от тела Чатрукьяна, и Стратмор сразу же его. Ему нужно было повернуть рубильник, и тогда отключилось бы электропитание, еще остававшееся в шифровалке. Потом, всего через несколько секунд, он должен был включить основные генераторы, и сразу же восстановились бы все функции дверных электронных замков, заработали фреоновые охладители и ТРАНСТЕКСТ оказался бы в полной безопасности. Но, приближаясь к рубильнику, Стратмор понял, что ему необходимо преодолеть еще одно препятствие - тело Чатрукьяна на ребрах охлаждения генератора. Вырубить электропитание и снова его включить значило лишь вызвать повторное замыкание. Труп надо передвинуть. Стратмор медленно приближался к застывшему в гротескной лозе телу, не сводя с него глаз. Он схватил убитого за запястье; кожа была похожа на обгоревший пенопласт, тело полностью обезвожено. Коммандер зажмурился, сильнее сжал запястье и потянул.

 И. - Итак, ТРАНСТЕКСТ вскрывает один шифр в среднем за шесть минут. Последний файл обычно попадает в машину около полуночи. И не похоже, что… - Что? - Бринкерхофф даже подпрыгнул. Мидж смотрела на цифры, не веря своим глазам. - Этот файл, тот, что загрузили вчера вечером… - Ну. - Шифр еще не вскрыт. Время ввода - двадцать три тридцать семь и восемь секунд, однако время завершения дешифровки не указано.

178 Share

Mochila borrosa

 Прекрасная мысль. Альфонсо Тринадцатый. Очень хорошо, прямо сейчас туда загляну. Спасибо, что помогли. Дэвид Беккер повесил трубку. Альфонсо XIII. Он усмехнулся. Просто надо уметь задавать вопросы… Минуту спустя незаметная фигура проследовала за Беккером по калле Делисиас в сгущающейся темноте андалузской ночи. ГЛАВА 29 Все еще нервничая из-за столкновения с Хейлом, Сьюзан вглядывалась в стеклянную стену Третьего узла. В шифровалке не было ни души.

Такая архитектура стала популярной в те времена, когда церкви одновременно служили и крепостями, защищавшими от вторжения мавров, поскольку одну дверь легче забаррикадировать. Теперь у нее была другая функция: любой турист, входящий в собор, должен купить билет. Дверь высотой в шесть метров закрылась с гулким стуком, и Беккер оказался заперт в Божьем доме. Он закрыл глаза и постарался сползти на скамье как можно ниже: он единственный в церкви был не в черном. Откуда-то донеслись звуки песнопения. В задней части церкви между скамьями продвигался человек, стараясь держаться в тени. Ему удалось проскользнуть внутрь в последнюю секунду перед тем, как дверь закрылась. Человек улыбнулся: охота становилась интересной.

Соши Кута, тонкая как проволока, весила не больше сорока килограммов. Она была его помощницей, прекрасным техником лаборатории систем безопасности, выпускницей Массачусетс кого технологического института. Она часто работала с ним допоздна и, единственная из всех сотрудников, нисколько его не боялась. Соши посмотрела на него с укором и сердито спросила: - Какого дьявола вы не отвечаете. Я звонила вам на мобильник. И на пейджер. - На пейджер, - повторил Джабба.  - Я думал, что… - Ладно, не в этом .

И ради этого стоило убивать. Когда Беккер наконец вышел из Гиральды в Апельсиновый сад, утреннее солнце уже нещадно пекло. Боль в боку немного утихла, да и глаза как будто обрели прежнюю зоркость. Он немного постоял, наслаждаясь ярким солнцем и тонким ароматом цветущих апельсиновых деревьев, а потом медленно зашагал к выходу на площадь. В этот момент рядом резко притормозил мини-автобус. Из него выпрыгнули двое мужчин, оба молодые, в военной форме. Они приближались к Беккеру с неумолимостью хорошо отлаженных механизмов. - Дэвид Беккер? - спросил один из .

Сьюзан сжала ее руку. - Давайте скорее. Попробуем порыскать. ГЛАВА 125 - Сколько у нас времени? - крикнул Джабба. Техники в задней части комнаты не откликнулись. Все их внимание было приковано к ВР. Последний щит угрожающе таял. Сьюзан и Соши занялись поисками во Всемирной паутине.

Сначала используемые пароли были довольно короткими, что давало возможность компьютерам АНБ их угадывать. Если искомый пароль содержал десять знаков, то компьютер программировался так, чтобы перебирать все комбинации от 0000000000 до 9999999999, и рано или поздно находил нужное сочетание цифр. Этот метод проб и ошибок был известен как применение грубой силы. На это уходило много времени, но математически гарантировало успех. Когда мир осознал возможности шифровки с помощью грубой силы, пароли стали все длиннее и длиннее. Компьютерное время, необходимое для их угадывания, растягивалось на месяцы и в конце концов - на годы. К началу 1990-х годов ключи имели уже более пятидесяти знаков, в них начали использовать весь алфавит АСКИ - Американского национального стандартного кода для обмена информацией, состоящего из букв, цифр и символов. Число возможных комбинаций приблизилось к 10 в 120-й степени - то есть к единице со 120 нулями. Определить ключ стало столь же математически нереально, как найти нужную песчинку на пляже длиной в три мили.

340 Share

Mochila borrosa

Танкадо не собирался продавать свой алгоритм никакой компьютерной компании, потому что никакого алгоритма не. Цифровая крепость оказалась фарсом, наживкой для Агентства национальной безопасности. Когда Стратмор предпринимал какой-либо шаг, Танкадо стоял за сценой, дергая за веревочки. - Я обошел программу Сквозь строй, - простонал коммандер. - Но вы же не знали. Стратмор стукнул кулаком по столу. - Я должен был знать. Да взять хотя бы его электронное имя.  - Боже мой, Северная Дакота.

Кругом стояла тишина, и эту тишину вдруг нарушил чей-то голос. Кто-то звал. Он попытался оторвать голову от пола. Мир кругом казался расплывчатым, каким-то водянистым. И снова этот голос. Он присел на корточки и в десяти метрах от себя увидел чей-то силуэт. - Мистер. Беккер узнал голос. Это девушка. Она стояла у второй входной двери, что была в некотором отдалении, прижимая сумку к груди.

 - Я уже раньше объяснял вам, что занят диагностикой особого рода. Цепная мутация, которую вы обнаружили в ТРАНСТЕКСТЕ, является частью этой диагностики. Она там, потому что я ее туда запустил. Сквозь строй не позволял мне загрузить этот файл, поэтому я обошел фильтры.  - Глаза коммандера, сузившись, пристально смотрели на Чатрукьяна.  - Ну, что еще - до того как вы отправитесь домой. В одно мгновение Сьюзан все стало ясно. Когда Стратмор загрузил взятый из Интернета алгоритм закодированной Цифровой крепости и попытался прогнать его через ТРАНСТЕКСТ, цепная мутация наткнулась на фильтры системы Сквозь строй. Горя желанием выяснить, поддается ли Цифровая крепость взлому, Стратмор принял решения обойти фильтры. В обычных условиях такое действие считалось бы недопустимым.

Она не доверяла Грегу Хейлу. Он был из другого теста - не их фирменной закваски. Она с самого начала возражала против его кандидатуры, но АНБ посчитало, что другого выхода. Хейл появился в порядке возмещения ущерба. После фиаско Попрыгунчика. Четыре года назад конгресс, стремясь создать новый стандарт шифрования, поручил лучшим математикам страны, иными словами - сотрудникам АНБ, написать новый супералгоритм. Конгресс собирался принять закон, объявляющий этот новый алгоритм национальным стандартом, что должно было решить проблему несовместимости, с которой сталкивались корпорации, использующие разные алгоритмы. Конечно, просить АН Б приложить руку к совершенствованию системы общего пользования - это все равно что предложить приговоренному к смертной казни самому сколотить себе гроб. ТРАНСТЕКСТ тогда еще не был создан, и принятие стандарта лишь облегчило бы процесс шифрования и значительно затруднило АНБ выполнение его и без того нелегкой задачи.

Мне не нужно напоминать. Через тридцать секунд она уже сидела за его столом и изучала отчет шифровалки. - Видишь? - спросил Бринкерхофф, наклоняясь над ней и показывая цифру.  - Это СЦР. Миллиард долларов. Мидж хмыкнула. - Кажется, чуточку дороговато, не правда. - Да уж, - застонал.  - Чуточку.

 - Может быть, вы могли бы подойти. - Понимаете, я не могу отойти от телефона, - уклончиво отозвался Ролдан.  - Но если вы в центре, то это совсем недалеко от. - Извините, но для прогулок час слишком поздний. Тут рядом полицейский участок. Я занесу им, а вы, когда увидите мистера Густафсона, скажете ему, где его паспорт. - Подождите! - закричал Ролдан.  - Не надо впутывать сюда полицию.

549 Share

Mochila borrosa

 Я попросил его не звонить мне, пока он не найдет кольцо. - Почему? - удивилась Сьюзан.  - А если ему нужна помощь. Стратмор пожал плечами. - Отсюда я не в состоянии ему помочь - ему придется полагаться лишь на. А потом, я не хочу говорить по линии, не защищенной от прослушивания. Глаза Сьюзан расширились. - Как прикажете это понимать. На лице Стратмора тут же появилось виноватое выражение. Он улыбнулся, стараясь ее успокоить.

Вы заместитель директора АНБ и обязаны победить. Стратмор медленно поднял голову и как человек, принимающий самое важное решение в своей жизни, трагически кивнул. Сьюзан решительно шагнула во тьму. ГЛАВА 87 Веспа выехала в тихий переулок Каретерра-де-Хуелва. Еще только начинало светать, но движение уже было довольно оживленным: молодые жители Севильи возвращались после ночных пляжных развлечений. Резко просигналив, пронесся мимо мини-автобус, до отказа забитый подростками. Мотоцикл Беккера показался рядом с ним детской игрушкой, выехавшей на автостраду. Метрах в пятистах сзади в снопе искр на шоссе выкатило такси. Набирая скорость, оно столкнуло в сторону Пежо-504, отбросив его на газон разделительной полосы. Беккер миновал указатель Центр Севильи - 2 км.

Загруженная громадным количеством информации программа создавала паутину относительных величин - гипотетическую модель взаимодействия политических переменных, включая известных политиков, их штабы, личные взаимоотношения, острые проблемы, мотивации, отягощенные такими факторами, как секс, этническая принадлежность, деньги и власть. Пользователь имел возможность создать любую гипотетическую ситуацию, и Мозговой штурм предсказывал, как эта ситуация повлияет на среду. Коммандер относился к этой программе с религиозным трепетом, но использовал ее не в политических целях: она служила ему для расчета времени, оценки информации и схематического отображения ситуации, выработки сложных стратегических решений и своевременного выявления слабых мест. Сьюзан не оставляло подозрение, что в компьютере шефа кроется нечто, чему в один прекрасный день суждено изменить весь мир. Да, я была с ним слишком сурова, - подумала Сьюзан. Ее мысли были прерваны внезапным звуковым сигналом входной двери Третьего узла. Стратмор чуть ли не вбежал в комнату. - Сьюзан, - сказал он, - только что позвонил Дэвид.

Он уверяет, что в шифровалке полный порядок. Сказал, что ТРАНСТЕКСТ работает в обычном темпе. Что у нас неверные данные. Джабба нахмурил свой несоразмерно выпуклый лоб. - В чем же тогда проблема. В отчет вкралась какая-то ошибка? - Мидж промолчала. Джабба почувствовал, что она медлит с ответом, и снова нахмурился.  - Ты так не считаешь.

ГЛАВА 2 На высоте тридцать тысяч футов, над застывшим внизу океаном, Дэвид Беккер грустно смотрел в крохотный овальный иллюминатор самолета Лирджет-60. Ему сказали, что бортовой телефон вышел из строя, поэтому позвонить Сьюзан не удастся. - Что я здесь делаю? - пробормотал. Ответ был очень простым: есть люди, которым не принято отвечать. - Мистер Беккер, - возвестил громкоговоритель.  - Мы прибываем через полчаса. Беккер мрачно кивнул невидимому голосу. Замечательно. Он опустил шторку иллюминатора и попытался вздремнуть.

Хейл сдавил горло Сьюзан. - Выпустите меня, или она умрет. Тревор Стратмор заключил в своей жизни достаточно сделок, когда на кону были высочайшие ставки, чтобы понимать: Хейл взвинчен и крайне опасен. Молодой криптограф загнал себя в угол, а от противника, загнанного в угол, можно ожидать чего угодно: он действует отчаянно и непредсказуемо. Стратмор знал, что его следующий шаг имеет решающее значение. От него зависела жизнь Сьюзан, а также будущее Цифровой крепости. Стратмор также понимал, что первым делом нужно разрядить ситуацию. Выдержав паузу, он как бы нехотя вздохнул: - Хорошо, Грег.

Mochila de skate elГ©ctrica

About Fauzshura

Мотор кашлянул и захлебнулся. - El anillo. Кольцо, - совсем близко прозвучал голос.

Related Posts

734 Comments

Post A Comment