Mochila concha

236 Share

Mochila concha

Наша машина обеспечивает информацией ФБР, ЦРУ, Агентство по борьбе с наркотиками - всем им теперь придется действовать вслепую. Не удастся отслеживать перемещение грузов наркокартелей, крупные корпорации смогут переводить деньги, не оставляя никакого следа и держа Налоговое управление в полном неведении, террористы будут в полной тайне готовить свои акции. Результатом будет полнейший хаос. - А Фонд электронных границ будет праздновать победу, - побледнела Сьюзан. - Фонд понятия не имеет о том, чем мы тут занимаемся, - презрительно бросил Стратмор.  - Если бы они знали, сколько террористических нападений мы предотвратили благодаря тому, что можем взламывать шифры, они запели бы по-другому. Сьюзан была согласна с этим, но в то же время прекрасно понимала: Фонд электронных границ никогда не узнает, насколько важен и нужен ТРАНСТЕКСТ. Эта машина помогла предотвратить десятки преступлений, но связанная с ней информация строго засекречена и никогда не будет раскрыта. Причина такой секретности проста: правительство не может допустить массовой истерии. Никто не знает, как поведет себя общество, узнав, что группы фундаменталистов дважды за прошлый год угрожали ядерным объектам, расположенным на территории США.

Сьюзан… Сьюзан… И в этот момент она все поняла. Дрожащей рукой она дотянулась до панели и набрала шифр. S…U…Z…A…N И в то же мгновение дверца лифта открылась. ГЛАВА 108 Лифт Стратмора начал стремительно спускаться. В кабине Сьюзан жадно вдохнула свежий прохладный воздух и, почувствовав головокружение, прижалась к стенке лифта. Вскоре спуск закончился, переключились какие-то шестеренки, и лифт снова начал движение, на этот раз горизонтальное. Сьюзан чувствовала, как кабина набирает скорость, двигаясь в сторону главного здания АНБ. Наконец она остановилась, и дверь открылась. Покашливая, Сьюзан неуверенно шагнула в темный коридор с цементными стенами.

Убивать Танкадо не было необходимости. Честно говоря, я бы предпочел, чтобы он остался жив. Его смерть бросает на Цифровую крепость тень подозрения. Я хотел внести исправления тихо и спокойно. Изначальный план состоял в том, чтобы сделать это незаметно и позволить Танкадо продать пароль. Сьюзан должна была признать, что прозвучало это довольно убедительно. У Танкадо не было причин подозревать, что код в Интернете не является оригиналом. Никто не имел к нему доступа, кроме него самого и Северной Дакоты. Если бы Танкадо не вернулся к анализу программы после ее выпуска свет, он ничего бы не узнал про этот черный ход. Но он так долго трудился над Цифровой крепостью, что вряд ли ему захотелось бы к ней возвращаться.

 Да, да, - сказал он, - читайте эту благословенную надпись. Сьюзан стояла рядом, у нее подгибались колени и пылали щеки. Все в комнате оставили свои занятия и смотрели на огромный экран и на Дэвида Беккера. Профессор вертел кольцо в пальцах и изучал надпись. - Читайте медленно и точно! - приказал Джабба.  - Одна неточность, и все мы погибли. Фонтейн сурово взглянул на. Уж о чем о чем, а о стрессовых ситуациях директор знал. Он был уверен, что чрезмерный нажим не приведет ни к чему хорошему.

 Оставь эти штучки детям, Грег. Отпусти. - Чтобы вы меня убили. - Я не собираюсь тебя убивать. Мне нужен только ключ. - Какой ключ. Стратмор снова вздохнул. - Тот, который тебе передал Танкадо. - Понятия не имею, о чем .

Мидж смотрела на цифры, не веря своим глазам. - Этот файл, тот, что загрузили вчера вечером… - Ну. - Шифр еще не вскрыт. Время ввода - двадцать три тридцать семь и восемь секунд, однако время завершения дешифровки не указано.  - Мидж полистала страницы.  - Ни вчера, ни. Бринкерхофф пожал плечами: - Быть может, ребята заняты сложной диагностикой. Мидж покачала головой: - Настолько сложной, что она длится уже восемнадцать часов? - Она выдержала паузу.  - Маловероятно.

690 Share

Mochila concha

Сьюзан была озадачена. - Это по-латыни, - объяснил Хейл.  - Из сатир Ювенала. Это значит - Кто будет охранять охранников?. - Не понимаю. Кто будет охранять охранников. - Вот. Если мы - охранники общества, то кто будет следить за нами, чтобы мы не стали угрозой обществу. Сьюзан покачала головой, не зная, что на это возразить. Хейл улыбнулся: - Так заканчивал Танкадо все свои письма ко .

 - И тут же доложите. ГЛАВА 34 Сьюзан сидела одна в помещении Третьего узла, ожидая возвращения Следопыта. Хейл решил выйти подышать воздухом, за что она была ему безмерно благодарна. Однако одиночество не принесло ей успокоения. В голове у Сьюзан беспрестанно крутилась мысль о контактах Танкадо с Хейлом. Кто будет охранять охранников. - подумала. Quis custodiet ipsos custodes. Эти слова буквально преследовали. Она попыталась выбросить их из головы.

 - Он привлек внимание к тексту на экране.  - Кто-нибудь может мне объяснить, что это. ВАС МОЖЕТ СПАСТИ ТОЛЬКО ПРАВДА ВВЕДИТЕ КЛЮЧ______ Джабба не дождался ответа. - Похоже, кто-то очень нами недоволен, директор. Это шантаж. Больше всего похоже на требование выкупа. Слова Сьюзан прозвучали слабым, едва уловимым шепотом: - Это… Энсей Танкадо. Джабба повернулся и изумленно посмотрел на. - Танкадо.

 Какому соглашению? - Немец слышал рассказы о коррупции в испанской полиции. - У вас есть кое-что, что мне очень нужно, - сказал Беккер. - Да-да, конечно, - быстро проговорил немец, натужно улыбаясь. Он подошел к туалетному столику, где лежал бумажник.  - Сколько. Беккер изобразил крайнюю степень негодования. - Вы хотите дать взятку представителю закона? - зарычал. - Нет, конечно. Я просто подумал… - Толстяк быстро убрал бумажник.  - Я… я… - Совсем растерявшись, он сел на край постели и сжал руки.

Чатрукьян знал: как только Джабба узнает, что Стратмор обошел фильтры, разразится скандал. Какая разница? - подумал.  - Я должен выполнять свои обязанности. Он поднял телефонную трубку и набрал номер круглосуточно включенного мобильника Джаббы. ГЛАВА 45 Дэвид Беккер бесцельно брел по авенида дель Сид, тщетно пытаясь собраться с мыслями. На брусчатке под ногами мелькали смутные тени, водка еще не выветрилась из головы. Все происходящее напомнило ему нечеткую фотографию. Мысли его то и дело возвращались к Сьюзан: он надеялся, что она уже прослушала его голос на автоответчике. Чуть впереди, у остановки, притормозил городской автобус.

По спине Сьюзан пробежал холодок. - Конечно, - чуть слышно сказала.  - Танкадо подумал, что раз мы приостановили действие его страхового полиса, то можем приостановить и его. Постепенно она начала понимать. Время сердечного приступа настолько устраивало АНБ, что Танкадо сразу понял, чьих это рук дело, и в последние мгновения своей жизни инстинктивно подумал о мести. Энсей Танкадо отдал кольцо, надеясь обнародовать ключ. И теперь - во что просто не верится - какой-то ни о чем не подозревающий канадский турист держит в своих руках ключ к самому мощному шифровальному алгоритму в истории. Сьюзан набрала полные легкие воздуха и задала неизбежный вопрос: - И где же теперь этот канадец. Стратмор нахмурился: - В этом вся проблема.

122 Share

Mochila concha

В АНБ он получил кличку Джабба и приобрел репутацию полубога. Он бродил по коридорам шифровалки, тушил бесконечные виртуальные пожары и проклинал слабоумие нерадивых невежд. Чатрукьян знал: как только Джабба узнает, что Стратмор обошел фильтры, разразится скандал. Какая разница? - подумал.  - Я должен выполнять свои обязанности. Он поднял телефонную трубку и набрал номер круглосуточно включенного мобильника Джаббы. ГЛАВА 45 Дэвид Беккер бесцельно брел по авенида дель Сид, тщетно пытаясь собраться с мыслями. На брусчатке под ногами мелькали смутные тени, водка еще не выветрилась из головы. Все происходящее напомнило ему нечеткую фотографию.

Лицо мужчины из мертвенно-бледного стало красным. - Вы знаете Капельку Росы? - Вытерев пот со лба рукавом халата, он собирался что-то сказать, но тут отворилась дверь в ванную. Мужчины оглянулись. В дверях стояла Росио Ева Гранада. Это было впечатляющее зрелище. Длинные ниспадающие рыжие волосы, идеальная иберийская кожа, темно-карие глаза, высокий ровный лоб. На девушке был такой же, как на немце, белый махровый халат с поясом, свободно лежащим на ее широких бедрах, распахнутый ворот открывал загорелую ложбинку между грудями. Росио уверенно, по-хозяйски вошла в спальню.

Рассказ канадца показался ему полным абсурдом, и он подумал, что старик еще не отошел от шока или страдает слабоумием. Тогда он посадил его на заднее сиденье своего мотоцикла, чтобы отвезти в гостиницу, где тот остановился. Но этот канадец не знал, что ему надо держаться изо всех сил, поэтому они и трех метров не проехали, как он грохнулся об асфальт, разбил себе голову и сломал запястье. - Что? - Сьюзан не верила своим ушам. - Офицер хотел доставить его в госпиталь, но канадец был вне себя от ярости, сказав, что скорее пойдет в Канаду пешком, чем еще раз сядет на мотоцикл. Все, что полицейский мог сделать, - это проводить его до маленькой муниципальной клиники неподалеку от парка. Там он его и оставил. - Думаю, нет нужды спрашивать, куда направился Дэвид, - хмуро сказала. ГЛАВА 17 Дэвид Беккер ступил на раскаленные плиты площади Испании. Прямо перед ним над деревьями возвышалось Аюнтамьенто - старинное здание ратуши, которое окружали три акра бело-голубой мозаики азульехо.

Первое послание, которое он отправил Халохоту, не оставляло места сомнениям, тем более что они это уже обсуждали: убить Энсея Танкадо и захватить пароль. Стратмор никогда не спрашивал у Халохота, как тот творил свои чудеса: тот просто каким-то образом повторял их снова и. Энсей Танкадо мертв, власти убеждены, что это сердечный приступ, прямо как в учебнике, кроме одного обстоятельства. Халохот ошибся с местом действия. Быть может, смерть Танкадо в публичном месте была необходимостью, однако публика возникла чересчур. Халохот был вынужден скрыться, не успев обыскать убитого, найти ключ. А когда пыль осела, тело Танкадо попало в руки местной полиции. Стратмор был взбешен. Халохот впервые сорвал задание, выбрав неблагоприятные время и место. Получить ключ было необходимо, но Стратмор отлично понимал, что посылать глухого киллера в севильский морг было бы настоящим самоубийством.

В данный момент у него только одно преимущество - скорость. Я должен поскорее выбраться отсюда. - сказал он. После множества поворотов и коротких рывков Беккер оказался на перекрестке трех улочек с табличкой Эскуина-де-лос-Рейес и понял, что уже был здесь минуту-другую. Притормозив, он задумался, в какую сторону повернуть, и в этот момент мотор его веспы кашлянул и заглох. Стрелка топливного индикатора указывала на ноль. И, как бы повинуясь неведомому сигналу, между стенами слева от него мелькнула тень. Нет сомнений, что человеческий мозг все же совершеннее самого быстродействующего компьютера в мире. В какую-то долю секунды сознание Беккера засекло очки в металлической оправе, обратилось к памяти в поисках аналога, нашло его и, подав сигнал тревоги, потребовало принять решение.

 - Она отвернулась. Ее плечи подрагивали. Она закрыла лицо руками. Дэвид не мог прийти в. - Но, Сьюзан… я думал… - Он взял ее за дрожащие плечи и повернул к. И тогда он увидел, что Сьюзан вовсе не плакала. - Я не выйду за тебя замуж! - Она расхохоталась и стукнула его подушкой.  - До тех пор, пока ты не объяснишь, что такое без воска.

175 Share

Mochila concha

Ей почти удалось проскользнуть внутрь, и теперь она изо всех сил пыталась удержать стремившиеся захлопнуться створки, но на мгновение выпустила их из рук. Створки стали стремительно сближаться. Стратмор попытался их удержать, но не сумел. За мгновение до того, как они сомкнулись, Сьюзан, потеряв равновесие, упала на пол за дверью. Коммандер, пытаясь приоткрыть дверь, прижал лицо вплотную к узенькой щелке. - Господи Боже мой, Сьюзан, с тобой все в порядке. Она встала на ноги и расправила платье. - Все обошлось. Сьюзан огляделась.

Внезапный прилив энергии позволил ей освободиться из объятий коммандера. Шум ТРАНСТЕКСТА стал оглушающим. Огонь приближался к вершине. ТРАНСТЕКСТ стонал, его корпус готов был вот-вот рухнуть. Голос Дэвида точно вел ее, управляя ее действиями. Она бросилась к лестнице и начала подниматься к кабинету Стратмора. За ее спиной ТРАНСТЕКСТ издал предсмертный оглушающий стон. Когда распался последний силиконовый чип, громадная раскаленная лава вырвалась наружу, пробив верхнюю крышку и выбросив на двадцать метров вверх тучу керамических осколков, и в то же мгновение насыщенный кислородом воздух шифровалки втянуло в образовавшийся вакуум. Сьюзан едва успела взбежать на верхнюю площадку лестницы и вцепиться в перила, когда ее ударил мощный порыв горячего ветра.

Она была его иллюзией, его живой фантазией. Он мечтал о ней по ночам, плакал о ней во сне. Он ничего не мог с собой поделать. Она была блистательна и прекрасна, равной ей он не мог себе даже представить. Его жена долго терпела, но, увидев Сьюзан, потеряла последнюю надежду. Бев Стратмор никогда его ни в чем не обвиняла. Она превозмогала боль сколько могла, но ее силы иссякли. Она сказала ему, что их брак исчерпал себя, что она не собирается до конца дней жить в тени другой женщины. Вой сирен вывел его из задумчивости.

 Мы погибли, - прошептала Мидж. - Подождите, - сказала Сьюзан.  - Прочитайте еще. Соши прочитала снова: - …Искусственно произведенный, обогащенный нейтронами изотоп урана с атомным весом 238. - Двести тридцать восемь? - воскликнула Сьюзан.  - Разве мы не знаем, что в хиросимской бомбе был другой изотоп урана. Все вокруг недоуменно переглянулись. Соши лихорадочно прогоняла текст на мониторе в обратном направлений и наконец нашла то, что искала.

И вот эти два интеллектуала, казалось бы, неспособные на вспышки иррациональной влюбленности, обсуждая проблемы лингвистической морфологии и числовые генераторы, внезапно почувствовали себя подростками, и все вокруг окрасилось в радужные тона. Сьюзан ни слова не сказала об истинной причине своей беседы с Дэвидом Беккером - о том, что она собиралась предложить ему место в Отделе азиатской криптографии. Судя по той увлеченности, с которой молодой профессор говорил о преподавательской работе, из университета он не уйдет. Сьюзан решила не заводить деловых разговоров, чтобы не портить настроение ни ему ни. Она снова почувствовала себя школьницей. Это чувство было очень приятно, ничто не должно было его омрачить. И его ничто не омрачало. Их отношения развивались медленно и романтично: встречи украдкой, если позволяли дела, долгие прогулки по университетскому городку, чашечка капуччино у Мерлутти поздно вечером, иногда лекции и концерты. Сьюзан вдруг поняла, что стала смеяться гораздо чаще, чем раньше.

 - Итак, даже в самых экстремальных условиях самый длинный шифр продержался в ТРАНСТЕКСТЕ около трех часов. - Да. Более или менее так, - кивнула Сьюзан. Стратмор замолчал, словно боясь сказать что-то, о чем ему придется пожалеть. Наконец он поднял голову: - ТРАНСТЕКСТ наткнулся на нечто непостижимое.  - Он опять замолчал. Сьюзан ждала продолжения, но его не последовало. - Больше трех часов. Стратмор кивнул. Она не выглядела взволнованной.

884 Share

Mochila concha

Все системы должны заработать через пять минут. Грег Хейл убил одного из младших сотрудников лаборатории систем безопасности и взял в заложники моего старшего криптографа. Если нужно, используйте против всех нас слезоточивый газ. Если мистер Хейл не образумится, снайперы должны быть готовы стрелять на поражение. Всю ответственность я беру на. Быстрее. Хейл выслушал все это, не сдвинувшись с места и не веря своим ушам. Хватка на горле Сьюзан слегка ослабла. Стратмор выключил телефон и сунул его за пояс. - Твоя очередь, Грег, - сказал .

Он использовал подход, который никому из нас не приходил в голову. - А зачем это нам? - спросила Сьюзан.  - В этом нет никакого смысла. Стратмор встал и начал расхаживать по кабинету, не спуская при этом глаз с двери. - Несколько недель назад, когда я прослышал о том, что Танкадо предложил выставить Цифровую крепость на аукцион, я вынужден был признать, что он настроен весьма серьезно. Я понимал, что если он продаст свой алгоритм японской компании, производящей программное обеспечение, мы погибли, поэтому мне нужно было придумать, как его остановить. Я подумал о том, чтобы его ликвидировать, но со всей этой шумихой вокруг кода и его заявлений о ТРАНСТЕКСТЕ мы тут же стали бы первыми подозреваемыми. И вот тогда меня осенило.  - Он повернулся к Сьюзан.  - Я понял, что Цифровую крепость не следует останавливать.

Человек неумолимо приближался по крутой дорожке. Вокруг Беккера не было ничего, кроме стен. По сторонам, правда, находились железные ворота, но звать на помощь уже поздно. Беккер прижался к стене спиной, внезапно ощутив все камушки под подошвами, все бугорки штукатурки на стене, впившиеся в спину. Мысли его перенеслись назад, в детство. Родители… Сьюзан. О Боже… Сьюзан. Впервые с детских лет Беккер начал молиться. Он молился не об избавлении от смерти - в чудеса он не верил; он молился о том, чтобы женщина, от которой был так далеко, нашла в себе силы, чтобы ни на мгновение не усомнилась в его любви.

 - У тебя было много времени. Сьюзан положила руку на мышку и вывела окно состояния Следопыта. Сколько времени он уже занят поиском. Открылось окно - такие же цифровые часы, как на ТРАНСТЕКСТЕ, которые должны были показывать часы и минуты работы Следопыта. Однако вместо этого Сьюзан увидела нечто совершенно иное, от чего кровь застыла в жилах. СЛЕДОПЫТ ОТКЛЮЧЕН Следопыт отключен. У нее даже перехватило дыхание. Почему.

В дальнем конце палаты появилась медсестра и быстро направилась к. - Хоть что-нибудь, - настаивал Беккер. - Немец называл эту женщину… Беккер слегка потряс Клушара за плечи, стараясь не дать ему провалиться в забытье. Глаза канадца на мгновение блеснули. - Ее зовут… Не отключайся, дружище… - Роса… - Глаза Клушара снова закрылись. Приближающаяся медсестра прямо-таки кипела от возмущения. - Роса? - Беккер сжал руку Клушара. Старик застонал. - Он называл ее… - Речь его стала невнятной и едва слышной.

Теперь его снова одолевали те же подозрения. Нуматака решил, что ему необходима дополнительная информация. Выскочив из кабинета, он повернул налево по главному коридору здания Нуматек. Сотрудники почтительно кланялись, когда он проходил мимо. Нуматака хорошо понимал, что эти поклоны вовсе не свидетельствует об их любви к нему, они - всего лишь знак вежливости, которую японские служащие проявляют по отношению даже к самым ненавистным начальникам. Нуматака проследовал прямо на коммутатор компании. Все звонки принимались единственным оператором на двенадцатиканальный терминал Коренсо-2000. Телефонистка, державшая трубку у уха, мгновенно поднялась и поклонилась, увидев босса.

396 Share

Mochila concha

Сердечный приступ. Беккер безучастно кивнул: - Так мне сказали. Лейтенант вздохнул и сочувственно помотал головой. - Севильское солнце бывает безжалостным. Будьте завтра поосторожнее. - Спасибо, - сказал Беккер.  - Я сегодня улетаю. Офицер был шокирован. - Вы же только что прибыли.

 - Вам нужно проверить, как это выглядит. Бринкерхофф окинул взглядом ее фигуру. - Отсюда выглядит просто отлично. - Да ну тебя, Чед, - засмеялась.  - Я гожусь тебе в матери. Могла бы не напоминать, - подумал. Мидж подошла к его столу. - Я ухожу, но директору эти цифры нужны к его возвращению из Южной Америки.

 Вы сумасшедший, - с презрением в голосе ответил Хейл.  - Мне наплевать, даже если ваш ТРАНСТЕКСТ взлетит на воздух. Эту проклятую машину так или иначе следует объявить вне закона. Стратмор вздохнул. - Оставь эти штучки детям, Грег. Отпусти. - Чтобы вы меня убили. - Я не собираюсь тебя убивать. Мне нужен только ключ. - Какой ключ.

За едва заметным изгибом коридора Беккер услышал голоса. Он пошел на звук и уткнулся в стеклянную дверь, за которой, судя по доносящемуся оттуда шуму и гвалту, происходило нечто вроде драки. Преодолев отвращение, Беккер открыл дверь. Регистратура. Бедлам. Так он и. Очередь из десяти человек, толкотня и крик. Испания не славится эффективностью бюрократического аппарата, и Беккер понял, что ему придется простоять здесь всю ночь, чтобы получить информацию о канадце. За конторкой сидела только одна секретарша, норовившая избавиться от назойливых пациентов. Беккер застыл в дверях, не зная, как поступить.

 - И откуда мы знаем, что именно ищем. Одно различие от природы, другое - рукотворное. Плутоний впервые был открыт… - Число, - напомнил Джабба.  - Нам нужно число. Сьюзан еще раз перечитала послание Танкадо. Главная разница между элементами… разница между… нужно найти число… - Подождите! - сказала.  - Слово разница многозначно. Нам нужно число - значит, речь идет о математике.

Мы должны немедленно вырубить электроснабжение. Немедленно. Казалось, на директора его слова не произвели впечатления. - Должен быть другой выход. - Да, - в сердцах бросил Джабба.  - Шифр-убийца. Но единственный человек, которому известен ключ, мертв. - А метод грубой силы? - предложил Бринкерхофф.  - Можно ли с его помощью найти ключ. Джабба всплеснул руками.

827 Share

Mochila concha

Сьюзан посмотрела на него отсутствующим взглядом. - Чед Бринкерхофф, - представился.  - Личный помощник директора. Сьюзан сумела лишь невнятно прошептать: - ТРАНС… Бринкерхофф кивнул. - Забудьте об. Поехали. Свет от фары пробежал по цементным стенам. - В главный банк данных попал вирус, - сказал Бринкерхофф.

Даже если Беккер успеет спуститься вниз, ему все равно некуда бежать: Халохот выстрелит ему в спину, когда он будет пересекать Апельсиновый сад. Халохот переместился ближе к центру, чтобы двигаться быстрее, чувствуя, что уже настигает жертву: всякий раз, пробегая мимо очередного проема, он видел ее тень. Вниз. Скорее. Еще одна спираль. Ему все время казалось, что Беккер совсем рядом, за углом. Одним глазом он следил за тенью, другим - за ступенями под ногами. Вдруг Халохоту показалось, что тень Беккера как бы споткнулась. Она совершила судорожный рывок влево и вроде бы закружилась в воздухе, а затем снова прильнула к центру лестницы. Халохот сделал стремительный прыжок.

Но решил, что хочет от этого парня слишком многого. - Мне нужна кое-какая информация, - сказал. - Проваливал бы ты отсюда. - Я ищу одного человека. - Знать ничего не знаю. - Не знаю, о ком вы говорите, - поправил его Беккер, подзывая проходившую мимо официантку. Он купил две бутылки пива и протянул одну Двухцветному. Панк изумленно взглянул на бутылку, потом отпил изрядный глоток и тупо уставился на Беккера. - Чего вы от меня хотите, мистер.

 Да, сэр, я… - Джаббе? - Фонтейн гневно поднялся.  - Какого черта вы не позвонили Стратмору. - Мы позвонили! - не сдавалась Мидж.  - Он сказал, что у них все в порядке. Фонтейн стоял, тяжело дыша. - У нас нет причин ему не верить.  - Это прозвучало как сигнал к окончанию разговора. Он отпил глоток кофе.  - А теперь прошу меня извинить. Мне нужно поработать.

На черном поле светилось небольшое желтое окно, на котором виднелись две строчки: ВРЕМЯ ПОИСКА: 15:09:33 ИСКОМЫЙ ШИФР: Сьюзан недоуменно смотрела на экран. Получалось, что ТРАНСТЕКСТ трудится над шифром больше пятнадцати часов. Она хорошо знала, что процессор перебирает тридцать миллионов паролей в секунду - сто миллиардов в час. Если ТРАНСТЕКСТ до сих пор не дал ответа, значит, пароль насчитывает не менее десяти миллиардов знаков. Полнейшее безумие. - Это невозможно! - воскликнула она.  - Вы проверили сигналы ошибки. Быть может, в ТРАНСТЕКСТЕ какой-нибудь сбой и… - Все в полном порядке. - Но это значит, что пароль неимоверной длины.

 Я понимаю.  - Беккер запнулся.  - Но тут… тут слишком. Мне нужны только деньги на такси.  - Он прикинул в уме, сколько в этой пачке в пересчете на доллары.  - Да тут несколько тысяч долларов. - Я действую по инструкции, сэр.  - Пилот повернулся и скрылся в кабине. Дверца за ним захлопнулась.

293 Share

Mochila concha

Беккер склонился над. - Вам плохо. Клушар едва заметно кивнул: - Просто… я переволновался, наверное.  - И замолчал. - Подумайте, мистер Клушар, - тихо, но настойчиво сказал Беккер.  - Это очень важно. Клушар заморгал. - Я не знаю… эта женщина… он называл ее… - Он прикрыл глаза и застонал. - Как.

Это Испания. Если вы по глупости упадете, то это будет ваша личная глупость, кто бы ни придумал эти ступени. Халохот остановился у одного из окон, расположенных на уровне его плеча, и посмотрел на улицу. Он находился на северной стороне башни и, по всей видимости, преодолел уже половину подъема. За углом показалась смотровая площадка. Лестница, ведущая наверх, была пуста. Его жертва не приготовилась к отпору. Хотя, быть может, подумал Халохот, Беккер не видел, как он вошел в башню.

Количество нейтронов. Техника извлечения.  - Она пробежала глазами таблицу.  - Уран распадается на барий и криптон; плутоний ведет себя несколько. В уране девяносто два протона и сто сорок шесть нейтронов, но… - Нам нужна самоочевидная разница, - подсказала Мидж.  - У Танкадо сказано: главная разница между элементами. - Господи Иисусе! - вскричал Джабба.  - Откуда нам знать, что для Танкадо было главной разницей. - На самом деле, - прервал его Дэвид, - Танкадо имел в виду первичную, а не главную разницу.

Он тихо выругался. Тогда почему они послали не профессионального агента, а университетского преподавателя. Выйдя из зоны видимости бармена, Беккер вылил остатки напитка в цветочный горшок. От водки у него появилось легкое головокружение. Сьюзан, подшучивая над ним, часто говорила, что напоить его не составляет никакого труда. Наполнив тяжелый хрустальный стакан водой из фонтанчика, Беккер сделал несколько жадных глотков, потянулся и расправил плечи, стараясь сбросить алкогольное оцепенение, после чего поставил стакан на столик и направился к выходу. Когда он проходил мимо лифта, дверцы открылись. В кабине стоял какой-то мужчина. Беккер успел заметить лишь очки в железной оправе.

Убедившись еще раз, что Сьюзан и Стратмор продолжают разговаривать, Хейл начал импровизировать. Введя несколько модифицированных команд на языке Паскаль, он нажал команду ВОЗВРАТ. Окно местоположения Следопыта откликнулось именно так, как он рассчитывал. ОТОЗВАТЬ СЛЕДОПЫТА. Он быстро нажал Да. ВЫ УВЕРЕНЫ. Он снова ответил Да. Мгновение спустя компьютер подал звуковой сигнал.

Хейл удивленно поднял брови. - Ах какие мы скрытные. А ведь у нас в Третьем узле нет друг от друга секретов. Один за всех и все за одного. Сьюзан отпила глоток чая и промолчала. Хейл пожал плечами и направился к буфету. Буфет всегда был его первой остановкой. Попутно он бросил жадный взгляд на ноги Сьюзан, которые та вытянула под рабочим столом, и тяжело вздохнул.

780 Share

Mochila concha

 - Лживый негодяй. Вы промыли ей мозги. Вы рассказываете ей только то, что считаете нужным. Знает ли она, что именно вы собираетесь сделать с Цифровой крепостью. - И что. Хейл понимал: то, что он сейчас скажет, либо принесет ему свободу, либо станет его смертным приговором. Он набрал в легкие воздуха. - Вы хотите приделать к Цифровой крепости черный ход. Его слова встретило гробовое молчание.

Шаги быстро приближались. Беккер еще сильнее вцепился во внутреннюю часть проема и оттолкнулся ногами. Тело налилось свинцовой тяжестью, словно кто-то изо всех сил тянул его. Беккер, стараясь преодолеть эту тяжесть, приподнялся на локтях. Теперь он был на виду, его голова торчала из оконного проема как на гильотине. Беккер подтянул ноги, стараясь протиснуться в проем. Когда его торс уже свисал над лестницей, шаги послышались совсем. Он схватился руками за боковые стороны проема и, одним движением вбросив свое тело внутрь, тяжело рухнул на лестницу.

Ему было понятно нетерпение иностранца, но все-таки зачем рваться без очереди. Беккер наклонил голову и тщательно разжевывал облатку. Он почувствовал, что сзади что-то произошло, возникло какое-то замешательство, и подумал о человеке, у которого купил пиджак. Беккер надеялся, что тот внял его совету не надевать пока пиджак. Он начал было вертеть головой, но испугался, что очки в тонкой металлической оправе только этого и ждут, и весь сжался, надеясь, что черный пиджак хоть как-то прикроет его брюки защитного цвета. Увы, это было невозможно. Чаша быстро приближалась к нему справа. Люди отпивали по глотку вина, крестились и поднимались, направляясь к выходу.

Как и то, что шахта лифта защищена усиленным бетоном. Сквозь клубящийся дым Сьюзан кое-как добралась до дверцы лифта, но тут же увидела, что индикатор вызова не горит. Она принялась нажимать кнопки безжизненной панели, затем, опустившись на колени, в отчаянии заколотила в дверь и тут же замерла. За дверью послышалось какое-то жужжание, словно кабина была на месте. Она снова начала нажимать кнопки и снова услышала за дверью этот же звук. И вдруг Сьюзан увидела, что кнопка вызова вовсе не мертва, а просто покрыта слоем черной сажи. Она вдруг начала светиться под кончиком пальца. Электричество .

Фонтейн наблюдал молча. Предпоследний щит становился все тоньше. - Шестьдесят четыре буквы! - скомандовала Сьюзан.  - Это совершенный квадрат. - Совершенный квадрат? - переспросил Джабба.  - Ну и что с. Спустя несколько секунд Соши преобразовала на экране, казалось бы, произвольно набранные буквы. Теперь они выстроились в восемь рядов по восемь в каждом. Джабба посмотрел на экран и в отчаянии всплеснул руками. Новый порядок букв показался не более вразумительным, чем оригинал.

 Коммандер. Стратмор даже не пошевелился. - Коммандер. Нужно выключить ТРАНСТЕКСТ. У нас… - Он нас сделал, - сказал Стратмор, не поднимая головы.  - Танкадо обманул всех. По его тону ей стало ясно, что он все понял. Вся ложь Танкадо о невскрываемом алгоритме… обещание выставить его на аукцион - все это было игрой, мистификацией. Танкадо спровоцировал АНБ на отслеживание его электронной почты, заставил поверить, что у него есть партнер, заставил скачать очень опасный файл.

Mochila de viaje

About Meztijar

На лице привратника появилась обиженная гримаса, словно Беккер чем-то его оскорбил. - Рог aqui, senor.  - Он проводил Беккера в фойе, показал, где находится консьерж, и поспешил исчезнуть. Фойе оказалось помещением с изысканной отделкой и элегантной обстановкой.

Related Posts

830 Comments

Post A Comment