Mochila de almuerzo

216 Share

Mochila de almuerzo

Поскольку для одновременного подрыва устройств была необходима точнейшая координация действий, все эти изделия были связаны между собой телефонными линиями через Интернет. Двое суток встроенные часы устройств обменивались бесконечными потоками зашифрованной синхронизирующейся информации. АНБ, перехватывая эти информационные импульсы, игнорировало их, считая аномалией сети, безобидной тарабарщиной. Но когда ТРАНСТЕКСТ расшифровал эти потоки информации, аналитики тут же увидели в них синхронизированный через Интернет отсчет времени. Устройства были обнаружены и удалены за целых три часа до намеченного срока взрыва. Сьюзан знала, что без ТРАНСТЕКСТА агентство беспомощно перед современным электронным терроризмом. Она взглянула на работающий монитор. Он по-прежнему показывал время, превышающее пятнадцать часов. Даже если файл Танкадо будет прочитан прямо сейчас, это все равно будет означать, что АНБ идет ко дну. С такими темпами шифровалка сумеет вскрывать не больше двух шифров в сутки.

Пожав плечами, он подошел к раковине. Раковина была очень грязной, но вода оказалась холодной, и это было приятно. Плеснув водой в глаза, Беккер ощутил, как стягиваются поры. Боль стала утихать, туман перед глазами постепенно таял. Он посмотрелся в зеркало. Вид был такой, будто он не переставая рыдал несколько дней подряд. Беккер вытер лицо рукавом пиджака, и тут его осенило. От волнений и переживаний он совсем забыл, где находится.

Сьюзан охнула. Дэвид посмотрел ей в глаза: - Ты выйдешь за меня замуж. У нее перехватило дыхание. Она посмотрела на него, потом на кольцо. Глаза ее увлажнились. - О, Дэвид… у меня нет слов. - Скажи. Она отвернулась.

Стратмор мужественно перенес разразившийся скандал, горячо защищая свои действия перед конгрессом. Он утверждал, что стремление граждан к неприкосновенности частной переписки обернется для Америки большими неприятностями. Он доказывал, что кто-то должен присматривать за обществом, что взлом шифров агентством - вынужденная необходимость, залог мира. Но общественные организации типа Фонда электронных границ считали. И развязали против Стратмора непримиримую войну. ГЛАВА 24 Дэвид Беккер стоял в телефонной будке на противоположной стороне улицы, прямо напротив городской больницы, откуда его только что выставили за причинение беспокойства пациенту под номером 104, месье Клушару. Все внезапно осложнилось, пошло совсем не так, как он рассчитывал. Мелкая любезность, которую он оказал Стратмору, забрав личные вещи Танкадо, вылилась в поиски таинственного кольца, как в известной игре, где нужно находить спрятанные предметы. Дэвид только что позвонил Стратмору и рассказал о немецком туристе. Новость не обрадовала коммандера.

Sulla Vespa. Venti mille pesete. Итальянец перевел взгляд на свой маленький потрепанный мотоцикл и засмеялся. - Venti mille pesete. La Vespa. - Cinquanta mille. Пятьдесят тысяч! - предложил Беккер. Это почти четыреста долларов.

Она вспомнила об алгоритме Попрыгунчик. Один раз Грег Хейл уже разрушил планы АНБ. Что мешает ему сделать это еще. Но Танкадо… - размышляла.  - С какой стати такой параноик, как Танкадо, доверился столь ненадежному типу, как Хейл. Сьюзан понимала, что теперь это не имеет никакого значения. Нужно немедленно доложить обо всем Стратмору. Ирония ситуации заключалась в том, что партнер Танкадо находился здесь, прямо у них под носом. Ей в голову пришла и другая мысль - известно ли Хейлу, что Танкадо уже нет в живых.

645 Share

Mochila de almuerzo

 Да вроде бы, - смущенно проговорил Беккер. - Это не так важно, - горделиво заявил Клушар.  - Мою колонку перепечатывают в Соединенных Штатах, у меня отличный английский. - Мне говорили, - улыбнулся Беккер. Он присел на край койки.  - Теперь, мистер Клушар, позвольте спросить, почему такой человек, как вы, оказался в таком месте. В Севилье есть больницы получше. - Этот полицейский… - Клушар рассердился.  - Он уронил меня с мотоцикла, бросил на улице, залитого кровью, как зарезанную свинью. Я еле добрел .

 Сьюзан, - позвал он, задыхаясь.  - Ты должна помочь мне выбраться отсюда. Она ничего не понимала. Все это было лишено всякого смысла. - Сьюзан, ты должна мне помочь. Стратмор убил Чатрукьяна. Я видел это своими глазами. Его слова не сразу дошли до ее сознания. Стратмор убил Чатрукьяна.

Чатрукьян не был бы так раздражен, если бы ТРАНСТЕКСТ был его единственной заботой. Однако это было не. Несмотря на свой внушительный вид, дешифровальное чудовище отнюдь не было островом в океане. Хотя криптографы были убеждены, что система фильтров Сквозь строй предназначалась исключительно для защиты этого криптографического декодирующего шедевра, сотрудники лаборатории систем безопасности знали правду. Фильтры служили куда более высокой цели - защите главной базы данных АНБ. Чатрукьяну была известна история ее создания. Несмотря на все предпринятые в конце 1970-х годов усилия министерства обороны сохранить Интернет для себя, этот инструмент оказался настолько соблазнительным, что не мог не привлечь к себе внимания всего общества. Со временем им заинтересовались университеты, а вскоре после этого появились и коммерческие серверы.

 - Каким образом. Даже если Цифровая крепость станет общедоступной, большинство пользователей из соображений удобства будут продолжать пользоваться старыми программами. Зачем им переходить на Цифровую крепость. Стратмор улыбнулся: - Это. Мы организуем утечку секретной информации. И весь мир сразу же узнает о ТРАНСТЕКСТЕ. Сьюзан вопросительно смотрела на. - Это совсем просто, Сьюзан, мы позволим правде выйти за эти стены. Мы скажем миру, что у АНБ есть компьютер, способный взломать любой код, кроме Цифровой крепости, - И все бросятся доставать Цифровую крепость… не зная, что для нас это пройденный этап.

Мой Бог. Это была настоящая красотка. - Спутница? - бессмысленно повторил Беккер.  - Проститутка, что. Клушар поморщился: - Вот. Если вам угодно использовать это вульгарное слово. - Но… офицер ничего не сказал о… - Разумеется. Я не сказал ему про спутницу.  - Взмахом руки Клушар величественно отверг вопрос Беккера.  - Они не преступницы - глупо было бы искать их, как обычных жуликов.

Это был Хейл, примчавшийся на звук пейджера. Сьюзан услышала стук беретты, выпавшей из руки Стратмора. На мгновение она словно приросла к месту, не зная, куда бежать и что делать. Интуиция подсказывала ей спасаться бегством, но у нее не было пароля от двери лифта. Сердце говорило ей, что она должна помочь Стратмору, но. Повернувшись в полном отчаянии, она ожидала услышать шум смертельной борьбы на полу, но все было тихо. Все вдруг сразу же смолкло: как если бы Хейл, сбив коммандера с ног, снова растворился в темноте. Сьюзан ждала, вглядываясь во тьму и надеясь, что Стратмор если и пострадал, то не сильно.

653 Share

Mochila de almuerzo

 Конечно, согласился. Вы же мой шеф. Вы заместитель директора АНБ. Он не мог отказаться. - Ты права, - проворчал Стратмор.  - Поэтому я его и попросил. Я не мог позволить себе роскошь… - Директор знает, что вы послали в Испанию частное лицо. - Сьюзан, - сказал Стратмор, уже теряя терпение, - директор не имеет к этому никакого отношения. Он вообще не в курсе дела. Сьюзан смотрела на Стратмора, не веря своим ушам.

 - Гамма-лучи против электромагнитной пульсации. Распадающиеся материалы и нераспадающиеся. Есть целые числа, но есть и подсчет в процентах. Это полная каша. - Это где-то здесь, - твердо сказала Сьюзан.  - Надо думать. Есть различие, которое мы все время упускаем. Что-то очень простое. - Ой, дорогие мои… - сказала вдруг Соши. Она открыла на экране второе окно и просматривала остальную часть документов Лаборатории вне закона.

Может, ему просто показалось. Какая разница, Стратмор никогда не решится выстрелить, пока он прикрыт Сьюзан. Но когда он начал подниматься на следующую ступеньку, не выпуская Сьюзан из рук, произошло нечто неожиданное. За спиной у него послышался какой-то звук. Он замер, чувствуя мощный прилив адреналина. Неужели Стратмор каким-то образом проскользнул наверх. Разум говорил ему, что Стратмор должен быть не наверху, а внизу. Однако звук повторился, на этот раз громче. Явный звук шагов на верхней площадке. Хейл в ужасе тотчас понял свою ошибку.

Управлять всей информацией в мире. И ТРАНСТЕКСТ больше не нужен. Никаких ограничений - только свободная информация. Это шанс всей вашей жизни. И вы хотите его упустить. - Следи за мной, - холодно парировал Стратмор. - А как же Сьюзан? - Хейл запнулся.  - Если вы позвоните, она умрет.

Танкадо выгравировал ключ Цифровой крепости на кольце. Золото долговечно. Что бы он ни делал - спал, стоял под душем, ел, - ключ всегда при нем, в любую минуту готовый для опубликования. - На пальце? - усомнилась Сьюзан.  - У всех на виду. - Почему бы и. Испания отнюдь не криптографический центр мира. Никто даже не заподозрит, что эти буквы что-то означают. К тому же если пароль стандартный, из шестидесяти четырех знаков, то даже при свете дня никто их не прочтет, а если и прочтет, то не запомнит. - И Танкадо отдал это кольцо совершенно незнакомому человеку за мгновение до смерти? - с недоумением спросила Сьюзан.

 Такова Цифровая крепость. - Конечно. Алгоритм, не подающийся грубой силе, никогда не устареет, какими бы мощными ни стали компьютеры, взламывающие шифры. Когда-нибудь он станет мировым стандартом. Сьюзан глубоко вздохнула. - Да поможет нам Бог, - прошептала.  - Мы можем принять участие в аукционе. Стратмор покачал головой: - Танкадо дал нам шанс. Это совершенно ясно. Тем не менее риск велик: если нас обнаружат, это, в сущности, будет означать, что он своим алгоритмом нас напугал.

956 Share

Mochila de almuerzo

 А это не так? - спросил Беккер холодно, глядя на ее припухший локоть. - Конечно, нет! - возмущенно ответила девушка. Она смотрела на него невинными глазами, и Беккер почувствовал, что она держит его за дурака.  - Да будет. На вид вы человек состоятельный. Дайте немножко денег, чтобы я могла вернуться домой. Я вам все верну. Беккер подумал, что деньги, которые он ей даст, в конечном счете окажутся в кармане какого-нибудь наркоторговца из Трианы. - Я вовсе не так богат, я простой преподаватель.

Стратмор холил и лелеял Сьюзан, оберегал. Он заслужил. И теперь наконец ее получит. Сьюзан будет искать защиту у него, поскольку ей негде больше будет ее найти. Она придет к нему беспомощная, раздавленная утратой, и он со временем докажет ей, что любовь исцеляет. Честь. Страна. Любовь. Дэвид Беккер должен был погибнуть за первое, второе и третье.

Интуиция подсказывала ей спасаться бегством, но у нее не было пароля от двери лифта. Сердце говорило ей, что она должна помочь Стратмору, но. Повернувшись в полном отчаянии, она ожидала услышать шум смертельной борьбы на полу, но все было тихо. Все вдруг сразу же смолкло: как если бы Хейл, сбив коммандера с ног, снова растворился в темноте. Сьюзан ждала, вглядываясь во тьму и надеясь, что Стратмор если и пострадал, то не сильно. После паузы, показавшейся ей вечностью, она прошептала: - Коммандер. И в тот же миг осознала свою ошибку. Она ощутила запах Хейла, но повернулась слишком поздно.

 - Меня не удастся запугать. Я уже говорил это и могу повторить тысячу раз - Пьер Клушар описывает мир таким, каким его видит. Некоторые ваши туристические путеводители старательно скрывают правду, обещая бесплатный ночлег в городе, но Монреаль тайме не продается. Ни за какие деньги. - Простите, сэр, вы, кажется, меня не… - Merde alors. Я отлично все понял! - Он уставил на Беккера костлявый указательный палец, и его голос загремел на всю палату.  - Вы не первый. Они уже пытались сделать то же самое в Мулен Руж, в отеле Брауне пэлис и в Голфиньо в Лагосе. Но что попало на газетную полосу.

 Ты права, - проворчал Стратмор.  - Поэтому я его и попросил. Я не мог позволить себе роскошь… - Директор знает, что вы послали в Испанию частное лицо. - Сьюзан, - сказал Стратмор, уже теряя терпение, - директор не имеет к этому никакого отношения. Он вообще не в курсе дела. Сьюзан смотрела на Стратмора, не веря своим ушам. У нее возникло ощущение, что она разговаривает с абсолютно незнакомым человеком. Коммандер послал ее жениха, преподавателя, с заданием от АНБ и даже не потрудился сообщить директору о самом серьезном кризисе в истории агентства. - Вы не поставили в известность Лиланда Фонтейна. Терпение Стратмора иссякло.

 - Халохот улыбнулся.  - Может считать себя покойником. И он задвигал крошечными металлическими контактами на кончиках пальцев, стремясь как можно быстрее сообщить американским заказчикам хорошую новость. Скоро, подумал он, совсем. Как хищник, идущий по следам жертвы, Халохот отступил в заднюю часть собора, а оттуда пошел на сближение - прямо по центральному проходу. Ему не было нужды выискивать Беккера в толпе, выходящей из церкви: жертва в ловушке, все сложилось на редкость удачно. Нужно только выбрать момент, чтобы сделать это тихо. Его глушитель, самый лучший из тех, какие только можно было купить, издавал легкий, похожий на покашливание, звук.

298 Share

Mochila de almuerzo

 Нет. Но если он посмотрит на монитор и увидит в окне отсчета значение семнадцать часов, то, будьте уверены, не промолчит. Стратмор задумался. - С какой стати он должен на него смотреть? - спросил. Сьюзан взглянула ему в. - Вы хотите отправить его домой. - Нет. Пусть остается.  - Стратмор кивнул в сторону лаборатории систем безопасности.  - Чатрукьян уже, надеюсь, ушел.

Ты сам его и убил. Я все. - Довольно, Грег, - тихо сказал Стратмор. Хейл крепче обхватил Сьюзан и шепнул ей на ухо: - Стратмор столкнул его вниз, клянусь. - Она не клюнет на твою тактику разделяй и властвуй, - сказал Стратмор, подходя еще ближе.  - Отпусти. - Чатрукьян был совсем мальчишка. Ради всего святого, зачем вы это сделали. Чтобы скрыть свою маленькую тайну. Стратмор сохранял спокойствие.

 Сколько угодно, - улыбнулась женщина.  - Самолет улетел почти пустой. Но завтра в восемь утра тоже есть… - Мне нужно узнать, улетела ли этим рейсом моя подруга. Она собиралась купить билет прямо перед вылетом. Женщина нахмурилась: - Извините, сэр. Этим рейсом улетели несколько пассажиров, купивших билет перед вылетом. Но мы не имеем права сообщать информацию личного характера… - Это очень важно, - настаивал Беккер.  - Мне просто нужно узнать, улетела ли .

Она смотрела на него невинными глазами, и Беккер почувствовал, что она держит его за дурака.  - Да будет. На вид вы человек состоятельный. Дайте немножко денег, чтобы я могла вернуться домой. Я вам все верну. Беккер подумал, что деньги, которые он ей даст, в конечном счете окажутся в кармане какого-нибудь наркоторговца из Трианы. - Я вовсе не так богат, я простой преподаватель. Но я скажу тебе, что собираюсь сделать… - Скажу тебе, что ты наглая лгунья, вот что я сделаю.  - Пожалуй, я куплю тебе билет.

 - Поэтому все его последователи, достойные этого названия, соорудили себе точно такие. Беккер долго молчал. Медленно, словно после укола транквилизатора, он поднял голову и начал внимательно рассматривать пассажиров. Все до единого - панки. И все внимательно смотрели на. У всех сегодня красно-бело-синие прически. Беккер потянулся и дернул шнурок вызова водителя. Пора было отсюда вылезать. Дернул. Никакой реакции.

Лишь едва слышно шуршали лопасти вентиляторов охлаждения мониторов да доносилось ровное дыхание Дэвида в микрофон, почти прижатый к его рту. - Д-дэвид… - Сьюзан не знала, что за спиной у нее собралось тридцать семь человек.  - Ты уже задавал мне этот вопрос, помнишь. Пять месяцев. Я сказала. - Я знаю.  - Он улыбнулся.  - Но на этот раз, - он вытянул левую руку так, чтобы она попала в камеру, и показал золотой ободок на безымянном пальце, - на этот раз у меня есть кольцо. ГЛАВА 116 - Читайте, мистер Беккер! - скомандовал Фонтейн. Джабба сидел весь потный, положив руки на клавиатуру.

144 Share

Mochila de almuerzo

Сделка всей его жизни только что распалась - за каких-то несколько минут. Стратмор продолжал спуск. Сделка отменяется. Нуматек корпорейшн никогда не получит невзламываемый алгоритм… а агентство - черный ход в Цифровую крепость. Он очень долго планировал, как осуществит свою мечту, и выбрал Нуматаку со всей тщательностью. Нуматек - богатая фирма, наиболее вероятный победитель аукциона. Ни у кого не вызовет подозрений, если ключ попадет именно к. И что особенно удачно - эту компанию меньше всего можно было заподозрить в том, что она состоит в сговоре с американским правительством.

Он достал пистолет. Он выдвинул два стула на середину комнаты. Сел. Поднял посверкивающую полуавтоматическую беретту и нацелил ее на дверь, а потом опустил себе на колени. - Сьюзан, - сказал он торжественно.  - Здесь мы в безопасности. Нам нужно поговорить. Если Грег Хейл ворвется… - Он не закончил фразу. Сьюзан потеряла дар речи.

Казалось, тучный шеф отдела обеспечения системной безопасности вот-вот рухнет на пол. - Мертв. Но это значит… значит… что мы не можем… - Это значит, что нужен другой план действий.  - Фонтейн, как обычно, говорил спокойно и деловито. Глаза Джаббы по-прежнему выражали шок и растерянность, когда сзади раздался душераздирающий крик: - Джабба. Джабба. Это кричала Соши Кута, его технический ассистент, подбегая к платформе с длиннющей распечаткой в руке. У нее был такой вид, словно она только что увидела призрак. - Джабба! - Соши задыхалась.

Пуля срикошетила от стены. Рванувшись вниз за своей жертвой, он продолжал держаться вплотную к внешней стене, что позволило бы ему стрелять под наибольшим углом. Но всякий раз, когда перед ним открывался очередной виток спирали, Беккер оставался вне поля зрения и создавалось впечатление, что тот постоянно находится впереди на сто восемьдесят градусов. Беккер держался центра башни, срезая углы и одним прыжком преодолевая сразу несколько ступенек, Халохот неуклонно двигался за. Еще несколько секунд - и все решит один-единственный выстрел. Даже если Беккер успеет спуститься вниз, ему все равно некуда бежать: Халохот выстрелит ему в спину, когда он будет пересекать Апельсиновый сад. Халохот переместился ближе к центру, чтобы двигаться быстрее, чувствуя, что уже настигает жертву: всякий раз, пробегая мимо очередного проема, он видел ее тень. Вниз. Скорее .

Прижавшись лицом к стеклу, Мидж вдруг почувствовала страх - безотчетный, как в раннем детстве. За окном не было ничего, кроме беспросветного мрака. Шифровалка исчезла. ГЛАВА 57 В туалетных комнатах шифровалки не было окон, и Сьюзан Флетчер оказалась в полной темноте. Она замерла, стараясь успокоиться и чувствуя, как растущая паника сковывает ее тело. Душераздирающий крик, раздавшийся из вентиляционной шахты, все еще звучал в ее ушах. Вопреки отчаянным попыткам подавить охвативший ее страх Сьюзан явственно ощущала, что это чувство завладевает ею безраздельно. Она металась между дверцами кабинок и рукомойниками. Потеряв ориентацию, двигалась, вытянув перед собой руки и пытаясь восстановить в памяти очертания комнаты.

Но уже через минуту парень скривился в гримасе. Он с силой стукнул бутылкой по столу и вцепился в рубашку Беккера. - Она девушка Эдуардо, болван. Только тронь ее, и он тебя прикончит. ГЛАВА 56 Мидж Милкен в сердцах выскочила из своего кабинета и уединилась в комнате для заседаний, которая располагалась точно напротив. Кроме тридцати футов ого стола красного дерева с буквами АНБ в центре столешницы, выложенной из черных пластинок вишневого и орехового дерева, комнату украшали три акварели Мариона Пайка, ваза с листьями папоротника, мраморная барная стойка и, разумеется, бачок для охлаждения воды фирмы Спарклетс. Мидж налила себе стакан воды, надеясь, что это поможет ей успокоиться. Делая маленькие глотки, она смотрела в окно.

558 Share

Mochila de almuerzo

Эту проклятую машину так или иначе следует объявить вне закона. Стратмор вздохнул. - Оставь эти штучки детям, Грег. Отпусти. - Чтобы вы меня убили. - Я не собираюсь тебя убивать. Мне нужен только ключ. - Какой ключ. Стратмор снова вздохнул. - Тот, который тебе передал Танкадо.

 А вы не думали о том, чтобы позвонить президенту. Стратмор кивнул: - Думал. Но решил этого не делать. Сьюзан так и подумала. Старшие должностные лица АНБ имели право разбираться со своими кризисными ситуациями, не уведомляя об этом исполнительную власть страны. АНБ было единственной разведывательной организацией США, освобожденной от обязанности отчитываться перед федеральным правительством. Стратмор нередко пользовался этой привилегией: он предпочитал творить свое волшебство в уединении. - Коммандер, - все же возразила она, - это слишком крупная неприятность, и с ней не стоит оставаться наедине. Вам следовало бы привлечь кого-то .

 Я сказала нет! - И, выдержав паузу, добавила: - И до вчерашней ночи это была правда. В глазах Сьюзан Дэвид был самим совершенством - насколько вообще такое. Одно только ее беспокоило: всякий раз, когда они куда-то ходили, он решительно противился тому, чтобы она сама платила за. Сьюзан не могла с этим смириться, видя, как он выкладывает за их обед свою дневную заработную плату, но спорить с ним было бесполезно. Она в конце концов перестала протестовать, но это продолжало ее беспокоить. Я зарабатываю гораздо больше, чем в состоянии потратить, - думала она, - поэтому будет вполне естественным, если я буду платить. Но если не считать его изрядно устаревших представлений о рыцарстве, Дэвид, по мнению Сьюзан, вполне соответствовал образцу идеального мужчины. Внимательный и заботливый, умный, с прекрасным чувством юмора и, самое главное, искренне интересующийся тем, что она делает. Чем бы они ни занимались - посещали Смитсоновский институт, совершали велосипедную прогулку или готовили спагетти у нее на кухне, - Дэвид всегда вникал во все детали. Сьюзан отвечала на те вопросы, на которые могла ответить, и постепенно у Дэвида сложилось общее представление об Агентстве национальной безопасности - за исключением, разумеется, секретных сторон деятельности этого учреждения.

Коммандер посмотрел на вышедший из строя главный генератор, на котором лежал Фил Чатрукьян. Его обгоревшие останки все еще виднелись на ребрах охлаждения. Вся сцена напоминала некий извращенный вариант представления, посвященного празднику Хэллоуин. Хотя Стратмор и сожалел о смерти своего молодого сотрудника, он был уверен, что ее можно отнести к числу оправданных потерь. Фил Чатрукьян не оставил ему выбора. Когда запыхавшийся сотрудник лаборатории безопасности завопил о вирусе, Стратмор, столкнувшийся с ним на лестнице служебного помещения, попытался наставить его на путь истинный. Но Чатрукьян отказывался прислушаться к голосу разума. У нас вирус. Я звоню Джаббе. Когда он попытался обойти Стратмора, тот преградил ему дорогу.

 Двести тридцать восемь? - воскликнула Сьюзан.  - Разве мы не знаем, что в хиросимской бомбе был другой изотоп урана. Все вокруг недоуменно переглянулись. Соши лихорадочно прогоняла текст на мониторе в обратном направлений и наконец нашла то, что искала. - Да. Здесь говорится о другом изотопе урана. Мидж изумленно всплеснула руками. - И там и там уран, но разный. - В обеих бомбах уран? - Джабба оживился и прильнул к экрану.  - Это обнадеживает: яблоки и яблоки.

Над их головами куполом раскинулось усыпанное звездами небо. Такие же звезды, наверное, видит сейчас Дэвид в небе над Севильей, подумала. Подойдя к тяжелой стеклянной двери, Стратмор еле слышно чертыхнулся. Кнопочная панель Третьего узла погасла, двери были закрыты. - Черт возьми. Я совсем забыл, что электричество вырубилось. Он принялся изучать раздвижную дверь. Прижал ладони к стеклу и попробовал раздвинуть створки.

959 Share

Mochila de almuerzo

Беккер задумался: Я бы хотел, чтобы ты как следует вымыл голову, научился говорить по-человечески и нашел себе работу. Но решил, что хочет от этого парня слишком многого. - Мне нужна кое-какая информация, - сказал. - Проваливал бы ты отсюда. - Я ищу одного человека. - Знать ничего не знаю. - Не знаю, о ком вы говорите, - поправил его Беккер, подзывая проходившую мимо официантку. Он купил две бутылки пива и протянул одну Двухцветному. Панк изумленно взглянул на бутылку, потом отпил изрядный глоток и тупо уставился на Беккера. - Чего вы от меня хотите, мистер.

 - Ролдан понимал, что сейчас они скорее всего лежат в постели, но ему не хотелось оскорблять чувства звонившего.  - Оставьте паспорт у администратора, его зовут Мануэль. Скажите, что вы от. Попросите его передать паспорт Росио. Росио сопровождает мистера Густафсона сегодня вечером. Она непременно передаст ему паспорт. Можете оставить свое имя и адрес - наверняка мистер Густафсон захочет вас поблагодарить. - Прекрасная мысль. Альфонсо Тринадцатый.

ГЛАВА 28 Сеньор Ролдан восседал за своим столом в агентстве сопровождения Белена, чрезвычайно довольный тем, как умело обошел глупую полицейскую ловушку. Немецкий акцент и просьба снять девушку на ночь - это же очевидная подстава. Интересно, что они еще придумают. Телефон на столе громко зазвонил. Сеньор Ролдан поднял трубку с обычной для него самоуверенностью. - Buenas noches, - произнес мужской голос на беглом испанском; звонивший выговаривал слова чуточку в нос, словно был немного простужен.  - Это гостиница. - Нет, сэр. Какой номер вы набираете? - Сеньор Ролдан не потерпит сегодня больше никаких трюков. - 34-62-10, - ответили на другом конце провода.

Это была мелочь, но все же изъян, отсутствие чистоты - не этого она ожидала от Танкадо, наносящего свой коронный удар. - Тут что-то не так, - наконец сказала.  - Не думаю, что это ключ. Фонтейн глубоко вздохнул. Его темные глаза выжидающе смотрели на Сьюзан. - Мисс Флетчер, как вы полагаете, если это не ключ, то почему Танкадо обязательно хотел его отдать. Если он знал, что мы его ликвидируем, то естественно было бы ожидать, что он накажет нас, допустив исчезновение кольца. В разговор вмешался новый участник.

Терпи, - сказал он.  - Терпи. Потом закрыл глаза и глубоко вздохнул. Беккер не сразу почувствовал, что его кто-то подталкивает. Подняв глаза, он увидел старика с усыпанным родинками лицом, который стоял перед ним, намереваясь пройти. Беккера охватила паника. Он уже хочет уйти. Выходит, мне придется встать. Он жестом предложил старику перешагнуть через него, но тот пришел в негодование и еле сдержался. Подавшись назад, он указал на целую очередь людей, выстроившихся в проходе.

 Конечно. Договорились. Девушка покачала головой. - Как бы я хотела сказать. - Миллион песет? - предложил Беккер.  - Это все, что у меня. - Боже мой! - Она улыбнулась.  - Вы, американцы, совсем не умеете торговаться. На нашем рынке вы бы и дня не продержались.

114 Share

Mochila de almuerzo

Здесь, в командном центре, Джабба выше самого Господа Бога, а компьютерные проблемы не считаются со служебной иерархией. - Это не вирус? - с надеждой в голосе воскликнул Бринкерхофф. Джабба презрительно хмыкнул. - У вирусов есть линии размножения, приятель. Тут ничего такого. Сьюзан с трудом воспринимала происходящее. - Что же тогда случилось? - спросил Фонтейн.  - Я думал, это вирус.

Он знал, что Фонтейн прав: у них нет иного выбора. Время на исходе. Джабба сел за монитор. - Хорошо. Давайте попробуем.  - Он потянулся к клавиатуре.  - Мистер Беккер, пожалуйста, продиктуйте надпись. Медленно и отчетливо. Дэвид Беккер начал читать, Джабба печатал следом за. Когда все было закончено, они проверили орфографические ошибки и удалили пробелы.

Она замерла, стараясь успокоиться и чувствуя, как растущая паника сковывает ее тело. Душераздирающий крик, раздавшийся из вентиляционной шахты, все еще звучал в ее ушах. Вопреки отчаянным попыткам подавить охвативший ее страх Сьюзан явственно ощущала, что это чувство завладевает ею безраздельно. Она металась между дверцами кабинок и рукомойниками. Потеряв ориентацию, двигалась, вытянув перед собой руки и пытаясь восстановить в памяти очертания комнаты. Споткнулась о мусорный бачок и едва не наткнулась на кафельную стенку. Ведя рукой по прохладному кафелю, она наконец добралась до двери и нащупала дверную ручку. Дверь отворилась, и Сьюзан вышла в помещение шифровалки. Здесь она снова замерла.

 - Он здесь, - сказала она как о чем-то само собой разумеющемся.  - Сейчас находится в шифровалке. Смотри. Стратмор пришел вчера с самого утра, и с тех пор его лифт не сдвинулся с места. Не видно, чтобы он пользовался электронной картой у главного входа. Поэтому он определенно. Бринкерхофф с облегчением вздохнул: - Ну, если он здесь, то нет проблем, верно. Мидж задумалась. - Может .

ГЛАВА 40 Стоя у двери Третьего узла, Чатрукьян с безумным видом отчаянно пытался убедить Хейла в том, что с ТРАНСТЕКСТОМ стряслась беда. Сьюзан пробежала мимо них с одной только мыслью - как можно скорее предупредить Стратмора. Сотрудник лаборатории систем безопасности схватил ее за руку. - Мисс Флетчер. У нас вирус. Я уверен. Вы должны… Сьюзан вырвала руку и посмотрела на него с возмущением. - Мне кажется, коммандер приказал вам уйти.

Они в ловушке, шифровалка превратилась в узилище. Купол здания, похожий на спутник, находился в ста девяти ярдах от основного здания АНБ, и попасть туда можно было только через главный вход. Поскольку в шифровалке имелось автономное энергоснабжение, на главный распределительный щит, наверное, даже не поступил сигнал, что здесь произошла авария. - Основное энергоснабжение вырубилось, - сказал Стратмор, возникший за спиной Сьюзан.  - Включилось питание от автономных генераторов. Это аварийное электропитание в шифровалке было устроено таким образом, чтобы системы охлаждения ТРАНСТЕКСТА имели приоритет перед всеми другими системами, в том числе освещением и электронными дверными замками. При этом внезапное отключение электроснабжения не прерывало работу ТРАНСТЕКСТА и его фреоновой системы охлаждения. Если бы этого не было, температура от трех миллионов работающих процессоров поднялась бы до недопустимого уровня - скорее всего силиконовые чипы воспламенились бы и расплавились. Поэтому такая перспектива даже не обсуждалась. Сьюзан старалась сохранять самообладание.

300 Share

Mochila de almuerzo

Я просто хотела от него избавиться. - Когда вы отдали ей кольцо. Росио пожала плечами. - Сегодня днем. Примерно через час после того, как его получила. Беккер посмотрел на часы - 11. За восемь часов след остыл. Какого черта я здесь делаю.

Если у входа на площадку взять вправо, можно увидеть самый дальний левый угол площадки, даже еще не выйдя на. Если Беккер окажется там, Халохот сразу же выстрелит. Если нет, он войдет и будет двигаться на восток, держа в поле зрения правый угол, единственное место, где мог находиться Беккер. Он улыбнулся. ОБЪЕКТ: ДЭВИД БЕККЕР - ЛИКВИДИРОВАН Пора. Халохот проверил оружие, решительно направился вперед и осмотрел площадку. Левый угол пуст. Следуя плану, он бросился в проход и, оказавшись внутри, лицом к правому углу, выстрелил. Пуля отскочила от голой стены и чуть не попала в него. Он стремительно развернулся и едва сдержал крик.

 Я знаю.  - Он улыбнулся.  - Но на этот раз, - он вытянул левую руку так, чтобы она попала в камеру, и показал золотой ободок на безымянном пальце, - на этот раз у меня есть кольцо. ГЛАВА 116 - Читайте, мистер Беккер! - скомандовал Фонтейн. Джабба сидел весь потный, положив руки на клавиатуру. - Да, да, - сказал он, - читайте эту благословенную надпись. Сьюзан стояла рядом, у нее подгибались колени и пылали щеки. Все в комнате оставили свои занятия и смотрели на огромный экран и на Дэвида Беккера. Профессор вертел кольцо в пальцах и изучал надпись.

Сьюзан вздохнула, мысли ее вернулись к Цифровой крепости. Она не могла поверить, что такой алгоритм может быть создан, но ведь доказательство налицо - у нее перед глазами. ТРАНСТЕКСТ не может с ним справиться. Сьюзан подумала о Стратморе, о том, как мужественно он переносит тяжесть этого испытания, делая все необходимое, сохраняя спокойствие во время крушения. Иногда она видела в нем что-то от Дэвида. У них было много общего: настойчивость, увлеченность своим делом, ум. Иногда ей казалось, что Стратмор без нее пропадет; ее любовь к криптографии помогала коммандеру отвлечься от завихрений политики, напоминая о молодости, отданной взламыванию шифров. Но и она тоже многим была обязана Стратмору: он стал ее защитником в мире рвущихся к власти мужчин, помогал ей делать карьеру, оберегал ее и, как сам часто шутил, делал ее сны явью.

 Дэвид… Голос показался ему знакомым. Наверное, эта женщина - ангел. Она прилетела за. Ангел заговорил: - Дэвид, я люблю. Внезапно он все понял. Сьюзан на экране тянулась к нему, плача и смеясь, захлестнутая волной эмоций. Вот она вытерла слезы. - Дэвид… я подумала… Оперативный агент Смит усадил Беккера на сиденье перед монитором. - Он немного сонный, мадам. Дайте ему минутку прийти в .

В отчаянии он наблюдал за тем, как расплывчатые фигуры агентов обыскивают бездыханные тела в поисках листка бумаги с беспорядочным набором букв и цифр. - О мой Бог! - Лицо Джаббы мертвенно побледнело.  - Они ничего не найдут. Мы погибли. - Теряем фильтры Протокола! - раздался чей-то голос.  - Открылся третий уровень защиты! - Люди в комнате засуетились. На экране агент с короткой стрижкой безнадежно развел руками. - Сэр, ключа здесь. Мы обыскали обоих. Осмотрели карманы, одежду, бумажники.

100 Share

Mochila de almuerzo

 Тебе больше нечем заняться? - Сьюзан метнула на него недовольный взгляд. - Хочешь от меня избавиться? - надулся Хейл. - Если честно - да, - Не надо так, Сью, Ты меня оскорбляешь. Глаза Сьюзан сузились. Она терпеть не могла, когда он называл ее Сью. Вообще-то она ничего не имела против этого имени, но Хейл был единственным, кто его использовал, и это было ей неприятно. - Почему бы мне не помочь тебе? - предложил Хейл. Он подошел ближе.  - Я опытный диагност.

Короче, он отдаст ключ публике. Глаза Сьюзан расширились. - Предоставит для бесплатного скачивания. - Именно. Танкадо рассудил, что, если он погибнет, деньги ему не понадобятся, - так почему бы не вручить миру маленький прощальный подарок. Оба замолчали. Сьюзан глубоко дышала, словно пытаясь вобрать в себя ужасную правду. Энсей Танкадо создал не поддающийся взлому код.

 Ну, мы не сумели этого сделать. - А вдруг Танкадо умнее. - Может.  - Сьюзан пожала плечами, демонстрируя равнодушие. - Мы с ним какое-то время переписывались, - как бы невзначай сказал Хейл.  - С Танкадо. Ты знала об. Сьюзан посмотрела на него, стараясь не показать свое изумление.

Разница равна трем. Он медленно потянул к себе микрофон. В то же самое мгновение Сьюзан опять бросила взгляд на руку Танкадо, на этот раз посмотрев не на кольцо… не на гравировку на золоте, а на… его пальцы. Три пальца. Дело было вовсе не и кольце, a в человеческой плоти. Танкадо не говорил, он показывал. Он открывал секрет, открывал ключ к шифру-убийце - умоляя, чтобы люди его поняли… моля Бога, чтобы его секрет вовремя достиг агентства. - Три, - прошептала она, словно оглушенная. - Три! - раздался крик Дэвида из Испании.

 - Он сказал, что на кольце были выгравированы какие-то буквы. - Буквы. - Да, если верить ему - не английские.  - Стратмор приподнял брови, точно ждал объяснений. - Японские иероглифы. Стратмор покачал головой. - Это и мне сразу пришло в голову. Но послушай: канадец сказал, что буквы не складывались во что-то вразумительное.

 Конечно же, это убийца! - закричал Бринкерхофф.  - Что еще это может. Иначе Танкадо не отдал бы ключ. Какой идиот станет делать на кольце надпись из произвольных букв. Фонтейн свирепым взглядом заставил его замолчать. - Вы меня слышите? - вмешался Беккер, чувствуя себя неловко.  - Вы все время говорите о произвольном наборе букв. Мне кажется, я должен вам сказать… что это не случайный набор букв. Все на подиуме воскликнули: - Что. В голосе Беккера слышались извиняющиеся нотки: - Простите, но это определенно осмысленные слова.

689 Share

Mochila de almuerzo

Джабба тяжко вздохнул. Он знал, что Фонтейн прав: у них нет иного выбора. Время на исходе. Джабба сел за монитор. - Хорошо. Давайте попробуем.  - Он потянулся к клавиатуре.  - Мистер Беккер, пожалуйста, продиктуйте надпись.

Информация, которую он выдал… Она резко подняла голову. Возможно ли. Информация, которую он выдал. Если Стратмор получил от Следопыта информацию, значит, тот работал. Она оказалась бессмысленной, потому что он ввел задание в неверной последовательности, но ведь Следопыт работал. Но Сьюзан тут же сообразила, что могла быть еще одна причина отключения Следопыта. Внутренние ошибки программы не являлись единственными причинами сбоя, потому что иногда в действие вступали внешние силы - скачки напряжения, попавшие на платы частички пыли, повреждение проводов. Поскольку за техникой Третьего узла следили самым тщательным образом, она даже не рассматривала такую возможность.

Он пристально посмотрел на нее и постучал ладонью по сиденью соседнего стула. - Садись, Сьюзан. Я должен тебе кое-что сказать.  - Она не пошевелилась.  - Когда я все закончу, я сообщу тебе код вызова лифта. И тогда ты решишь, уходить тебе или. Повисла долгая тишина. Сьюзан словно во сне подошла и села с ним. - Сьюзан, - начал он, - я не был с тобой вполне откровенен.

Смотри. Стратмор пришел вчера с самого утра, и с тех пор его лифт не сдвинулся с места. Не видно, чтобы он пользовался электронной картой у главного входа. Поэтому он определенно. Бринкерхофф с облегчением вздохнул: - Ну, если он здесь, то нет проблем, верно. Мидж задумалась. - Может. - Может. - Мы должны позвонить ему и проверить.

Сьюзан быстро встала и, расплескивая воду, потянулась к трубке, лежавшей на краю раковины. - Дэвид. - Это Стратмор, - прозвучал знакомый голос. Сьюзан плюхнулась обратно в ванну. - Ох! - Она не могла скрыть разочарование.  - Здравствуйте, шеф. - Думала, кое-кто помоложе? - засмеялся Стратмор. - Да нет, сэр, - попыталась она сгладить неловкость.  - Не в этом дело… - Да в этом.

Однако одиночество не принесло ей успокоения. В голове у Сьюзан беспрестанно крутилась мысль о контактах Танкадо с Хейлом. Кто будет охранять охранников. - подумала. Quis custodiet ipsos custodes. Эти слова буквально преследовали. Она попыталась выбросить их из головы. Мысли ее вернулись к Дэвиду.

Mochila vera bradley nomadic floral

About Nizilkree

 Хочешь посмотреть, чем занимаются люди в шифровалке? - спросил он, заметно нервничая. - Вовсе нет, - ответила Мидж.  - Хотела бы, но шифровалка недоступна взору Большого Брата.

Related Posts

904 Comments

Post A Comment