Mochila de donut futuro impar

359 Share

Mochila de donut futuro impar

И самый мерзкий пляж, покрытый острыми камнями. Этого и ждут от меня читатели. Больные на соседних койках начали приподниматься, чтобы разглядеть, что происходит. Беккер нервно посматривал на медсестру. Пожалуй, дело кончится тем, что его выставят на улицу. Клушар продолжал бушевать: - И этот полицейский из вашего города тоже хорош. Заставил меня сесть на мотоцикл. Смотрите сюда! - Он попытался поднять левую руку.  - Кто теперь напишет материал для моей колонки.

 - Это СЦР. Миллиард долларов. Мидж хмыкнула. - Кажется, чуточку дороговато, не правда. - Да уж, - застонал.  - Чуточку. - Это как будто деление на ноль. - Что. - Деление на ноль, - сказала она, пробегая глазами остальные данные.  - Средняя цена определяется как дробь - общая стоимость, деленная на число расшифровок.

 - Я снова его запустила. Посмотрим, вернулся ли. Разумеется, на ее экране замигал значок, извещающий о возвращении Следопыта. Сьюзан положила руку на мышку и открыла сообщение, Это решит судьбу Хейла, - подумала.  - Хейл - это Северная Дакота.  - На экране появилось новое окошко.  - Хейл - это… Сьюзан замерла. Должно быть, это какая-то ошибка. Следопыт показывал адрес, не имеющий никакого смысла. Взяв себя в руки, она перечитала сообщение.

Она ждет уже целый час. Очевидно, Анонимная рассылка Америки не слишком торопится пересылать почту Северной Дакоты. Сьюзан тяжело вздохнула. Несмотря на все попытки забыть утренний разговор с Дэвидом, он никак не выходил у нее из головы. Она понимала, что говорила с ним слишком сурово, и молила Бога, чтобы в Испании у него все прошло хорошо. Мысли Сьюзан прервал громкий звук открываемой стеклянной двери. Она оглянулась и застонала. У входа стоял криптограф Грег Хейл. Это был высокий мужчина крепкого сложения с густыми светлыми волосами и глубокой ямкой на подбородке. Он отличался громким голосом и безвкусно-крикливой манерой одеваться.

 - А что Следопыт. Я сижу у себя точно на раскаленных углях. - Пока. Есть вести от Дэвида. Стратмор покачал головой. - Я попросил его не звонить мне, пока он не найдет кольцо. - Почему? - удивилась Сьюзан.  - А если ему нужна помощь. Стратмор пожал плечами.

Сьюзан на мгновение заколебалась и оглянулась на заблокированную дверь. Всего двадцать минут, подумала. Повернувшись к терминалу Хейла, Сьюзан вдруг уловила странный мускусный запах - очень необычный для Третьего узла. Она подумала, что дело, быть может, в неисправном ионизаторе воздуха. Запах показался ей смутно знакомым, и эта мысль пронзила ее холодом. Сьюзан представила себе Хейла в западне, в окутанной паром ловушке. Может быть, он что-нибудь поджег. Она посмотрела на вентиляционный люк и принюхалась. Но запах шел не оттуда, его источник находился где-то поблизости.

542 Share

Mochila de donut futuro impar

 Боже мой, конечно. Беккер ощутил тупую боль в желудке. - У кого же. В глазах Клушара вспыхнуло возмущение. - У немца. Его взял немец. Дэвид почувствовал, как пол уходит у него из-под ног. - Немец. Какой немец. - Тот, что был в парке.

С рыжими волосами. Я тоже хочу. На завтрашний день, пожалуйста. - Ваш брат Клаус приходил к нам? - Женщина вдруг оживилась, словно говорила со старым знакомым. - Да. Он очень толстый. Вы его запомнили. - Вы сказали, что он приходил. Беккер услышал, как его собеседница листает книгу заказов. Там не окажется никакого Клауса, но Беккер понимал, что клиенты далеко не всегда указывают свои подлинные имена.

Начала просматривать длинные строки символов на экране, пытаясь найти то, что вызвало задержку. Хейл посматривал на нее с самодовольным видом. - Слушай, я хотел спросить, - заговорил.  - Что ты думаешь об этом не поддающемся взлому алгоритме, который, по словам Танкадо, он хотел создать. У Сьюзан свело желудок. Она подняла голову. - Не поддающийся взлому алгоритм? - Она выдержала паузу.  - Ах да… Я, кажется, что-то такое читала. - Не очень правдоподобное заявление. - Согласна, - сказала Сьюзан, удивившись, почему вдруг Хейл заговорил об .

Разгромив очередного партнера, он шел охладиться к фонтанчику с питьевой водой и опускал в него голову. Затем, с еще мокрыми волосами, угощал поверженного соперника орешками и соком. Как у всех молодых профессоров, университетское жалованье Дэвида было довольно скромным. Время от времени, когда надо было продлить членство в теннисном клубе или перетянуть старую фирменную ракетку, он подрабатывал переводами для правительственных учреждений в Вашингтоне и его окрестностях. В связи с одной из таких работ он и познакомился со Сьюзан. В то прохладное осеннее утро у него был перерыв в занятиях, и после ежедневной утренней пробежки он вернулся в свою трехкомнатную университетскую квартиру. Войдя, Дэвид увидел мигающую лампочку автоответчика. Слушая сообщение, он выпил почти целый пакет апельсинового сока.

Бринкерхофф послушно следил за движениями ее пальца. КОЛИЧЕСТВО ДЕШИФРОВОК О Мидж постучала пальцем по этой цифре. - Я так и думала. Деление на ноль. Бринкерхофф высоко поднял брови. - Выходит, все в порядке. - Это лишь означает, - сказала она, пожимая плечами, - что сегодня мы не взломали ни одного шифра. ТРАНСТЕКСТ устроил себе перерыв.

Она стояла у второй входной двери, что была в некотором отдалении, прижимая сумку к груди. Она казалось напуганной еще сильнее, чем раньше. - Мистер, - сказала она дрожащим голосом, - я не говорила вам, как меня зовут. Откуда вы узнали. ГЛАВА 74 Шестидесятитрехлетний директор Лиланд Фонтейн был настоящий человек-гора с короткой военной стрижкой и жесткими манерами. Когда он бывал раздражен, а это было почти всегда, его черные глаза горели как угли. Он поднялся по служебной лестнице до высшего поста в агентстве потому, что работал не покладая рук, но также и благодаря редкой целеустремленности и заслуженному уважению со стороны своих предшественников. Он был первым афроамериканцем на посту директора Агентства национальной безопасности, но эту его отличительную черту никто никогда даже не упоминал, потому что политическая партия, которую он поддерживал, решительно не принимала этого во внимание, и его коллеги следовали этому примеру.

794 Share

Mochila de donut futuro impar

 Так вы обратили внимание. - Конечно. Он работает уже шестнадцать часов, если не ошибаюсь. Чатрукьян не знал, что сказать. - Да, сэр. Шестнадцать часов. Но это не все, сэр. Я запустил антивирус, и он показывает нечто очень странное. - Неужели? - Стратмор по-прежнему оставался невозмутим.

Беккер замолчал. Он опять перегнул палку. Его план не сработал. Почему она не хочет ему поверить. Росио подошла к нему еще ближе. - Я не знаю, кто вы такой и чего хотите, но если вы немедленно отсюда не уйдете, я вызову службу безопасности отеля и настоящая полиция арестует вас за попытку выдать себя за полицейского офицера. Беккер знал, что Стратмор в пять минут вызволит его из тюрьмы, но понимал, что это дело надо завершить совершенно. Арест никак не вписывался в его планы. Росио подошла еще ближе и изучающе смотрела на .

В этот субботний вечер в Коридоре красного дерева было пусто, все служащие давно разошлись по домам, чтобы предаться излюбленным развлечениям влиятельных людей. Хотя Бринкерхофф всегда мечтал о настоящей карьере в агентстве, он вынужден был довольствоваться положением личного помощника - бюрократическим тупиком, в который его загнала политическая крысиная возня. Тот факт, что он работал рядом с самым влиятельным человеком во всем американском разведывательном сообществе, служил ему малым утешением. Он с отличием окончил теологическую школу Андовери колледж Уильямса и, дожив до средних лет, не получил никакой власти, не достиг никакого значимого рубежа. Все свои дни он посвящал организации распорядка чужой жизни. В положении личного помощника директора имелись и определенные преимущества: роскошный кабинет в директорских апартаментах, свободный доступ в любой отдел АН Б и ощущение собственной исключительности, объяснявшееся обществом, среди которого ему приходилось вращаться. Выполняя поручения людей из высшего эшелона власти, Бринкерхофф в глубине души знал, что он - прирожденный личный помощник: достаточно сообразительный, чтобы все правильно записать, достаточно импозантный, чтобы устраивать пресс-конференции, и достаточно ленивый, чтобы не стремиться к большему. Приторно-сладкий перезвон каминных часов возвестил об окончании еще одного дня его унылого существования. Какого черта! - подумал.  - Что я делаю здесь в пять вечера в субботу.

АНБ, перехватывая эти информационные импульсы, игнорировало их, считая аномалией сети, безобидной тарабарщиной. Но когда ТРАНСТЕКСТ расшифровал эти потоки информации, аналитики тут же увидели в них синхронизированный через Интернет отсчет времени. Устройства были обнаружены и удалены за целых три часа до намеченного срока взрыва. Сьюзан знала, что без ТРАНСТЕКСТА агентство беспомощно перед современным электронным терроризмом. Она взглянула на работающий монитор. Он по-прежнему показывал время, превышающее пятнадцать часов. Даже если файл Танкадо будет прочитан прямо сейчас, это все равно будет означать, что АНБ идет ко дну. С такими темпами шифровалка сумеет вскрывать не больше двух шифров в сутки. В то время как даже при нынешнем рекорде - сто пятьдесят вскрытых шифров в день - они не успевают расшифровывать всю перехватываемую информацию.

Одновременный подрыв этих тщательно замаскированных устройств должен был создать магнитное поле такой мощности, что вся информация на магнитных носителях - жестких дисках компьютеров, в постоянных запоминающих устройствах, в резервных файлах и даже на гибких дисках - оказалась бы стерта. Все данные, свидетельствующие о том, кто чем владел, должны были исчезнуть навсегда. Поскольку для одновременного подрыва устройств была необходима точнейшая координация действий, все эти изделия были связаны между собой телефонными линиями через Интернет. Двое суток встроенные часы устройств обменивались бесконечными потоками зашифрованной синхронизирующейся информации. АНБ, перехватывая эти информационные импульсы, игнорировало их, считая аномалией сети, безобидной тарабарщиной. Но когда ТРАНСТЕКСТ расшифровал эти потоки информации, аналитики тут же увидели в них синхронизированный через Интернет отсчет времени. Устройства были обнаружены и удалены за целых три часа до намеченного срока взрыва. Сьюзан знала, что без ТРАНСТЕКСТА агентство беспомощно перед современным электронным терроризмом.

Клянусь, что я тебя пальцем не трону. Сьюзан пыталась вырваться из его рук, и он понял, что его ждут новые проблемы. Если даже он каким-то образом откроет лифт и спустится на нем вместе со Сьюзан, она попытается вырваться, как только они окажутся на улице. Хейл хорошо знал, что этот лифт делает только одну остановку - на Подземном шоссе, недоступном для простых смертных лабиринте туннелей, по которым скрытно перемешается высокое начальство агентства. Он не имел ни малейшего желания затеряться в подвальных коридорах АНБ с сопротивляющейся изо всех сил заложницей. Это смертельная ловушка. Если даже он выберется на улицу, у него нет оружия. Как он заставит Сьюзан пройти вместе с ним к автомобильной стоянке. Как он поведет машину, если они все же доберутся до .

963 Share

Mochila de donut futuro impar

Уступил место другому - с какой целью?. У Хейла не было мотивов для вторжения в ее компьютер. Он ведь даже не знал, что она задействовала Следопыта. А если и знал, подумала Сьюзан, то зачем ему мешать ее поискам парня по имени Северная Дакота. Вопросы, не имеющие ответов, множились в голове. А теперь все по порядку, - произнесла она вслух. К Хейлу можно вернуться чуть позже. Сосредоточившись, Сьюзан перезагрузила Следопыта и нажала клавишу ВВОД. Терминал пискнул.

Он набрал в легкие воздуха. - Вы хотите приделать к Цифровой крепости черный ход. Его слова встретило гробовое молчание. Хейл понял, что попал в яблочко. Но невозмутимость Стратмора, очевидно, подверглась тяжкому испытанию. - Кто тебе это сказал? - спросил он, и в его голосе впервые послышались металлические нотки. - Прочитал, - сказал Хейл самодовольно, стараясь извлечь как можно больше выгоды из этой ситуации.  - В одном из ваших мозговых штурмов.

Сьюзан поняла, в чем дело: все это время Хейл вел себя тихо, подозрительно тихо, поскольку отлично знал, что нет такой диагностики, в которой использовалась бы цепная мутация, тем более такая, которая занимала ТРАНСТЕКСТ уже восемнадцать часов. Хейл не проронил ни слова. Казалось, вспыхнувшая на его глазах перепалка абсолютно его не касается. Очевидно, Стратмор вдруг задумался:. У Сьюзан имелся на это ответ. - Коммандер, - она снова попыталась настоять на своем, - нам нужно поговорить. - Минутку! - отрезал Стратмор, вопросительно глядя на Хейла.  - Мне нужно закончить разговор.

Наконец он поднял голову: - ТРАНСТЕКСТ наткнулся на нечто непостижимое.  - Он опять замолчал. Сьюзан ждала продолжения, но его не последовало. - Больше трех часов. Стратмор кивнул. Она не выглядела взволнованной. - Новая диагностика. Что-нибудь из Отдела обеспечения системной безопасности.

 И вы уверены, что эта женщина - проститутка. - Абсолютно. Такая красивая женщина пошла бы с этим типом, только если бы ей хорошо заплатили. Боже. Такой жирный. Крикливый, тучный, мерзкий немец! - Клушар заморгал, стараясь переменить положение, и, не обращая внимания на боль, продолжал: - Ну чистая скотина, килограмм сто двадцать, не меньше. Он вцепился в эту красотку так, словно боялся, что она сбежит, - и я бы ее отлично понял. Ей-ей.

 Тот, что вызвал скорую. Он болтал что-то на ужаснейшем испанском, который мне только доводилось слышать. - Он сказал, что на руке у мистера Танкадо было кольцо. Офицер кивнул, достал из пачки Дукадо сигарету, посмотрел на плакат с надписью No fumar - Не курить - и все же закурил. - Наверное, я должен был обратить на это внимание, но тот тип показался мне настоящим психом. Беккер нахмурился. Слова Стратмора эхом звучали в его ушах. Мне нужно все, что было у Танкадо при .

392 Share

Mochila de donut futuro impar

Банк данных АНБ был сконструирован таким образом, чтобы никогда не оставался без электропитания - в результате случайности или злого умысла. Многоуровневая защита силовых и телефонных кабелей была спрятана глубоко под землей в стальных контейнерах, а питание от главного комплекса АНБ было дополнено многочисленными линиями электропитания, независимыми от городской системы снабжения. Поэтому отключение представляло собой сложную серию подтверждений и протоколов, гораздо более сложную, чем запуск ядерной ракеты с подводной лодки. - У нас есть время, но только если мы поспешим, - сказал Джабба.  - Отключение вручную займет минут тридцать. Фонтейн по-прежнему смотрел на ВР, перебирая в уме остающиеся возможности. - Директор! - взорвался Джабба.  - Когда эти стены рухнут, вся планета получит высший уровень допуска к нашим секретам.

Беккер рассеянно кивнул: - Хорошо. Бело-красно-синие волосы, майка, серьга с черепом в ухе. Что. - Больше. Панк да и. Панк да и. Беккер принадлежал к миру людей, носивших университетские свитера и консервативные стрижки, - он просто не мог представить себе образ, который нарисовала Росио. - Попробуйте припомнить что-нибудь .

Быть может, вы оставите… - Всего на одну минуту. Она в столовой. Консьерж снова покачал головой: - Ресторан закрылся полчаса. Полагаю, Росио и ее гость ушли на вечернюю прогулку. Если вы оставите для нее записку, она получит ее прямо с утра.  - Он направился к полке с ячейками для ключей и почты. - Быть может, я мог бы позвонить в номер и… - Простите, - сказал консьерж, и вся его любезность мгновенно улетучилась.  - В Альфонсо Тринадцатом строгие правила охраны приватности постояльцев.

Разведданные, поставляемые агентством, влияли на процесс принятия решений ФБР, ЦРУ, а также внешнеполитическими советниками правительства США. Беккер был потрясен. - А как насчет вскрытия шифров. Какова твоя роль во всем. Сьюзан объяснила, что перехватываемые сообщения обычно исходят от правительств потенциально враждебных стран, политических фракций, террористических групп, многие из которых действуют на территории США. Эти сообщения обычно бывают зашифрованы: на тот случай, если они попадут не в те руки, - а благодаря КОМИНТ это обычно так и происходит. Сьюзан сообщила Дэвиду, что ее работа заключается в изучении шифров, взламывании их ручными методами и передаче расшифрованных сообщений руководству. Но это было не совсем .

 Он позвонил и предупредил, что заканчивает работу над алгоритмом, создающим абсолютно стойкие шифры. Я ему не поверил. - Но зачем он вам об этом сообщил? - спросила Сьюзан.  - Хотел предложить вам купить этот алгоритм. - Нет. Это был шантаж. Все встало на свои места. - Ну конечно, - сказала она, все еще не в силах поверить в произошедшее.

 Аегорortо. Per favore. Sulla Vespa. Venti mille pesete. Итальянец перевел взгляд на свой маленький потрепанный мотоцикл и засмеялся. - Venti mille pesete. La Vespa. - Cinquanta mille. Пятьдесят тысяч! - предложил Беккер. Это почти четыреста долларов.

117 Share

Mochila de donut futuro impar

 Я хочу услышать только да или. Возможно ли, что проблема шифровалки каким-то образом связана с вирусом. - Мидж… я уже говорил… - Да или нет: мог в ТРАНСТЕКСТ проникнуть вирус. Джабба шумно вздохнул. - Нет, Мидж. Это абсолютно исключено. - Спасибо. Джабба выдавил из себя смешок и попытался обратить все в шутку.

Мне сказали, что вы сегодня отличились. Вы позволите поговорить с вами об. Беккер заколебался. - Видите ли, я, честно говоря, очень спешу.  - Он надеялся, что отказ представителю самого мощного разведывательного ведомства не слишком большая глупость с его стороны, но партия в сквош начиналась через сорок пять минут, а он дорожил своей репутацией: Дэвид Беккер никогда не опаздывает на партию в сквош… на лекцию - да, возможно, но на сквош -. - Постараюсь быть краткой, - улыбнулась Сьюзан Флетчер.  - Пожалуйста. Через десять минут Беккер уже сидел в буфете АНБ, жуя сдобную булку и запивая ее клюквенным соком, в обществе очаровательной руководительницы Отделения криптографии АНБ.

 Это диагностика, - сказала она, взяв на вооружение версию коммандера. Хейл остановился: - Диагностика? - В голосе его слышалось недоверие.  - Ты тратишь на это субботу, вместо того чтобы развлекаться с профессором. - Его зовут Дэвид. - Какая разница?. - Тебе больше нечем заняться? - Сьюзан метнула на него недовольный взгляд. - Хочешь от меня избавиться? - надулся Хейл. - Если честно - да, - Не надо так, Сью, Ты меня оскорбляешь. Глаза Сьюзан сузились.

Она смотрела на обмякшее тело коммандера и знала, о чем он думает. Рухнул не только его план пристроить черный ход к Цифровой крепости. В результате его легкомыслия АНБ оказалось на пороге крупнейшего в истории краха, краха в сфере национальной безопасности Соединенных Штатов. - Коммандер, вы ни в чем не виноваты! - воскликнула.  - Если бы Танкадо был жив, мы могли бы заключить с ним сделку, и у нас был бы выбор. Но Стратмор ее не слышал. Его жизнь окончена. Тридцать лет отдал он служению своей стране. Этот день должен был стать днем его славы, его piece de resistance, итогом всей его жизни - днем открытия черного хода во всемирный стандарт криптографии.

Никто не знает, как поведет себя общество, узнав, что группы фундаменталистов дважды за прошлый год угрожали ядерным объектам, расположенным на территории США. Ядерное нападение было, однако, не единственной угрозой. Только в прошлом месяце благодаря ТРАНСТЕКСТУ удалось предотвратить одну из самых изощренных террористических акций, с которыми приходилось сталкиваться агентству. Некая антиправительственная организация разработала план под кодовым названием Шервудский лес. Его целью была Нью-Йоркская фондовая биржа, а замыслом - перераспределение богатства. За шесть дней члены группы установили в зданиях вокруг биржи двадцать семь взрывобезопасных легкоплавких контейнеров. Одновременный подрыв этих тщательно замаскированных устройств должен был создать магнитное поле такой мощности, что вся информация на магнитных носителях - жестких дисках компьютеров, в постоянных запоминающих устройствах, в резервных файлах и даже на гибких дисках - оказалась бы стерта. Все данные, свидетельствующие о том, кто чем владел, должны были исчезнуть навсегда. Поскольку для одновременного подрыва устройств была необходима точнейшая координация действий, все эти изделия были связаны между собой телефонными линиями через Интернет. Двое суток встроенные часы устройств обменивались бесконечными потоками зашифрованной синхронизирующейся информации.

Беккеру это показалось дурным предзнаменованием. Он подбежал к кассе. - El vuelo a los Estados Unidos. Стоявшая за стойкой симпатичная андалузка посмотрела на него и ответила с извиняющейся улыбкой: - Acaba de salir. Вы на чуть-чуть опоздали.  - Ее слова словно повисли в воздухе. Все-таки он опоздал. Плечи Беккера обмякли. - А на этот рейс были свободные места. - Сколько угодно, - улыбнулась женщина.

133 Share

Mochila de donut futuro impar

Комната оказалась пуста. Пуст был и вращающийся стул Мидж. Звуки шли сверху. Он поднял глаза на видеомониторы, и у него закружилась голова. Одна и та же картинка смотрела на него со всех двенадцати мониторов наподобие какого-то извращенного балета. Вцепившись руками в спинку стула, Бринкерхофф в ужасе смотрел на экраны. - Чед? - услышал он голос у себя за спиной. Обернувшись, Бринкерхофф начал всматриваться в темноту. Мидж как ни чем не бывало стояла в приемной возле двойной двери директорского кабинета и протягивала к нему руку ладонью вверх. - Ключ, Чед.

У него кружилась голова, и он едва отдавал себе отчет в происходящем. На экране он видел комнату, в которой царил хаос. В этой комнате находилась Сьюзан. Она стояла отдельно от остальных и смотрела на него, смеясь и плача. - Дэвид… Слава Богу. Я думала, что потеряла. Он потер виски, подвинулся ближе к камере и притянул гибкий шланг микрофона ко рту. - Сьюзан. Она была потрясена. Прямо перед ней во всю стену был Дэвид, его лицо с резкими чертами.

Соши замолчала. - Полезный груз? - предложил Бринкерхофф.  - Количество жертв. Ущерб в долларах. - Нам нужна точная цифра, - напомнила Сьюзан.  - Оценки ущерба всюду приводятся разные.  - Она еще раз взглянула на текст.  - Элементы, ответственные… У Дэвида Беккера, находившегося в трех тысячах миль от комнаты оперативного управления, загорелись .

 - Мне нужно в туалет. Хейл ухмыльнулся, но, подождав еще минуту, отошел в сторону. - Извини, Сью, я пошутил. Сьюзан быстро проскочила мимо него и вышла из комнаты. Проходя вдоль стеклянной стены, она ощутила на себе сверлящий взгляд Хейла. Сьюзан пришлось сделать крюк, притворившись, что она направляется в туалет. Нельзя, чтобы Хейл что-то заподозрил. ГЛАВА 43 В свои сорок пять Чед Бринкерхофф отличался тем, что носил тщательно отутюженные костюмы, был всегда аккуратно причесан и прекрасно информирован. На легком летнем костюме, как и на загорелой коже, не было ни морщинки.

Чатрукьян не был бы так раздражен, если бы ТРАНСТЕКСТ был его единственной заботой. Однако это было не. Несмотря на свой внушительный вид, дешифровальное чудовище отнюдь не было островом в океане. Хотя криптографы были убеждены, что система фильтров Сквозь строй предназначалась исключительно для защиты этого криптографического декодирующего шедевра, сотрудники лаборатории систем безопасности знали правду. Фильтры служили куда более высокой цели - защите главной базы данных АНБ. Чатрукьяну была известна история ее создания. Несмотря на все предпринятые в конце 1970-х годов усилия министерства обороны сохранить Интернет для себя, этот инструмент оказался настолько соблазнительным, что не мог не привлечь к себе внимания всего общества. Со временем им заинтересовались университеты, а вскоре после этого появились и коммерческие серверы.

Купол из плексигласа имел ячеистую структуру - защитную паутину, способную выдержать взрыв силой в две мегатонны. Солнечные лучи, проходя сквозь этот экран, покрывали стены нежным кружевным узором. Крошечные частички пыли, пленницы мощной системы деионизации купола, простодушно устремлялись вверх широкой спиралью. Наклонные стены помещения, образуя вверху широкую арку, на уровне глаз были практически вертикальными. Затем они приобретали как бы полупрозрачность, завершаясь у пола непроницаемой чернотой - посверкивающей черной глазурью кафеля, отливавшей жутковатым сиянием, создававшим какое-то тревожное ощущение прозрачности пола. Черный лед. В центре помещения из пола торчала, подобно носу исполинской торпеды, верхняя часть машины, ради которой было возведено все здание. Ее черный лоснящийся верх поднимался на двадцать три фута, а сама она уходила далеко вниз, под пол.

959 Share

Mochila de donut futuro impar

 Господи Иисусе! - шумно вздохнул Хейл.  - Похоже, Стратмор здорово промыл тебе мозги. Ты отлично знаешь, что ФБР не может прослушивать телефонные разговоры произвольно: для этого они должны получить ордер. Этот новый стандарт шифрования означал бы, что АНБ может прослушивать кого угодно, где угодно и когда угодно. - Ты прав - и так и должно быть! - сурово отрезала Сьюзан.  - Если бы ты не нашел черный ход в Попрыгунчике, мы могли бы взломать любой шифр, вместо того чтобы полагаться на ТРАНСТЕКСТ. - Если бы я не нашел черный ход, - сказал Хейл, - это сделал бы кто-то. Я спас вас, сделав это заранее.

Ключ блокирует вирус. Она много читала о таких вирусах - смертоносных программах, в которые встроено излечение, секретный ключ, способный дезактивировать вирус. Танкадо и не думал уничтожать главный банк данных - он хотел только, чтобы мы обнародовали ТРАНСТЕКСТ. Тогда он дал бы нам ключ, чтобы мы могли уничтожить вирус. Сьюзан стало абсолютно очевидно, что план Танкадо ужасным образом рухнул. Он не собирался умирать. Он рассчитывал, сидя в испанском баре, услышать по Си-эн-эн пресс-конференцию об американском сверхсекретном компьютере, способном взломать любые шифры. После этого он позвонил бы Стратмору, считал пароль с кольца на своем пальце и в последнюю минуту спас главный банк данных АНБ. Вдоволь посмеявшись, он исчез бы насовсем, превратившись в легенду Фонда электронных границ. Сьюзан стукнула кулаком по столу: - Нам необходимо это кольцо.

Личная массажистка разминала затекшие мышцы его шеи. Погрузив ладони в складки жира на плечах шефа, она медленно двигалась вниз, к полотенцу, прикрывавшему нижнюю часть его спины. Ее руки спускались все ниже, забираясь под полотенце. Нуматака почти ничего не замечал. Мысли его были. Он ждал, когда зазвонит прямой телефон, но звонка все не. Кто-то постучал в дверь. - Войдите, - буркнул Нуматака. Массажистка быстро убрала руки из-под полотенца. В дверях появилась телефонистка и поклонилась: - Почтенный господин.

 Ну, мы не сумели этого сделать. - А вдруг Танкадо умнее. - Может.  - Сьюзан пожала плечами, демонстрируя равнодушие. - Мы с ним какое-то время переписывались, - как бы невзначай сказал Хейл.  - С Танкадо. Ты знала об. Сьюзан посмотрела на него, стараясь не показать свое изумление. - Неужели.

 - Уже четыре раза. ТРАНСТЕКСТ заклинило. Фонтейн повернулся к окну. - Господи Исусе. Раздался телефонный звонок. Директор резко обернулся. - Должно быть, это Стратмор. Наконец-то, черт возьми. Бринкерхофф поднял трубку: - Канцелярия директора.

Невскрываемого алгоритма никогда не существовало, как не существовало и Цифровой крепости. Файл, который Танкадо разместил в Интернете, представлял собой зашифрованный вирус, вероятно, встроенный в шифровальный алгоритм массового использования, достаточно сильный, чтобы он не смог причинить вреда никому - никому, кроме АНБ. ТРАНСТЕКСТ вскрыл защитную оболочку и выпустил вирус на волю. - Линейная мутация, - простонал коммандер.  - Танкадо утверждал, что это составная часть кода.  - И он безжизненно откинулся на спинку стула. Сьюзан была понятна боль, которую испытывал шеф. Его так просто обвели вокруг пальца. Танкадо не собирался продавать свой алгоритм никакой компьютерной компании, потому что никакого алгоритма не .

982 Share

Mochila de donut futuro impar

Он успел бы вскрикнуть от боли, если бы сильная рука не зажала ему рот. Старик не мог даже пошевелиться. Он почувствовал неимоверный жар, бегущий вверх по руке. Нестерпимая боль пронзила плечо, сдавила грудь и, подобно миллиону осколков, вонзилась в мозг. Клушар увидел яркую вспышку света… и черную бездну. Человек ослабил нажим, еще раз взглянул на прикрепленную к спинке кровати табличку с именем больного и беззвучно выскользнул из палаты. Оказавшись на улице, человек в очках в тонкой металлической оправе достал крошечный прибор, закрепленный на брючном ремне, - квадратную коробочку размером с кредитную карту. Это был опытный образец нового компьютера Монокль, разработанного ВМС США для проверки напряжения аккумуляторов в труднодоступных отделениях подводных лодок - миниатюрный аппарат, совмещенный с сотовым модемом, последнее достижение микротехнологии.

Халохот отчаянно пытался протиснуться к концу улочки, но внезапно почувствовал, что тонет в этом море человеческих тел. Со всех сторон его окружали мужчины в пиджаках и галстуках и женщины в черных платьях и кружевных накидках на опущенных головах. Они, не замечая Халохота, шли своей дорогой, напоминая черный шуршащий ручеек. С пистолетом в руке он рвался вперед, к тупику. Но Беккера там не оказалось, и он тихо застонал от злости. Беккер, спотыкаясь и кидаясь то вправо, то влево, продирался сквозь толпу. Надо идти за ними, думал. Они знают, как отсюда выбраться. На перекрестке он свернул вправо, улица стала пошире.

Сейчас переключит. Мне не успеть. Но когда шестерни разомкнулись, чтобы включилась другая их пара, автобус слегка притормозил, и Беккер прыгнул. Шестерни сцепились, и как раз в этот момент его пальцы схватились за дверную ручку. Руку чуть не вырвало из плечевого сустава, когда двигатель набрал полную мощность, буквально вбросив его на ступеньки. Беккер грохнулся на пол возле двери. Мостовая стремительно убегала назад в нескольких дюймах внизу. Он окончательно протрезвел. Ноги и плечо ныли от боли. Беккер с трудом поднялся на ноги, выпрямился и заглянул в темное нутро салона.

Тем не менее риск велик: если нас обнаружат, это, в сущности, будет означать, что он своим алгоритмом нас напугал. Нам придется публично признать не только то, что мы имеем ТРАНСТЕКСТ, но и то, что Цифровая крепость неприступна. - Каким временем мы располагаем. Стратмор нахмурился: - Танкадо намерен назвать победителя аукциона завтра в полдень. Сьюзан почувствовала, что у нее сводит желудок. - А что. - Он говорит, что вручит победителю ключ. - Ключ. - В этом и заключается его замысел.

По профессиональной привычке поправив съехавший набок узел галстука, он повернулся к писсуару. Он подумал, дома ли Сьюзан. Куда она могла уйти. Неужели уехала без меня в Стоун-Мэнор. - Эй! - услышал он за спиной сердитый женский голос и чуть не подпрыгнул от неожиданности. - Я… я… прошу прощения, - заикаясь, сказал Беккер и застегнул молнию на брюках. Повернувшись, он увидел вошедшую в туалет девушку. Молоденькая, изысканной внешности, ну прямо сошла со страниц журнала Севентин.

Мы скажем миру, что у АНБ есть компьютер, способный взломать любой код, кроме Цифровой крепости, - И все бросятся доставать Цифровую крепость… не зная, что для нас это пройденный этап. Стратмор кивнул: - Совершенно.  - Повисла продолжительная пауза.  - Прости, что я тебе лгал. Попытка переделать Цифровую крепость - дело серьезное и хлопотное. Я не хотел тебя впутывать. - Я… понимаю, - тихо сказала она, все еще находясь под впечатлением его блистательного замысла.  - Вы довольно искусный лжец. Стратмор засмеялся.

742 Share

Mochila de donut futuro impar

Но Сьюзан тут же сообразила, что могла быть еще одна причина отключения Следопыта. Внутренние ошибки программы не являлись единственными причинами сбоя, потому что иногда в действие вступали внешние силы - скачки напряжения, попавшие на платы частички пыли, повреждение проводов. Поскольку за техникой Третьего узла следили самым тщательным образом, она даже не рассматривала такую возможность. Сьюзан встала и быстро подошла к громадному книжному шкафу с техническими руководствами, взяла с полки справочник с прошитым проволочной спиралью корешком и принялась его листать. Она нашла то, что искала, вернулась со справочником к своему терминалу, ввела несколько команд и подождала, пока компьютер проверит список команд, отданных за последние три часа. Сьюзан надеялась обнаружить внешнее воздействие - команду отключения, вызванную сбоем электропитания или дефектным чипом. Через несколько мгновений компьютер подал звуковой сигнал. Сердце ее заколотилось. Затаив дыхание, она вглядывалась в экран.

Он помнил, что сказал Клушар: немец нанял девушку на весь уик-энд. Беккер вышел из телефонной будки на перекрестке калле Саладо и авениды Асунсьон. Несмотря на интенсивное движение, воздух был наполнен сладким ароматом севильских апельсиновых деревьев. Спустились сумерки - самое романтическое время суток. Он подумал о Сьюзан. Но тут же в голову пришли слова Стратмора: Найдите кольцо. Беккер в отчаянии плюхнулся на скамейку и задумался о том, что делать. Что же предпринять. ГЛАВА 25 Городская больница закрылась для посетителей. Свет в бывшем гимнастическом зале выключили.

 У меня затекли плечи. Мидж не поддалась. - Прими аспирин. - Не помассируешь мне спину? - Он надулся. Мидж покачала головой. - В Космополитене пишут, что две трети просьб потереть спинку кончаются сексом. Бринкерхофф возмутился. - У нас ничего такого не случалось. - Вот .

Вдоволь посмеявшись, он исчез бы насовсем, превратившись в легенду Фонда электронных границ. Сьюзан стукнула кулаком по столу: - Нам необходимо это кольцо. Ведь на нем - единственный экземпляр ключа! - Теперь она понимала, что нет никакой Северной Дакоты, как нет и копии ключа. Даже если АНБ расскажет о ТРАНСТЕКСТЕ, Танкадо им уже ничем не поможет. Стратмор молчал. Положение оказалось куда серьезнее, чем предполагала Сьюзан. Самое шокирующее обстоятельство заключалось в том, что Танкадо дал ситуации зайти слишком. Он должен был знать, что случится, если АНБ не получит кольцо, - и все же в последние секунды жизни отдал его кому-то. Он не хотел, чтобы оно попало в АНБ.

 Извините, но для прогулок час слишком поздний. Тут рядом полицейский участок. Я занесу им, а вы, когда увидите мистера Густафсона, скажете ему, где его паспорт. - Подождите! - закричал Ролдан.  - Не надо впутывать сюда полицию. Вы говорите, что находитесь в центре, верно. Вы знаете отель Альфонсо Тринадцатый. Один из лучших в городе. - Да, - произнес голос.

 Вы хотите дать взятку представителю закона? - зарычал. - Нет, конечно. Я просто подумал… - Толстяк быстро убрал бумажник.  - Я… я… - Совсем растерявшись, он сел на край постели и сжал руки. Кровать застонала под его весом.  - Простите. Беккер вытащил из вазы, стоявшей на столике в центре комнаты, розу и небрежно поднес ее к носу, потом резко повернулся к немцу, выпустив розу из рук. - Что вы можете рассказать про убийство. Немец побелел. - Mord.

674 Share

Mochila de donut futuro impar

Превозмогая боль, он бежал через гардеробную. У алтаря кто-то кричал, за спиной у него слышались тяжелые шаги. Беккер толкнул двойную дверь и оказался в некотором подобии кабинета. Там было темно, но он разглядел дорогие восточные ковры и полированное красное дерево. На противоположной стене висело распятие в натуральную величину. Беккер остановился. Тупик. Стоя возле креста, он слушал, как приближаются шаги Халохота, смотрел на распятие и проклинал судьбу. Слева послышался звон разбитого стекла.

Жена отказывает ему… ну, вы понимаете.  - Беккер не мог поверить, что это говорит он. Если бы Сьюзан слышала меня сейчас, - подумал.  - Я тоже толстый и одинокий. Я тоже хотел бы с ней покувыркаться. Заплачу кучу денег. Хотя спектакль и показался достаточно убедительным, но Беккер зашел слишком. Проституция в Испании запрещена, а сеньор Ролдан был человеком осторожным. Он уже не один раз обжигался, когда полицейские чиновники выдавали себя за похотливых туристов. Я хотел бы с ней покувыркаться.

 - Скрестив на груди руки, он вышел из ее кабинета. Мидж горящими глазами смотрела ему вслед. - О нет, можешь, - прошептала. И, повернувшись к Большому Брату, нажатием клавиши вызвала видеоархив. Мидж это как-нибудь переживет, - сказал он себе, усаживаясь за свой стол и приступая к просмотру остальных отчетов. Он не собирается выдавать ключи от директорского кабинета всякий раз, когда Мидж придет в голову очередная блажь. Не успел он приняться за чтение отчета службы безопасности, как его мысли были прерваны шумом голосов из соседней комнаты. Бринкерхофф отложил бумагу и подошел к двери. В приемной было темно, свет проникал только сквозь приоткрытую дверь кабинета Мидж.

 - Что показалось тебе странным. Сьюзан восхитилась спектаклем, который на ее глазах разыгрывал коммандер. - ТРАНСТЕКСТ работает с чем-то очень сложным, фильтры никогда ни с чем подобным не сталкивались. Боюсь, что в ТРАНСТЕКСТЕ завелся какой-то неизвестный вирус. - Вирус? - снисходительно хмыкнул Стратмор, - Фил, я высоко ценю твою бдительность, очень высоко. Но мы с мисс Флетчер проводим диагностику особого рода. Это файл высочайшей сложности. Я должен был тебя предупредить, но не знал, что сегодня твое дежурство. Сотрудник лаборатории систем безопасности не стал выдавать дежурного. - Я поменялся сменой с новым сотрудником.

Как выяснилось, кто-то из криптографов сосканировал фотографию из порножурнала и приставил к телу головы модели голову Сьюзан. Получилось очень даже правдоподобно. К несчастью для того, кто это придумал, коммандер Стратмор не нашел в этой выходке ничего забавного. Два часа спустя был издан ставший знаковым приказ: СОТРУДНИК КАРЛ ОСТИН УВОЛЕН ЗА НЕДОСТОЙНЫЙ ПОСТУПОК С этого дня никто больше не доставлял ей неприятностей; всем стало ясно, что Сьюзан Флетчер - любимица коммандера Стратмора. Но не только молодые криптографы научились уважать Стратмора; еще в начале своей карьеры он был замечен начальством как человек, разработавший целый ряд неортодоксальных и в высшей степени успешных разведывательных операций. Продвигаясь по служебной лестнице, Тревор Стратмор прославился умением сжато и одновременно глубоко анализировать сложнейшие ситуации. Он обладал почти сверхъестественной способностью преодолевать моральные затруднения, с которыми нередко бывают связаны сложные решения агентства, и действовать без угрызений совести в интересах всеобщего блага. Ни у кого не вызывало сомнений, что Стратмор любит свою страну.

 Нам нужен этот предмет, - сказал Фонтейн.  - Где сейчас находится Халохот. Смит бросил взгляд через плечо. - Сэр… видите ли, он у. - Что значит у вас? - крикнул директор. Это могло оказаться лучшей новостью за весь день. Смит потянулся к объективу камеры, чтобы направить его в глубь кузова. На экране промелькнула внутренняя часть мини-автобуса, и перед глазами присутствующих предстали два безжизненных тела у задней двери. Один из мужчин был крупного телосложения, в очках в тонкой металлической оправе с разбитыми стеклами. Второй - молодой темноволосый, в окровавленной рубашке.

449 Share

Mochila de donut futuro impar

Дрожащей рукой он дал команду вывести на экран последнее сообщение. ОБЪЕКТ: ДЭВИД БЕККЕР - ЛИКВИДИРОВАН Коммандер опустил голову. Его мечте не суждено сбыться. ГЛАВА 104 Сьюзан вышла из комнаты. ОБЪЕКТ: ДЭВИД БЕККЕР - ЛИКВИДИРОВАН Как во сне она направилась к главному выходу из шифровалки. Голос Грега Хейла эхом отдавался в ее сознании: Сьюзан, Стратмор меня убьет, коммандер влюблен в. Она подошла к огромному круглому порталу и начала отчаянно нажимать кнопки. Дверь не сдвинулась с места. Она пробовала снова и снова, но массивная плита никак не реагировала.

Она не обратила внимания на его просьбу. - Сядь.  - На этот раз это прозвучало как приказ. Сьюзан осталась стоять. - Коммандер, если вы все еще горите желанием узнать алгоритм Танкадо, то можете заняться этим без. Я хочу уйти. Стратмор глубоко вздохнул. Ясно, что без объяснений ему не обойтись. Она это заслужила, подумал он и принял решение: Сьюзан придется его выслушать. Он надеялся, что не совершает ошибку.

Когда службы безопасности выдворяли его из страны, он успел сказать несколько слов Стратмору, причем произнес их с ледяным спокойствием: - Мы все имеем право на тайну. И я постараюсь это право обеспечить. ГЛАВА 7 Мозг Сьюзан лихорадочно работал: Энсей Танкадо написал программу, с помощью которой можно создавать шифры, не поддающиеся взлому. Она никак не могла свыкнуться с этой мыслью. - Цифровая крепость, - сказал Стратмор.  - Так назвал ее Танкадо. Это новейшее оружие, направленное против разведслужб. Если эта программа попадет на рынок, любой третьеклассник, имеющий модем, получит возможность отправлять зашифрованные сообщения, которые АНБ не сможет прочесть. Это означает конец нашей разведки. Но мысли Сьюзан были далеко от политических последствий создания Цифровой крепости.

Резко просигналив, пронесся мимо мини-автобус, до отказа забитый подростками. Мотоцикл Беккера показался рядом с ним детской игрушкой, выехавшей на автостраду. Метрах в пятистах сзади в снопе искр на шоссе выкатило такси. Набирая скорость, оно столкнуло в сторону Пежо-504, отбросив его на газон разделительной полосы. Беккер миновал указатель Центр Севильи - 2 км. Если бы ему удалось затеряться в центральной части города, у него был бы шанс спастись. Спидометр показывал 60 миль в час. До поворота еще минуты две.

В другом конце комнаты Хейл еле слышно засмеялся. Сьюзан взглянула на адресную строку сообщения. FROM: CHALECRYPTO. NSA. GOV Гнев захлестнул ее, но она сдержалась и спокойно стерла сообщение. - Очень умно, Грег. - Там подают отличный карпаччо.  - Хейл улыбнулся.  - Что скажешь. А потом мы могли бы… - Выкинь это из головы.

Беккер почувствовал тошноту. Это какая-то глупая шутка. Он не находил слов. - Ты знаешь ее фамилию. Двухцветный задумался и развел руками. - Каким рейсом она летит. - Она сказала, колымагой. - Колымагой.

302 Share

Mochila de donut futuro impar

 Я знал, что он меня не слушает. Вот так и рождаются слухи. Я сказал ему, что японец отдал свое кольцо - но не. Да я бы ничего и не взял у умирающего. О небо. Только подумайте. Беккер встревожился: - Так кольца у вас. - Боже мой, конечно. Беккер ощутил тупую боль в желудке.

Лейтенант листал паспорт умершего. - Я бы предпочел, чтобы вы ни к чему не прикасались, - попросил. Ничего не трогайте. Ничего не читайте. - Энсей Танкадо… родился в январе… - Пожалуйста, - вежливо сказал Беккер.  - Положите на место. Офицер еще какое-то время разглядывал паспорт, потом положил его поверх вороха одежды. - У этого парня была виза третьего класса. По ней он мог жить здесь многие годы. Беккер дотронулся до руки погибшего авторучкой.

Бринкерхофф пожал плечами и подошел к окну. - Электроснабжение уже наверняка восстановили.  - Он открыл жалюзи. - Все еще темно? - спросила Мидж. Но Бринкерхофф не ответил, лишившись дара речи. То, что он увидел, невозможно было себе представить. Стеклянный купол словно наполнился то и дело вспыхивающими огнями и бурлящими клубами пара. Бринкерхофф стоял точно завороженный и, не в силах унять дрожь, стукался лбом о стекло. Затем, охваченный паникой, помчался к двери.

Нет никакой Северной Дакоты. Забудьте о ней! - Он отключил телефон и запихнул за ремень. Больше ему никто не помешает. В двенадцати тысячах миль от этого места Токуген Нуматака в полной растерянности застыл у окна своего кабинета. Сигара умами безжизненно свисала изо рта. Сделка всей его жизни только что распалась - за каких-то несколько минут. Стратмор продолжал спуск. Сделка отменяется. Нуматек корпорейшн никогда не получит невзламываемый алгоритм… а агентство - черный ход в Цифровую крепость.

Сегодня утром звонили из КОМИНТа. Их компьютер через Интерпол засек имя Танкадо в регистратуре полиции Севильи. - От разрыва сердца? - усомнилась Сьюзан.  - Ему ведь всего тридцать лет. - Тридцать два, - уточнил Стратмор.  - У него был врожденный порок сердца. - Никогда об этом не слышала. - Так записано в его медицинской карточке. Он не очень-то об этом распространялся.

Джабба сел за монитор. - Хорошо. Давайте попробуем.  - Он потянулся к клавиатуре.  - Мистер Беккер, пожалуйста, продиктуйте надпись. Медленно и отчетливо. Дэвид Беккер начал читать, Джабба печатал следом за. Когда все было закончено, они проверили орфографические ошибки и удалили пробелы. В центре панели на экране, ближе к верхнему краю, появились буквы: QUISCUSTODIETIPSOSCUSTODES - Мне это не нравится, - тихо проговорила Сьюзан.

486 Share

Mochila de donut futuro impar

 - Подслушивающий должен был находиться в непосредственной близости и точно знать, что надо подслушивать.  - Он положил руку ей на плечо.  - Я никогда не послал бы туда Дэвида, если бы считал, что это связано хоть с малейшей опасностью.  - Он улыбнулся.  - Поверь. При первых же признаках опасности я отправлю к нему профессионалов. Слова Стратмора внезапно были прерваны постукиванием по стеклянной стене Третьего узла. Они обернулись. Сотрудник отдела обеспечения системной безопасности Фил Чатрукьян, приникнув лицом к стеклу, отчаянно барабанил по нему, стараясь разглядеть, есть ли кто-нибудь внутри.

Я надеюсь, что ты мне все объяснишь. - В чем же проблема? - Джабба сделал глоток своей жгучей приправы. - Передо мной лежит отчет, из которого следует, что ТРАНСТЕКСТ бьется над каким-то файлом уже восемнадцать часов и до сих пор не вскрыл шифр. Джабба обильно полил приправой кусок пирога на тарелке. - Что-что. - Как это тебе нравится. Он аккуратно размазал приправу кончиком салфетки. - Что за отчет. - Производственный.

 Да, если верить ему - не английские.  - Стратмор приподнял брови, точно ждал объяснений. - Японские иероглифы. Стратмор покачал головой. - Это и мне сразу пришло в голову. Но послушай: канадец сказал, что буквы не складывались во что-то вразумительное. Японские иероглифы не спутаешь с латиницей. Он сказал, что выгравированные буквы выглядят так, будто кошка прошлась по клавишам пишущей машинки. - Коммандер, не думаете же вы… - Сьюзан расхохоталась.

 Ну, доволен. Тот потерял дар речи. - Будь здоров, - сказал Беккер. Да этот парень - живая реклама противозачаточных средств. - Убирайся к дьяволу! - завопил панк, видя, что над ним все смеются.  - Подтирка для задницы. Беккер не шелохнулся. Что-то сказанное панком не давало ему покоя. Я прихожу сюда каждый вечер.

 - Супружеская пара без секретов - это очень скучно. Сьюзан застенчиво улыбнулась. - Если будет еще интереснее, чем этой ночью, я не смогу встать. Дэвид привлек ее к себе, не ощущая тяжести. Вчера он чуть не умер, а сегодня жив, здоров и полон сил. Сьюзан положила голову ему на грудь и слушала, как стучит его сердце. А ведь еще вчера она думала, что потеряла его навсегда. - Дэвид, - вздохнула она, заметив на тумбочке его записку.  - Скажи мне, что такое без воска.

 - Думаю, коммандер мне его откроет. Разве не так, коммандер. - Ни в коем случае! - отрезал Стратмор. Хейл вскипел: - Послушайте меня, старина. Вы отпускаете меня и Сьюзан на вашем лифте, мы уезжаем, и через несколько часов я ее отпускаю. Стратмор понял, что ставки повышаются. Он впутал в это дело Сьюзан и должен ее вызволить. Голос его прозвучал, как всегда, твердо: - А как же мой план с Цифровой крепостью. Хейл засмеялся: - Можете пристраивать к ней черный ход - я слова не скажу.  - Потом в его голосе зазвучали зловещие нотки.

Mochila Mountain Smith

About Magor

Открой дверцу. Спасайся. Она открыла глаза, словно надеясь увидеть его лицо, его лучистые зеленые глаза и задорную улыбку, и вновь перед ней всплыли буквы от А до Z. Шифр!.

Related Posts

585 Comments

Post A Comment