Mochila de skate elГ©ctrico

408 Share

Mochila de skate elГ©ctrico

Он пригрозил, что в случае нечестной игры его партнер обнародует пароль, и тогда все эти фирмы сойдутся в схватке за то, что перестало быть секретом. - Умно, - сказала Сьюзан. Стратмор продолжал: - Несколько раз Танкадо публично называл имя своего партнера. North Dakota. Северная Дакота. - Северная Дакота. Разумеется, это кличка. - Да, но я на всякий случай заглянул в Интернет, запустив поиск по этим словам.

Я понимал, что если он продаст свой алгоритм японской компании, производящей программное обеспечение, мы погибли, поэтому мне нужно было придумать, как его остановить. Я подумал о том, чтобы его ликвидировать, но со всей этой шумихой вокруг кода и его заявлений о ТРАНСТЕКСТЕ мы тут же стали бы первыми подозреваемыми. И вот тогда меня осенило.  - Он повернулся к Сьюзан.  - Я понял, что Цифровую крепость не следует останавливать. Сьюзан смотрела на него в растерянности. Стратмор продолжал: - Внезапно я увидел в Цифровой крепости шанс, который выпадает раз в жизни. Ведь если внести в код ряд изменений, Цифровая крепость будет работать на нас, а не против .

Последний шифр, введенный в ТРАНСТЕКСТ… - Она замолчала. - Что. - Забавно, - сказала.  - Последний файл из намеченных на вчера был загружен в одиннадцать сорок. - И. - Итак, ТРАНСТЕКСТ вскрывает один шифр в среднем за шесть минут. Последний файл обычно попадает в машину около полуночи. И не похоже, что… - Что? - Бринкерхофф даже подпрыгнул.

Сьюзан потеряла дар речи. Он пристально посмотрел на нее и постучал ладонью по сиденью соседнего стула. - Садись, Сьюзан. Я должен тебе кое-что сказать.  - Она не пошевелилась.  - Когда я все закончу, я сообщу тебе код вызова лифта. И тогда ты решишь, уходить тебе или. Повисла долгая тишина.

Их компьютер через Интерпол засек имя Танкадо в регистратуре полиции Севильи. - От разрыва сердца? - усомнилась Сьюзан.  - Ему ведь всего тридцать лет. - Тридцать два, - уточнил Стратмор.  - У него был врожденный порок сердца. - Никогда об этом не слышала. - Так записано в его медицинской карточке. Он не очень-то об этом распространялся.

 - Я думал, что вы в Южной Америке. Лиланд Фонтейн окинул своего помощника убийственным взглядом. - Я был. Но сейчас я. ГЛАВА 69 - Эй, мистер. Беккер, шедший по залу в направлении выстроившихся в ряд платных телефонов, остановился и оглянулся. К нему приближалась девушка, с которой он столкнулся в туалетной комнате. Она помахала ему рукой. - Подождите, мистер. Ну что еще? - застонал .

373 Share

Mochila de skate elГ©ctrico

Горя желанием выяснить, поддается ли Цифровая крепость взлому, Стратмор принял решения обойти фильтры. В обычных условиях такое действие считалось бы недопустимым. Но в сложившейся ситуации никакой опасности в загрузке в ТРАНСТЕКСТ этой программы не было, потому что коммандер точно знал, что это за файл и откуда он появился. - Несмотря на все мое уважение к вам, сэр, - продолжал настаивать Чатрукьян, - мне никогда еще не доводилось слышать о диагностике, в которой использовалась бы мутация… - Коммандер, - перебила его Сьюзан, которая не могла больше ждать.  - Мне действительно нужно… На этот раз ее слова прервал резкий звонок мобильного телефона Стратмора. Коммандер поднес его к уху. - В чем дело? - рявкнул он и замолчал, внимательно слушая собеседника. Сьюзан на какое-то время забыла про Хейла. Она молила Бога, чтобы Стратмору звонил Дэвид. Скажи мне скорей, что с ним все в порядке, - думала .

Фонтейна это позабавило. - Вы знаете, кто. - Какая разница? - огрызнулся светловолосый. - Позвольте вам сразу кое-что объяснить, - сказал директор. Секунду спустя оба, залившись краской, делали доклад директору Агентства национальной безопасности. - Д-директор, - заикаясь выдавил светловолосый.  - Я - агент Колиандер. Рядом со мной агент Смит.

К тому времени когда компьютер разгадает пароль и взломает шифр, информация, содержащаяся в послании, утратит всякую ценность. Оказавшись в условиях подлинного разведывательного затемнения, АНБ выпустило секретную директиву, одобренную президентом Соединенных Штатов. Заручившись поддержкой федеральных фондов и получив карт-бланш на все необходимые меры для решения проблемы, АНБ приступило к созданию невозможного - первой универсальной машины для вскрытия шифров. Вопреки широко распространенному мнению о том, что такой компьютер создать невозможно, АНБ осталось верным своему девизу: возможно все; на невозможное просто требуется больше времени. Через пять лет, истратив полмиллиона рабочих часов и почти два миллиарда долларов, АН Б вновь доказало жизненность своего девиза. Последний из трех миллионов процессоров размером с почтовую марку занял свое место, все программное обеспечение было установлено, и керамическая оболочка наглухо заделана. ТРАНСТЕКСТ появился на свет. Хотя создававшийся в обстановке повышенной секретности ТРАНСТЕКСТ стал плодом усилий многих умов и принцип его работы не был доступен ни одному человеку в отдельности, он, в сущности, был довольно прост: множество рук делают груз легким. Три миллиона процессоров работали параллельно - считая с неимоверной скоростью, перебирая все мыслимые комбинации символов. Надежда возлагалась на то, что шифры даже с самыми длинными ключами не устоят перед исключительной настойчивостью ТРАНСТЕКСТА.

Беккер с трудом сдерживал волнение. Его безумная поездка вот-вот закончится. Он посмотрел на ее пальцы, но не увидел никакого кольца и перевел взгляд на сумку. Вот где кольцо! - подумал.  - В сумке. - и улыбнулся, едва сохраняя спокойствие. - Ты сочтешь это сумасшествием, - сказал Беккер, - но мне кажется, что у тебя есть кое-что, что мне очень. - Да? - Меган внезапно насторожилась. Беккер достал из кармана бумажник.

Наверняка Сьюзан уже начала волноваться. Уж не уехала ли она в Стоун-Мэнор без. Раздался сигнал, после которого надо было оставить сообщение. - Привет, это Дэвид.  - Он замолчал, не зная, что сказать. Беккер терпеть не мог говорить с автоответчиком: только задумаешься, а тот уже отключился.  - Прости, не мог позвонить раньше, - успел сказать. Подумал, не рассказать ли ей. Но решил этого не делать.

Под потолком завыли сирены. - Информация уходит. - Вторжение по всем секторам. Сьюзан двигалась как во сне. Подойдя к компьютеру Джаббы, она подняла глаза и увидела своего любимого человека. Его голос гремел: - Три. Разница между 238 и 235 - три. Все подняли головы. - Три! - крикнула Сьюзан, перекрывая оглушающую какофонию сирен и чьих-то голосов.

508 Share

Mochila de skate elГ©ctrico

 Свою женскую интуицию ты ставишь выше ученых степеней и опыта Джаббы в области антивирусного программирования. Она взглянула на него с холодным презрением. Бринкерхофф поднял руки в знак капитуляции. - Извини. Беру свои слова обратно.  - Ему не стоило напоминать о поразительной способности Мидж Милкен предчувствовать беду.  - Мидж, - взмолился он, - я знаю, что ты терпеть не можешь Стратмора, но… - Это не имеет никакого значения! - вспылила.  - Первым делом нам нужно убедиться, что Стратмор действительно обошел систему Сквозь строй. А потом мы позвоним директору. - Замечательно.

Четыре. Три. Эта последняя цифра достигла Севильи в доли секунды. Три… три… Беккера словно еще раз ударило пулей, выпущенной из пистолета. Мир опять замер. Три… три… три… 238 минус 235. Разница равна трем. Он медленно потянул к себе микрофон. В то же самое мгновение Сьюзан опять бросила взгляд на руку Танкадо, на этот раз посмотрев не на кольцо… не на гравировку на золоте, а на… его пальцы. Три пальца.

 - Меня осенило. Здесь шестнадцать групп по четыре знака в каждой. - О, ради Бога, - пробурчал себе под нос Джабба.  - Все хотят поиграть в эту игру. Сьюзан пропустила эти слова мимо ушей. - Да. Шестнадцать. - Уберите пробелы, - твердо сказал Дэвид.

Сьюзан смотрела на него с сомнением. Стратмор пожал плечами: - Так или иначе, уже слишком поздно. Он разместил бесплатный образец Цифровой крепости на своем сайте в Интернете. Теперь его скачать может кто угодно. Сьюзан побледнела: - Что. - Это рекламный ход. Не стоит волноваться. Копия, которую он разместил, зашифрована. Ее можно скачать, но нельзя открыть. Очень хитро придумано.

Сквозь строй - надежная система, но ведь АНБ - ненасытный пожиратель информации, высасывающий ее из разнообразнейших источников по всему миру. Поглощение огромных объемов информации сродни беспорядочным половым связям: какие меры предосторожности ни принимай, рано или поздно подхватишь какую-нибудь гадость. Чатрукьян просмотрел список и изумился еще. Все файлы прошли проверку, в них не было обнаружено ничего необычного, а это означало, что ТРАНСТЕКСТ безукоризненно чист. На что же уходит такая уйма времени. - спросил он, обращаясь в пустоту и чувствуя, как покрывается. Наверное, придется потревожить этой новостью Стратмора. Проверка на наличие вируса, - решительно сказал он себе, стараясь успокоиться.  - Я должен сделать проверку на наличие вируса. Чатрукьян знал: это первое, чего в любом случае потребует Стратмор.

Беккер достал из кармана пять ассигнаций по десять тысяч песет и протянул мотоциклисту. Итальянец посмотрел на деньги, потом на свою спутницу. Девушка схватила деньги и сунула их в вырез блузки. - Grazie! - просиял итальянец. Он швырнул Беккеру ключи от веспы, затем взял свою девушку за руку, и они, смеясь, побежали к зданию клуба. - Aspetta! - закричал Беккер.  - Подождите. Я же просил меня подбросить. ГЛАВА 59 Сьюзан протянула руку, и коммандер Стратмор помог ей подняться по лестнице в помещение шифровалки. А перед глазами у нее стоял образ Фила Чатрукьяна, его искалеченного и обгоревшего тела, распростертого на генераторах, а из головы не выходила мысль о Хейле, притаившемся в лабиринтах шифровалки.

532 Share

Mochila de skate elГ©ctrico

 - Я все расскажу. Я разрушу все ваши планы. Вы близки к осуществлению своей заветной мечты - до этого остается всего несколько часов. Управлять всей информацией в мире. И ТРАНСТЕКСТ больше не нужен. Никаких ограничений - только свободная информация. Это шанс всей вашей жизни. И вы хотите его упустить.

 Вот, - сказала.  - Стоп.  - И быстро пробежала глазами информацию. Здесь имелась масса всяческих сведений.  - И откуда мы знаем, что именно ищем. Одно различие от природы, другое - рукотворное. Плутоний впервые был открыт… - Число, - напомнил Джабба.  - Нам нужно число. Сьюзан еще раз перечитала послание Танкадо.

На лице Сьюзан на мгновение мелькнуло недоумение. Она побледнела и прошептала: - О Боже… Стратмор утвердительно кивнул, зная, что она догадалась. - Он целый год хвастался, что разрабатывает алгоритм, непробиваемый для грубой силы. - Н-но… - Сьюзан запнулась, но тут же продолжила: - Я была уверена, что он блефует. Он действительно это сделал. - Да. Создатель последнего шифра, который никто никогда не взломает. Сьюзан долго молчала. - Но… это значит… Стратмор посмотрел ей прямо в глаза: - Да. Энсей Танкадо только что превратил ТРАНСТЕКСТ в устаревшую рухлядь.

За дверью. - Да, конечно… сэр.  - Сьюзан не знала, как. Бросила взгляд на монитор, потом посмотрела на Грега Хейла.  - Сейчас. Несколькими быстрыми нажатиями клавиш она вызвала программу, именуемую Экранный замок, которая давала возможность скрыть работу от посторонних глаз. Она была установлена на каждом терминале в Третьем узле. Поскольку компьютеры находились во включенном состоянии круглые сутки, замок позволял криптографам покидать рабочее место, зная, что никто не будет рыться в их файлах. Сьюзан ввела личный код из пяти знаков, и экран потемнел.

Он постоял в нерешительности, раздумывая, не следует ли поставить в известность начальника лаборатории безопасности. Да будь они прокляты, эти криптографы. Ничего не понимают в системах безопасности. Присяга, которую Чатрукьян принимал, поступая на службу в АНБ, стала непроизвольно прокручиваться в его голове. Он поклялся применять все свои знания, весь опыт, всю интуицию для защиты компьютеров агентства, стоивших не один миллион долларов. - Интуиция? - с вызовом проговорил. Не нужно интуиции, чтобы понять: никакая это не диагностика. Он решительно подошел к терминалу и запустил весь набор программ системных оценок ТРАНСТЕКСТА. - Твое сокровище в беде, коммандер, - пробормотал.  - Не веришь моей интуиции.

И в то же время после провала с Попрыгунчиком Стратмор испытывал колоссальный стресс. Это беспокоило Фонтейна: к коммандеру сходится множество нитей в агентстве, а директору нужно оберегать свое ведомство. Фонтейну нужен был кто-то способный наблюдать за Стратмором, следить, чтобы он не потерял почву под ногами и оставался абсолютно надежным, но это было не так-то. Стратмор - человек гордый и властный, наблюдение за ним следует организовать так, чтобы никоим образом не подорвать его авторитета. Из уважения к Стратмору Фонтейн решил заняться этим лично. Он распорядился установить жучок в личном компьютере Стратмора - чтобы контролировать его электронную почту, его внутриведомственную переписку, а также мозговые штурмы, которые тот время от времени предпринимал. Если Стратмор окажется на грани срыва, директор заметит первые симптомы. Но вместо признаков срыва Фонтейн обнаружил подготовительную работу над беспрецедентной разведывательной операцией, которую только можно было себе представить. Неудивительно, что Стратмор просиживает штаны на работе.

523 Share

Mochila de skate elГ©ctrico

Пока старик собирался с мыслями, Беккер не произнес ни слова. Тот огляделся вокруг, указательным пальцем разгладил усы и наконец заговорил: - Что вам нужно? - Он произносил английские слова немного в нос. - Сэр, - начал Беккер чуть громче, словно обращаясь к глуховатому человеку, - я хотел бы задать вам несколько вопросов. Старик посмотрел на него с явным недоумением. - У вас какие-то проблемы. Беккер чуть нахмурился: старик говорил по-английски безукоризненно. Он поспешил избавиться от покровительственного тона. - Извините, что я вас побеспокоил, но скажите: вы, случайно, не были сегодня на площади Испании. Глаза старика сузились.

Он недвусмысленно гласит, что если компьютер переберет достаточное количество ключей, то есть математическая гарантия, что он найдет правильный. Безопасность шифра не в том, что нельзя найти ключ, а в том, что у большинства людей для этого нет ни времени, ни необходимого оборудования. Стратмор покачал головой: - Это шифр совершенно иного рода. - Иного рода? - Сьюзан смотрела на него вопрошающе. Невзламываемый шифр - математическая бессмыслица. Он это отлично знает. Стратмор провел рукой по вспотевшему лбу. - Этот шифр есть продукт нового типа шифровального алгоритма, с таким нам еще не приходилось сталкиваться. Эти слова повергли Сьюзан в еще большее смятение.

Беккер смотрел на него, охваченный ужасом. Под густым слоем краски он увидел не гладкие девичьи щеки, а густую щетину. Это был молодой человек. В верхней губе у него торчала серебряная запонка, на нем была черная кожаная куртка, надетая на голое тело. - Какого черта тебе надо? - прорычал он хриплым голосом - с явным нью-йоркским акцентом. Сдерживая подступившую к горлу тошноту, Беккер успел заметить, что все пассажиры повернулись и смотрят на. Все как один были панки. И, наверное, у половины из них - красно-бело-синие волосы. - Sientate! - услышал он крик водителя.

У ее ног лежало тело Хейла. Прошло еще несколько минут. Она пыталась не думать о Дэвиде, но безуспешно. С каждым завыванием сирены слова Хейла эхом отдавались в ее мозгу: Я сожалею о Дэвиде Беккере. Сьюзан казалось, что она сходит с ума. Она уже готова была выскочить из комнаты, когда Стратмор наконец повернул рубильник и вырубил электропитание. В одно мгновение в шифровалке установилась полная тишина. Сирены захлебнулись, мониторы Третьего узла погасли. Тело Грега Хейла растворилось в темноте, и Сьюзан, инстинктивно поджав ноги, прикрылась пиджаком Стратмора. В шифровалке никогда еще не было так тихо, здесь всегда слышался гул генераторов.

 - Я вел себя довольно глупо. Я хотел лично сказать Росио, какое удовольствие получил от общения с ней несколько дней. Но я уезжаю сегодня вечером. Пожалуй, я все же оставлю ей записку.  - И он положил конверт на стойку. Консьерж взглянул на конверт и что-то грустно пробормотал себе под нос. Еще один любитель молоденьких девочек, - подумал. - Ну. Сеньор?. - Буисан, - сказал Беккер.

 Не кажется ли тебе, что это звучит как запоздалое эхо. Она тоже засмеялась. - Выслушай меня, Мидж. Направь мне официальный запрос. В понедельник я проверю твою машину. А пока сваливай-ка ты отсюда домой. Сегодня же суббота. Найди себе какого-нибудь парня да развлекись с ним как следует. Она снова вздохнула. - Постараюсь, Джабба.

242 Share

Mochila de skate elГ©ctrico

 - Если не по поводу колонки, то зачем вы пришли. Хороший вопрос, подумал Беккер, рисуя в воображении горы Смоки-Маунтинс. - Просто неформальная дипломатическая любезность, - солгал. - Дипломатическая любезность? - изумился старик. - Да, сэр. Уверен, что человеку вашего положения хорошо известно, что канадское правительство делает все для защиты соотечественников от неприятностей, которые случаются с ними в этих… э-э… скажем так, не самых передовых странах. Тонкие губы Клушара изогнулись в понимающей улыбке. - Да, да, конечно… очень приятно. - Так вы гражданин Канады.

Вчера вечером я скачал файл Танкадо и провел у принтера несколько часов, ожидая, когда ТРАНСТЕКСТ его расколет. На рассвете я усмирил свою гордыню и позвонил директору - и, уверяю тебя, это был бы тот еще разговорчик. Доброе утро, сэр. Извините, что пришлось вас разбудить. Почему я звоню. Я только что выяснил, что ТРАНСТЕКСТ устарел. Все дело в алгоритме, сочинить который оказалось не под силу нашим лучшим криптографам! - Стратмор стукнул кулаком по столу. Сьюзан окаменела. Она не произнесла ни слова.

Беккер поднялся над безжизненным телом девушки. Шаги приближались. Он услышал дыхание. Щелчок взведенного курка. - Adids, - прошептал человек и бросился на него подобно пантере. Раздался выстрел, мелькнуло что-то красное. Но это была не кровь. Что-то другое.

Сьюзан никогда не видела этого человека раньше. Подойдя вплотную, незнакомец буквально пронзил ее взглядом. - Кто это? - спросил. - Сьюзан Флетчер, - ответил Бринкерхофф. Человек-гигант удивленно поднял брови. Даже перепачканная сажей и промокшая, Сьюзан Флетчер производила более сильное впечатление, чем он мог предположить. - А коммандер? - спросил. Бринкерхофф покачал головой. Человек ничего не сказал, задумался на мгновение, а потом обратился к Сьюзан. - Лиланд Фонтейн, - представился он, протягивая руку.

Цифровая крепость - не поддающийся взлому код, он погубит агентство. - Если бы я сумел слегка модифицировать этот код, - продолжал Стратмор, - до его выхода в свет… - Он посмотрел на нее с хитрой улыбкой. Сьюзан потребовалось всего мгновение. Стратмор сразу заметил изумление, мелькнувшее в ее глазах, и взволнованно изложил свой план: - Если бы я получил ключ, то смог бы взломать наш экземпляр Цифровой крепости и внести нужные изменения… - Черный ход, - сказала Сьюзан, мгновенно забыв о том, что Стратмор ей лгал. Она все поняла.  - Вроде Попрыгунчика. Стратмор кивнул: - Тогда мы смогли бы подменить интернетовский файл, который Танкадо собирается выбросить на рынок, нашей измененной версией. Поскольку Цифровая крепость - это японский код, никто никогда не заподозрит, что наше агентство имеет к нему отношение. Единственное, что нам нужно, - осуществить такую подмену.

Подумал, не рассказать ли ей. Но решил этого не делать.  - Позвони коммандеру. Он тебе все объяснит.  - Сердце его колотилось. Как все это глупо, подумал он, быстро выпалил: - Я люблю тебя! - и повесил трубку. Он стоял у края тротуара, пропуская машины. Наверное, она подумает бог знает что: он всегда звонил ей, если обещал. Беккер зашагал по улице с четырехполосным движением и бульваром посередине.

246 Share

Mochila de skate elГ©ctrico

Работа заняла намного больше времени, чем он рассчитывал. Когда он поднес раскаленный конец паяльника к последнему контакту, раздался резкий звонок мобильного телефона. Джабба вздрогнул, и на руку ему упала шипящая капля жидкого олова. - Черт возьми! - Он отшвырнул паяльник и едва не подавился портативным фонариком.  - Дьявольщина. Джабба начал яростно отдирать каплю остывшего металла. Она отвалилась вместе с содранной кожей. Чип, который он должен был припаять, упал ему на голову. - Проклятие.

Мидж продолжала читать. Мгновение спустя она удовлетворенно вскрикнула: - Я так и знала. Он это сделал. Идиот! - Она замахала бумагой.  - Он обошел Сквозь строй. Посмотри. Бринкерхофф растерянно постоял минутку, затем подбежал к окну и встал рядом с Мидж. Та показала ему последние строчки текста. Бринкерхофф читал, не веря своим глазам. - Какого чер… В распечатке был список последних тридцати шести файлов, введенных в ТРАНСТЕКСТ.

Я только что выяснил, что ТРАНСТЕКСТ устарел. Все дело в алгоритме, сочинить который оказалось не под силу нашим лучшим криптографам! - Стратмор стукнул кулаком по столу. Сьюзан окаменела. Она не произнесла ни слова. За десять лет их знакомства Стратмор выходил из себя всего несколько раз, и этого ни разу не произошло в разговоре с. В течение нескольких секунд ни он, ни она не произнесли ни слова. Наконец Стратмор откинулся на спинку стула, и Сьюзан поняла, что он постепенно успокаивается. Когда он наконец заговорил, голос его звучал подчеркнуто ровно, хотя было очевидно, что это давалось ему нелегко. - Увы, - тихо сказал Стратмор, - оказалось, что директор в Южной Америке на встрече с президентом Колумбии. Поскольку, находясь там, он ничего не смог бы предпринять, у меня оставалось два варианта: попросить его прервать визит и вернуться в Вашингтон или попытаться разрешить эту ситуацию самому.

ГЛАВА 90 В шифровалке завывали сирены. Стратмор не имел представления о том, сколько времени прошло после ухода Сьюзан. Он сидел один в полутьме, и гул ТРАНСТЕКСТА звучал в его ушах. Вы всегда добиваетесь своего… вы добьетесь… Да, - подумал.  - Я добиваюсь своих целей, но честь для меня важнее. Я скорее предпочту умереть, чем жить в тени позора. А ждет его именно. Он скрыл информацию от директора, запустил вирус в самый защищенный компьютер страны, и, разумеется, ему придется за это дорого заплатить.

Вначале был зарегистрирован нормальный ввод замка, в тот момент, когда она выходила из помещения Третьего узла, однако время следующей команды отпирания показалось Сьюзан странным. Две эти команды разделяло меньше одной минуты, но она была уверена, что разговаривала с коммандером больше минуты. Сьюзан просмотрела все команды. То, что она увидела, привело ее в ужас. С интервалом в три минуты была зарегистрирована вторая серия команд запирания-отпирания. Согласно регистру, кто-то открывал ее компьютер, пока ее не было в комнате. Но это невозможно. У нее перехватило дыхание.

 - После цифр стоит какая-то звездочка. Джабба ее не слушал, остервенело нажимая на кнопки. - Осторожно! - сказала Соши.  - Нам нужны точные цифры. - Звездочка, - повторила Сьюзан, - это сноска. Соши прокрутила текст до конца раздела и побелела. - О… Боже ты. - В чем дело? - спросил Джабба. Все прильнули к экрану и сокрушенно ахнули.

244 Share

Mochila de skate elГ©ctrico

Он зажмурился и начал подтягиваться, понимая, что только чудо спасет его от гибели. Пальцы совсем онемели. Беккер посмотрел вниз, на свои ноги. До апельсиновых деревьев не меньше ста метров. Никаких шансов. Боль в боку усилилась. Сверху слышался гулкий звук шагов, спешащих вниз по лестнице. Беккер закрыл глаза, стиснул зубы и подтянулся. Камень рвал кожу на запястьях.

Найди себе какого-нибудь парня да развлекись с ним как следует. Она снова вздохнула. - Постараюсь, Джабба. Поверь мне, постараюсь изо всех сил. ГЛАВА 52 Клуб Колдун располагался на окраине города, в конце автобусного маршрута 27. Похожий скорее на крепость, чем на танцевальное заведение, он со всех сторон был окружен высокими оштукатуренными стенами с вделанными в них битыми пивными бутылками - своего рода примитивной системой безопасности, не дающей возможности проникнуть в клуб незаконно, не оставив на стене изрядной части собственного тела. Еще в автобусе Беккер смирился с мыслью, что его миссия провалилась. Пора звонить Стратмору и выкладывать плохую новость: поиски зашли в тупик. Он сделал все, что мог, теперь пора ехать домой.

Женщина отвернулась. Танкадо, задыхаясь и не в силах произнести ни звука, в последней отчаянной надежде посмотрел на тучного господина. Пожилой человек вдруг поднялся и куда-то побежал, видимо, вызвать скорую. Танкадо явно терял последние силы, но по-прежнему совал кольцо прямо в лицо тучному господину. Тот протянул руку, взял Танкадо за запястье, поддерживая остававшуюся на весу руку умирающего. Танкадо посмотрел вверх, на свои пальцы, на кольцо, а затем, умоляюще, - на тучного господина. Это была предсмертная мольба. Энсей Танкадо незаметно кивнул, словно говоря: .

 - Но ситуация чрезвычайная. Сьюзан встала. Чрезвычайная ситуация. Она не помнила, чтобы это слово срывалось когда-нибудь с губ коммандера Стратмора. Чрезвычайная. В шифровалке. Она не могла себе этого представить. - С-слушаюсь, сэр.  - Она выдержала паузу.  - Постараюсь побыстрее.

При мысли об этом он почувствовал прилив адреналина. Бизнес - это война, с которой ничто не сравнится по остроте ощущений. Хотя три дня назад, когда раздался звонок, Токуген Нуматака был полон сомнений и подозрений, теперь он знал правду. У него счастливая миури - счастливая судьба. Он избранник богов. - В моих руках копия ключа Цифровой крепости, - послышался голос с американским акцентом.  - Не желаете купить. Нуматака чуть не расхохотался во весь голос. Он знал, что это трюк. Корпорация Нуматек сделала очень крупную ставку на новый алгоритм Танкадо, и теперь кто-то из конкурентов пытается выведать ее величину.

 Довольно, Грег, - тихо сказал Стратмор. Хейл крепче обхватил Сьюзан и шепнул ей на ухо: - Стратмор столкнул его вниз, клянусь. - Она не клюнет на твою тактику разделяй и властвуй, - сказал Стратмор, подходя еще ближе.  - Отпусти. - Чатрукьян был совсем мальчишка. Ради всего святого, зачем вы это сделали. Чтобы скрыть свою маленькую тайну. Стратмор сохранял спокойствие. - И что же это за секрет.

720 Share

Mochila de skate elГ©ctrico

ГЛАВА 39 Росио Ева Гранада стояла перед зеркалом в ванной номера 301, скинув с себя одежду. Наступил момент, которого она с ужасом ждала весь этот день. Немец лежит в постели и ждет. Самый крупный мужчина из всех, с кем ей приходилось иметь. Нарочито медленно она взяла из ведерка кубик льда и начала тереть им соски. Они сразу же затвердели. Это было одной из ее многочисленных хитростей: мужчинам казалось, что она сгорает от страсти, поэтому они стремились прийти к ней снова и. Росио погладила руками свои пышные загорелые формы - дай Бог, чтобы они сохраняли свою привлекательность еще лет пять-шесть, пока она не накопит достаточно денег. Сеньор Ролдан забирал большую часть ее заработка себе, но без него ей пришлось бы присоединиться к бесчисленным шлюхам, что пытаются подцепить пьяных туристов в Триане.

Следопыт проникнет в ARA, отыщет Северную Дакоту и сообщит истинный адрес этого человека в Интернете. Если все сложится нормально, она скоро выяснит местонахождение Северной Дакоты, и Стратмор конфискует ключ. Тогда дело будет только за Дэвидом. Когда он найдет копию ключа, имевшуюся у Танкадо, оба экземпляра будут уничтожены, а маленькая бомба с часовым механизмом, заложенная Танкадо, - обезврежена и превратится во взрывное устройство без детонатора. Сьюзан еще раз прочитала адрес на клочке бумаги и ввела информацию в соответствующее поле, посмеялась про себя, вспомнив о трудностях, с которыми столкнулся Стратмор, пытаясь самолично запустить Следопыта. Скорее всего он проделал это дважды и каждый раз получал адрес Танкадо, а не Северной Дакоты. Элементарная ошибка, подумала Сьюзан, Стратмор, по-видимому, поменял местами поля информации, и Следопыт искал учетные данные совсем не того пользователя. Она завершила ввод данных и запустила Следопыта.

Сьюзан услышала стук беретты, выпавшей из руки Стратмора. На мгновение она словно приросла к месту, не зная, куда бежать и что делать. Интуиция подсказывала ей спасаться бегством, но у нее не было пароля от двери лифта. Сердце говорило ей, что она должна помочь Стратмору, но. Повернувшись в полном отчаянии, она ожидала услышать шум смертельной борьбы на полу, но все было тихо. Все вдруг сразу же смолкло: как если бы Хейл, сбив коммандера с ног, снова растворился в темноте. Сьюзан ждала, вглядываясь во тьму и надеясь, что Стратмор если и пострадал, то не сильно. После паузы, показавшейся ей вечностью, она прошептала: - Коммандер. И в тот же миг осознала свою ошибку.

 Мисс Флетчер, - потребовал Фонтейн, - объяснитесь. Все глаза обратились к. Сьюзан внимательно вглядывалась в буквы. Вскоре она едва заметно кивнула и широко улыбнулась. - Дэвид, ты превзошел самого. Люди на подиуме с недоумением переглянулись. Дэвид подмигнул крошечной Сьюзан на своем мониторе. - Шестьдесят четыре буквы. Юлий Цезарь всегда с нами. Мидж развела руками.

Она извинилась, предположила, что Беккер перепутал агентство, и, наконец, положила трубку. Первая попытка закончилась неудачей. Нахмурившись, Беккер набрал второй номер. И на другом конце сразу же сняли трубку. - Buenas noches, Mujeres Espana. Чем могу служить. Беккер держался той же версии: он - немецкий турист, готовый заплатить хорошие деньги за рыжеволосую, которую сегодня нанял его брат. На этот раз ему очень вежливо ответили по-немецки, но снова сказали, что рыжих девочек у них. - Keine Rotkopfe, простите.

Рубильник был расположен за фреоновыми насосами слева от тела Чатрукьяна, и Стратмор сразу же его. Ему нужно было повернуть рубильник, и тогда отключилось бы электропитание, еще остававшееся в шифровалке. Потом, всего через несколько секунд, он должен был включить основные генераторы, и сразу же восстановились бы все функции дверных электронных замков, заработали фреоновые охладители и ТРАНСТЕКСТ оказался бы в полной безопасности. Но, приближаясь к рубильнику, Стратмор понял, что ему необходимо преодолеть еще одно препятствие - тело Чатрукьяна на ребрах охлаждения генератора. Вырубить электропитание и снова его включить значило лишь вызвать повторное замыкание. Труп надо передвинуть. Стратмор медленно приближался к застывшему в гротескной лозе телу, не сводя с него глаз. Он схватил убитого за запястье; кожа была похожа на обгоревший пенопласт, тело полностью обезвожено. Коммандер зажмурился, сильнее сжал запястье и потянул.

835 Share

Mochila de skate elГ©ctrico

Сьюзан повернулась, и Хейл, пропуская ее вперед, сделал широкий взмах рукой, точно приветствуя ее возвращение в Третий узел. - После вас, Сью, - сказал. ГЛАВА 41 В кладовке третьего этажа отеля Альфонсо XIII на полу без сознания лежала горничная. Человек в очках в железной оправе положил в карман ее халата связку ключей. Он не услышал ее крика, когда ударил ее, он даже не знал, кричала ли она вообще: он оглох, когда ему было всего двенадцать лет от роду. Человек благоговейно потянулся к закрепленной на брючном ремне батарее: эта машинка, подарок одного из клиентов, подарила ему новую жизнь. Теперь он мог принимать заказы в любой точке мира. Сообщения поступали мгновенно, и их нельзя было отследить. Он торопливо повернул выключатель. Стекла очков блеснули, и его пальцы снова задвигались в воздухе.

Войду, возьму его и тотчас выйду. Давай ключ. - Мидж… Она прекратила печатать и повернулась к. - Чед, список будет распечатан в течение тридцати секунд. Вот мои условия. Ты даешь мне ключ. Если Стратмор обошел фильтры, я вызываю службу безопасности. Если я ошиблась, то немедленно ухожу, а ты можешь хоть с головы до ног обмазать вареньем свою Кармен Хуэрту.

Кольцо снова блеснуло на солнце. Женщина отвернулась. Танкадо, задыхаясь и не в силах произнести ни звука, в последней отчаянной надежде посмотрел на тучного господина. Пожилой человек вдруг поднялся и куда-то побежал, видимо, вызвать скорую. Танкадо явно терял последние силы, но по-прежнему совал кольцо прямо в лицо тучному господину. Тот протянул руку, взял Танкадо за запястье, поддерживая остававшуюся на весу руку умирающего. Танкадо посмотрел вверх, на свои пальцы, на кольцо, а затем, умоляюще, - на тучного господина. Это была предсмертная мольба.

Наверное, придется потревожить этой новостью Стратмора. Проверка на наличие вируса, - решительно сказал он себе, стараясь успокоиться.  - Я должен сделать проверку на наличие вируса. Чатрукьян знал: это первое, чего в любом случае потребует Стратмор. Выглянув в пустую шифровалку, он принял решение. На загрузку программы и поиск вируса уйдет минут пятнадцать. Скажи, что ничего нет, - прошептал.  - Абсолютно. Скажи папе, что все в порядке.

Беккер долго молчал. Медленно, словно после укола транквилизатора, он поднял голову и начал внимательно рассматривать пассажиров. Все до единого - панки. И все внимательно смотрели на. У всех сегодня красно-бело-синие прически. Беккер потянулся и дернул шнурок вызова водителя. Пора было отсюда вылезать. Дернул. Никакой реакции. Он дернул шнурок в третий раз, более резко.

Задние колеса уже остались за спиной - огромные, доходящие ему до плеч скаты, вращающиеся все быстрее и быстрее. Беккер рванулся к двери, рука его опустилась мимо поручня, и он чуть не упал. Еще одно усилие. Где-то под брюхом автобуса клацнуло сцепление: сейчас водитель переключит рычаг скоростей. Сейчас переключит. Мне не успеть. Но когда шестерни разомкнулись, чтобы включилась другая их пара, автобус слегка притормозил, и Беккер прыгнул. Шестерни сцепились, и как раз в этот момент его пальцы схватились за дверную ручку. Руку чуть не вырвало из плечевого сустава, когда двигатель набрал полную мощность, буквально вбросив его на ступеньки.

401 Share

Mochila de skate elГ©ctrico

Да еще хвастался, что снял ее на весь уик-энд за три сотни долларов. Это он должен был упасть замертво, а не бедолага азиат.  - Клушар глотал ртом воздух, и Беккер начал волноваться. - Не знаете, как его зовут. Клушар на мгновение задумался и покачал головой: - Понятия не имею.  - Он поморщился от боли и откинулся на подушки. Беккер вздохнул. Кольцо словно исчезло у него из-под носа.

Стратмор стукнул кулаком по столу. - Я должен был знать. Да взять хотя бы его электронное имя.  - Боже мой, Северная Дакота. Сокращенно NDAKOTA. Подумать. - Что вы имеете в виду. - Да он смеялся над нами. Это же анаграмма. Сьюзан не могла скрыть изумления.

Посмотри. Бринкерхофф растерянно постоял минутку, затем подбежал к окну и встал рядом с Мидж. Та показала ему последние строчки текста. Бринкерхофф читал, не веря своим глазам. - Какого чер… В распечатке был список последних тридцати шести файлов, введенных в ТРАНСТЕКСТ. За названием каждого файла следовали четыре цифры - код команды добро, данной программой Сквозь строй. Последний файл в списке таким кодом не сопровождался, вместо этого следовала запись: ФИЛЬТР ОТКЛЮЧЕН ВРУЧНУЮ. Господи Иисусе! - подумал Бринкерхофф.  - Мидж снова оказалась права. - Идиот! - в сердцах воскликнула .

Я хорошо его знаю. Если вы принесете мне его паспорт, я позабочусь, чтобы он его получил. - Видите ли, я в центре города, без машины, - ответил голос.  - Может быть, вы могли бы подойти. - Понимаете, я не могу отойти от телефона, - уклончиво отозвался Ролдан.  - Но если вы в центре, то это совсем недалеко от. - Извините, но для прогулок час слишком поздний. Тут рядом полицейский участок.

 Ну конечно, - сказала она, все еще не в силах поверить в произошедшее.  - Он хотел, чтобы вы восстановили его доброе имя. - Нет, - хмуро сказал Стратмор.  - Танкадо потребовал ТРАНСТЕКСТ. - ТРАНСТЕКСТ. - Да. Он потребовал, чтобы я публично, перед всем миром, рассказал о том, что у нас есть ТРАНСТЕКСТ. Он сказал, что, если мы признаем, что можем читать электронную почту граждан, он уничтожит Цифровую крепость.

Как-то вечером Хейл захватил свою клавиатуру домой и вставил в нее чип, регистрирующий все удары по клавишам. На следующее утро, придя пораньше, он подменил чужую клавиатуру на свою, модифицированную, а в конце дня вновь поменял их местами и просмотрел информацию, записанную чипом. И хотя в обычных обстоятельствах пришлось бы проверять миллионы вариантов, обнаружить личный код оказалось довольно просто: приступая к работе, криптограф первым делом вводил пароль, отпирающий терминал. Поэтому от Хейла не потребовалось вообще никаких усилий: личные коды соответствовали первым пяти ударам по клавиатуре. Какая ирония, думал он, глядя в монитор Сьюзан. Хейл похитил пароли просто так, ради забавы. Теперь же он был рад, что проделал это, потому что на мониторе Сьюзан скрывалось что-то очень важное. Задействованная ею программа была написана на языке программирования Лимбо, который не был его специальностью. Но ему хватило одного взгляда, чтобы понять: никакая это не диагностика. Хейл мог понять смысл лишь двух слов.

123 Share

Mochila de skate elГ©ctrico

Она вглядывалась в глаза Танкадо - и видела в них раскаяние. Он не хотел, чтобы это зашло так далеко, - говорила она.  - Он хотел нас спасти. Но снова и снова он протягивал руку, так, чтобы люди обратили внимание на кольцо. Он хотел объяснить им, но не. И все тянул и тянул к ним свои пальцы. В Севилье Беккер лихорадочно обдумывал происходящее. Как они называют эти изотопы - U235 и U?.

Миллиард долларов. Соблазнительный образ Кармен тут же улетучился. Код ценой в один миллиард долларов. Некоторое время он сидел словно парализованный, затем в панике выбежал в коридор. - Мидж. Скорее. ГЛАВА 44 Фил Чатрукьян, киля от злости, вернулся в лабораторию систем безопасности. Слова Стратмора эхом отдавались в его голове: Уходите немедленно.

Или жадность заставит его продать алгоритм. Она не могла больше ждать. Пора. Она должна немедленно поговорить со Стратмором. Сьюзан осторожно приоткрыла дверь и посмотрела на глянцевую, почти зеркальную стену шифровалки. Узнать, следит ли за ней Хейл, было невозможно. Нужно быстро пройти в кабинет Стратмора, но, конечно, не чересчур быстро: Хейл не должен ничего заподозрить. Она уже была готова распахнуть дверь, как вдруг до нее донеслись какие-то звуки. Это были голоса.

 Кто вам дал наш номер. - La Guia Telefonica - желтые страницы. - Да, сэр, мы внесены туда как агентство сопровождения.  - Да-да, я и ищу спутницу.  - Беккер понял, что совершил какой-то промах. - Да, наше агентство предоставляет сопровождающих бизнесменам для обедов и ужинов. Вот почему мы внесены в телефонный справочник. Мы занимаемся легальным бизнесом. А вы ищете проститутку.

Он очень долго планировал, как осуществит свою мечту, и выбрал Нуматаку со всей тщательностью. Нуматек - богатая фирма, наиболее вероятный победитель аукциона. Ни у кого не вызовет подозрений, если ключ попадет именно к. И что особенно удачно - эту компанию меньше всего можно было заподозрить в том, что она состоит в сговоре с американским правительством. Токуген Нуматака воплощал старую Японию, его девиз - Лучше смерть, чем бесчестье. Он ненавидел американцев. Ненавидел американскую еду, американские нравы, но более всего ему было ненавистно то, что американцы железной хваткой держали мировой рынок компьютерных программ. У Стратмора был смелый план - создать всемирный стандарт шифрования с черным ходом для Агентства национальной безопасности.

Он отбросил бесполезный мотоцикл и пустился бежать со всех ног. К несчастью для Беккера, вместо неуклюжего такси Халохот обрел под ногами твердую почву. Спокойно подняв пистолет, он выстрелил. Пуля задела Беккера в бок, когда он уже почти обогнул угол здания. Он почувствовал это лишь после того, как сделал пять или шесть шагов. Сначала это напомнило сокращение мышцы чуть повыше бедра, затем появилось ощущение чего-то влажного и липкого. Увидев кровь, Беккер понял, что ранен. Боли он не чувствовал и продолжал мчаться вперед по лабиринтам улочек Санта-Круса. Халохот настойчиво преследовал свою жертву. Вначале он хотел выстрелить Беккеру в голову, но, будучи профессионалом, решил не рисковать.

440 Share

Mochila de skate elГ©ctrico

 Да, сэр, мы внесены туда как агентство сопровождения.  - Да-да, я и ищу спутницу.  - Беккер понял, что совершил какой-то промах. - Да, наше агентство предоставляет сопровождающих бизнесменам для обедов и ужинов. Вот почему мы внесены в телефонный справочник. Мы занимаемся легальным бизнесом. А вы ищете проститутку.  - Слово прозвучало как удар хлыста. - Но мой брат… - Сэр, если ваш брат целый день целовался в парке с девчонкой, то это значит, что она работает не в нашем агентстве. У нас очень строгие правила относительно контактов клиента и сопровождающего.

Хотя Энсей Танкадо никогда прежде не видел компьютера, он как будто инстинктивно знал, как с ним обращаться. Компьютер открыл перед ним мир, о существовании которого он даже не подозревал, и вскоре заполнил всю его жизнь. Повзрослев, он начал давать компьютерные уроки, зарабатывать деньги и в конце концов получил стипендию для учебы в Университете Досися. Вскоре слава о фугуся-кисай, гениальном калеке, облетела Токио. Со временем Танкадо прочитал о Пёрл-Харборе и военных преступлениях японцев. Ненависть к Америке постепенно стихала. Он стал истовым буддистом и забыл детские клятвы о мести; умение прощать было единственным путем, ведущим к просветлению. К двадцати годам Энсей Танкадо стал своего рода культовой фигурой, представителем программистского андеграунда. Компания Ай-би-эм предоставила ему визу и предложила работу в Техасе. Танкадо ухватился за это предложение.

 Коммандер, - сказал Чатрукьян, - я уверен, что нам надо проверить… - Подождите минутку, - сказал Стратмор в трубку, извинившись перед собеседником. Он прикрыл микрофон телефона рукой и гневно посмотрел на своего молодого сотрудника.  - Мистер Чатрукьян, - буквально прорычал он, - дискуссия закончена. Вы должны немедленно покинуть шифровалку. Немедленно. Это приказ. Чатрукьян замер от неожиданности. - Но, сэр, мутация… - Немедленно! - крикнул Стратмор. Чатрукьян некоторое время смотрел на него, лишившись дара речи, а потом бегом направился прочь из шифровалки. Стратмор повернулся и с удивлением увидел Хейла.

Беккер разглядывал зал. Один гудок… два… три… Внезапно он увидел нечто, заставившее его бросить трубку. Беккер повернулся и еще раз оглядел больничную палату. В ней царила полная тишина. Прямо перед ним, откинувшись на груду старых подушек, лежал пожилой человек с ярко-белой гипсовой повязкой на правом запястье. ГЛАВА 21 Голос американца, звонившего Нуматаке по прямой линии, казался взволнованным: - Мистер Нуматака, в моем распоряжении не больше минуты. - Хорошо. Полагаю, вы получили обе копии ключа. - Вышла небольшая заминка, - сказал американец. - Это невозможно! - рявкнул Нуматака.

Почти уже спустившись, Стратмор остановился, нащупывая последнюю ступеньку. Когда он ее нашел, каблук его ботинка громко ударился о кафельную плитку пола. Сьюзан почувствовала, как напряглось все его тело. Они вступили в опасную зону: Хейл может быть где угодно. Вдали, за корпусом ТРАНСТЕКСТА, находилась их цель - Третий узел. Сьюзан молила Бога, чтобы Хейл по-прежнему был там, на полу, катаясь от боли, как побитая собака. Других слов для него у нее не. Стратмор оторвался от перил и переложил пистолет в правую руку. Не произнеся ни слова, он шагнул в темноту, Сьюзан изо всех сил держалась за его плечо. Если она потеряет с ним контакт, ей придется его позвать, и тогда Хейл может их услышать.

Голос показался ему отдаленно знакомым. Он попытался определить акцент - может быть, Бургос. - Вы набрали правильно, - сказал он осторожно, - но это служба сопровождения. Звонивший некоторое время молчал. - О… понимаю. Прошу прощения. Кто-то записал его, и я подумал, что это гостиница. Я здесь проездом, из Бургоса.

770 Share

Mochila de skate elГ©ctrico

Мелкая любезность, которую он оказал Стратмору, забрав личные вещи Танкадо, вылилась в поиски таинственного кольца, как в известной игре, где нужно находить спрятанные предметы. Дэвид только что позвонил Стратмору и рассказал о немецком туристе. Новость не обрадовала коммандера. Выслушав подробности, он долго молчал. Дэвид, - сказал наконец Стратмор мрачным голосом, - обнаружение этого кольца - вопрос национальной безопасности. Я возлагаю эту задачу на. Не подведите. И положил трубку. Дэвид, задержавшись в будке, тяжко вздохнул. Взял потрепанный справочник Guia Telefonica и начал листать желтые страницы.

Он был известен среди сотрудников, он пользовался репутацией патриота и идеалиста… честного человека в мире, сотканном из лжи. За годы, прошедшие после появления в АНБ Сьюзан, Стратмор поднялся с поста начальника Отдела развития криптографии до второй по важности позиции во всем агентстве. Теперь только один человек в АНБ был по должности выше коммандера Стратмора - директор Лиланд Фонтейн, мифический правитель Дворца головоломок, которого никто никогда не видел, лишь изредка слышал, но перед которым все дрожали от страха. Он редко встречался со Стратмором с глазу на глаз, но когда такое случалось, это можно было сравнить с битвой титанов. Фонтейн был гигантом из гигантов, но Стратмора это как будто не касалось. Он отстаивал перед директором свои идеи со спокойствием невозмутимого боксера-профессионала. Даже президент Соединенных Штатов не решался бросать вызов Фонтейну, что не раз позволял себе Стратмор. Для этого нужен был политический иммунитет - или, как в случае Стратмора, политическая индифферентность.

В этот момент кровать громко заскрипела: клиент Росио попытался переменить позу. Беккер повернулся к нему и заговорил на беглом немецком: - Noch etwas. Что-нибудь. Что помогло бы мне найти девушку, которая взяла кольцо. Повисло молчание. Казалось, эта туша собирается что-то сказать, но не может подобрать слов. Его нижняя губа на мгновение оттопырилась, но заговорил он не. Слова, сорвавшиеся с его языка, были определенно произнесены на английском, но настолько искажены сильным немецким акцентом, что их смысл не сразу дошел до Беккера.

Взгляд его черных глаз стал тяжелым и неподвижным. Возвращение домой оказалось долгим и слишком утомительным. Последний месяц был для Лиланда Фонтейна временем больших ожиданий: в агентстве происходило нечто такое, что могло изменить ход истории, и, как это ни странно директор Фонтейн узнал об этом лишь случайно. Три месяца назад до Фонтейна дошли слухи о том, что от Стратмора уходит жена. Он узнал также и о том, что его заместитель просиживает на службе до глубокой ночи и может не выдержать такого напряжения. Несмотря на разногласия со Стратмором по многим вопросам, Фонтейн всегда очень высоко его ценил. Стратмор был блестящим специалистом, возможно, лучшим в агентстве. И в то же время после провала с Попрыгунчиком Стратмор испытывал колоссальный стресс. Это беспокоило Фонтейна: к коммандеру сходится множество нитей в агентстве, а директору нужно оберегать свое ведомство. Фонтейну нужен был кто-то способный наблюдать за Стратмором, следить, чтобы он не потерял почву под ногами и оставался абсолютно надежным, но это было не так-то .

Губительная простота. Он делает то, на что запрограммирован, а потом исчезает. Фонтейн сурово смотрел на Джаббу: - И на что же запрограммирован этот червяк. - Понятия не имею, - сказал Джабба.  - Пока он ползет и присасывается к нашей секретной информации. После этого он способен на. Он может стереть все файлы, или же ему придет в голову напечатать улыбающиеся рожицы на документах Белого дома. Голос Фонтейна по-прежнему звучал спокойно, деловито: - Можете ли вы его остановить. Джабба тяжко вздохнул и повернулся к экрану.

 Черт возьми! - выругался коммандер.  - Вчера вечером я специально позвонил дежурному лаборатории систем безопасности и попросил его сегодня не выходить на работу. Сьюзан это не удивило. Она не могла припомнить, чтобы когда-то отменялось дежурство, но Стратмор, очевидно, не хотел присутствия непосвященных. Он и мысли не допускал о том, что кто-то из сотрудников лаборатории узнает о Цифровой крепости. - Наверное, стоит выключить ТРАНСТЕКСТ, - предложила Сьюзан.  - Потом мы запустим его снова, а Филу скажем, что ему все это приснилось. Стратмор задумался над ее словами, затем покачал головой: - Пока не стоит. ТРАНСТЕКСТ работает пятнадцать часов.

Mochila vr

About Tojagrel

Ее плечи подрагивали. Она закрыла лицо руками. Дэвид не мог прийти в .

Related Posts

102 Comments

Post A Comment