Mochila de tenis ame y lulu

641 Share

Mochila de tenis ame y lulu

Стратмор покачал головой: - Больше никто не знает о существовании кольца. Именно поэтому я и послал за ним Дэвида. Я хотел, чтобы никто ничего не заподозрил. Любопытным шпикам не придет в голову сесть на хвост преподавателю испанского языка. - Он профессор, - поправила его Сьюзан и тут же пожалела об. У нее часто возникало чувство, что Стратмор не слишком высокого мнения о Дэвиде и считает, что она могла бы найти себе кого-то поинтереснее, чем простой преподаватель.  - Коммандер, - сказала она, - если вы инструктировали Дэвида сегодня утром по телефону из машины, кто-то мог перехватить… - Один шанс на миллион, - возразил Стратмор, стараясь ее успокоить.  - Подслушивающий должен был находиться в непосредственной близости и точно знать, что надо подслушивать.  - Он положил руку ей на плечо.

 Да. Такое впечатление, что он его буквально всучил - канадцу показалось, будто бы он просил, чтобы кольцо взяли. Похоже, этот канадец рассмотрел его довольно внимательно.  - Стратмор остановился и повернулся к Сьюзан.  - Он сказал, что на кольце были выгравированы какие-то буквы. - Буквы. - Да, если верить ему - не английские.  - Стратмор приподнял брови, точно ждал объяснений.

Он жертвует всеми планами, связанными с Цифровой крепостью. Хейл не мог поверить, что Стратмор согласился упустить такую возможность: ведь черный ход был величайшим шансом в его жизни. Хейлом овладела паника: повсюду, куда бы он ни посмотрел, ему мерещился ствол беретты Стратмора. Он шарахался из стороны в сторону, не выпуская Сьюзан из рук, стараясь не дать Стратмору возможности выстрелить. Движимый страхом, он поволок Сьюзан к лестнице. Через несколько минут включат свет, все двери распахнутся, и в шифровалку ворвется полицейская команда особого назначения. - Мне больно! - задыхаясь, крикнула Сьюзан. Она судорожно ловила ртом воздух, извиваясь в руках Хейла. Он хотел было отпустить ее и броситься к лифту Стратмора, но это было бы чистым безумием: все равно он не знает кода. Кроме того, оказавшись на улице без заложницы, он обречен.

Слева остался футбольный стадион, впереди не было ни одной машины. Тут он услышал знакомый металлический скрежет и, подняв глаза, увидел такси, спускавшееся вниз по пандусу в сотне метров впереди. Съехав на эту же улицу, оно начало набирать скорость, двигаясь прямо в лоб мотоциклу. Он должен был бы удариться в панику, но этого не произошло: он точно знал, куда держит путь. Свернув влево, на Менендес-пелайо, он прибавил газу. Мотоцикл пересек крохотный парк и выкатил на булыжную мостовую Матеус-Гаго - узенькую улицу с односторонним движением, ведущую к порталу Баррио - Санта-Крус. Еще чуть-чуть, подумал. Такси следовало за Беккером, с ревом сокращая скорость. Свернув, оно промчалось через ворота Санта-Крус, обломав в узком проезде боковое зеркало. Беккер знал, что он выиграл.

Это был шантаж. Все встало на свои места. - Ну конечно, - сказала она, все еще не в силах поверить в произошедшее.  - Он хотел, чтобы вы восстановили его доброе имя. - Нет, - хмуро сказал Стратмор.  - Танкадо потребовал ТРАНСТЕКСТ. - ТРАНСТЕКСТ. - Да.

Сьюзан вдруг поняла, что смеется и плачет одновременно. Коммандер спас ей жизнь. Стоя в темноте, она испытывала чувство огромного облегчения, смешанного, конечно же, с ощущением вины: агенты безопасности приближаются. Она глупейшим образом попала в ловушку, расставленную Хейлом, и Хейл сумел использовать ее против Стратмора. Она понимала, что коммандер заплатил огромную цену за ее избавление. - Простите меня, - сказала. - За. - Ваши планы относительно Цифровой крепости… они рухнули.

915 Share

Mochila de tenis ame y lulu

Сьюзан ждала продолжения, но его не последовало. - Больше трех часов. Стратмор кивнул. Она не выглядела взволнованной. - Новая диагностика. Что-нибудь из Отдела обеспечения системной безопасности. Стратмор покачал головой: - Это внешний файл. Она ждала чего угодно, но только не. - Внешний файл.

Он мечтал о ней по ночам, плакал о ней во сне. Он ничего не мог с собой поделать. Она была блистательна и прекрасна, равной ей он не мог себе даже представить. Его жена долго терпела, но, увидев Сьюзан, потеряла последнюю надежду. Бев Стратмор никогда его ни в чем не обвиняла. Она превозмогала боль сколько могла, но ее силы иссякли. Она сказала ему, что их брак исчерпал себя, что она не собирается до конца дней жить в тени другой женщины. Вой сирен вывел его из задумчивости. Его аналитический ум искал выход из создавшегося положения. Сознание нехотя подтверждало то, о чем говорили чувства.

Скрюченное тело Халохота темнело на тускло освещенной лестнице Гиральды. Беккер прижал дуло к виску убийцы и осторожно наклонился. Одно движение, и он выстрелит. Но стрелять не понадобилось. Халохот был мертв. Беккер отшвырнул пистолет и без сил опустился на ступеньку. Впервые за целую вечность он почувствовал, что глаза его застилают слезы, и зажмурился, прогоняя влажную пелену. Он знал, что для эмоций еще будет время, а теперь пора отправляться домой. Он попробовал встать, но настолько выбился из сил, что не смог ступить ни шагу и долго сидел, изможденный вконец, на каменных ступеньках, рассеянно разглядывая распростертое у его ног тело. Глаза Халохота закатились, глядя в пустоту.

На номерном знаке авто была надпись МЕГАБАЙТ в обрамлении сиреневой неоновой трубки. Ранняя юность Грега Хейла не была омрачена криминальными историями, поскольку он провел ее в Корпусе морской пехоты США, где и познакомился с компьютером. Он стал лучшим программистом корпуса, и перед ним замаячила перспектива отличной военной карьеры. Но за два дня до окончания третьего боевого дежурства в его будущем произошел резкий зигзаг. В пьяной драке Хейл случайно убил сослуживца. Корейское искусство самозащиты, тхеквондо, оказалось в большей мере смертоносным, нежели оборонительным. Военной службе пришел конец. Отсидев некоторое время в тюрьме, Хейл занялся поисками места программиста в частных компаниях. Он не скрывал от нанимателей того, что случилось с ним во время службы в морской пехоте, и стремился завоевать их расположение, предлагая работать без оплаты в течение месяца, чтобы они узнали ему цену. В желающих принять его на работу не было недостатка, а увидав, что он может творить на компьютере, они уже не хотели его отпускать.

Время для него остановилось. Он услышал, как стучит его сердце. Человек, в течение многих лет одерживавший победу над опаснейшими противниками, в одно мгновение потерпел поражение. Причиной этого стала любовь, но не. Еще и собственная глупость. Он отдал Сьюзан свой пиджак, а вместе с ним - Скайпейджер. Теперь уже окаменел Стратмор. Рука Сьюзан задрожала, и пейджер упал на пол возле тела Хейла. Сьюзан прошла мимо него с поразившим его выражением человека, потрясенного предательством. Коммандер не сказал ни слова и, медленно наклонившись, поднял пейджер.

На полу возле тела Хейла лежал листок бумаги. Сьюзан наклонилась и подняла. Это было письмо. Дорогие друзья, сегодня я свожу счеты с жизнью, не в силах вынести тяжести своих грехов… Не веря своим глазам, Сьюзан медленно читала предсмертную записку. Все это было так неестественно, так непохоже на Хейла, а список преступлений больше напоминал перечень сданного в прачечную белья. Он признался во всем - в том, как понял, что Северная Дакота всего лишь призрак, в том, что нанял людей, чтобы те убили Энсея Танкадо и забрали у него кольцо, в том, что столкнул вниз Фила Чатрукьяна, потому что рассчитывал продать ключ от Цифровой крепости. Сьюзан дошла до последней строки. В ней говорилось о том, к чему она совершенно не была готова. Последние слова записки стали для нее сильнейшим ударом.

881 Share

Mochila de tenis ame y lulu

Она снова прошлась по кнопкам. Они не реагировали. - Выключите ТРАНСТЕКСТ! - потребовала. Остановка поисков ключа Цифровой крепости высвободила бы достаточно энергии для срабатывания дверных замков. - Успокойся, Сьюзан, - сказал Стратмор, положив руку ей на плечо. Это умиротворяющее прикосновение вывело Сьюзан из оцепенения. Внезапно она вспомнила, зачем искала Стратмора, и повернулась к. - Коммандер. Северная Дакота - это Грег Хейл. Сьюзан едва ли не физически ощутила повисшее молчание.

Сирена выла не преставая. Сьюзан подбежала к. - Коммандер. Стратмор даже не пошевелился. - Коммандер. Нужно выключить ТРАНСТЕКСТ. У нас… - Он нас сделал, - сказал Стратмор, не поднимая головы.  - Танкадо обманул всех. По его тону ей стало ясно, что он все понял.

 - Тебя оно не обрадует. - В ТРАНСТЕКСТЕ сбой. - ТРАНСТЕКСТ в полном порядке. - Вирус. - Никакого вируса. Выслушай меня внимательно, - попросил Стратмор. Сьюзан была ошеломлена. ТРАНСТЕКСТ еще никогда не сталкивался с шифром, который не мог бы взломать менее чем за один час. Обычно же открытый текст поступал на принтер Стратмора за считанные минуты. Она взглянула на скоростное печатное устройство позади письменного стола шефа.

Если бы ему удалось затеряться в центральной части города, у него был бы шанс спастись. Спидометр показывал 60 миль в час. До поворота еще минуты две. Он знал, что этого времени у него. Сзади его нагоняло такси. Он смотрел на приближающиеся огни центра города и молил Бога, чтобы он дал ему добраться туда живым. Беккер проехал уже половину пути, когда услышал сзади металлический скрежет, прижался к рулю и до отказа открыл дроссель. Раздался приглушенный звук выстрела.

Соши пожирала глазами текст. - Подождите… сейчас посмотрю… отлично… - Сорок пять секунд! - раздался крик. Сьюзан взглянула на ВР. Последний защитный слой был уже почти невидим. - Вот оно! - воскликнула Соши. - Читайте! - Джабба обливался.  - В чем разница. Должна же она. - Да! - Соши ткнула пальцем в свой монитор.

Но Сьюзан, опередив всех, прикоснулась к клавиатуре и нажала цифру 3. Все повернулись к экрану, где над всем этим хаосом появилась надпись: ВВЕСТИ ПАРОЛЬ. 3 - Да! - скомандовал Фонтейн.  - Нажимайте. Сьюзан задержала дыхание и опустила палец на клавишу Ввод. Компьютер издал звуковой сигнал. Никто не мог даже пошевелиться. Спустя три мучительные секунды все еще ничего не произошло. Сирены по-прежнему выли.

228 Share

Mochila de tenis ame y lulu

Попробовал пошевелиться и ощутил резкую боль. Попытался что-то сказать, но голоса не. Зато был другой голос, тот, что звал. Кто-то рядом с ним попытался его приподнять. Он потянулся к голосу. Или это его подвинули. Голос все звал его, а он безучастно смотрел на светящуюся картинку. Он видел ее на крошечном экране.

Он ослабил узел галстука и рухнул на стул у ближайшего свободного столика. Казалось, что с той минуты, когда рано утром ему позвонил Стратмор, прошла целая вечность. Сдвинув в сторону пустые пивные бутылки, Беккер устало опустил голову на руки. Мне нужно передохнуть хотя бы несколько минут, - подумал. В нескольких милях от этого места человек в очках в железной оправе сидел на заднем сиденье фиата, мчавшегося по проселочной дороге. - Клуб Колдун, - повторил он, напомнив таксисту место назначения. Водитель кивнул, с любопытством разглядывая пассажира в зеркало заднего вида. - Колдун, - пробурчал он себе под нос.

Ей-ей. Обхватил ее своими ручищами. Да еще хвастался, что снял ее на весь уик-энд за три сотни долларов. Это он должен был упасть замертво, а не бедолага азиат.  - Клушар глотал ртом воздух, и Беккер начал волноваться. - Не знаете, как его зовут. Клушар на мгновение задумался и покачал головой: - Понятия не имею.  - Он поморщился от боли и откинулся на подушки. Беккер вздохнул.

Черные линии, сбившись в кучу вокруг ядра, настолько сгустились, что их масса стала совсем непрозрачной и легонько подрагивала. Мидж отвернулась. Фонтейн стоял очень прямо, глядя прямо перед. У Бринкерхоффа был такой вид, словно он вот-вот лишится чувств. - Десять секунд. Глаза Сьюзан неотрывно смотрели на Танкадо. Отчаяние. Сожаление. Снова и снова тянется его рука, поблескивает кольцо, деформированные пальцы тычутся в лица склонившихся над ним незнакомцев. Он что-то им говорит.

 - Он поднял беретту.  - Ты найдешь терминал Хейла, а я тебя прикрою. Сьюзан была отвратительна даже мысль об. - Разве нельзя дождаться звонка Дэвида о той копии, что была у Танкадо. Стратмор покачал головой. - Чем быстрее мы внесем изменение в программу, тем легче будет все остальное. У нас нет гарантий, что Дэвид найдет вторую копию. Если по какой-то случайности кольцо попадет не в те руки, я бы предпочел, чтобы мы уже внесли нужные изменения в алгоритм. Тогда, кто бы ни стал обладателем ключа, он скачает себе нашу версию алгоритма.

 Это многое объясняет, - настаивала.  - Например, почему он провел там всю ночь. - Заражал вирусами свое любимое детище. - Нет, - сказала она раздраженно.  - Старался спрятать концы в воду, скрыть собственный просчет. А теперь не может отключить ТРАНСТЕКСТ и включить резервное электропитание, потому что вирус заблокировал процессоры. Глаза Бринкерхоффа чуть не вылезли из орбит. Мидж и раньше были свойственны фантазии, но ведь не .

503 Share

Mochila de tenis ame y lulu

 - Я нашел его в паспорте и хочу разыскать владельца. Сердце Ролдана упало. Выходит, это не клиент. - Вы хотите сказать, что нашли этот номер. - Да, я сегодня нашел в парке чей-то паспорт. Ваш номер был записан на клочке бумаги и вложен в паспорт. Я было подумал, что это номер гостиницы, где тот человек остановился, и хотел отдать ему паспорт. Но вышла ошибка.

Мидж злорадно подмигнула. - Никогда не забывай, Чед, что Большой Брат знает. Большой Брат. Бринкерхофф отказывался в это поверить. Неужели Большой Брат следит за тем, что делается в кладовке. Большой Брат, или Брат, как его обычно называла Мидж, - это аппарат Сентрекс-333, размещавшийся в крохотном, похожем на подсобку кабинетике рядом с директорскими апартаментами. Большой Брат был частью мира, в котором царила Мидж. Он получал информацию со 148 камер кабельного телевидения, 399 электронных дверей, 377 устройств прослушивания телефонов и еще 212 жучков, установленных по всему комплексу АНБ.

Джабба пристально посмотрел на директора и вдруг разразился смехом. - Вирус? - Его грубый хохот разнесся по подземелью.  - Так вы считаете, что это вирус. Фонтейн оставался невозмутимым. Грубость Джаббы была недопустима, но директор понимал, что сейчас не время и не место углубляться в вопросы служебной этики. Здесь, в командном центре, Джабба выше самого Господа Бога, а компьютерные проблемы не считаются со служебной иерархией. - Это не вирус? - с надеждой в голосе воскликнул Бринкерхофф. Джабба презрительно хмыкнул.

 - Здесь мы в безопасности. Нам нужно поговорить. Если Грег Хейл ворвется… - Он не закончил фразу. Сьюзан потеряла дар речи. Он пристально посмотрел на нее и постучал ладонью по сиденью соседнего стула. - Садись, Сьюзан. Я должен тебе кое-что сказать.  - Она не пошевелилась.  - Когда я все закончу, я сообщу тебе код вызова лифта. И тогда ты решишь, уходить тебе или .

Это умиротворяющее прикосновение вывело Сьюзан из оцепенения. Внезапно она вспомнила, зачем искала Стратмора, и повернулась к. - Коммандер. Северная Дакота - это Грег Хейл. Сьюзан едва ли не физически ощутила повисшее молчание. Оно показалось ей нескончаемо долгим. Наконец Стратмор заговорил. В его голосе слышалось скорее недоумение, чем шок: - Что ты имеешь в виду. - Хейл… - прошептала Сьюзан.  - Он и есть Северная Дакота.

Он посмотрел на дверь с номером 301. Там, за ней, его обратный билет. Остается только заполнить. Беккер снова вздохнул, решительно подошел к двери и громко постучал. Пора переходить к решительным действиям. Немец рывком открыл дверь и собрался было закричать, но Беккер его опередил. Помахав карточкой теннисного клуба Мериленда, он рявкнул: - Полиция. После чего вошел в номер и включил свет.

801 Share

Mochila de tenis ame y lulu

Химические элементы. Видел ли кто-нибудь из вас фильм Толстый и тонкий о Манхэттенском проекте. Примененные атомные бомбы были неодинаковы. В них использовалось разное топливо - разные элементы. Соши хлопнула в ладоши. - Он прав. Я читала об. В бомбах было разное топливо.

 Целых три часа. Так долго. Сьюзан нахмурилась, почувствовав себя слегка оскорбленной. Ее основная работа в последние три года заключалась в тонкой настройке самого секретного компьютера в мире: большая часть программ, обеспечивавших феноменальное быстродействие ТРАНСТЕКСТА, была ее творением. Шифр в миллион бит едва ли можно было назвать реалистичным сценарием. - Ладно, - процедил Стратмор.  - Итак, даже в самых экстремальных условиях самый длинный шифр продержался в ТРАНСТЕКСТЕ около трех часов. - Да.

Панк пристально смотрел на. - Вы похожи на полицейского. - Слушай, парень, я американец из Мериленда. Если я и полицейский, то уж точно не здешний, как ты думаешь. Эти слова, похоже, озадачили панка. - Меня зовут Дэвид Беккер.  - Беккер улыбнулся и над столом протянул парню руку. Панк брезгливо ее пожал. - Проваливал бы ты, пидор. Беккер убрал руку.

Я искренне верю, что только мы можем спасти этих людей от их собственного невежества. Сьюзан не совсем понимала, к чему он клонит. Коммандер устало опустил глаза, затем поднял их вновь. - Сьюзан, выслушай меня, - сказал он, нежно ей улыбнувшись.  - Возможно, ты захочешь меня прервать, но все же выслушай до конца. Я читал электронную почту Танкадо уже в течение двух месяцев. Как ты легко можешь себе представить, я был шокирован, впервые наткнувшись на его письмо Северной Дакоте о не поддающемся взлому коде, именуемом Цифровая крепость. Я полагал, что это невозможно.

Он поднял вверх голову, надеясь увидеть Гиральду, но окружившие его со всех сторон стены были так высоки, что ему не удалось увидеть ничего, кроме тоненькой полоски начинающего светлеть неба. Беккер подумал, где может быть человек в очках в тонкой металлической оправе. Ясно, что тот не собирался сдаваться. Скорее всего идет по его следу пешком. Беккер с трудом вел мотоцикл по крутым изломам улочки. Урчащий мотор шумным эхо отражался от стен, и он понимал, что это с головой выдает его в предутренней тишине квартала Санта-Крус. В данный момент у него только одно преимущество - скорость. Я должен поскорее выбраться отсюда. - сказал он .

Вообще говоря, это была не комната, а рушащееся убежище: шторы горели, плексигласовые стены плавились. И тогда она вспомнила. Дэвид. Паника заставила Сьюзан действовать. У нее резко запершило в горле, и в поисках выхода она бросилась к двери. Переступив порог, она вовремя успела ухватиться за дверную раму и лишь благодаря этому удержалась на ногах: лестница исчезла, превратившись в искореженный раскаленный металл. Сьюзан в ужасе оглядела шифровалку, превратившуюся в море огня. Расплавленные остатки миллионов кремниевых чипов извергались из ТРАНСТЕКСТА подобно вулканической лаве, густой едкий дым поднимался кверху. Она узнала этот запах, запах плавящегося кремния, запах смертельного яда. Отступив в кабинет Стратмора, Сьюзан почувствовала, что начинает терять сознание.

125 Share

Mochila de tenis ame y lulu

Беккер услышал, как его собеседница листает книгу заказов. Там не окажется никакого Клауса, но Беккер понимал, что клиенты далеко не всегда указывают свои подлинные имена. - Хм-м, извините, - произнесла женщина.  - Не нахожу. Как, вы сказали, имя девушки, которую нанял ваш брат. - Рыжеволосая, - сказал Беккер, уклоняясь от ответа. - Рыжеволосая? - переспросила. Пауза.  - Это Servicio Social de Sevilla.

Он, конечно, с легкостью мог набрать код лифта и отправить Сьюзан домой, но она нужна ему. Она должна помочь ему найти ключ в компьютере Хейла. Стратмор пока не сказал ей, что этот ключ представляет для него отнюдь не только академический интерес. Он думал, что сможет обойтись без ее участия - принимая во внимание ее склонность к самостоятельности - и сам найдет этот ключ, но уже столкнулся с проблемами, пытаясь самостоятельно запустить Следопыта. Рисковать еще раз ему не хотелось. - Сьюзан, - в его голосе послышалась решимость, - я прошу тебя помочь мне найти ключ Хейла. - Что? - Сьюзан встала, глаза ее сверкали. Стратмор подавил желание встать с ней. Он многое знал об искусстве ведения переговоров: тот, кто обладает властью, должен спокойно сидеть и не вскакивать с места. Он надеялся, что она сядет.

А перед глазами у нее стоял образ Фила Чатрукьяна, его искалеченного и обгоревшего тела, распростертого на генераторах, а из головы не выходила мысль о Хейле, притаившемся в лабиринтах шифровалки. Правда открылась со всей очевидностью: Хейл столкнул Чатрукьяна. Нетвердой походкой Сьюзан подошла к главному выходу- двери, через которую она вошла сюда несколько часов. Отчаянное нажатие на кнопки неосвещенной панели ничего не дало: массивная дверь не поддалась. Они в ловушке, шифровалка превратилась в узилище. Купол здания, похожий на спутник, находился в ста девяти ярдах от основного здания АНБ, и попасть туда можно было только через главный вход. Поскольку в шифровалке имелось автономное энергоснабжение, на главный распределительный щит, наверное, даже не поступил сигнал, что здесь произошла авария. - Основное энергоснабжение вырубилось, - сказал Стратмор, возникший за спиной Сьюзан.

И развязали против Стратмора непримиримую войну. ГЛАВА 24 Дэвид Беккер стоял в телефонной будке на противоположной стороне улицы, прямо напротив городской больницы, откуда его только что выставили за причинение беспокойства пациенту под номером 104, месье Клушару. Все внезапно осложнилось, пошло совсем не так, как он рассчитывал. Мелкая любезность, которую он оказал Стратмору, забрав личные вещи Танкадо, вылилась в поиски таинственного кольца, как в известной игре, где нужно находить спрятанные предметы. Дэвид только что позвонил Стратмору и рассказал о немецком туристе. Новость не обрадовала коммандера. Выслушав подробности, он долго молчал. Дэвид, - сказал наконец Стратмор мрачным голосом, - обнаружение этого кольца - вопрос национальной безопасности.

 Господи Иисусе! - воскликнул водитель.  - С вами все в порядке. Мы уж думали, вы все погибли. Сьюзан посмотрела на него отсутствующим взглядом. - Чед Бринкерхофф, - представился.  - Личный помощник директора. Сьюзан сумела лишь невнятно прошептать: - ТРАНС… Бринкерхофф кивнул. - Забудьте об .

 - Она просто так себя ведет. Мидж посмотрела на него с удивлением. - Я вовсе не имела в виду твою жену.  - Она невинно захлопала ресницами.  - Я имела в виду Кармен.  - Это имя она произнесла с нарочитым пуэрто-риканским акцентом. - Кого? - спросил он чуть осипшим голосом. - Кармен. Ту, что работает в столовой.

624 Share

Mochila de tenis ame y lulu

Где-то неподалеку зазвонил колокол. Беккер молча ждал выстрела, который должен оборвать его жизнь. ГЛАВА 89 Лучи утреннего солнца едва успели коснуться крыш Севильи и лабиринта узких улочек под. Колокола на башне Гиральда созывали людей на утреннюю мессу. Этой минуты ждали все жители города. Повсюду в старинных домах отворялись ворота, и люди целыми семьями выходили на улицы. Подобно крови, бегущей по жилам старого квартала Санта-Крус, они устремлялись к сердцу народа, его истории, к своему Богу, своему собору и алтарю. Где-то в уголке сознания Беккера звонили колокола. Я не умер. Он с трудом открыл глаза и увидел первые солнечные лучи.

Она чувствовала, как к ее горлу подступает тошнота. Его руки двигались по ее груди. Сьюзан ничего не чувствовала. Неужели он ее трогает. Она не сразу поняла, что он пытается застегнуть верхнюю пуговицу ее блузки. - Сьюзан, - позвал он, задыхаясь.  - Ты должна помочь мне выбраться отсюда. Она ничего не понимала. Все это было лишено всякого смысла.

Со вчерашнего дня. ГЛАВА 128 Когда Сьюзан проснулась, солнце уже светило вовсю. Его нежные лучи проникали сквозь занавеску и падали на пуховую перину. Она потянулась к Дэвиду. Это ей снится. Трудно было даже пошевельнуться: события вчерашнего дня вычерпали все ее силы без остатка. - Дэвид… - тихо простонала. Ответа не последовало.

Ты меня слышишь. От ее слов повеяло ледяным холодом: - Джабба, я выполняю свои должностные обязанности. И не хочу, чтобы на меня кричали, когда я это делаю. Когда я спрашиваю, почему многомиллиардное здание погрузилось во тьму, я рассчитываю на профессиональный ответ. - Да, мэм. - Я хочу услышать только да или. Возможно ли, что проблема шифровалки каким-то образом связана с вирусом. - Мидж… я уже говорил… - Да или нет: мог в ТРАНСТЕКСТ проникнуть вирус.

 Так посылал свои распоряжения Цезарь! - сказала Сьюзан.  - Количество букв всегда составляло совершенный квадрат. - Готово! - крикнула Соши. Все посмотрели на вновь организованный текст, выстроенный в горизонтальную линию. - По-прежнему чепуха, - с отвращением скривился Джабба.  - Смотрите. Это просто бессмысленный набор букв… Слова застряли у него в горле, глаза расширились.  - О… Боже ты мой… Фонтейн тоже все понял. Брови его поползли вверх.

Двухцветный утвердительно кивнул, убежденный, что честность - лучшая политика. Разумеется, это оказалось ошибкой. В следующую секунду, со сломанными шейными позвонками, он сполз на пол. ГЛАВА 61 Джабба лежал на спине, верхняя часть туловища скрывалась под разобранным компьютером. Во рту у него был фонарик в виде авторучки, в руке - паяльник, а на животе лежала большая схема компьютера. Он только что установил новый комплект аттенюаторов на неисправную материнскую плату, когда внезапно ожил его мобильный. - Проклятие! - выругался он, потянувшись к телефону сквозь сплетение проводов.  - Джабба слушает.

282 Share

Mochila de tenis ame y lulu

Колеса мотоцикла подпрыгнули, ударившись о бетонное ограждение, так что он едва сумел сохранить равновесие. Из-под колес взметнулся гравий. Мотоцикл начал подниматься по склону. Колеса неистово вращались на рыхлой земле. Маломощный двигатель отчаянно выл, стараясь одолеть подъем. Беккер выжал из него все, что мог, и отчаянно боялся, что мотоцикл заглохнет в любую минуту. Нельзя было даже оглянуться: такси остановится в любой момент и снова начнется стрельба. Однако выстрелов не последовало.

 - У него был врожденный порок сердца. - Никогда об этом не слышала. - Так записано в его медицинской карточке. Он не очень-то об этом распространялся. Сьюзан трудно было поверить в такое удачное совпадение. - Его погубило слабое сердце - вот так. Слишком уж удобная версия. Стратмор пожал плечами.

Он перевел взгляд на соседнюю дверь, с табличкой DAMAS, подошел и громко постучал. - Hola? - крикнул он, приоткрыв дверь.  - Con permiso. Не дождавшись ответа, он вошел. Типичная для Испании туалетная комната: квадратная форма, белый кафель, с потолка свисает единственная лампочка. Как всегда, одна кабинка и один писсуар. Пользуются ли писсуаром в дамском туалете -неважно, главное, что сэкономили на лишней кабинке. Беккер с отвращением оглядел комнату. Грязь, в раковине мутная коричневатая вода.

 - Они все… - Красно-бело-синие? - подсказал парень. Беккер кивнул, стараясь не смотреть на серебряную дужку в верхней губе парня. - Табу Иуда, - произнес тот как ни в чем не бывало. Беккер посмотрел на него с недоумением. Панк сплюнул в проход, явно раздраженный невежеством собеседника. - Табу Иуда. Самый великий панк со времен Злого Сида. Ровно год назад он разбил здесь себе голову.

Чем могу служить. Беккер держался той же версии: он - немецкий турист, готовый заплатить хорошие деньги за рыжеволосую, которую сегодня нанял его брат. На этот раз ему очень вежливо ответили по-немецки, но снова сказали, что рыжих девочек у них. - Keine Rotkopfe, простите.  - Женщина положила трубку. Вторая попытка также ни к чему не привела. Беккер заглянул в телефонный справочник. Оставался последний номер. Конец веревочки.

 - Выключите эту чертовщину. Джабба смотрел прямо перед собой, как капитан тонущего корабля. - Мы опоздали, сэр. Мы идем ко дну. ГЛАВА 120 Шеф отдела обеспечения системной безопасности, тучный мужчина весом за центнер, стоял неподвижно, заложив руки за голову. Он не мог поверить, что дожил до подобной катастрофы. Он отдал распоряжение вырубить электропитание, но это все равно произойдет на двадцать минут позже, чем следует. Акулы со скоростными модемами успеют скачать чудовищные объемы секретной информации через открывшееся окно. Из размышлений об этом кошмаре его вывела Соши, подбежавшая к подиуму со свежей распечаткой. - Я кое-что нашла, сэр! - возбужденно сказала .

La mejor mochila para la escuela de medicina

About Bragore

Он боялся ее как огня. Ее мозги работали словно на совсем другом уровне.

Related Posts

578 Comments

Post A Comment