Mochila goyard

198 Share

Mochila goyard

Сьюзан почувствовала, как напряглось все его тело. Они вступили в опасную зону: Хейл может быть где угодно. Вдали, за корпусом ТРАНСТЕКСТА, находилась их цель - Третий узел. Сьюзан молила Бога, чтобы Хейл по-прежнему был там, на полу, катаясь от боли, как побитая собака. Других слов для него у нее не. Стратмор оторвался от перил и переложил пистолет в правую руку. Не произнеся ни слова, он шагнул в темноту, Сьюзан изо всех сил держалась за его плечо. Если она потеряет с ним контакт, ей придется его позвать, и тогда Хейл может их услышать. Удаляясь от таких надежных ступенек, Сьюзан вспомнила, как в детстве играла в салки поздно ночью, и почувствовала себя одинокой и беззащитной, ТРАНСТЕКСТ был единственным островом в открытом черном море. Через каждые несколько шагов Стратмор останавливался, держа пистолет наготове, и прислушивался.

Беккер обернулся и тотчас почувствовал, что краснеет. Он уставился на карточку с личными данными, приколотыми к блузке стоявшей перед ним женщины. Глава Отделения криптографии АНБ была не просто женщиной, а очень привлекательной женщиной. - Да нет, - замялся.  - Я просто… - Сьюзан Флетчер.  - Женщина улыбнулась и протянула ему тонкую изящную руку. - Дэвид Беккер.  - Он пожал ее руку. - Примите мои поздравления, мистер Беккер.

 - Она пробежала глазами таблицу.  - Уран распадается на барий и криптон; плутоний ведет себя несколько. В уране девяносто два протона и сто сорок шесть нейтронов, но… - Нам нужна самоочевидная разница, - подсказала Мидж.  - У Танкадо сказано: главная разница между элементами. - Господи Иисусе! - вскричал Джабба.  - Откуда нам знать, что для Танкадо было главной разницей. - На самом деле, - прервал его Дэвид, - Танкадо имел в виду первичную, а не главную разницу. Его слова буквально обожгли Сьюзан. - Первичное! - воскликнула. И повернулась к Джаббе.

Да этот парень - живая реклама противозачаточных средств. - Убирайся к дьяволу! - завопил панк, видя, что над ним все смеются.  - Подтирка для задницы. Беккер не шелохнулся. Что-то сказанное панком не давало ему покоя. Я прихожу сюда каждый вечер. А что, если этот парень способен ему помочь. - Прошу прощения, - сказал.  - Я не расслышал, как тебя зовут.

С этим Танкадо сумел примириться. Но он не смог примириться с тем, что этот взрыв лишил его возможности познакомиться с собственной матерью. Произведя его на свет, она умерла из-за осложнений, вызванных радиационным поражением, от которого страдала многие годы. В 1945 году, когда Энсей еще не родился, его мать вместе с другими добровольцами поехала в Хиросиму, где работала в одном из ожоговых центров. Там она и стала тем, кого японцы именуют хибакуся - человеком, подвергшимся облучению. Через девятнадцать лет, в возрасте тридцати шести лет, она лежала в родильном отделении больницы, страдая от внутреннего кровотечения, и знала, что умирает. Она не знала лишь того, что смерть избавит ее от еще большего ужаса: ее единственный ребенок родится калекой. Отец Энсея так ни разу и не взглянул на сына. Ошеломленный потерей жены и появлением на свет неполноценного, по словам медсестер, ребенка, которому скорее всего не удастся пережить ночь, он исчез из больницы и больше не вернулся. Энсея Танкадо отдали в приемную семью.

К рабочему кабинету Стратмора, именуемому аквариумом из-за стеклянных стен, вела узкая лестница, поднимавшаяся по задней стене шифровалки. Взбираясь по решетчатым ступенькам, Сьюзан смотрела на массивную дубовую дверь кабинета, украшенную эмблемой АНБ, на которой был изображен могучий орел, терзающий когтями старинную отмычку. За этой дверью находился один из самых великих людей, которых ей довелось знать. Пятидесятишестилетний коммандер Стратмор, заместитель оперативного директора АНБ, был для нее почти как отец. Именно он принимал ее на работу, именно он сделал АНБ для нее родным домом. Когда десять лет назад Сьюзан поступила в агентство, Стратмор возглавлял Отдел развития криптографии, являвшийся тренировочной площадкой для новых криптографов, криптографов мужского пола. Хотя Стратмор терпеть не мог выделять кого-нибудь из подчиненных, он с особым вниманием относился к своей единственной сотруднице. Когда его обвиняли в фаворитизме, он в ответ говорил чистую правду: Сьюзан Флетчер - один из самых способных новых сотрудников, которых он принял на работу. Это заявление не оставляло места обвинениям в сексуальном домогательстве, однако как-то один из старших криптографов по глупости решил проверить справедливость слов шефа. Однажды, в первый год своей работы в агентстве, Сьюзан заглянула в комнату новых криптографов за какими-то бумагами.

903 Share

Mochila goyard

 Пойдемте, - позвал Бринкерхофф, помогая Сьюзан вылезти. Она шла следом за ним точно в тумане. Коридор, выложенный кафельными плитками, довольно круто спускался вниз, и Сьюзан держалась за перила, стараясь не отставать. Воздух в помещении становился все прохладнее. Чем глубже под землю уходил коридор, тем уже он становился. Откуда-то сзади до них долетело эхо чьих-то громких, решительных шагов. Обернувшись, они увидели быстро приближавшуюся к ним громадную черную фигуру. Сьюзан никогда не видела этого человека раньше. Подойдя вплотную, незнакомец буквально пронзил ее взглядом.

Они бежали за уже движущимся автобусом, крича и размахивая руками. Водитель, наверное, снял ногу с педали газа, рев двигателя поутих, и молодые люди поравнялись с автобусом. Шедший сзади, метрах в десяти, Беккер смотрел на них, не веря своим глазам. Фотография внезапно обрела резкость, но он понимал, что увиденное слишком невероятно. Один шанс к миллиону. У меня галлюцинация. Когда двери автобуса открылись, молодые люди быстро вскочили внутрь. Беккер напряг зрение.

 Может быть, все-таки скажете что-нибудь. Что помогло бы мне? - сказал Беккер. Росио покачала головой: - Это. Но вам ее не найти. Севилья - город большой и очень обманчивый. - Я постараюсь.  - Вопрос национальной безопасности… - Если вам не повезет, - сказала Росио, бросив взгляд на пухлый конверт, выпирающий в кармане Беккера, - пожалуйста, заходите. Мой дружок скоро заснет как убитый. Постучите тихонько. Я найду свободную комнату и покажу вам Испанию с такой стороны, что вам будет что вспомнить, - И она сладко причмокнула губами.

Я должен доставить эти вещи. На лице лейтенанта появилось оскорбленное выражение, какое бывает только у испанцев. - Вы хотите сказать, что даже не познакомитесь с Севильей. - Я был здесь несколько лет. Замечательный город. Я бы хотел задержаться. - Значит, вы видели башню. Гиральду.

 Вирус. Кто тебе сказал про вирус. - Это единственное разумное объяснение, - сказала.  - Джабба уверяет, что вирус - единственное, что могло привести к столь долгой работе ТРАНСТЕКСТА. - Подожди минутку! - махнул он рукой, словно прося ее остановиться.  - Стратмор сказал, что у них все в порядке. - Он солгал. Бринкерхофф не знал, что на это ответить. - Ты утверждаешь, что Стратмор намеренно запустил в ТРАНСТЕКСТ вирус. - Нет! - отрезала .

Но тут же в голову пришли слова Стратмора: Найдите кольцо. Беккер в отчаянии плюхнулся на скамейку и задумался о том, что делать. Что же предпринять. ГЛАВА 25 Городская больница закрылась для посетителей. Свет в бывшем гимнастическом зале выключили. Пьер Клушар спал глубоким сном и не видел склонившегося над ним человека. Игла похищенного у медсестры шприца блеснула в темноте и погрузилась в вену чуть выше запястья Клушара. Шприц был наполнен тридцатью кубиками моющего средства, взятого с тележки уборщицы. Сильный палец нажал на плунжер, вытолкнув синеватую жидкость в старческую вену.

921 Share

Mochila goyard

 Ты блефуешь, Грег. - Вы этого не сделаете! - крикнул Хейл.  - Я все расскажу. Я разрушу все ваши планы. Вы близки к осуществлению своей заветной мечты - до этого остается всего несколько часов. Управлять всей информацией в мире. И ТРАНСТЕКСТ больше не нужен. Никаких ограничений - только свободная информация.

Фонтейн поднял голову и произнес с ледяным спокойствием: - Вот мое решение. Мы не отключаемся. Мы будем ждать. Джабба открыл рот. - Но, директор, ведь это… - Риск, - прервал его Фонтейн.  - Однако мы можем выиграть.  - Он взял у Джаббы мобильный телефон и нажал несколько кнопок.  - Мидж, - сказал .

Соши быстро удалила пробелы, но никакой ясности это не внесло. PFEESESNRETMMFHAIRWEOOIGMEENNRMА ENETSHASDCNSIIAAIEERBRNKFBLELODI Джабба взорвался: - Довольно. Игра закончена. Червь ползет с удвоенной скоростью. У нас осталось всего восемь минут. Мы ищем число, а не произвольный набор букв. - Четыре умножить на шестнадцать, - спокойно сказал Дэвид.  - Вспомни арифметику, Сьюзан.

Неужели все это происходит со мной? - подумал.  - Я же терпеть не могу мотоциклы. Он крикнул парню: - Десять тысяч, если отвезете меня в аэропорт. Тот даже не повернул головы и выключил двигатель. - Двадцать тысяч! - крикнул Беккер.  - Мне срочно нужно в аэропорт. Наконец парень посмотрел на. - Scusi? - Он оказался итальянцем. - Аегорortо.

Джабба сидел весь потный, положив руки на клавиатуру. - Да, да, - сказал он, - читайте эту благословенную надпись. Сьюзан стояла рядом, у нее подгибались колени и пылали щеки. Все в комнате оставили свои занятия и смотрели на огромный экран и на Дэвида Беккера. Профессор вертел кольцо в пальцах и изучал надпись. - Читайте медленно и точно! - приказал Джабба.  - Одна неточность, и все мы погибли. Фонтейн сурово взглянул на .

Его жена долго терпела, но, увидев Сьюзан, потеряла последнюю надежду. Бев Стратмор никогда его ни в чем не обвиняла. Она превозмогала боль сколько могла, но ее силы иссякли. Она сказала ему, что их брак исчерпал себя, что она не собирается до конца дней жить в тени другой женщины. Вой сирен вывел его из задумчивости. Его аналитический ум искал выход из создавшегося положения. Сознание нехотя подтверждало то, о чем говорили чувства. Оставался только один выход, одно решение.

290 Share

Mochila goyard

Сьюзан сжала ее руку. - Давайте скорее. Попробуем порыскать. ГЛАВА 125 - Сколько у нас времени? - крикнул Джабба. Техники в задней части комнаты не откликнулись. Все их внимание было приковано к ВР. Последний щит угрожающе таял. Сьюзан и Соши занялись поисками во Всемирной паутине. - Лаборатория вне закона? - спросила Сьюзан.  - Это что за фрукт.

Поэтому он определенно. Бринкерхофф с облегчением вздохнул: - Ну, если он здесь, то нет проблем, верно. Мидж задумалась. - Может. - Может. - Мы должны позвонить ему и проверить. - Мидж, он же заместитель директора, - застонал Бринкерхофф.  - Я уверен, у него все под контролем. Давай не… - Перестань, Чед, не будь ребенком. Мы выполняем свою работу.

Если я ошиблась, то немедленно ухожу, а ты можешь хоть с головы до ног обмазать вареньем свою Кармен Хуэрту.  - Мидж зло посмотрела на него и протянула руку.  - Давай ключ. Я жду. Бринкерхофф застонал, сожалея, что попросил ее проверить отчет шифровалки. Он опустил глаза и посмотрел на ее протянутую руку. - Речь идет о засекреченной информации, хранящейся в личном помещении директора. Ты только представь себе, что будет, если об этом станет известно.

 - В тот момент, когда обнаружится его счет, маяк самоуничтожится. Танкадо даже не узнает, что мы побывали у него в гостях. - Спасибо, - устало кивнул коммандер. Сьюзан ответила ему теплой улыбкой. Ее всегда поражало, что даже в преддверии катастрофы Стратмор умел сохранять выдержку и спокойствие. Она была убеждена, что именно это качество определило всю его карьеру и вознесло на высшие этажи власти. Уже направляясь к двери, Сьюзан внимательно посмотрела на ТРАНСТЕКСТ. Она все еще не могла свыкнуться с мыслью о шифре, не поддающемся взлому.

Одно дело - заставить нас рассказать про ТРАНСТЕКСТ, и совершенно другое - раскрыть все государственные секреты. Фонтейн не мог в это поверить. - Вы полагаете, что Танкадо хотел остановить червя. Вы думаете, он, умирая, до последний секунды переживал за несчастное АНБ. - Распадается туннельный блок! - послышался возглас одного из техников.  - Полная незащищенность наступит максимум через пятнадцать минут. - Вот что я вам скажу, - решительно заявил директор.  - Через пятнадцать минут все страны третьего мира на нашей планете будут знать, как построить межконтинентальную баллистическую ракету. Если кто-то в этой комнате считает, что ключ к шифру-убийце содержится еще где-то, помимо этого кольца, я готов его выслушать.  - Директор выдержал паузу.

Она чувствовала себя виноватой из-за того, что так резко говорила с коммандером. Ведь если кто и может справиться с возникшей опасностью, да еще без посторонней помощи, так это Тревор Стратмор. Он обладал сверхъестественной способностью одерживать верх над всеми, кто бросал ему вызов. Шесть месяцев назад, когда Фонд электронных границ обнародовал информацию о том, что подводная лодка АНБ прослушивает подводные телефонные кабели, Стратмор организовал утечку информации о том, что эта подводная лодка на самом деле занимается незаконным сбросом токсичных отходов. ФЭГ и экологи так и не смогли установить, какая из двух версий соответствует истине, и средства массовой информации в конце концов устали от всей этой истории и перешли к другим темам. Каждый шаг Стратмора был рассчитан самым тщательным образом. Строя свои планы, Стратмор целиком полагался на собственный компьютер. Как и многие другие сотрудники АНБ, он использовал разработанную агентством программу Мозговой штурм - безопасный способ разыгрывать сценарий типа Что, если?. на защищенном от проникновения компьютере. Мозговой штурм был своего рода разведывательным экспериментом, который его создатели называли Симулятором причин и следствий.

793 Share

Mochila goyard

Он взорвался: - Сьюзан, выслушай. Я вызвал тебя сюда, потому что мне нужен союзник, а не следователь. Сегодня у меня было ужасное утро. Вчера вечером я скачал файл Танкадо и провел у принтера несколько часов, ожидая, когда ТРАНСТЕКСТ его расколет. На рассвете я усмирил свою гордыню и позвонил директору - и, уверяю тебя, это был бы тот еще разговорчик. Доброе утро, сэр. Извините, что пришлось вас разбудить. Почему я звоню. Я только что выяснил, что ТРАНСТЕКСТ устарел.

У Мидж отвисла челюсть. - Извините, сэр… Бринкерхофф уже шел к двери, но Мидж точно прилипла к месту. - Я с вами попрощался, мисс Милкен, - холодно сказал Фонтейн.  - Я вас ни в чем не виню. - Но, сэр… - заикаясь выдавила.  - Я… я протестую. Я думаю… - Вы протестуете? - переспросил директор и поставил на стол чашечку с кофе.  - Я протестую. Против вашего присутствия в моем кабинете. Я протестую против ваших инсинуаций в отношении моего заместителя, который якобы лжет.

Прижавшись лицом к стеклу, Мидж вдруг почувствовала страх - безотчетный, как в раннем детстве. За окном не было ничего, кроме беспросветного мрака. Шифровалка исчезла. ГЛАВА 57 В туалетных комнатах шифровалки не было окон, и Сьюзан Флетчер оказалась в полной темноте. Она замерла, стараясь успокоиться и чувствуя, как растущая паника сковывает ее тело. Душераздирающий крик, раздавшийся из вентиляционной шахты, все еще звучал в ее ушах. Вопреки отчаянным попыткам подавить охвативший ее страх Сьюзан явственно ощущала, что это чувство завладевает ею безраздельно. Она металась между дверцами кабинок и рукомойниками. Потеряв ориентацию, двигалась, вытянув перед собой руки и пытаясь восстановить в памяти очертания комнаты. Споткнулась о мусорный бачок и едва не наткнулась на кафельную стенку.

Она все еще не могла свыкнуться с мыслью о шифре, не поддающемся взлому. И взмолилась о том, чтобы они сумели вовремя найти Северную Дакоту. - Поторопись, - крикнул ей вдогонку Стратмор, - и ты еще успеешь к ночи попасть в Смоки-Маунтинс. От неожиданности Сьюзан застыла на месте. Она была уверена, что никогда не говорила с шефом о поездке. Она повернулась. Неужели АНБ прослушивает мои телефонные разговоры. Стратмор виновато улыбнулся. - Сегодня утром Дэвид рассказал мне о ваших планах. Он сказал, что ты будешь очень расстроена, если поездку придется отложить.

Он подумал было попросить пилота радировать Стратмору, чтобы тот передал его послание Сьюзан, но не решился впутывать заместителя директора в их личные дела. Сам он трижды пытался связаться со Сьюзан - сначала с мобильника в самолете, но тот почему-то не работал, затем из автомата в аэропорту и еще раз - из морга. Сьюзан не было дома. Он не мог понять, куда она подевалась. Всякий раз включался автоответчик, но Дэвид молчал. Он не хотел доверять машине предназначавшиеся ей слова. Выйдя на улицу, Беккер увидел у входа в парк телефонную будку. Он чуть ли не бегом бросился к ней, схватил трубку и вставил в отверстие телефонную карту.

 Он позвонил и предупредил, что заканчивает работу над алгоритмом, создающим абсолютно стойкие шифры. Я ему не поверил. - Но зачем он вам об этом сообщил? - спросила Сьюзан.  - Хотел предложить вам купить этот алгоритм. - Нет. Это был шантаж. Все встало на свои места. - Ну конечно, - сказала она, все еще не в силах поверить в произошедшее.  - Он хотел, чтобы вы восстановили его доброе имя. - Нет, - хмуро сказал Стратмор.

604 Share

Mochila goyard

 Я думаю, что Стратмор сегодня воспользовался этим переключателем… для работы над файлом, который отвергла программа Сквозь строй. - Ну и. Для того и предназначен этот переключатель, верно. Мидж покачала головой. - Только если файл не заражен вирусом. Бринкерхофф даже подпрыгнул. - Вирус. Кто тебе сказал про вирус. - Это единственное разумное объяснение, - сказала.  - Джабба уверяет, что вирус - единственное, что могло привести к столь долгой работе ТРАНСТЕКСТА.

Она улыбнулась и поудобнее устроилась в постели. - Ты мне только что приснился. Приходи поиграть. - На улице еще темно, - засмеялся. - А-ах, - сладко потянулась.  - Тем более приходи. Мы успеем выспаться перед поездкой на север. Дэвид грустно вздохнул: - Потому-то я и звоню. Речь идет о нашей поездке.

Телефонистка нервно проглотила слюну. - На этой машине нет автоматического определителя номера, сэр. Я позвоню в телефонную компанию. Я уверена, что они смогут сказать. Нуматака тоже был уверен, что компания это сделает. В эпоху цифровой связи понятие неприкосновенности частной жизни ушло в прошлое. Записывается. Телефонные компании могут сообщить, кто вам звонил и как долго вы говорили. - Сделайте это, - приказал .

Набирая скорость, оно столкнуло в сторону Пежо-504, отбросив его на газон разделительной полосы. Беккер миновал указатель Центр Севильи - 2 км. Если бы ему удалось затеряться в центральной части города, у него был бы шанс спастись. Спидометр показывал 60 миль в час. До поворота еще минуты две. Он знал, что этого времени у него. Сзади его нагоняло такси. Он смотрел на приближающиеся огни центра города и молил Бога, чтобы он дал ему добраться туда живым. Беккер проехал уже половину пути, когда услышал сзади металлический скрежет, прижался к рулю и до отказа открыл дроссель. Раздался приглушенный звук выстрела.

Панк изумленно взглянул на бутылку, потом отпил изрядный глоток и тупо уставился на Беккера. - Чего вы от меня хотите, мистер. Беккер улыбнулся: - Я ищу одну девушку. Двухцветный громко рассмеялся. - В такой одежде ты тут ничего не добьешься. Беккер нахмурился. - Я вовсе не хочу с ней переспать. Мне нужно с ней поговорить. Ты можешь помочь мне ее найти. Парень поставил бутылку на стол.

Запускайте видеозапись. ГЛАВА 117 - Трансляция видеофильма начнется через десять секунд, - возвестил трескучий голос агента Смита.  - Мы опустим каждый второй кадр вместе со звуковым сопровождением и постараемся держаться как можно ближе к реальному времени. На подиуме все замолчали, не отрывая глаз от экрана. Джабба нажал на клавиатуре несколько клавиш, и картинка на экране изменилась. В левом верхнем углу появилось послание Танкадо: ТЕПЕРЬ ВАС МОЖЕТ СПАСТИ ТОЛЬКО ПРАВДА Правая часть экрана отображала внутренний вид мини-автобуса и сгрудившихся вокруг камеры Беккера и двух агентов. В центре возник нечеткий из-за атмосферных помех кадр, который затем превратился в черно-белую картинку парка. - Трансляция началась, - объявил агент Смит. Это было похоже на старое кино.

565 Share

Mochila goyard

 Пока ничего, сэр. Кажется, придется повозиться дольше, чем ожидалось, - это был звонок с мобильника. С мобильника, - мысленно повторил Нуматака.  - Это кое-что. К счастью для японской экономики, у американцев оказался ненасытный аппетит к электронным новинкам. - Провайдер находится в районе территориального кода двести два. Однако номер пока не удалось узнать. - Двести два. Где это? - Где же на необъятных американских просторах прячется эта загадочная Северная Дакота.

Ее удивило, что он так легко клюнул на эту приманку. - Коммандер, - возразила она, - Танкадо отлично понимал, что АНБ может найти его переписку в Интернете, он никогда не стал бы доверять секреты электронной почте. Это ловушка. Энсей Танкадо всучил вам Северную Дакоту, так как он знал, что вы начнете искать. Что бы ни содержалось в его посланиях, он хотел, чтобы вы их нашли, - это ложный след. - У тебя хорошее чутье, - парировал Стратмор, - но есть кое-что. Я ничего не нашел на Северную Дакоту, поэтому изменил направление поиска. В записи, которую я обнаружил, фигурирует другое имя - N DAKOTA. Сьюзан покачала головой. - Такие перестановки - стандартный прием.

Я прихожу сюда каждый вечер. А что, если этот парень способен ему помочь. - Прошу прощения, - сказал.  - Я не расслышал, как тебя зовут. - Двухцветный, - прошипел панк, словно вынося приговор. - Двухцветный? - изумился Беккер.  - Попробую отгадать… из-за прически. - Верно, Шерлок Холмс. - Забавное имя.

Если он использует адрес университета или корпорации, времени уйдет немного.  - Она через силу улыбнулась.  - Остальное будет зависеть от. Сьюзан знала, что остальное - это штурмовая группа АНБ, которая, перерезав электрические провода, ворвется в дом с автоматами, заряженными резиновыми пулями. Члены группы будут уверены, что производят облаву на наркодельцов. Стратмор, несомненно, постарается проверить все лично и найти пароль из шестидесяти четырех знаков. Затем он его уничтожит, и Цифровая крепость навсегда исчезнет из Интернета. - Действуй своим маячком очень осторожно, - сказал Стратмор.  - Если Северная Дакота заподозрит, что мы его ищем, он начнет паниковать и исчезнет вместе с паролем, так что никакая штурмовая группа до него не доберется.

 Да, их тут немало. - Я что-то не понимаю, - вмешался Фонтейн.  - Чего мы медлим. - Сэр, - удивленно произнесла Сьюзан, - просто это очень… - Да, да, - поддержал ее Джабба.  - Это очень странно. В ключах никогда не бывает пробелов. Бринкерхофф громко сглотнул. - Так что вы хотите сказать? - спросил. - Джабба хотел сказать, что это, возможно, не шифр-убийца. - Конечно же, это убийца! - закричал Бринкерхофф.

Она посмотрела на него, потом на кольцо. Глаза ее увлажнились. - О, Дэвид… у меня нет слов. - Скажи. Она отвернулась. Дэвид терпеливо ждал. - Сьюзан Флетчер, я люблю. Будьте моей женой. Она подняла голову.

682 Share

Mochila goyard

В морг он не пошел, поскольку в этот момент напал на след еще какого-то парня в пиджаке и галстуке, вроде бы штатского. - Штатского? - переспросил Фонтейн. Скорее всего это игры Стратмора: он мудро решил не впутывать в это дело агентство. - Фильтры Протокола передачи файлов выходят из строя! - крикнул кто-то из технического персонала. - Нам нужен этот предмет, - сказал Фонтейн.  - Где сейчас находится Халохот. Смит бросил взгляд через плечо. - Сэр… видите ли, он у .

Стратмор был почти уверен, что в руке Сьюзан сжимала беретту, нацеленную ему в живот, но пистолет лежал на полу, стиснутый в пальцах Хейла. Предмет, который она держала, был гораздо меньшего размера. Стратмор опустил глаза и тут же все понял. Время для него остановилось. Он услышал, как стучит его сердце. Человек, в течение многих лет одерживавший победу над опаснейшими противниками, в одно мгновение потерпел поражение. Причиной этого стала любовь, но не. Еще и собственная глупость. Он отдал Сьюзан свой пиджак, а вместе с ним - Скайпейджер.

Но снова и снова он протягивал руку, так, чтобы люди обратили внимание на кольцо. Он хотел объяснить им, но не. И все тянул и тянул к ним свои пальцы. В Севилье Беккер лихорадочно обдумывал происходящее. Как они называют эти изотопы - U235 и U?. Он тяжко вздохнул: какое все это имеет значение. Он профессор лингвистики, а не физики. - Атакующие линии готовятся к подтверждению доступа.

Бринкерхофф кивнул и двинулся следом за Мидж. Фонтейн вздохнул и обхватил голову руками. Взгляд его черных глаз стал тяжелым и неподвижным. Возвращение домой оказалось долгим и слишком утомительным. Последний месяц был для Лиланда Фонтейна временем больших ожиданий: в агентстве происходило нечто такое, что могло изменить ход истории, и, как это ни странно директор Фонтейн узнал об этом лишь случайно. Три месяца назад до Фонтейна дошли слухи о том, что от Стратмора уходит жена. Он узнал также и о том, что его заместитель просиживает на службе до глубокой ночи и может не выдержать такого напряжения. Несмотря на разногласия со Стратмором по многим вопросам, Фонтейн всегда очень высоко его ценил. Стратмор был блестящим специалистом, возможно, лучшим в агентстве. И в то же время после провала с Попрыгунчиком Стратмор испытывал колоссальный стресс.

 Очень остроумно. - Вы болван, Стратмор, - сказал Хейл, сплюнув.  - К вашему сведению, ваш ТРАНСТЕКСТ перегрелся. - Что ты говоришь? - засмеялся Стратмор.  - Что же ты предлагаешь. Открыть дверь и вызвать сотрудников отдела систем безопасности, я угадал. - Совершенно. Будет очень глупо, если вы этого не сделаете. На этот раз Стратмор позволил себе расхохотаться во весь голос. - Твой сценарий мне понятен.

Затекшая шея причиняла ему сильную боль. Такая работа была непростой, особенно для человека его комплекции. И они делают их все более и более миниатюрными, - подумал. Прикрыв глаза, давая им долгожданный отдых, он вдруг почувствовал, что кто-то тянет его за ногу. - Джабба. Вылезай скорее! - послышался женский голос. Мидж все же его разыскала. Он застонал. - Джабба.

535 Share

Mochila goyard

Сьюзан пожала плечами. - Обычная проверка кандидата. - Ну и ну… - Беккер с трудом сдержал улыбку.  - И что же ты ответила. Она ткнула его в ногу носком туфли. - Я сказала нет! - И, выдержав паузу, добавила: - И до вчерашней ночи это была правда. В глазах Сьюзан Дэвид был самим совершенством - насколько вообще такое. Одно только ее беспокоило: всякий раз, когда они куда-то ходили, он решительно противился тому, чтобы она сама платила за .

Помимо всего прочего, в списке очередности указано, что это посторонний файл. Надо звонить Стратмору. - Домой? - ужаснулся Бринкерхофф.  - Вечером в субботу. - Нет, - сказала Мидж.  - Насколько я знаю Стратмора, это его дела. Готова спорить на любые деньги, что он. Чутье мне подсказывает.  - Второе, что никогда не ставилось под сомнение, - это чутье Мидж.

 Давайте же, ребята. -сказал Джабба.  - Вы же учились в колледжах. Ну, кто-нибудь. Разница между ураном и плутонием. Ответа не последовало. Сьюзан повернулась к Соши. - Выход в Интернет.

Свет от фары пробежал по цементным стенам. - В главный банк данных попал вирус, - сказал Бринкерхофф. - Я знаю, - услышала Сьюзан собственный едва слышный голос. - Нам нужна ваша помощь. Она с трудом сдерживала слезы. - Стратмор… он… - Мы знаем, - не дал ей договорить Бринкерхофф.  - Он обошел систему Сквозь строй. - Да… и… - слова застревали у нее в горле. Он убил Дэвида.

Б нем не чувствовалось грубой силы Грега Хейла, скорее - жестокость отчаяния, внутренняя бездушная решительность. Сьюзан повернулась. Человек, попытавшийся ее удержать, выглядел растерянным и напуганным, такого лица у него она не видела. - Сьюзан, - умоляюще произнес Стратмор, не выпуская ее из рук.  - Я все объясню. Она попыталась высвободиться. Коммандер не отпускал. Она попробовала закричать, но голос ей не повиновался. Ей хотелось убежать, но сильные руки тянули ее .

Она попыталась выбросить их из головы. Мысли ее вернулись к Дэвиду. Сьюзен надеялась, что с ним все в порядке. Ей трудно было поверить, что он в Испании. Чем скорее будет найден ключ и все закончится, тем лучше для. Сьюзан потеряла счет времени, потраченного на ожидание Следопыта. Два часа. Три. Она перевела взгляд на пустую шифровалку. Скорее бы просигналил ее терминал.

379 Share

Mochila goyard

 - Хейл хмыкнул. Он понимал: выбраться из шифровалки ему удастся, только если он пустит в ход все навыки поведения в конфликтных ситуациях, которые приобрел на военной службе. Стратмор придвинулся ближе, держа беретту в вытянутой руке прямо перед. - Как ты узнал про черный ход. - Я же сказал. Я прочитал все, что вы доверили компьютеру. - Это невозможно. Хейл высокомерно засмеялся. - Одна из проблем, связанных с приемом на работу самых лучших специалистов, коммандер, состоит в том, что иной раз они оказываются умнее .

Бринкерхофф не верил своим ушам. - Мидж, я ни под каким видом не пущу тебя в кабинет директора. - Ты должен это сделать! - потребовала она и, отвернувшись, начала что-то печатать на клавиатуре Большого Брата.  - Мне нужен список очередности работы на ТРАНСТЕКСТЕ. Если Стратмор обошел фильтры вручную, данный факт будет отражен в распечатке. - Какое отношение это имеет к директорскому кабинету. Мидж повернулась на вращающемся стуле. - Такой список выдает только принтер Фонтейна. Ты это отлично знаешь.

Скоростной карт фирмы Кенсингтон повернул за угол и остановился. Сзади, перпендикулярно туннелю, начинался коридор, едва освещаемый красными лампочками, вмонтированными в пол. - Пойдемте, - позвал Бринкерхофф, помогая Сьюзан вылезти. Она шла следом за ним точно в тумане. Коридор, выложенный кафельными плитками, довольно круто спускался вниз, и Сьюзан держалась за перила, стараясь не отставать. Воздух в помещении становился все прохладнее. Чем глубже под землю уходил коридор, тем уже он становился. Откуда-то сзади до них долетело эхо чьих-то громких, решительных шагов. Обернувшись, они увидели быстро приближавшуюся к ним громадную черную фигуру. Сьюзан никогда не видела этого человека раньше.

Черные атакующие линии начали исчезать. - Происходит восстановление! - кричал Джабба.  - Все становится на свои места. Какой-то миг еще ощущались сомнения, казалось, что в любую секунду все снова начнет разваливаться на части. Но затем стала подниматься вторая стена, за ней третья. Еще несколько мгновений, и весь набор фильтров был восстановлен. Банк данных снова был в безопасности. В комнате творилось нечто невообразимое.

 Si. Punqui. - Панк. - Да, панк, - сказала Росио на плохом английском и тотчас снова перешла на испанский.  - Mucha joyeria. Вся в украшениях. В одном ухе странная серьга, кажется, в виде черепа. - В Севилье есть панки и рокеры.

Пистолет упал на пол. Оба противника оказались на полу. Беккеру удалось оторваться от убийцы, и он рванулся к двери. Халохот шарил по полу, нащупывая пистолет. Наконец он нашел его и снова выстрелил. Пуля ударила в закрывающуюся дверь. Пустое пространство зала аэропорта открылось перед Беккером подобно бескрайней пустыне. Ноги несли его с такой быстротой, на какую, казалось ему, он не был способен. Когда он влетел во вращающуюся дверь, прозвучал еще один выстрел. Стеклянная панель обдала его дождем осколков.

858 Share

Mochila goyard

Слышались и другие голоса - незнакомые, ненужные. Он хотел их отключить. Для него важен был только один голос, который то возникал, то замолкал. - Дэвид, прости. Он увидел пятна света. Сначала слабые, еле видимые на сплошном сером фоне, они становились все ярче. Попробовал пошевелиться и ощутил резкую боль. Попытался что-то сказать, но голоса не. Зато был другой голос, тот, что звал. Кто-то рядом с ним попытался его приподнять.

Директор! - кричал. ГЛАВА 95 Кровь Христа… чаша спасения… Люди сгрудились вокруг бездыханного тела на скамье. Вверху мирно раскачивалась курильница. Халохот, расталкивая людей, двигался по центральному проходу, ища глазами намеченную жертву. Он где-то. Халохот повернулся к алтарю. В тридцати метрах впереди продолжалось святое причастие. Падре Херрера, главный носитель чаши, с любопытством посмотрел на одну из скамей в центре, где начался непонятный переполох, но вообще-то это его мало занимало. Иногда кому-то из стариков, которых посетил Святой Дух, становилось плохо.

 АНБ, - пошутил приятель, - означает Агентство, которого Никогда не Было. Со смешанным чувством тревоги и любопытства Беккер принял приглашение загадочного агентства. Он проехал тридцать семь миль до их штаб-квартиры, раскинувшейся на участке площадью тридцать шесть акров среди лесистых холмов Форт-Мида в штате Мэриленд. После бесчисленных проверок на контрольно-пропускных пунктах он получил шестичасовой гостевой пропуск с голографическим текстом и был препровожден в роскошное помещение, где ему, как было сказано, предстояло вслепую оказать помощь Отделению криптографии - элитарной группе талантливых математиков, именуемых дешифровщиками. В течение первого часа они, казалось, даже не замечали его присутствия. Обступив громадный стол, они говорили на языке, которого Беккеру прежде никогда не доводилось слышать, - о поточных шифрах, самоуничтожающихся генераторах, ранцевых вариантах, протоколах нулевого понимания, точках единственности. Беккер наблюдал за ними, чувствуя себя здесь лишним. Они рисовали на разграфленных листах какие-то символы, вглядывались в компьютерные распечатки и постоянно обращались к тексту, точнее - нагромождению букв и цифр, на экране под потолком, 5jHALSFNHKHHHFAF0HHlFGAFFj37WE fiUY0IHQ434JTPWFIAJER0cltfU4. JR4Gl) В конце концов один из них объяснил Беккеру то, что тот уже и сам понял. Эта абракадабра представляла собой зашифрованный текст: за группами букв и цифр прятались слова.

Он протягивал свою изуродованную руку… пытаясь что-то сообщить. Танкадо хотел спасти наш банк данных, - говорила она.  - А мы так и не узнаем, как это сделать. - Захватчики у ворот. Джабба взглянул на экран. - Вот и все! - По его лицу стекали ручейки пота. Последняя защитная стенка на центральном экране почти совсем исчезла. Черные линии, сбившись в кучу вокруг ядра, настолько сгустились, что их масса стала совсем непрозрачной и легонько подрагивала. Мидж отвернулась. Фонтейн стоял очень прямо, глядя прямо перед .

За едва заметным изгибом коридора Беккер услышал голоса. Он пошел на звук и уткнулся в стеклянную дверь, за которой, судя по доносящемуся оттуда шуму и гвалту, происходило нечто вроде драки. Преодолев отвращение, Беккер открыл дверь. Регистратура. Бедлам. Так он и. Очередь из десяти человек, толкотня и крик. Испания не славится эффективностью бюрократического аппарата, и Беккер понял, что ему придется простоять здесь всю ночь, чтобы получить информацию о канадце.

В девяноста футах внизу, распростертый на острых лопастях главного генератора, лежал Фил Чатрукьян. Тело его обгорело и почернело. Упав, он устроил замыкание основного электропитания шифровалки. Но еще более страшной ей показалась другая фигура, прятавшаяся в тени, где-то в середине длинной лестницы. Ошибиться было невозможно. Это мощное тело принадлежало Грегу Хейлу. ГЛАВА 58 - Меган - девушка моего друга Эдуардо! - крикнул панк Беккеру. -Держись от нее подальше. - Где она? - Сердце Беккера неистово колотилось. - Пошел к черту.

918 Share

Mochila goyard

Его костюм выглядел так, будто он в нем спал. Стратмор сидел за современным письменным столом с двумя клавиатурами и монитором в расположенной сбоку нише. Стол был завален компьютерными распечатками и выглядел каким-то чужеродным в этом задернутом шторами помещении. - Тяжелая неделя? - спросила. - Не тяжелей, чем обычно.  - Стратмор пожал плечами.  - Фонд электронных границ замучил неприкосновенностью частной жизни и переписки. Сьюзан хмыкнула. Этот фонд, всемирная коалиция пользователей компьютеров, развернул мощное движение в защиту гражданских свобод, прежде всего свободы слова в Интернете, разъясняя людям реальности и опасности жизни в электронном мире. Фонд постоянно выступал против того, что именовалось им оруэлловскими средствами подслушивания, имеющимися в распоряжении правительственных агентств, прежде всего АНБ.

Сьюзан упрашивала его сказать, о чем в них говорилось, но он, кокетничая, отказывался. Тогда она взяла послание домой и всю ночь просидела под одеялом с карманным фонариком, пытаясь раскрыть секрет. Наконец она поняла, что каждая цифра обозначала букву с соответствующим порядковым номером. Она старательно расшифровывала текст, завороженная тем, как на первый взгляд произвольный набор цифр превращался в красивые стихи. В тот момент она поняла, что нашла свою любовь - шифры и криптография отныне станут делом ее жизни. Почти через двадцать лет, получив степень магистра математики в Университете Джонса Хопкинса и окончив аспирантуру по теории чисел со стипендией Массачусетского технологического института, она представила докторскую диссертацию- Криптографические методы, протоколы и алгоритмы ручного шифрования. По-видимому, ее работу прочел не только научный руководитель, потому что вскоре последовал телефонный звонок, а затем по почте ей доставили авиационный билет от АНБ. Все, кто имел отношение к криптографии, знали, что о АНБ собраны лучшие криптографические умы нашей планеты. Каждую весну, когда частные фирмы начинают охоту за талантливой молодежью, соблазняя ее неприлично высокими окладами и фондовыми опционами в придачу, АНБ внимательно наблюдает за этим, выделяет наиболее подходящих и удваивает предлагаемую сумму. АНБ покупает все, что ему требуется.

Беккер оглянулся. Убийца целился, высунувшись из окна. Беккер вильнул в сторону, и тут же боковое зеркало превратилось в осколки. Он почувствовал, как этот удар передался на руль, и плотнее прижался к мотоциклу. Боже всевышний. Похоже, мне не уйти. Асфальт впереди становился светлее и ярче. Такси приближалось, и свет его фар бросал на дорогу таинственные тени. Раздался еще один выстрел.

Беккер принадлежал к миру людей, носивших университетские свитера и консервативные стрижки, - он просто не мог представить себе образ, который нарисовала Росио. - Попробуйте припомнить что-нибудь. Росио задумалась. - Нет, больше. В этот момент кровать громко заскрипела: клиент Росио попытался переменить позу. Беккер повернулся к нему и заговорил на беглом немецком: - Noch etwas. Что-нибудь. Что помогло бы мне найти девушку, которая взяла кольцо. Повисло молчание.

Буфет всегда был его первой остановкой. Попутно он бросил жадный взгляд на ноги Сьюзан, которые та вытянула под рабочим столом, и тяжело вздохнул. Сьюзан, не поднимая глаз, поджала ноги и продолжала следить за монитором. Хейл хмыкнул. Сьюзан уже привыкла к агрессивному поведению Хейла. Его любимым развлечением было подключаться к ее компьютеру, якобы для того, чтобы проверить совместимость оборудования. Сьюзан это выводило из себя, однако она была слишком самолюбива, чтобы пожаловаться на него Стратмору. Проще было его игнорировать. Хейл подошел к буфету, с грохотом открыл решетчатую дверцу, достал из холодильника пластиковую упаковку тофу, соевого творога, и сунул в рот несколько кусочков белой студенистой массы. Затем облокотился о плиту, поправил широкие серые брюки и крахмальную рубашку.

 Для имени нужна торговая марка, а не патент. - А мне без разницы.  - Панк не понимал, к чему клонит Беккер. Пестрое сборище пьяных и накачавшихся наркотиками молодых людей разразилось истерическим хохотом. Двухцветный встал и с презрением посмотрел на Беккера. - Чего вы от меня хотите. Беккер задумался: Я бы хотел, чтобы ты как следует вымыл голову, научился говорить по-человечески и нашел себе работу. Но решил, что хочет от этого парня слишком многого.

Mochila london fog

About Vugul

На экране высветилось: СЛЕДОПЫТ ОТПРАВЛЕН Теперь надо ждать. Сьюзан вздохнула. Она чувствовала себя виноватой из-за того, что так резко говорила с коммандером.

Related Posts

181 Comments

Post A Comment