Mochila grande vera bradley

670 Share

Mochila grande vera bradley

Энсей Танкадо мертв, власти убеждены, что это сердечный приступ, прямо как в учебнике, кроме одного обстоятельства. Халохот ошибся с местом действия. Быть может, смерть Танкадо в публичном месте была необходимостью, однако публика возникла чересчур. Халохот был вынужден скрыться, не успев обыскать убитого, найти ключ. А когда пыль осела, тело Танкадо попало в руки местной полиции. Стратмор был взбешен. Халохот впервые сорвал задание, выбрав неблагоприятные время и место. Получить ключ было необходимо, но Стратмор отлично понимал, что посылать глухого киллера в севильский морг было бы настоящим самоубийством. И тогда он стал искать иные возможности. Так начал обретать форму второй план.

Беккер внимательно слушал ее рассказ. - В самом деле спросили про секс с животными. Сьюзан пожала плечами. - Обычная проверка кандидата. - Ну и ну… - Беккер с трудом сдержал улыбку.  - И что же ты ответила. Она ткнула его в ногу носком туфли. - Я сказала нет! - И, выдержав паузу, добавила: - И до вчерашней ночи это была правда. В глазах Сьюзан Дэвид был самим совершенством - насколько вообще такое. Одно только ее беспокоило: всякий раз, когда они куда-то ходили, он решительно противился тому, чтобы она сама платила за .

Незачем настораживать Хейла, давать ему знать, что они идут. Почти уже спустившись, Стратмор остановился, нащупывая последнюю ступеньку. Когда он ее нашел, каблук его ботинка громко ударился о кафельную плитку пола. Сьюзан почувствовала, как напряглось все его тело. Они вступили в опасную зону: Хейл может быть где угодно. Вдали, за корпусом ТРАНСТЕКСТА, находилась их цель - Третий узел. Сьюзан молила Бога, чтобы Хейл по-прежнему был там, на полу, катаясь от боли, как побитая собака. Других слов для него у нее не. Стратмор оторвался от перил и переложил пистолет в правую руку. Не произнеся ни слова, он шагнул в темноту, Сьюзан изо всех сил держалась за его плечо.

 Никогда о таком не слышал. Беккер заглянул в справочник Управления общей бухгалтерской отчетности США, но не нашел в нем ничего похожего. Заинтригованный, он позвонил одному из своих партнеров по теннису, бывшему политологу, перешедшему на службу в Библиотеку конгресса. Слова приятеля его очень удивили. Дело в том, что АНБ не только существовало, но и считалось одной из самых влиятельных правительственных организаций в США и во всем мире. Уже больше полувека оно занималось тем, что собирало электронные разведданные по всему миру и защищало американскую секретную информацию. О его существовании знали только три процента американцев. - АНБ, - пошутил приятель, - означает Агентство, которого Никогда не Было.

Фонтейн поднял глаза, явно удивленный этим сообщением. Мидж подтвердила свои слова коротким кивком. - У них нет света. Джабба полагает, что… - Вы ему звонили. - Да, сэр, я… - Джаббе? - Фонтейн гневно поднялся.  - Какого черта вы не позвонили Стратмору. - Мы позвонили! - не сдавалась Мидж.  - Он сказал, что у них все в порядке. Фонтейн стоял, тяжело дыша.

 Меган? - позвал. Ответа не последовало.  - Меган. Беккер подошел и громко постучал в дверцу. Тишина. Он тихонько толкнул дверь, и та отворилась. Беккер с трудом сдержал крик ужаса. Меган сидела на унитазе с закатившимися вверх глазами. В центре лба зияло пулевое отверстие, из которого сочилась кровь, заливая лицо.

509 Share

Mochila grande vera bradley

Он очень долго планировал, как осуществит свою мечту, и выбрал Нуматаку со всей тщательностью. Нуматек - богатая фирма, наиболее вероятный победитель аукциона. Ни у кого не вызовет подозрений, если ключ попадет именно к. И что особенно удачно - эту компанию меньше всего можно было заподозрить в том, что она состоит в сговоре с американским правительством. Токуген Нуматака воплощал старую Японию, его девиз - Лучше смерть, чем бесчестье. Он ненавидел американцев. Ненавидел американскую еду, американские нравы, но более всего ему было ненавистно то, что американцы железной хваткой держали мировой рынок компьютерных программ. У Стратмора был смелый план - создать всемирный стандарт шифрования с черным ходом для Агентства национальной безопасности.

Беккер с отвращением оглядел комнату. Грязь, в раковине мутная коричневатая вода. Повсюду разбросаны грязные бумажные полотенца, лужи воды на полу. Старая электрическая сушилка для рук захватана грязными пальцами. Беккер остановился перед зеркалом и тяжело вздохнул. Обычно лучистые и ясные, сейчас его глаза казались усталыми, тусклыми. Сколько я уже тут кручусь. Однако считать ему не хотелось.

Беккер с трудом сдерживал волнение. Его безумная поездка вот-вот закончится. Он посмотрел на ее пальцы, но не увидел никакого кольца и перевел взгляд на сумку. Вот где кольцо! - подумал.  - В сумке. - и улыбнулся, едва сохраняя спокойствие. - Ты сочтешь это сумасшествием, - сказал Беккер, - но мне кажется, что у тебя есть кое-что, что мне очень. - Да? - Меган внезапно насторожилась. Беккер достал из кармана бумажник. - Конечно, я буду счастлив тебе заплатить.

 Если вы вызовете службу безопасности, она умрет. Стратмор вытащил из-под ремня мобильник и набрал номер. - Ты блефуешь, Грег. - Вы этого не сделаете! - крикнул Хейл.  - Я все расскажу. Я разрушу все ваши планы. Вы близки к осуществлению своей заветной мечты - до этого остается всего несколько часов. Управлять всей информацией в мире.

Я могу прямо сейчас отвести вас в участок… - Беккер выразительно замолчал и прищелкнул пальцами. - Или?.  - спросил немец с расширившимися от страха глазами. - Или мы придем к соглашению. - Какому соглашению? - Немец слышал рассказы о коррупции в испанской полиции. - У вас есть кое-что, что мне очень нужно, - сказал Беккер. - Да-да, конечно, - быстро проговорил немец, натужно улыбаясь. Он подошел к туалетному столику, где лежал бумажник.

 Я оплачу тебе билет до дома, если… - Молчите, - сказала Меган с кривой улыбкой.  - Я думаю, я поняла, что вам от меня.  - Она наклонилась и принялась рыться в сумке. Беккер был на седьмом небе. Кольцо у нее, сказал он. Наконец-то. Он не знал, каким образом она поняла, что ему нужно кольцо, но был слишком уставшим, чтобы терзаться этим вопросом. Его тело расслабилось, он представил себе, как вручает кольцо сияющему заместителю директора АНБ. А потом они со Сьюзан будут лежать в кровати с балдахином в Стоун-Мэнор и наверстывать упущенное время.

984 Share

Mochila grande vera bradley

Главный банк данных… Сьюзан отстраненно кивнула. Танкадо использовал ТРАНСТЕКСТ, чтобы запустить вирус в главный банк данных. Стратмор вяло махнул рукой в сторону монитора. Сьюзан посмотрела на экран и перевела взгляд на диалоговое окно. В самом низу она увидела слова: РАССКАЖИТЕ МИРУ О ТРАНСТЕКСТЕ СЕЙЧАС ВАС МОЖЕТ СПАСТИ ТОЛЬКО ПРАВДА Сьюзан похолодела. В АНБ сосредоточена самая секретная государственная информация: протоколы военной связи, разведданные, списки разведчиков в зарубежных странах, чертежи передовой военной техники, документация в цифровом формате, торговые соглашения, - и этот список нескончаем. - Танкадо не посмеет этого сделать! - воскликнула.  - Уничтожить всю нашу секретную информацию? - Сьюзан не могла поверить, что Танкадо совершит нападение на главный банк данных АНБ.

Действуй, объясняться будешь. Чатрукьян знал, что ему делать. Знал он и то, что, когда пыль осядет, он либо станет героем АНБ, либо пополнит ряды тех, кто ищет работу. В огромной дешифровальной машине завелся вирус - в этом он был абсолютно уверен. Существовал только один разумный путь - выключить. Чатрукьян знал и то, что выключить ТРАНСТЕКСТ можно двумя способами. Первый - с личного терминала коммандера, запертого в его кабинете, и он, конечно, исключался. Второй - с помощью ручного выключателя, расположенного в одном из ярусов под помещением шифровалки. Чатрукьян тяжело сглотнул. Он терпеть не мог эти ярусы.

Он не сомневался в своей победе, не зная, что опоздал. Я всегда добиваюсь своей цели, - подумал Стратмор. Не обращая внимания на пролом в стене, он подошел к электронной двери. Створки с шипением разъехались в стороны. Он вошел. Сьюзан стояла перед ним, промокшая, взъерошенная, в его пиджаке, накинутом на плечи. Она выглядела как первокурсница, попавшая под дождь, а он был похож на студента последнего курса, одолжившего ей свою куртку. Впервые за многие годы коммандер почувствовал себя молодым.

 Да хватит тебе, Эдди! - Но, посмотрев в зеркало, он убедился, что это вовсе не его закадычный дружок. Лицо в шрамах и следах оспы. Два безжизненных глаза неподвижно смотрят из-за очков в тонкой металлической оправе. Человек наклонился, и его рот оказался у самого уха двухцветного. Голос был странный, какой-то сдавленный: - Adonde file. Куда он поехал? - Слова были какие-то неестественные, искаженные. Панк замер. Его парализовало от страха. - Adonde fue? - снова прозвучал вопрос.  - Американец.

Беккер встал и потянулся. Открыв полку над головой, он вспомнил, что багажа у него. Времени на сборы ему не дали, да какая разница: ему же обещали, что путешествие будет недолгим - туда и обратно. Двигатели снизили обороты, и самолет с залитого солнцем летного поля въехал в пустой ангар напротив главного терминала. Вскоре появился пилот и открыл люк. Беккер быстро допил остатки клюквенного сока, поставил стакан на мокрую столешницу и надел пиджак. Пилот достал из летного костюма плотный конверт. - Мне поручено передать вам.  - Он протянул конверт Беккеру, и тот прочитал надпись, сделанную синими чернилами: Сдачу возьмите .

Алгоритм создает шифр, который кажется абсолютно стойким, а ТРАНСТЕКСТ перебирает все варианты, пока не находит ключ. Стратмор ответил ей тоном учителя, терпеливого и умеющего держать себя в руках: - Да, Сьюзан, ТРАНСТЕКСТ всегда найдет шифр, каким бы длинным он ни.  - Он выдержал длинную паузу.  - Если только… Сьюзан хотела что-то сказать, но поняла, что сейчас-то Стратмор и взорвет бомбу. Если только -. - Если только компьютер понимает, взломал он шифр или. Сьюзан чуть не свалилась со стула. - Что.

947 Share

Mochila grande vera bradley

СЕЙЧАС ВАС МОЖЕТ СПАСТИ ТОЛЬКО ПРАВДА - Правда? - спросила.  - Какая правда. Стратмор тяжело дышал. - ТРАНСТЕКСТ. Правда о ТРАНСТЕКСТЕ. Сьюзан понимающе кивнула. Это звучало вполне логично: Танкадо хотел заставить АНБ рассказать о ТРАНСТЕКСТЕ всему миру. По сути, это был самый настоящий шантаж. Он предоставил АНБ выбор: либо рассказать миру о ТРАНСТЕКСТЕ, либо лишиться главного банка данных.

И тогда он стал искать иные возможности. Так начал обретать форму второй план. Стратмор вдруг увидел шанс выиграть на двух фронтах сразу, осуществить две мечты, а не одну. В шесть тридцать в то утро он позвонил Дэвиду Беккеру. ГЛАВА 97 Фонтейн стремительно вбежал в комнату для заседаний. Бринкерхофф и Мидж последовали за. - Смотрите! - сдавленным голосом сказала Мидж, махнув рукой в сторону окна. Фонтейн посмотрел на вспышки огней в куполе шифровалки.

Мозг Хейла лихорадочно работал. Звонок коммандера явился для него полным сюрпризом. Стратмор решился на. Он жертвует всеми планами, связанными с Цифровой крепостью. Хейл не мог поверить, что Стратмор согласился упустить такую возможность: ведь черный ход был величайшим шансом в его жизни. Хейлом овладела паника: повсюду, куда бы он ни посмотрел, ему мерещился ствол беретты Стратмора. Он шарахался из стороны в сторону, не выпуская Сьюзан из рук, стараясь не дать Стратмору возможности выстрелить. Движимый страхом, он поволок Сьюзан к лестнице.

 El vuelo a los Estados Unidos. Стоявшая за стойкой симпатичная андалузка посмотрела на него и ответила с извиняющейся улыбкой: - Acaba de salir. Вы на чуть-чуть опоздали.  - Ее слова словно повисли в воздухе. Все-таки он опоздал. Плечи Беккера обмякли. - А на этот рейс были свободные места. - Сколько угодно, - улыбнулась женщина.

 Soccoro! - Его голос звучал еле слышно.  - Помогите. С обеих сторон на него надвигались стены извивающейся улочки. Беккер искал какой-нибудь перекресток, любой выход, но с обеих сторон были только запертые двери. Теперь он уже бежал по узкому проходу. Шаги все приближались. Беккер оказался на прямом отрезке, когда вдруг улочка начала подниматься вверх, становясь все круче и круче. Он почувствовал боль в ногах и сбавил скорость. Дальше бежать было некуда. Как трасса, на продолжение которой не хватило денег, улочка вдруг оборвалась.

Теоретически постоянная мутация такого рода должна привести к тому, что компьютер, атакующий шифр, никогда не найдет узнаваемое словосочетание и не поймет, нашел ли он искомый ключ. Вся эта концепция чем-то напоминала идею колонизации Марса - на интеллектуальном уровне вполне осуществимую, но в настоящее время выходящую за границы человеческих возможностей. - Откуда вы взяли этот файл? - спросила. Коммандер не спешил с ответом: - Автор алгоритма - частное лицо. - Как же так? - Сьюзан откинулась на спинку стула.  - У нас внизу работают лучшие программисты в мире. И мы нашими совместными усилиями даже близко не подошли к математической функции меняющегося открытого текста. А вы хотите сказать, что какой-то панк с персональным компьютером придумал, как это сделать.

218 Share

Mochila grande vera bradley

Могли сбой произойти внезапно, сам по. Размышляя об этом, Сьюзан вдруг вспомнила фразу, сказанную Стратмором: Я попытался запустить Следопыта самостоятельно, но информация, которую он выдал, оказалась бессмысленной. Сьюзан задумалась над этими словами. Информация, которую он выдал… Она резко подняла голову. Возможно ли. Информация, которую он выдал. Если Стратмор получил от Следопыта информацию, значит, тот работал. Она оказалась бессмысленной, потому что он ввел задание в неверной последовательности, но ведь Следопыт работал. Но Сьюзан тут же сообразила, что могла быть еще одна причина отключения Следопыта.

 Я понимаю это как знак согласия, - сказал он, и они не отрывались друг от друга всю ночь, согреваемые теплом камина. Этот волшебный вечер был шесть месяцев назад, до того как Дэвида неожиданно назначили главой факультета современных языков. С тех пор их отношения развивались с быстротой скольжения по склону горы. ГЛАВА 4 Потайная дверь издала сигнал, выведя Сьюзан из состояния печальной задумчивости. Дверь повернулась до положения полного открытия. Через пять секунд она вновь закроется, совершив вокруг своей оси поворот на триста шестьдесят градусов. Сьюзан собралась с мыслями и шагнула в дверной проем. Компьютер зафиксировал ее прибытие. Хотя Сьюзан практически не покидала шифровалку в последние три года, она не переставала восхищаться этим сооружением. Главное помещение представляло собой громадную округлую камеру высотой в пять этажей.

 Пустой номер. Наверное, уплыли на уик-энд с друзьями на яхте. Беккер заметил, что на ней дорогие вещи. - И у тебя нет кредитной карточки. - Есть, но отец ее заблокировал. Он думает, что я балуюсь наркотиками. - А это не так? - спросил Беккер холодно, глядя на ее припухший локоть. - Конечно, нет! - возмущенно ответила девушка. Она смотрела на него невинными глазами, и Беккер почувствовал, что она держит его за дурака.  - Да будет .

 Искусственное дыхание делали санитары. - Понятия не имею. Я уже говорила, что мы ушли до их прибытия. - Вы хотите сказать - после того как стащили кольцо. - Мы его не украли, - искренне удивилась Росио.  - Человек умирал, и у него было одно желание. Мы просто исполнили его последнюю волю. Беккер смягчился. В конце концов, Росио права, он сам, наверное, поступил бы точно так. - А потом вы отдали кольцо какой-то девушке.

Простая синтаксическая ошибка - если бы, например, программист по ошибке ввел вместо точки запятую - могла обрушить всю систему. Происхождение термина вирус всегда казалось Сьюзан весьма забавным. Этот термин возник еще во времена первого в мире компьютера Марк-1 - агрегата размером с комнату, построенного в 1944 году в лаборатории Гарвардского университета. Однажды в компьютере случился сбой, причину которого никто не мог установить. После многочасовых поисков ее обнаружил младший лаборант. То была моль, севшая на одну из плат, в результате чего произошло короткое замыкание. Тогда-то виновников компьютерных сбоев и стали называть вирусами. У меня нет на это времени, - сказала себе Сьюзан. На поиски вируса может уйти несколько дней.

 Нет! - отрезала Сьюзан.  - Он стал калекой из-за этих бомб. И он знал про них. ГЛАВА 126 - Одна минута. Джабба посмотрел на ВР. Стремительно исчезал уровень авторизации файлов - последняя линия обороны. А у входа толпились бандиты. - Внимание! - скомандовал Фонтейн. Соши смотрела на монитор и читала вслух: - В бомбе, сброшенной на Нагасаки, использовался не плутоний, а искусственно произведенный, обогащенный нейтронами изотоп урана с атомным весом 238. - Черт возьми! - выругался Бринкерхофф.

217 Share

Mochila grande vera bradley

Увидев кровь, Беккер понял, что ранен. Боли он не чувствовал и продолжал мчаться вперед по лабиринтам улочек Санта-Круса. Халохот настойчиво преследовал свою жертву. Вначале он хотел выстрелить Беккеру в голову, но, будучи профессионалом, решил не рисковать. Целясь в торс, он сводил к минимуму возможность промаха в вертикальной и горизонтальной плоскостях. Эта тактика себя оправдала. Хотя в последнее мгновение Беккер увернулся, Халохот сумел все же его зацепить. Он понимал, что пуля лишь слегка оцарапала жертву, не причинив существенного ущерба, тем не менее она сделала свое. Контакт был установлен. Жертва ощутила прикосновение смерти, и началась совершенно иная игра.

Беккер заметил металлический блеск в тот самый миг, когда убийца поднимал пистолет, и, как спринтер, срывающийся с места при звуке стартового выстрела, рванулся. Насмерть перепуганный священник упал, чаша взлетела вверх, и красное вино разлилось по белому мрамору пола. Монахи и служки у алтаря бросились врассыпную, а Беккер тем временем перемахнул через ограждение. Глушитель кашлянул, Беккер плашмя упал на пол. Пуля ударилась о мрамор совсем рядом, и в следующее мгновение он уже летел вниз по гранитным ступеням к узкому проходу, выходя из которого священнослужители поднимались на алтарь как бы по милости Божьей. У подножия ступенек Беккер споткнулся и, потеряв равновесие, неуправляемо заскользил по отполированному камню. Острая боль пронзила вес его тело, когда он приземлился на бок, но мгновение спустя он уже был на ногах и, скрываемый занавешенным входом, сбежал вниз по деревянным ступенькам. Превозмогая боль, он бежал через гардеробную. У алтаря кто-то кричал, за спиной у него слышались тяжелые шаги. Беккер толкнул двойную дверь и оказался в некотором подобии кабинета.

Я срочно уезжаю. Вернусь завтра. И уже утром мы сможем поехать. В нашем распоряжении будет целых два дня. - Но я уже забронировала номер, обиженно сказала Сьюзан.  - Нашу старую комнату в Стоун-Мэнор. - Я понимаю, но… - Сегодня у нас особый день - мы собирались отметить шесть месяцев. Надеюсь, ты помнишь, что мы помолвлены. - Сьюзан - вздохнул он - Я не могу сейчас об этом говорить, внизу ждет машина. Я позвоню и все объясню.

Пока старик собирался с мыслями, Беккер не произнес ни слова. Тот огляделся вокруг, указательным пальцем разгладил усы и наконец заговорил: - Что вам нужно? - Он произносил английские слова немного в нос. - Сэр, - начал Беккер чуть громче, словно обращаясь к глуховатому человеку, - я хотел бы задать вам несколько вопросов. Старик посмотрел на него с явным недоумением. - У вас какие-то проблемы. Беккер чуть нахмурился: старик говорил по-английски безукоризненно. Он поспешил избавиться от покровительственного тона. - Извините, что я вас побеспокоил, но скажите: вы, случайно, не были сегодня на площади Испании.

Пользователь имел возможность создать любую гипотетическую ситуацию, и Мозговой штурм предсказывал, как эта ситуация повлияет на среду. Коммандер относился к этой программе с религиозным трепетом, но использовал ее не в политических целях: она служила ему для расчета времени, оценки информации и схематического отображения ситуации, выработки сложных стратегических решений и своевременного выявления слабых мест. Сьюзан не оставляло подозрение, что в компьютере шефа кроется нечто, чему в один прекрасный день суждено изменить весь мир. Да, я была с ним слишком сурова, - подумала Сьюзан. Ее мысли были прерваны внезапным звуковым сигналом входной двери Третьего узла. Стратмор чуть ли не вбежал в комнату. - Сьюзан, - сказал он, - только что позвонил Дэвид. Он задерживается. ГЛАВА 16 - Кольцо? - не веря своим ушам, переспросила Сьюзан.  - С руки Танкадо исчезло кольцо.

 Мой человек отнимет. - И что. - Какое вам дело? - холодно произнес американец.  - Когда мистер Беккер найдет ключ, он будет вознагражден сполна. ГЛАВА 22 Дэвид Беккер быстро подошел к койке и посмотрел на спящего старика. Правое запястье в гипсе. На вид за шестьдесят, может быть, около семидесяти. Белоснежные волосы аккуратно зачесаны набок, в центре лба темно-красный рубец, тянущийся к правому глазу. Ничего себе маленькая шишка, - подумал Беккер, вспомнив слова лейтенанта. Посмотрел на пальцы старика - никакого золотого кольца.

475 Share

Mochila grande vera bradley

Проклятые американцы. Никакого представления о пунктуальности. Он позвонил бы Северной Дакоте сам, но у него не было номера его телефона. Нуматака терпеть не мог вести дела подобным образом, он ненавидел, когда хозяином положения был кто-то. С самого начала его преследовала мысль, что звонки Северной Дакоты - это западня, попытка японских конкурентов выставить его дураком. Теперь его снова одолевали те же подозрения. Нуматака решил, что ему необходима дополнительная информация. Выскочив из кабинета, он повернул налево по главному коридору здания Нуматек. Сотрудники почтительно кланялись, когда он проходил мимо.

Он всегда питал слабость к Мидж Милкен. Умница, да к тому же единственная женщина, не упускавшая случая с ним пококетничать.  - Как твои дела. - Не жалуюсь. Джабба вытер губы. - Ты на месте. - А-га. - Не хочешь составить мне компанию. У меня на столе пирог с сыром.

 - Я любил тебя. У нее свело желудок. - Останься со. В ее сознании замелькали страшные образы: светло-зеленые глаза Дэвида, закрывающиеся в последний раз; тело Грега Хейла, его сочащаяся кровь на ковре; обгорелый труп Фила Чатрукьяна на лопастях генератора. - Боль пройдет, - внушал Стратмор.  - Ты полюбишь. Сьюзан не слышала ни единого слова. - Останься со мной, - увещевал ее голос.

Хейл был уже слишком близко. Она метнулась к буфету в тот момент, когда дверь со звуковым сигналом открылась, и, остановившись у холодильника, рванула на себя дверцу. Стеклянный графин на верхней полке угрожающе подпрыгнул и звонко опустился на место. - Проголодалась? - спросил Хейл, подходя к. Голос его звучал спокойно и чуточку игриво.  - Откроем пачку тофу. - Нет, спасибо.  - Сьюзан шумно выдохнула и повернулась к.  - Я думаю, - начала она, -что я только… -но слова застряли у нее в горле.

Я умею добиваться своей цели, - подумал. Потом он подумал о вирусе, попавшем в ТРАНСТЕКСТ, о Дэвиде Беккере в Испании, о своих планах пристроить черный ход к Цифровой крепости. Он так много лгал, он так виноват. Стратмор знал, что это единственный способ избежать ответственности… единственный способ избежать позора. Он закрыл глаза и нажал на спусковой крючок. Сьюзан услышала глухой хлопок, когда уже спустилась на несколько пролетов. Звук показался очень далеким, едва различимым в шуме генераторов. Она никогда раньше не слышала выстрелов, разве что по телевизору, но не сомневалась в том, что это был за звук. Сьюзан словно пронзило током.

Я хотел спросить… - Черт тебя дери, Джабба! - воскликнула Мидж.  - Именно это я и пыталась тебе втолковать. - Возможно, ничего страшного, - уклончиво сказал он, - но… - Да хватит. Ничего страшного - это глупая болтовня. То, что там происходит, серьезно, очень серьезно. Мои данные еще никогда меня не подводили и не подведут.  - Она собиралась уже положить трубку, но, вспомнив, добавила: - Да, Джабба… ты говоришь, никаких сюрпризов, так вот: Стратмор обошел систему Сквозь строй. ГЛАВА 100 Халохот бежал по лестнице Гиральды, перепрыгивая через две ступеньки.

686 Share

Mochila grande vera bradley

На противоположной стене висело распятие в натуральную величину. Беккер остановился. Тупик. Стоя возле креста, он слушал, как приближаются шаги Халохота, смотрел на распятие и проклинал судьбу. Слева послышался звон разбитого стекла. Беккер повернулся и увидел человека в красном одеянии. Тот вскрикнул и испуганно посмотрел на Беккера. Как кот, пойманный с канарейкой в зубах, святой отец вытер губы и безуспешно попытался прикрыть разбившуюся бутылку вина для святого причастия. - Salida! - крикнул Беккер.  - Salida.

 - Дэвид… Все пришли в смятение. Сьюзан шла вперед, повторяя это имя, ее глаза неотрывно смотрели на экран. - Дэвид! - воскликнула она, еле держась на ногах.  - О, Дэвид… как они могли… Фонтейн растерялся: - Вы знаете этого человека. Сьюзан застыла в полутора метрах от экрана, ошеломленная увиденным, и все называла имя человека, которого любила. ГЛАВА 115 В голове Дэвида Беккера была бесконечная пустота. Я умер. Но я слышу какие-то звуки. Далекий голос… - Дэвид. Он почувствовал болезненное жжение в боку.

Увидев кровь, Беккер понял, что ранен. Боли он не чувствовал и продолжал мчаться вперед по лабиринтам улочек Санта-Круса. Халохот настойчиво преследовал свою жертву. Вначале он хотел выстрелить Беккеру в голову, но, будучи профессионалом, решил не рисковать. Целясь в торс, он сводил к минимуму возможность промаха в вертикальной и горизонтальной плоскостях. Эта тактика себя оправдала. Хотя в последнее мгновение Беккер увернулся, Халохот сумел все же его зацепить. Он понимал, что пуля лишь слегка оцарапала жертву, не причинив существенного ущерба, тем не менее она сделала свое. Контакт был установлен.

Ролдан нахмурился. Голос показался ему отдаленно знакомым. Он попытался определить акцент - может быть, Бургос. - Вы набрали правильно, - сказал он осторожно, - но это служба сопровождения. Звонивший некоторое время молчал. - О… понимаю. Прошу прощения. Кто-то записал его, и я подумал, что это гостиница. Я здесь проездом, из Бургоса.

 Вы набрали правильно, - сказал он осторожно, - но это служба сопровождения. Звонивший некоторое время молчал. - О… понимаю. Прошу прощения. Кто-то записал его, и я подумал, что это гостиница. Я здесь проездом, из Бургоса. Прошу прощения за беспокойство, доброй вам но… - Espere. Подождите! - Сеньор Ролдан был коммерсантом до мозга костей. А вдруг это клиент. Новый клиент с севера.

Вопрос национальной безопасности. За дверью послышалось движение, раздались голоса. Он постучал. Послышался голос с сильным немецким акцентом: - Ja. Беккер молчал. - Ja. Дверь слегка приоткрылась, и на него уставилось круглое немецкое лицо. Дэвид приветливо улыбнулся. Он не знал, как зовут этого человека. - Deutscher, ja.

308 Share

Mochila grande vera bradley

 Со мной… все в порядке, - выдавила. Сердце ее готово было выскочить из груди. Было видно, что Хейл ей не поверил. - Может быть, хочешь воды. Она не нашлась что ответить. И проклинала. Как я могла не выключить монитор. Сьюзан понимала: как только Хейл заподозрит, что она искала что-то в его компьютере, то сразу же поймет, что подлинное лицо Северной Дакоты раскрыто. И пойдет на все, лишь бы эта информация не вышла из стен Третьего узла. А что, подумала Сьюзан, если броситься мимо него и побежать к двери.

История атомного оружия A) разработка (Манхэттенский проект) B) взрыв 1) Хиросима 2) Нагасаки 3) побочные продукты атомного взрыва 4) зоны поражения - Раздел второй! - сразу же воскликнула Сьюзан.  - Уран и плутоний. Давай. Все ждали, когда Соши откроет нужный раздел. - Вот, - сказала.  - Стоп.  - И быстро пробежала глазами информацию. Здесь имелась масса всяческих сведений.  - И откуда мы знаем, что именно ищем. Одно различие от природы, другое - рукотворное.

Стратмор выдержал паузу и посмотрел ей прямо в. - Чтобы он получил второй ключ. - Что еще за второй ключ. - Тот, что Танкадо держал при. Сьюзан была настолько ошеломлена, что отказывалась понимать слова коммандера. - О чем вы говорите. Стратмор вздохнул. - У Танкадо наверняка была при себе копия ключа в тот момент, когда его настигла смерть. И я меньше всего хотел, чтобы кто-нибудь в севильском морге завладел ею.

Четыре года назад конгресс, стремясь создать новый стандарт шифрования, поручил лучшим математикам страны, иными словами - сотрудникам АНБ, написать новый супералгоритм. Конгресс собирался принять закон, объявляющий этот новый алгоритм национальным стандартом, что должно было решить проблему несовместимости, с которой сталкивались корпорации, использующие разные алгоритмы. Конечно, просить АН Б приложить руку к совершенствованию системы общего пользования - это все равно что предложить приговоренному к смертной казни самому сколотить себе гроб. ТРАНСТЕКСТ тогда еще не был создан, и принятие стандарта лишь облегчило бы процесс шифрования и значительно затруднило АНБ выполнение его и без того нелегкой задачи. Фонд электронных границ сразу увидел в этом конфликт интересов и всячески пытался доказать, что АНБ намеренно создаст несовершенный алгоритм - такой, какой ему будет нетрудно взломать. Чтобы развеять эти опасения, конгресс объявил, что, когда алгоритм будет создан, его передадут для ознакомления лучшим математикам мира, которые должны будут оценить его качество. Команда криптографов АНБ под руководством Стратмора без особого энтузиазма создала алгоритм, который окрестила Попрыгунчиком, и представила его в конгресс для одобрения. Зарубежные ученые-математики проверили Попрыгунчика и единодушно подтвердили его высокое качество. Они заявляли, что это сильный, чистый алгоритм, который может стать отличным стандартом шифрования.

Но как мог вирус проникнуть в ТРАНСТЕКСТ. Ответ, уже из могилы, дал Чатрукьян. Стратмор отключил программу Сквозь строй. Это открытие было болезненным, однако правда есть правда. Стратмор скачал файл с Цифровой крепостью и запустил его в ТРАНСТЕКСТ, но программа Сквозь строй отказалась его допустить, потому что файл содержал опасную линейную мутацию. В обычных обстоятельствах это насторожило бы Стратмора, но ведь он прочитал электронную почту Танкадо, а там говорилось, что весь трюк и заключался в линейной мутации. Решив, что никакой опасности нет, Стратмор запустил файл, минуя фильтры программы Сквозь строй. Сьюзан едва могла говорить. - Никакой Цифровой крепости не существует, - еле слышно пробормотала она под завывание сирены и, обессилев, склонилась над своим компьютером.

Беккер резким движением взял парня под мышки, приподнял и с силой посадил на столик. - Слушай, сопливый мозгляк. Убирайся отсюда немедленно, или я вырву эту булавку из твоих ноздрей и застегну ею твой поганый рот. Парень побелел. Беккер попридержал его еще минутку, потом отпустил. Затем, не сводя с него глаз, нагнулся, поднял бутылки и поставил их на стол. - Ну, доволен. Тот потерял дар речи. - Будь здоров, - сказал Беккер. Да этот парень - живая реклама противозачаточных средств.

951 Share

Mochila grande vera bradley

 Сегодня суббота, Грег. Могу задать тебе точно такой же вопрос. Однако она отлично знала, чем занимался Хейл. Он был законченным компьютерным маньяком. Вопреки правилам он часто проникал в шифровалку в уик-энд, чтобы на мощнейших компьютерах погонять программу, над которой работал. - Вот хочу попробовать сделать кое-какую перенастройку да проверить электронную почту, - сказал Хейл. Он смотрел на нее с нескрываемым любопытством.  - Что ты сказала. Чем ты занята. - Я ничего не говорила, - ответила Сьюзан.

ГЛАВА 71 Токуген Нуматака закурил уже четвертую сигару и принялся мерить шагами кабинет, потом схватил телефонную трубку и позвонил на коммутатор. - Есть какие-нибудь сведения о номере? - выпалил он, прежде чем телефонистка успела сказать алло. - Пока ничего, сэр. Кажется, придется повозиться дольше, чем ожидалось, - это был звонок с мобильника. С мобильника, - мысленно повторил Нуматака.  - Это кое-что. К счастью для японской экономики, у американцев оказался ненасытный аппетит к электронным новинкам. - Провайдер находится в районе территориального кода двести два.

О Боже, пожалуйста. Не. ГЛАВА 65 Бринкерхофф мерил шагами кабинет Мидж Милкен. - Никому не позволено действовать в обход фильтров. - Ошибаешься, - возразила.  - Я только что говорила с Джаббой. Он сказал, что в прошлом году сам установил переключатель. Личный помощник директора отказывался верить ее словам. - Никогда не слышал об. - Никто не слышал.

Дэвид шутил, что она может стать первой моделью для рекламы купальников, имеющей докторскую степень по прикладной математике и теории чисел. Через несколько месяцев оба начали подозревать, что обрели нечто такое, что может продлиться всю жизнь. Они были вместе уже два года, когда Дэвид вдруг сделал ей предложение. Это случилось во время поездки на уик-энд в Смоки-Маунтинс. Они лежали на широкой кровати под балдахином в Стоун-Мэнор. О кольце он позаботиться не успел, слова пришли сами. Именно это и нравилось ей в нем - спонтанность решений. Она надолго прижалась губами к его губам. Он обвил ее руками, и они сами собой начали стягивать с нее ночную рубашку.

 - А как же принцип Бергофского. О принципе Бергофского Сьюзан узнала еще в самом начале своей карьеры. Это был краеугольный камень метода грубой силы. Именно этим принципом вдохновлялся Стратмор, приступая к созданию ТРАНСТЕКСТА. Он недвусмысленно гласит, что если компьютер переберет достаточное количество ключей, то есть математическая гарантия, что он найдет правильный. Безопасность шифра не в том, что нельзя найти ключ, а в том, что у большинства людей для этого нет ни времени, ни необходимого оборудования. Стратмор покачал головой: - Это шифр совершенно иного рода. - Иного рода? - Сьюзан смотрела на него вопрошающе. Невзламываемый шифр - математическая бессмыслица. Он это отлично знает.

 Сам удивишься. Дэвид сунул руку в карман халата и вытащил маленький предмет. - Закрой. У меня есть кое-что для. Она зажмурилась. - Попробую угадать. Безвкусное золотое кольцо с надписью по-латыни. - Нет.  - Он усмехнулся.  - Я попросил Фонтейна передать его наследникам Танкадо.

911 Share

Mochila grande vera bradley

 - Гамлет. - Самообразование за тюремной решеткой. Хейл засмеялся. - Нет, серьезно, Сьюзан, тебе никогда не приходило в голову, что это все-таки возможно и что Танкадо действительно придумал невзламываемый алгоритм. Этот разговор был ей неприятен. - Ну, мы не сумели этого сделать. - А вдруг Танкадо умнее. - Может .

Это не лишено смысла. Джабба сразу понял, что Сьюзан права. Энсей Танкадо сделал карьеру на простых числах. Простые числа - главные строительные блоки шифровальных алгоритмов, они обладали уникальной ценностью сами по. Эти числа отлично работают при создании шифров, потому что компьютеры не могут угадать их с помощью обычного числового дерева. Соши даже подпрыгнула. - Да. Совершенно верно. Простые числа играют важнейшую роль в японской культуре. Стихосложение хайку основано на простых числах.

Я погиб. Халохот вырвался из вращающейся двери в тот момент, когда Беккер попытался завести мотоцикл. Убийца улыбнулся и начал поднимать пистолет. Заслонка. Беккер повернул рычажок под топливным баком и снова нажал на стартер. Мотор кашлянул и захлебнулся. - El anillo. Кольцо, - совсем близко прозвучал голос. Беккер поднял глаза и увидел наведенный на него ствол.

Стратмор рассмеялся: - Несколько миллионов. Ты понимаешь, сколько стоит эта штука. Любое правительство выложит любые деньги. Можешь ли ты представить себе, как мы будем докладываем президенту, что перехватили сообщения иракцев, но не в состоянии их прочитать. И дело тут не только в АНБ, речь идет обо всем разведывательном сообществе. Наша машина обеспечивает информацией ФБР, ЦРУ, Агентство по борьбе с наркотиками - всем им теперь придется действовать вслепую. Не удастся отслеживать перемещение грузов наркокартелей, крупные корпорации смогут переводить деньги, не оставляя никакого следа и держа Налоговое управление в полном неведении, террористы будут в полной тайне готовить свои акции. Результатом будет полнейший хаос. - А Фонд электронных границ будет праздновать победу, - побледнела Сьюзан.

 - А теперь, - продолжал он, перейдя на шепот, - чем я могу вам помочь. Беккер тоже понизил голос: - Мне нужно поговорить с одной из сопровождающих, которая, по-видимому, приглашена сегодня к вам на обед. Ее зовут Росио. Консьерж шумно выдохнул, словно сбросив с плеч тяжесть. - А-а, Росио - прелестное создание. - Мне нужно немедленно ее увидеть. - Но, сеньор, она занята с клиентом. - Это очень важно, - извиняющимся тоном сказал Беккер. Вопрос национальной безопасности.

Рука Халохота потянулась к пистолету. Adios, Senor Becker… La sangre de Cristo, la сора de la salvacion. Терпкий аромат красного вина ударил в ноздри Беккера, когда падре Херрера опустил перед ним серебряную, отполированную миллионами рук чашу. Немного рано для алкогольных напитков, подумал Беккер, наклоняясь. Когда серебряный кубок оказался на уровне его глаз, возникло какое-то движение, и в полированной поверхности смутно отразилась приближающаяся фигура. Беккер заметил металлический блеск в тот самый миг, когда убийца поднимал пистолет, и, как спринтер, срывающийся с места при звуке стартового выстрела, рванулся. Насмерть перепуганный священник упал, чаша взлетела вверх, и красное вино разлилось по белому мрамору пола. Монахи и служки у алтаря бросились врассыпную, а Беккер тем временем перемахнул через ограждение. Глушитель кашлянул, Беккер плашмя упал на пол.

218 Share

Mochila grande vera bradley

Усмехнувшись, Беккер еще раз посмотрелся в зеркало и поправил узел галстука. Он уже собрался идти, как что-то в зеркале бросилось ему в. Он повернулся: из полуоткрытой двери в кабинку торчала сумка Меган. - Меган? - позвал. Ответа не последовало.  - Меган. Беккер подошел и громко постучал в дверцу. Тишина.

 - Она смотрела ему прямо в. Хейл наклонил голову набок, явно заинтригованный такой скрытностью. И, как бы желая обратить все в игру, сделал еще один шаг. Но он не был готов к тому, что произошло в следующее мгновение. Сохраняя ледяное спокойствие, Сьюзан ткнула указательным пальцем в твердокаменную грудь Хейла и заставила его остановиться. Хейл в шоке отпрянул, поняв, что она не шутит: Сьюзан Флетчер никогда еще до него не дотрагивалась, даже руки не коснулась. Правда, это было не то прикосновение, какое он рисовал в воображении, представляя себе их первый физический контакт, но все же… Хейл долго с изумлением смотрел на нее, затем медленно повернулся и направился к своему терминалу. Одно ему было абсолютно ясно: распрекрасная Сьюзан Флетчер бьется над чем-то очень важным, и можно поклясться, что это никакая не диагностика. ГЛАВА 28 Сеньор Ролдан восседал за своим столом в агентстве сопровождения Белена, чрезвычайно довольный тем, как умело обошел глупую полицейскую ловушку. Немецкий акцент и просьба снять девушку на ночь - это же очевидная подстава.

Тогда она осторожно двинулась в направлении Третьего узла. Подойдя поближе, она увидела, что в руке Хейла зажат какой-то предмет, посверкивавший в свете мониторов. Сьюзан сделала еще несколько шагов и вдруг поняла, что это за предмет. В руке Хейл сжимал беретту. Вскрикнув, она оторвала взгляд от неестественно выгнутой руки и посмотрела ему в лицо. То, что она увидела, казалось неправдоподобным. Половина лица Хейла была залита кровью, на ковре расплылось темное пятно. Сьюзан отпрянула. О Боже.

Чатрукьян продолжал колотить по стеклу. - Ничего не поделаешь, - вздохнул Стратмор.  - Поддержи. Коммандер глубоко вздохнул и подошел к раздвижной стеклянной двери. Кнопка на полу привела ее в движение, и дверь, издав шипящий звук, отъехала в сторону. Чатрукьян ввалился в комнату. - Коммандер… сэр, я… извините за беспокойство, но монитор… я запустил антивирус и… - Фил, Фил, - нехарактерным для него ласковым тоном сказал Стратмор.  - Потише и помедленнее. Что случилось.

Игра в шарады закончилась. Дело принимает совсем дурной оборот. - Итак, кольцо взял немец. - Верно. - Куда он делся. - Понятия не имею. Я побежал позвонить в полицию. Когда я вернулся, немца уже не .

Пользователь имел возможность создать любую гипотетическую ситуацию, и Мозговой штурм предсказывал, как эта ситуация повлияет на среду. Коммандер относился к этой программе с религиозным трепетом, но использовал ее не в политических целях: она служила ему для расчета времени, оценки информации и схематического отображения ситуации, выработки сложных стратегических решений и своевременного выявления слабых мест. Сьюзан не оставляло подозрение, что в компьютере шефа кроется нечто, чему в один прекрасный день суждено изменить весь мир. Да, я была с ним слишком сурова, - подумала Сьюзан. Ее мысли были прерваны внезапным звуковым сигналом входной двери Третьего узла. Стратмор чуть ли не вбежал в комнату. - Сьюзан, - сказал он, - только что позвонил Дэвид. Он задерживается. ГЛАВА 16 - Кольцо? - не веря своим ушам, переспросила Сьюзан.  - С руки Танкадо исчезло кольцо.

436 Share

Mochila grande vera bradley

По своей природе математики-криптографы - неисправимые трудоголики, поэтому существовало неписаное правило, что по субботам они отдыхают, если только не случается нечто непредвиденное. Взломщики шифров были самым ценным достоянием АНБ, и никто не хотел, чтобы они сгорали на работе. Сьюзан посмотрела на корпус ТРАНСТЕКСТА, видневшийся справа. Шум генераторов, расположенных восемью этажами ниже, звучал сегодня в ее ушах необычайно зловеще. Сьюзан не любила бывать в шифровалке в неурочные часы, поскольку в таких случаях неизменно чувствовала себя запертой в клетке с гигантским зверем из научно-фантастического романа. Она ускорила шаги, чтобы побыстрее оказаться в кабинете шефа. К рабочему кабинету Стратмора, именуемому аквариумом из-за стеклянных стен, вела узкая лестница, поднимавшаяся по задней стене шифровалки. Взбираясь по решетчатым ступенькам, Сьюзан смотрела на массивную дубовую дверь кабинета, украшенную эмблемой АНБ, на которой был изображен могучий орел, терзающий когтями старинную отмычку. За этой дверью находился один из самых великих людей, которых ей довелось знать.

Мысли ее мешались: она тосковала по Дэвиду и страстно желала, чтобы Грег Хейл отправился домой. Но Хейл сидел на месте и помалкивал, поглощенный своим занятием. Ей было безразлично, чем именно он занят, лишь бы не заинтересовался включенным ТРАНСТЕКСТОМ. Пока этого, по-видимому, не случилось: цифра 16 в окне отсчета часов заставила бы его завопить от изумления. Сьюзан допивала уже третью чашку чая, когда это наконец произошло: компьютер пискнул. Пульс ее участился. На мониторе появилось символическое изображение конверта - это значило, что пришло сообщение по электронной почте. Сьюзан бросила быстрый взгляд на Хейла, но тот был всецело поглощен своим компьютером. Затаив дыхание, Сьюзан дважды щелкнула по конверту.

 - На этих таблицах есть числа. Количество протонов. Период полураспада. Что-нибудь, что можно было бы вычесть одно из другого. - Три минуты! - послышался крик. - А сверхкритическая масса? - предложила Соши.  - Тут сказано, что сверхкритическая масса плутония составляет тридцать пять и две десятых фунта. - Вот именно! - крикнул Джабба.  - Посмотрите уран. Его сверхкритическую массу.

У испанцев всегда было иное представление о плотности, чем у остального мира. Беккер оказался зажат между двумя полными женщинами с закрытыми глазами, предоставившими толпе нести их в собор. Они беззвучно молились, перебирая пальцами четки. Когда толпа приблизилась к мощным каменным стенам почти вплотную, Беккер снова попытался вырваться, но течение стало еще более интенсивным. Трепет ожидания, волны, сносившие его то влево, то вправо, закрытые глаза, почти беззвучное движение губ в молитве. Он попытался вернуться назад, но совладать с мощным потоком было невозможно - все равно как плыть против сильного течения могучей реки. Беккер обернулся. Двери оказались прямо перед ним, словно приглашая его принять участие в празднестве, до которого ему не было никакого дела. Внезапно он понял, что входит в собор.

Ты лжешь, - ответил ему внутренний голос. Да, это. Он - лжец. Он вел себя бесчестно по отношению ко многим людям, и Сьюзан Флетчер - одна из. Он очень о многом ей не сказал - о многих вещах, которых теперь стыдился. Она была его иллюзией, его живой фантазией. Он мечтал о ней по ночам, плакал о ней во сне. Он ничего не мог с собой поделать. Она была блистательна и прекрасна, равной ей он не мог себе даже представить.

Он считал себя большим знатоком всего, что способствовало укреплению здоровья, и утверждал, что оливковое масло очищает кишечник. Он вечно навязывал что-то коллегам, например морковный сок, и убеждал их, что нет ничего важнее безукоризненного состояния кишечника. Хейл поставил масло на место и направился к своему компьютеру, располагавшемуся прямо напротив рабочего места Сьюзан. Даже за широким кольцом терминалов она почувствовала резкий запах одеколона и поморщилась. - Замечательный одеколон, Грег. Вылил целую бутылку. Хейл включил свой компьютер. - Специально для тебя, дорогая. Он стал ждать, когда его компьютер разогреется, и Сьюзан занервничала.

Mejor mochila tГЎctica con honda

About Mezit

 - Что я делаю здесь в пять вечера в субботу. - Чед? - В дверях его кабинета возникла Мидж Милкен, эксперт внутренней безопасности Фонтейна.

Related Posts

285 Comments

Post A Comment