Mochila para portГЎtil kР“Тђnken de 17

210 Share

Mochila para portГЎtil kР“Тђnken de 17

 Да будет.  - Хейл вроде бы затрубил отбой.  - Теперь это не имеет значения. У вас есть ТРАНСТЕКСТ. У вас есть возможность мгновенно получать информацию. Вы можете читать все, что пожелаете, - без всяких вопросов и запросов. Вы выиграли. - Почему бы не сказать - мы выиграли. Насколько мне известно, ты сотрудник АНБ. - Ненадолго, - буркнул Хейл.

Войду, возьму его и тотчас выйду. Давай ключ. - Мидж… Она прекратила печатать и повернулась к. - Чед, список будет распечатан в течение тридцати секунд. Вот мои условия. Ты даешь мне ключ. Если Стратмор обошел фильтры, я вызываю службу безопасности. Если я ошиблась, то немедленно ухожу, а ты можешь хоть с головы до ног обмазать вареньем свою Кармен Хуэрту.

Ноги и плечо ныли от боли. Беккер с трудом поднялся на ноги, выпрямился и заглянул в темное нутро салона. Среди неясных силуэтов впереди он увидел три торчащие косички. Красная, белая и синяя. Я нашел. В его голове смешались мысли о кольце, о самолете Лирджет-60, который ждал его в ангаре, и, разумеется, о Сьюзан. В тот момент, когда он поравнялся с сиденьем, на котором сидела девушка, и подумал, что именно ей скажет, автобус проехал под уличным фонарем, на мгновение осветившим лицо обладателя трехцветной шевелюры. Беккер смотрел на него, охваченный ужасом. Под густым слоем краски он увидел не гладкие девичьи щеки, а густую щетину. Это был молодой человек.

 - Но я не думаю… - С дороги! - закричал Джабба, рванувшись к клавиатуре монитора.  - Это и есть ключ к шифру-убийце. Разница между критическими массами. Семьдесят четыре и восемь десятых. - Подождите, - сказала Сьюзан, заглядывая через плечо Соши.  - Есть еще кое-что. Атомный вес. Количество нейтронов. Техника извлечения.

Консьерж шумно выдохнул, словно сбросив с плеч тяжесть. - А-а, Росио - прелестное создание. - Мне нужно немедленно ее увидеть. - Но, сеньор, она занята с клиентом. - Это очень важно, - извиняющимся тоном сказал Беккер. Вопрос национальной безопасности. Консьерж покачал головой: - Невозможно. Быть может, вы оставите… - Всего на одну минуту.

 Все обошлось. Сьюзан огляделась. Третий узел был пуст, свет шел от работающих мониторов. Их синеватое свечение придавало находящимся предметам какую-то призрачную расплывчатость. Она повернулась к Стратмору, оставшемуся за дверью. В этом освещении его лицо казалось мертвенно-бледным, безжизненным. - Сьюзан, - сказал.  - Дай мне двадцать минут, чтобы уничтожить файлы лаборатории систем безопасности. После этого я сразу перейду к своему терминалу и выключу ТРАНСТЕКСТ.

233 Share

Mochila para portГЎtil kР“Тђnken de 17

После чего вошел в номер и включил свет. Немец не ожидал такого оборота. - Wasmachst… - Помолчите! - Беккер перешел на английский.  - У вас в номере проститутка? - Он оглядел комнату. Роскошная обстановка, как в лучших отелях. Розы, шампанское, широченная кровать с балдахином. Росио нигде не. Дверь, ведущая в ванную, закрыта. - Prostituiert? - Немец бросил боязливый взгляд на дверь в ванную.

Беккер отлично знал, что в Испании только одна церковь - римско-католическая. Католицизм здесь посильнее, чем в самом Ватикане. - У нас, конечно, не все его тело, - добавил лейтенант.  - Solo el escroto. Беккер даже прервал свое занятие и посмотрел на лейтенанта. Solo el escroto. Он с трудом сдержал улыбку. - Только лишь мошонка.

Но все доказательства к этому моменту будут уничтожены, и Стратмор сможет сказать, что не знает, о чем речь. Бесконечная работа компьютера. Невзламываемый шифр. Но это полный абсурд. Неужели Хейл никогда не слышал о принципе Бергофского. - Вот что нам надо сделать.  - Стратмор начал спокойно излагать свой план.  - Мы сотрем всю переписку Хейла с Танкадо, уничтожим записи о том, что я обошел систему фильтров, все диагнозы Чатрукьяна относительно ТРАНСТЕКСТА, все данные о работе компьютера над Цифровой крепостью, одним словом -. Цифровая крепость исчезнет бесследно.

Он часто представлял, как занимается с ней сексом: прижимает ее к овальной поверхности ТРАНСТЕКСТА и берет прямо там, на теплом кафеле черного пола. Но Сьюзан не желала иметь с ним никакого дела. И, что, на взгляд Хейла, было еще хуже, влюбилась в университетского профессора, который к тому же зарабатывал сущие гроши. Очень жаль, если она истратит свой превосходный генетический заряд, произведя потомство от этого выродка, - а ведь могла бы предпочесть его, Грега. У нас были бы красивые дети, - подумал. - Чем ты занята? - спросил Хейл, пробуя иной подход. Сьюзан ничего не ответила. - Я вижу, ты выдающийся командный игрок. Может быть, можно взглянуть? - Он встал и начал обходить круг терминалов, двигаясь по направлению к. Сьюзан понимала, что сегодня любопытство Хейла может привести к большим неприятностям, поэтому быстро приняла решение.

У Танкадо не было причин подозревать, что код в Интернете не является оригиналом. Никто не имел к нему доступа, кроме него самого и Северной Дакоты. Если бы Танкадо не вернулся к анализу программы после ее выпуска свет, он ничего бы не узнал про этот черный ход. Но он так долго трудился над Цифровой крепостью, что вряд ли ему захотелось бы к ней возвращаться. Сьюзан понадобилось некоторое время, чтобы все это осмыслить. Она вдруг поняла стремление коммандера к необычайной секретности в шифровалке. Стоящая перед ним задача была крайне деликатна и требовала массу времени - вписать скрытый черный ход в сложный алгоритм и добавить невидимый ключ в Интернете. Тайна имела первостепенное значение. Любое подозрение об изменении Цифровой крепости могло разрушить весь замысел коммандера.

Я могу прямо сейчас отвести вас в участок… - Беккер выразительно замолчал и прищелкнул пальцами. - Или?.  - спросил немец с расширившимися от страха глазами. - Или мы придем к соглашению. - Какому соглашению? - Немец слышал рассказы о коррупции в испанской полиции. - У вас есть кое-что, что мне очень нужно, - сказал Беккер. - Да-да, конечно, - быстро проговорил немец, натужно улыбаясь. Он подошел к туалетному столику, где лежал бумажник.  - Сколько. Беккер изобразил крайнюю степень негодования.

221 Share

Mochila para portГЎtil kР“Тђnken de 17

На лице Сьюзан на мгновение мелькнуло недоумение. Она побледнела и прошептала: - О Боже… Стратмор утвердительно кивнул, зная, что она догадалась. - Он целый год хвастался, что разрабатывает алгоритм, непробиваемый для грубой силы. - Н-но… - Сьюзан запнулась, но тут же продолжила: - Я была уверена, что он блефует. Он действительно это сделал. - Да. Создатель последнего шифра, который никто никогда не взломает. Сьюзан долго молчала. - Но… это значит… Стратмор посмотрел ей прямо в глаза: - Да. Энсей Танкадо только что превратил ТРАНСТЕКСТ в устаревшую рухлядь.

 У меня затекли плечи. Мидж не поддалась. - Прими аспирин. - Не помассируешь мне спину? - Он надулся. Мидж покачала головой. - В Космополитене пишут, что две трети просьб потереть спинку кончаются сексом. Бринкерхофф возмутился. - У нас ничего такого не случалось.

Вы позволите поговорить с вами об. Беккер заколебался. - Видите ли, я, честно говоря, очень спешу.  - Он надеялся, что отказ представителю самого мощного разведывательного ведомства не слишком большая глупость с его стороны, но партия в сквош начиналась через сорок пять минут, а он дорожил своей репутацией: Дэвид Беккер никогда не опаздывает на партию в сквош… на лекцию - да, возможно, но на сквош -. - Постараюсь быть краткой, - улыбнулась Сьюзан Флетчер.  - Пожалуйста. Через десять минут Беккер уже сидел в буфете АНБ, жуя сдобную булку и запивая ее клюквенным соком, в обществе очаровательной руководительницы Отделения криптографии АНБ. Ему сразу же стало ясно, что высокое положение в тридцать восемь лет в АНБ нельзя получить за красивые глаза: Сьюзан Флетчер оказалась одной из умнейших женщин, каких ему только доводилось встречать.

Технология развивается в геометрической профессии, и рано или поздно алгоритмы, которыми пользуется общество, перестанут быть надежными. Понадобятся лучшие алгоритмы, чтобы противостоять компьютерам завтрашнего дня. - Такова Цифровая крепость. - Конечно. Алгоритм, не подающийся грубой силе, никогда не устареет, какими бы мощными ни стали компьютеры, взламывающие шифры. Когда-нибудь он станет мировым стандартом. Сьюзан глубоко вздохнула. - Да поможет нам Бог, - прошептала.  - Мы можем принять участие в аукционе. Стратмор покачал головой: - Танкадо дал нам шанс.

Сказал Джабба.  - Вы же учились в колледжах. Ну, кто-нибудь. Разница между ураном и плутонием. Ответа не последовало. Сьюзан повернулась к Соши. - Выход в Интернет. Здесь есть браузер.

 Дэвид… - всхлипывала.  - Дэвид. В этот момент в нескольких метрах под помещением шифровалки Стратмор сошел с лестницы на площадку. Сегодняшний день стал для него днем сплошных фиаско. То, что началось как в высшей степени патриотическая миссия, самым неожиданным образом вышло из-под контроля. Коммандер был вынужден принимать невероятные решения, совершать чудовищные поступки, на которые, как ему казалось раньше, не был способен. Это единственное решение. Единственное, что остается. Нужно было думать о долге - о стране и о чести.

838 Share

Mochila para portГЎtil kР“Тђnken de 17

Убедить абсолютно незнакомого человека отдать вам золотое кольцо скорее всего будет весьма непросто, поэтому Беккер хотел заручиться хотя бы одним преимуществом. Пока старик собирался с мыслями, Беккер не произнес ни слова. Тот огляделся вокруг, указательным пальцем разгладил усы и наконец заговорил: - Что вам нужно? - Он произносил английские слова немного в нос. - Сэр, - начал Беккер чуть громче, словно обращаясь к глуховатому человеку, - я хотел бы задать вам несколько вопросов. Старик посмотрел на него с явным недоумением. - У вас какие-то проблемы. Беккер чуть нахмурился: старик говорил по-английски безукоризненно. Он поспешил избавиться от покровительственного тона. - Извините, что я вас побеспокоил, но скажите: вы, случайно, не были сегодня на площади Испании.

Пятнадцать секунд спустя экран ожил. Сначала изображение на экране было смутным, точно смазанным сильным снегопадом, но постепенно оно становилось все четче и четче. Это была цифровая мультимедийная трансляция - всего пять кадров в секунду. На экране появились двое мужчин: один бледный, коротко стриженный, другой - светловолосый, с типично американской внешностью. Они сидели перед камерой наподобие телеведущих, ожидающих момента выхода в эфир. - Это что еще за чертовщина? - возмутился Джабба. - Сидите тихо, - приказал Фонтейн. Люди на экране вроде бы сидели в каком-то автобусе, а вокруг них повсюду тянулись провода. Включился звук, и послышался фоновой шум. - Установлена аудиосвязь.

 - Почему он не звонит. Вода из горячей постепенно превратилась в теплую и, наконец, холодную. Она уже собиралась вылезать, как вдруг ожил радиотелефон. Сьюзан быстро встала и, расплескивая воду, потянулась к трубке, лежавшей на краю раковины. - Дэвид. - Это Стратмор, - прозвучал знакомый голос. Сьюзан плюхнулась обратно в ванну. - Ох! - Она не могла скрыть разочарование.  - Здравствуйте, шеф.

 Сьюзан, извини. Это кошмар наяву. Я понимаю, ты расстроена из-за Дэвида. Я не хотел, чтобы ты узнала об этом. Я был уверен, что он тебе все рассказал. Сьюзан ощутила угрызения совести. - Я тоже хватила через край. Извините. Дэвид - это отличная кандидатура. Стратмор отрешенно кивнул: - Он вернется сегодня вечером.

Внезапная пустота, разверзшаяся вокруг него, была невыносима. Сьюзан равнодушно смотрела на ТРАНСТЕКСТ. Она понимала, что огненный шар, заточенный в керамическую клетку, скоро вырвется наружу и поглотит. Она почти физически ощущала, как этот шар поднимается вверх все быстрее, пожирая кислород, высвобождаемый горящими чипами. Еще немного - и купол шифровалки превратится в огненный ад. Рассудок говорил ей, что надо бежать, но Дэвид мертвой тяжестью не давал ей сдвинуться с места. Ей казалось, что она слышит его голос, зовущий ее, заставляющий спасаться бегством, но куда ей бежать. Шифровалка превратилась в наглухо закрытую гробницу. Но это теперь не имело никакого значения, мысль о смерти ее не пугала. Смерть остановит боль.

 Я из отдела испанской полиции по надзору за иностранными туристами. В вашем номере проститутка. Немец нервно посмотрел на дверь в ванную. Он явно колебался. - Ja, - признался он. - Вам известно, что в Испании это противозаконно. - Nein, - солгал немец.  - Я не .

898 Share

Mochila para portГЎtil kР“Тђnken de 17

 Похоже, что-то стряслось, - сказала Сьюзан.  - Наверное, увидел включенный монитор. - Черт возьми! - выругался коммандер.  - Вчера вечером я специально позвонил дежурному лаборатории систем безопасности и попросил его сегодня не выходить на работу. Сьюзан это не удивило. Она не могла припомнить, чтобы когда-то отменялось дежурство, но Стратмор, очевидно, не хотел присутствия непосвященных. Он и мысли не допускал о том, что кто-то из сотрудников лаборатории узнает о Цифровой крепости. - Наверное, стоит выключить ТРАНСТЕКСТ, - предложила Сьюзан.  - Потом мы запустим его снова, а Филу скажем, что ему все это приснилось.

Стратмор покачал головой: - Отнюдь. - Но… служба безопасности… что. Они сейчас здесь появятся. У нас нет времени, чтобы… - Никакая служба здесь не появится, Сьюзан. У нас столько времени, сколько. Сьюзан отказывалась понимать. Не появится. - Но вы же позвонили… Стратмор позволил себе наконец засмеяться.

Девушка высвободилась из его рук, и тут он снова увидел ее локоть. Она проследила за его взглядом, прикованным к синеватой сыпи. - Ужас, правда. Беккер кивнул. - Ты же сказала, что не колешься. Девушка засмеялась: - Это же чудо-маркер. Я чуть кожу не содрала, пытаясь его стереть. Да и краска вонючая.

 С какой стати он должен на него смотреть? - спросил. Сьюзан взглянула ему в. - Вы хотите отправить его домой. - Нет. Пусть остается.  - Стратмор кивнул в сторону лаборатории систем безопасности.  - Чатрукьян уже, надеюсь, ушел. - Не знаю, я его не видела.

Вначале все шло гладко. Халохот, по всей видимости, настоящий профессионал. Но потом появилась группа людей, и Халохот не смог завладеть искомым предметом. Фонтейн кивнул. Агенты связались с ним, когда он находился в Южной Америке, и сообщили, что операция прошла неудачно, поэтому Фонтейн в общих чертах уже знал, что случилось. Тут вступил агент Колиандер: - Как вы приказали, мы повсюду следовали за Халохотом. В морг он не пошел, поскольку в этот момент напал на след еще какого-то парня в пиджаке и галстуке, вроде бы штатского. - Штатского? - переспросил Фонтейн. Скорее всего это игры Стратмора: он мудро решил не впутывать в это дело агентство.

Фонтейн наморщил лоб. - Это по вашим данным. Мидж хотела возразить, но прикусила язык. И прижала ладонь к горлу. - В шифровалке вырубилось электричество. Фонтейн поднял глаза, явно удивленный этим сообщением. Мидж подтвердила свои слова коротким кивком. - У них нет света. Джабба полагает, что… - Вы ему звонили. - Да, сэр, я… - Джаббе? - Фонтейн гневно поднялся.

895 Share

Mochila para portГЎtil kР“Тђnken de 17

Каждую весну, когда частные фирмы начинают охоту за талантливой молодежью, соблазняя ее неприлично высокими окладами и фондовыми опционами в придачу, АНБ внимательно наблюдает за этим, выделяет наиболее подходящих и удваивает предлагаемую сумму. АНБ покупает все, что ему требуется. Дрожа от нетерпения, Сьюзан вылетела в Вашингтон. В международном аэропорту Далласа девушку встретил шофер АНБ, доставивший ее в Форт-Мид. В тот год аналогичное приглашение получили еще сорок кандидатов. Двадцативосьмилетняя Сьюзан оказалась среди них младшей и к тому же единственной женщиной. Визит вылился в сплошной пиар и бесчисленные интеллектуальные тесты при минимуме информации по существу дела. Через неделю Сьюзан и еще шестерых пригласили .

 Действительно.  - Клушар вздохнул с видом мученика, вынужденного терпеть всякий сброд.  - Вы когда-нибудь видели что-либо более ужасное, чем это место? - Он обвел глазами палату.  - Не больница, а помойка. И они еще решили оставить меня здесь на ночь. Беккер огляделся: - Понимаю. Это ужасно. Простите, что я так долго до вас добирался. - Мне даже не сказали, что вы придете. Беккер поспешил переменить тему: - У вас на голове огромная шишка.

Все было сделано как положено. Тогда откуда же пришла команда на ручное отключение. - рассердилась. Недовольно поморщившись, Сьюзан закрыла окно экранного замка, но в ту долю секунды, когда оно исчезало с экрана, она заметила нечто необычное. Снова открыв окно, Сьюзан изучила содержащуюся в нем информацию. Какая-то бессмыслица. Вначале был зарегистрирован нормальный ввод замка, в тот момент, когда она выходила из помещения Третьего узла, однако время следующей команды отпирания показалось Сьюзан странным. Две эти команды разделяло меньше одной минуты, но она была уверена, что разговаривала с коммандером больше минуты. Сьюзан просмотрела все команды.

Сотрешь всю электронную почту Хейла. Все, что относится к его переписке с Танкадо, где упоминается Цифровая крепость. - Хорошо, - сказала Сьюзан, стараясь сосредоточиться, - я сотру весь накопитель Хейла. И все переформатирую. - Нет! - жестко парировал Стратмор.  - Не делай. Скорее всего Хейл держит там копию ключа. Она мне нужна. Сьюзан даже вздрогнула от неожиданности.

Per favore. Sulla Vespa. Venti mille pesete. Итальянец перевел взгляд на свой маленький потрепанный мотоцикл и засмеялся. - Venti mille pesete. La Vespa. - Cinquanta mille. Пятьдесят тысяч! - предложил Беккер. Это почти четыреста долларов. Итальянец засмеялся.

Я грохнулся на землю - такова цена, которую приходится платить добрым самаритянам. Вот запястье в самом деле болит. Болван этот полицейский. Ну только подумайте. Усадить человека моих лет на мотоцикл. Просто позор. - Могу я для вас что-нибудь сделать. Клушар задумался, польщенный оказанным вниманием. - Если честно… - Он вытянул шею и подвигал головой влево и вправо.  - Мне не помешала бы еще одна подушка, если вас это не затруднит.

460 Share

Mochila para portГЎtil kР“Тђnken de 17

Сьюзан покачала головой. - Такие перестановки - стандартный прием. Танкадо знал, что вы испробуете различные варианты, пока не наткнетесь на что-нибудь подходящее. NDAKOTA - слишком простое изменение. - Возможно, - сказал Стратмор, потом нацарапал несколько слов на бумажке и протянул ее Сьюзан.  - Взгляни-ка на. Прочитав написанное, Сьюзан поняла ход мысли коммандера. На бумажке был электронный адрес Северной Дакоты. NDAKOTAARA.

Он сказал, что в прошлом году сам установил переключатель. Личный помощник директора отказывался верить ее словам. - Никогда не слышал об. - Никто не слышал. Это было сделано тайно. - Мидж, - сказал Бринкерхофф, - Джабба просто помешан на безопасности ТРАНСТЕКСТА. Он ни за что не установил бы переключатель, позволяющий действовать в обход… - Стратмор заставил.  - Она не дала ему договорить. Бринкерхофф почти физически ощущал, как интенсивно работают клеточки ее мозга. - Помнишь, что случилось в прошлом году, когда Стратмор занимался антисемитской террористической группой в Калифорнии? - напомнила .

А потом мы позвоним директору. - Замечательно.  - Он даже застонал.  - Я позвоню Стратмору и попрошу прислать нам письменное подтверждение. - Нет, - сказала Мидж, - игнорируя сарказм, прозвучавший в его словах.  - Стратмор уже солгал нам.  - Она окинула Бринкерхоффа оценивающим взглядом.  - У тебя есть ключ от кабинета Фонтейна. - Конечно. Я же его личный помощник.

После бесчисленных проверок на контрольно-пропускных пунктах он получил шестичасовой гостевой пропуск с голографическим текстом и был препровожден в роскошное помещение, где ему, как было сказано, предстояло вслепую оказать помощь Отделению криптографии - элитарной группе талантливых математиков, именуемых дешифровщиками. В течение первого часа они, казалось, даже не замечали его присутствия. Обступив громадный стол, они говорили на языке, которого Беккеру прежде никогда не доводилось слышать, - о поточных шифрах, самоуничтожающихся генераторах, ранцевых вариантах, протоколах нулевого понимания, точках единственности. Беккер наблюдал за ними, чувствуя себя здесь лишним. Они рисовали на разграфленных листах какие-то символы, вглядывались в компьютерные распечатки и постоянно обращались к тексту, точнее - нагромождению букв и цифр, на экране под потолком, 5jHALSFNHKHHHFAF0HHlFGAFFj37WE fiUY0IHQ434JTPWFIAJER0cltfU4. JR4Gl) В конце концов один из них объяснил Беккеру то, что тот уже и сам понял. Эта абракадабра представляла собой зашифрованный текст: за группами букв и цифр прятались слова. Задача дешифровщиков состояла в том, чтобы, изучив его, получить оригинальный, или так называемый открытый, текст. АНБ пригласило Беккера, потому что имелось подозрение, что оригинал был написан на мандаринском диалекте китайского языка, и ему предстояло переводить иероглифы по мере их дешифровки.

Постарайтесь пройти по нему до конца. Сьюзан вздохнула: - Программа принимает ключ только в цифровой форме. Мне кажется, что тут содержится некий намек на то, что это за цифра. В тексте названы Хиросима и Нагасаки, города, разрушенные атомными бомбами. Может быть, ключ связан с количеством человеческих жертв, оценочной суммой нанесенного ущерба в долларах… - Она замолчала, снова вчитываясь в текст.  - Слово разница особенно важно. Главная разница между Хиросимой и Нагасаки. По-видимому, Танкадо считал, что два эти события чем-то различались между. Выражение лица Фонтейна не изменилось. Но надежда быстро улетучивалась.

Перила были невысокими. Как это странно, подумал Стратмор, что насчет вируса Чатрукьян был прав с самого начала. Его падение пронзило Стратмора холодным ужасом - отчаянный крик и потом тишина. Но более страшным стало то, что он увидел в следующее мгновение. Скрытые тенью, на него смотрели глаза Грега Хейла, глаза, полные ужаса. Тогда Стратмор понял, что Грег Хейл должен умереть. В ТРАНСТЕКСТЕ послышался треск, и Стратмор приступил к решению стоявшей перед ним задачи - вырубить электричество. Рубильник был расположен за фреоновыми насосами слева от тела Чатрукьяна, и Стратмор сразу же его. Ему нужно было повернуть рубильник, и тогда отключилось бы электропитание, еще остававшееся в шифровалке. Потом, всего через несколько секунд, он должен был включить основные генераторы, и сразу же восстановились бы все функции дверных электронных замков, заработали фреоновые охладители и ТРАНСТЕКСТ оказался бы в полной безопасности.

109 Share

Mochila para portГЎtil kР“Тђnken de 17

 Сьюзан, - тихо сказал Стратмор, - с этим сначала будет трудно свыкнуться, но все же послушай меня хоть минутку.  - Он прикусил губу.  - Шифр, над которым работает ТРАНСТЕКСТ, уникален. Ни с чем подобным мы еще не сталкивались.  - Он замолчал, словно подбирая нужные слова.  - Этот шифр взломать невозможно. Сьюзан посмотрела на него и едва не рассмеялась. Невозможно. Что это должно означать. Такого понятия, как шифр, не поддающийся взлому, не существует: на некоторые из них требуется больше времени, но любой шифр можно вскрыть.

Беккер вытащил из кармана купюру в тысячу песет и сунул панку в руку. - Премного благодарен, приятель! - крикнул тот ему вслед.  - Увидишь Меган, передавай от меня привет! - Но Беккер уже исчез. Двуцветный вздохнул и поплелся к танцующим. Он был слишком пьян, чтобы заметить идущего следом за ним человека в очках в тонкой металлической оправе. Выбравшись наружу, Беккер оглядел стоянку в поисках такси. Ни одной машины. Он подбежал к крепко сбитому охраннику. - Мне срочно нужно такси. Охранник покачал головой.

Конечно, просить АН Б приложить руку к совершенствованию системы общего пользования - это все равно что предложить приговоренному к смертной казни самому сколотить себе гроб. ТРАНСТЕКСТ тогда еще не был создан, и принятие стандарта лишь облегчило бы процесс шифрования и значительно затруднило АНБ выполнение его и без того нелегкой задачи. Фонд электронных границ сразу увидел в этом конфликт интересов и всячески пытался доказать, что АНБ намеренно создаст несовершенный алгоритм - такой, какой ему будет нетрудно взломать. Чтобы развеять эти опасения, конгресс объявил, что, когда алгоритм будет создан, его передадут для ознакомления лучшим математикам мира, которые должны будут оценить его качество. Команда криптографов АНБ под руководством Стратмора без особого энтузиазма создала алгоритм, который окрестила Попрыгунчиком, и представила его в конгресс для одобрения. Зарубежные ученые-математики проверили Попрыгунчика и единодушно подтвердили его высокое качество. Они заявляли, что это сильный, чистый алгоритм, который может стать отличным стандартом шифрования. Но за три дня до голосования в конгрессе, который наверняка бы дал добро новому стандарту. молодой программист из лаборатории Белл по имени Грег Хейл потряс мир, заявив, что нашел черный ход, глубоко запрятанный в этом алгоритме. Черный ход представлял собой несколько строк хитроумной программы, которые вставил в алгоритм коммандер Стратмор.

Бедняга. Наверное, жена сказала ему не возвращаться домой. Я слышал, она его уже достала. Мидж задумалась. До нее тоже доходили подобные слухи. Так, может быть, она зря поднимает панику. - Мидж.  - Джабба засопел и сделал изрядный глоток.

Насколько мне известно, ты сотрудник АНБ. - Ненадолго, - буркнул Хейл. - Не зарекайся. - Я серьезно. Рано или поздно я отсюда смоюсь. - Я этого не переживу. В этот момент Сьюзан поймала себя на том, что готова взвалить на Хейла вину за все свои неприятности. За Цифровую крепость, волнения из-за Дэвида, зато, что не поехала в Смоуки-Маунтинс, - хотя он был ко всему этому не причастен. Единственная его вина заключалась в том, что она испытывала к нему неприязнь.

Пользуются ли писсуаром в дамском туалете -неважно, главное, что сэкономили на лишней кабинке. Беккер с отвращением оглядел комнату. Грязь, в раковине мутная коричневатая вода. Повсюду разбросаны грязные бумажные полотенца, лужи воды на полу. Старая электрическая сушилка для рук захватана грязными пальцами. Беккер остановился перед зеркалом и тяжело вздохнул. Обычно лучистые и ясные, сейчас его глаза казались усталыми, тусклыми. Сколько я уже тут кручусь. Однако считать ему не хотелось. По профессиональной привычке поправив съехавший набок узел галстука, он повернулся к писсуару.

681 Share

Mochila para portГЎtil kР“Тђnken de 17

 - Мидж снова оказалась права. - Идиот! - в сердцах воскликнула.  - Ты только посмотри. Сквозь строй дважды отверг этот файл. Линейная мутация. И все-таки он пошел в обход. Интересно, о чем он. У Бринкерхоффа подогнулись колени.

Она встретила эти слова с явным неодобрением. - Я все проверяю дважды. - Ну… ты знаешь, как они говорят о компьютерах. Когда их машины выдают полную чушь, они все равно на них молятся. Мидж повернулась к нему на своем стуле. - Это не смешно, Чед. Заместитель директора только что солгал директорской канцелярии. Я хочу знать. Бринкерхофф уже пожалел, что не дал ей спокойно уйти домой.

 Вы этого не сделаете! - крикнул Хейл.  - Я все расскажу. Я разрушу все ваши планы. Вы близки к осуществлению своей заветной мечты - до этого остается всего несколько часов. Управлять всей информацией в мире. И ТРАНСТЕКСТ больше не нужен. Никаких ограничений - только свободная информация. Это шанс всей вашей жизни. И вы хотите его упустить.

На лицах тех застыло недоумение. - Давайте же, ребята. -сказал Джабба.  - Вы же учились в колледжах. Ну, кто-нибудь. Разница между ураном и плутонием. Ответа не последовало. Сьюзан повернулась к Соши. - Выход в Интернет.

 Конечно. Алгоритм, не подающийся грубой силе, никогда не устареет, какими бы мощными ни стали компьютеры, взламывающие шифры. Когда-нибудь он станет мировым стандартом. Сьюзан глубоко вздохнула. - Да поможет нам Бог, - прошептала.  - Мы можем принять участие в аукционе. Стратмор покачал головой: - Танкадо дал нам шанс. Это совершенно ясно. Тем не менее риск велик: если нас обнаружат, это, в сущности, будет означать, что он своим алгоритмом нас напугал.

Стратмор ответил ей тоном учителя, терпеливого и умеющего держать себя в руках: - Да, Сьюзан, ТРАНСТЕКСТ всегда найдет шифр, каким бы длинным он ни.  - Он выдержал длинную паузу.  - Если только… Сьюзан хотела что-то сказать, но поняла, что сейчас-то Стратмор и взорвет бомбу. Если только -. - Если только компьютер понимает, взломал он шифр или. Сьюзан чуть не свалилась со стула. - Что. - Может случиться так, что компьютер, найдя нужный ключ, продолжает поиски, как бы не понимая, что нашел то, что искал.

737 Share

Mochila para portГЎtil kР“Тђnken de 17

 О Боже! - воскликнул он в ужасе. - Esta muerta, - прокаркал за его спиной голос, который трудно было назвать человеческим.  - Она мертва. Беккер обернулся как во сне. - Senor Becker? - прозвучал жуткий голос. Беккер как завороженный смотрел на человека, входящего в туалетную комнату. Он показался ему смутно знакомым. - Soy Hulohot, - произнес убийца.  - Моя фамилия Халохот.  - Его голос доносился как будто из его чрева.

Алгоритм создает шифр, который кажется абсолютно стойким, а ТРАНСТЕКСТ перебирает все варианты, пока не находит ключ. Стратмор ответил ей тоном учителя, терпеливого и умеющего держать себя в руках: - Да, Сьюзан, ТРАНСТЕКСТ всегда найдет шифр, каким бы длинным он ни.  - Он выдержал длинную паузу.  - Если только… Сьюзан хотела что-то сказать, но поняла, что сейчас-то Стратмор и взорвет бомбу. Если только -. - Если только компьютер понимает, взломал он шифр или. Сьюзан чуть не свалилась со стула. - Что. - Может случиться так, что компьютер, найдя нужный ключ, продолжает поиски, как бы не понимая, что нашел то, что искал.

Но заставь противника думать так, как выгодно тебе, и у тебя вместо врага появится союзник. - Сьюзан, - услышал он собственный голос, - Стратмор - убийца. Ты в опасности. Казалось, она его не слышала. Хейл понимал, что говорит полную ерунду, потому что Стратмор никогда не причинит ей вреда, и она это отлично знает. Хейл вгляделся в темноту, выискивая глазами место, где прятался Стратмор. Шеф внезапно замолчал и растворился во тьме. Это пугало Хейла. Он понимал, что времени у него .

Этого и ждут от меня читатели. Больные на соседних койках начали приподниматься, чтобы разглядеть, что происходит. Беккер нервно посматривал на медсестру. Пожалуй, дело кончится тем, что его выставят на улицу. Клушар продолжал бушевать: - И этот полицейский из вашего города тоже хорош. Заставил меня сесть на мотоцикл. Смотрите сюда! - Он попытался поднять левую руку.  - Кто теперь напишет материал для моей колонки. - Сэр, я… - За все сорок три года путешествий я никогда еще не оказывался в таком положении. Вы только посмотрите на эту палату.

 Сьюзан, - сказал Стратмор, уже теряя терпение, - директор не имеет к этому никакого отношения. Он вообще не в курсе дела. Сьюзан смотрела на Стратмора, не веря своим ушам. У нее возникло ощущение, что она разговаривает с абсолютно незнакомым человеком. Коммандер послал ее жениха, преподавателя, с заданием от АНБ и даже не потрудился сообщить директору о самом серьезном кризисе в истории агентства. - Вы не поставили в известность Лиланда Фонтейна. Терпение Стратмора иссякло. Он взорвался: - Сьюзан, выслушай .

У всех такие… - На ней майка с британским флагом и серьга в форме черепа в одном ухе. По выражению лица панка Беккер понял, что тот знает, о ком идет речь. Мелькнул лучик надежды. Но уже через минуту парень скривился в гримасе. Он с силой стукнул бутылкой по столу и вцепился в рубашку Беккера. - Она девушка Эдуардо, болван. Только тронь ее, и он тебя прикончит. ГЛАВА 56 Мидж Милкен в сердцах выскочила из своего кабинета и уединилась в комнате для заседаний, которая располагалась точно напротив. Кроме тридцати футов ого стола красного дерева с буквами АНБ в центре столешницы, выложенной из черных пластинок вишневого и орехового дерева, комнату украшали три акварели Мариона Пайка, ваза с листьями папоротника, мраморная барная стойка и, разумеется, бачок для охлаждения воды фирмы Спарклетс.

569 Share

Mochila para portГЎtil kР“Тђnken de 17

Разница между ураном и плутонием. Ответа не последовало. Сьюзан повернулась к Соши. - Выход в Интернет. Здесь есть браузер. Соши кивнула. - Лучше всего - Нетскейп. Сьюзан сжала ее руку. - Давайте скорее.

Внезапно он почувствовал страшный упадок сил. Если Меган продала кольцо и улетела, нет никакой возможности узнать, где оно. Беккер закрыл глаза и попытался сосредоточиться. Итак, каков следующий шаг. Он решил подумать об этом через минуту. Сейчас ему надо было совершить давно уже откладываемую прогулку в туалетную комнату. ГЛАВА 64 Сьюзан осталась одна в тишине и сумерках Третьего узла. Стоявшая перед ней задача была проста: войти в компьютер Хейла, найти ключ и уничтожить все следы его переписки с Танкадо. Нигде не должно остаться даже намека на Цифровую крепость. Сьюзан снова завладели прежние сомнения: правильно ли они поступают, решив сохранить ключ и взломать Цифровую крепость.

Сколько времени он уже занят поиском. Открылось окно - такие же цифровые часы, как на ТРАНСТЕКСТЕ, которые должны были показывать часы и минуты работы Следопыта. Однако вместо этого Сьюзан увидела нечто совершенно иное, от чего кровь застыла в жилах. СЛЕДОПЫТ ОТКЛЮЧЕН Следопыт отключен. У нее даже перехватило дыхание. Почему. Сьюзан охватила паника. Она быстро проверила отчет программы в поисках команды, которая могла отозвать Следопыта, но ничего не обнаружила.

Сеньор?. - Буисан, - сказал Беккер.  - Мигель Буисан. - Понятно. Она получит ваше письмо утром. - Спасибо, - улыбнулся Беккер и повернулся, собираясь уходить. Консьерж бросил внимательный взгляд в его спину, взял конверт со стойки и повернулся к полке с номерными ячейками. Когда он клал конверт в одну из ячеек, Беккер повернулся, чтобы задать последний вопрос: - Как мне вызвать такси. Консьерж повернул голову и. Но Беккер не слушал, что тот .

Сьюзан покачала головой. - Такие перестановки - стандартный прием. Танкадо знал, что вы испробуете различные варианты, пока не наткнетесь на что-нибудь подходящее. NDAKOTA - слишком простое изменение. - Возможно, - сказал Стратмор, потом нацарапал несколько слов на бумажке и протянул ее Сьюзан.  - Взгляни-ка на. Прочитав написанное, Сьюзан поняла ход мысли коммандера. На бумажке был электронный адрес Северной Дакоты. NDAKOTAARA.

На мониторе появилось символическое изображение конверта - это значило, что пришло сообщение по электронной почте. Сьюзан бросила быстрый взгляд на Хейла, но тот был всецело поглощен своим компьютером. Затаив дыхание, Сьюзан дважды щелкнула по конверту. - Северная Дакота, - прошептала она еле слышно.  - Посмотрим, кто ты. Сьюзан прочитала открывшееся сообщение, которое состояло из одной строчки, потом прочитала его еще. ПООБЕДАЕМ У АЛЬФРЕДА. В 8 ВЕЧЕРА. В другом конце комнаты Хейл еле слышно засмеялся.

746 Share

Mochila para portГЎtil kР“Тђnken de 17

Некая антиправительственная организация разработала план под кодовым названием Шервудский лес. Его целью была Нью-Йоркская фондовая биржа, а замыслом - перераспределение богатства. За шесть дней члены группы установили в зданиях вокруг биржи двадцать семь взрывобезопасных легкоплавких контейнеров. Одновременный подрыв этих тщательно замаскированных устройств должен был создать магнитное поле такой мощности, что вся информация на магнитных носителях - жестких дисках компьютеров, в постоянных запоминающих устройствах, в резервных файлах и даже на гибких дисках - оказалась бы стерта. Все данные, свидетельствующие о том, кто чем владел, должны были исчезнуть навсегда. Поскольку для одновременного подрыва устройств была необходима точнейшая координация действий, все эти изделия были связаны между собой телефонными линиями через Интернет. Двое суток встроенные часы устройств обменивались бесконечными потоками зашифрованной синхронизирующейся информации. АНБ, перехватывая эти информационные импульсы, игнорировало их, считая аномалией сети, безобидной тарабарщиной. Но когда ТРАНСТЕКСТ расшифровал эти потоки информации, аналитики тут же увидели в них синхронизированный через Интернет отсчет времени. Устройства были обнаружены и удалены за целых три часа до намеченного срока взрыва.

Правда. Самый гнусный Веллингтон из всех, что мне доводилось пробовать. Самая грязная ванна, какую мне доводилось видеть. И самый мерзкий пляж, покрытый острыми камнями. Этого и ждут от меня читатели. Больные на соседних койках начали приподниматься, чтобы разглядеть, что происходит. Беккер нервно посматривал на медсестру. Пожалуй, дело кончится тем, что его выставят на улицу. Клушар продолжал бушевать: - И этот полицейский из вашего города тоже хорош.

 О, Дэвид… у меня нет слов. - Скажи. Она отвернулась. Дэвид терпеливо ждал. - Сьюзан Флетчер, я люблю. Будьте моей женой. Она подняла голову. Глаза ее были полны слез. - Прости меня, Дэвид, - прошептала .

Стратмор покачал головой. - Чем быстрее мы внесем изменение в программу, тем легче будет все остальное. У нас нет гарантий, что Дэвид найдет вторую копию. Если по какой-то случайности кольцо попадет не в те руки, я бы предпочел, чтобы мы уже внесли нужные изменения в алгоритм. Тогда, кто бы ни стал обладателем ключа, он скачает себе нашу версию алгоритма.  - Стратмор помахал оружием и встал.  - Нужно найти ключ Хейла. Сьюзан замолчала. Коммандер, как всегда, прав.

Она услышала, что в кабине работает вентиляция. Лифт. Почему же не открывается дверца. Вглядевшись, она как в тумане увидела еще одну панель с буквами алфавита от А до Z и тут же вспомнила, что нужно ввести шифр. Клубы дыма начали вытекать из треснувших оконных рам. Сьюзан в отчаянии колотила в дверную панель, но все было бесполезно. Шифр, подумала. Кабинет постепенно утопал в дыму. Стало трудно дышать. Сьюзан бессильно прижалась к двери, за которой, всего в нескольких сантиметрах от нее, работала вентиляция, и упала, задыхаясь и судорожно хватая ртом воздух.

На фотографии она была изображена наклонившейся над постелью, в одних трусиках. Как выяснилось, кто-то из криптографов сосканировал фотографию из порножурнала и приставил к телу головы модели голову Сьюзан. Получилось очень даже правдоподобно. К несчастью для того, кто это придумал, коммандер Стратмор не нашел в этой выходке ничего забавного. Два часа спустя был издан ставший знаковым приказ: СОТРУДНИК КАРЛ ОСТИН УВОЛЕН ЗА НЕДОСТОЙНЫЙ ПОСТУПОК С этого дня никто больше не доставлял ей неприятностей; всем стало ясно, что Сьюзан Флетчер - любимица коммандера Стратмора. Но не только молодые криптографы научились уважать Стратмора; еще в начале своей карьеры он был замечен начальством как человек, разработавший целый ряд неортодоксальных и в высшей степени успешных разведывательных операций. Продвигаясь по служебной лестнице, Тревор Стратмор прославился умением сжато и одновременно глубоко анализировать сложнейшие ситуации. Он обладал почти сверхъестественной способностью преодолевать моральные затруднения, с которыми нередко бывают связаны сложные решения агентства, и действовать без угрызений совести в интересах всеобщего блага. Ни у кого не вызывало сомнений, что Стратмор любит свою страну.

646 Share

Mochila para portГЎtil kР“Тђnken de 17

Яд, фальсифицированные результаты вскрытия и так далее.  - Стратмор выдержал паузу.  - Какой была твоя первая реакция, когда я сообщил тебе о смерти Танкадо. Сьюзан нахмурилась. - Я подумала, что АНБ его ликвидировало. - Вот. Если АНБ в состоянии вывести пять риолитовых спутников на геостационарную орбиту над Ближним Востоком, то, мне кажется, легко предположить, что у нас достаточно средств, чтобы подкупить несколько испанских полицейских.  - Его доводы звучали волне убедительно. Сьюзан перевела дыхание. Энсей Танкадо умер.

В этот момент рядом резко притормозил мини-автобус. Из него выпрыгнули двое мужчин, оба молодые, в военной форме. Они приближались к Беккеру с неумолимостью хорошо отлаженных механизмов. - Дэвид Беккер? - спросил один из. Беккер остановился, недоумевая, откуда им известно его имя. - Кто… кто вы. - Пройдемте с нами, пожалуйста. Сюда.

Джабба шумно вздохнул. - Нет, Мидж. Это абсолютно исключено. - Спасибо. Джабба выдавил из себя смешок и попытался обратить все в шутку. - Если только Стратмор не придумал что-то особенное и не обошел мои фильтры. Повисла тягостная тишина. Когда Мидж заговорила, ее голос был мрачным: - Стратмор мог обойти фильтры. Джабба снова вздохнул.

Тот протянул руку, взял Танкадо за запястье, поддерживая остававшуюся на весу руку умирающего. Танкадо посмотрел вверх, на свои пальцы, на кольцо, а затем, умоляюще, - на тучного господина. Это была предсмертная мольба. Энсей Танкадо незаметно кивнул, словно говоря:. И тут же весь обмяк. - Боже всемилостивый, - прошептал Джабба. Камера вдруг повернулась к укрытию Халохота. Убийцы там уже не. Подъехал полицейский на мотоцикле.

Компьютерные вирусы столь же разнообразны, как и те, что поражают человека. Подобно своим природным аналогам они преследуют одну цель - внедриться в организм и начать размножаться. В данном случае организмом является ТРАНСТЕКСТ. Чатрукьяна всегда изумляло, что АНБ никогда прежде не сталкивалось с проблемой вирусов. Сквозь строй - надежная система, но ведь АНБ - ненасытный пожиратель информации, высасывающий ее из разнообразнейших источников по всему миру. Поглощение огромных объемов информации сродни беспорядочным половым связям: какие меры предосторожности ни принимай, рано или поздно подхватишь какую-нибудь гадость. Чатрукьян просмотрел список и изумился еще. Все файлы прошли проверку, в них не было обнаружено ничего необычного, а это означало, что ТРАНСТЕКСТ безукоризненно чист.

Приказ Стратмора. Все, что я могу, - это проверить статистику, посмотреть, чем загружен ТРАНСТЕКСТ. Слава Богу, разрешено хоть. Стратмор требовал запретить всяческий доступ, но Фонтейн настоял на. - В шифровалке нет камер слежения? - удивился Бринкерхофф. - А что, - спросила она, не отрываясь от монитора, - нам с Кармен нужно укромное местечко. Бринкерхофф выдавил из себя нечто невразумительное. Мидж нажала несколько клавиш. - Я просматриваю регистратор лифта Стратмора.  - Мидж посмотрела в монитор и постучала костяшками пальцев по столу.

Mochila con pistola de agua

About Zulkir

 - Супружеская пара без секретов - это очень скучно. Сьюзан застенчиво улыбнулась. - Если будет еще интереснее, чем этой ночью, я не смогу встать. Дэвид привлек ее к себе, не ощущая тяжести.

Related Posts

152 Comments

Post A Comment