Mochila ruit

678 Share

Mochila ruit

Его концепция была столь же проста, сколь и гениальна. Она состояла из легких в использовании программ для домашнего компьютера, которые зашифровывали электронные послания таким образом, что они становились абсолютно нечитаемыми. Пользователь писал письмо, пропускал его через специальную программу, и на другом конце линии адресат получал текст, на первый взгляд не поддающийся прочтению, - шифр. Тот же, кто перехватывал такое сообщение, видел на экране лишь маловразумительную абракадабру. Расшифровать сообщение можно было лишь введя специальный ключ - секретный набор знаков, действующий как ПИН-код в банкомате. Ключ, как правило, был довольно длинным и сложным и содержал всю необходимую информацию об алгоритме кодирования, задействуя математические операции, необходимые для воссоздания исходного текста. Теперь пользователь мог посылать конфиденциальные сообщения: ведь если даже его послание перехватывалось, расшифровать его могли лишь те, кто знал ключ-пароль. АНБ сразу же осознало, что возникла кризисная ситуация. Коды, с которыми столкнулось агентство, больше не были шифрами, что разгадывают с помощью карандаша и листка бумаги в клетку, - теперь это были компьютеризированные функции запутывания, основанные на теории хаоса и использующие множественные символические алфавиты, чтобы преобразовать сообщение в абсолютно хаотичный набор знаков. Сначала используемые пароли были довольно короткими, что давало возможность компьютерам АНБ их угадывать.

Она не могла припомнить, чтобы когда-то отменялось дежурство, но Стратмор, очевидно, не хотел присутствия непосвященных. Он и мысли не допускал о том, что кто-то из сотрудников лаборатории узнает о Цифровой крепости. - Наверное, стоит выключить ТРАНСТЕКСТ, - предложила Сьюзан.  - Потом мы запустим его снова, а Филу скажем, что ему все это приснилось. Стратмор задумался над ее словами, затем покачал головой: - Пока не стоит. ТРАНСТЕКСТ работает пятнадцать часов. Пусть пройдут все двадцать четыре часа - просто чтобы убедиться окончательно. Сьюзан это показалось разумным. Цифровая крепость впервые запустила функцию переменного открытого текста; быть может, ТРАНСТЕКСТ сумеет взломать шифр за двадцать четыре часа.

Правда, оставалась еще одна проблема - Дэвид до сих пор не нашел второй экземпляр ключа. Она молилась, чтобы его усилия увенчались успехом. Направляясь к центру Третьего узла, Сьюзан пыталась привести свои мысли в порядок. Странно, что она чувствует нервозность в такой знакомой ей обстановке. В темноте все в Третьем узле казалось чужим. Но было что-то. Сьюзан на мгновение заколебалась и оглянулась на заблокированную дверь. Всего двадцать минут, подумала .

Сьюзан была убеждена, что это невозможно. Угрожающий потенциал всей этой ситуации подавил. Какие вообще у них есть доказательства, что Танкадо действительно создал Цифровую крепость. Только его собственные утверждения в электронных посланиях. И конечно… ТРАНСТЕКСТ. Компьютер висел уже почти двадцать часов. Она, разумеется, знала, что были и другие программы, над которыми он работал так долго, программы, создать которые было куда легче, чем нераскрываемый алгоритм. Вирусы. Холод пронзил все ее тело.

Как в тумане она приблизилась к бездыханному телу. Очевидно, Хейл сумел высвободиться. Провода от принтера лежали. Должно быть, я оставила беретту на диване, - подумала. Кровь, вытекающая из головы, в голубоватом свечении казалась черной. На полу возле тела Хейла лежал листок бумаги. Сьюзан наклонилась и подняла. Это было письмо. Дорогие друзья, сегодня я свожу счеты с жизнью, не в силах вынести тяжести своих грехов… Не веря своим глазам, Сьюзан медленно читала предсмертную записку.

Сьюзан посмотрела на корпус ТРАНСТЕКСТА, видневшийся справа. Шум генераторов, расположенных восемью этажами ниже, звучал сегодня в ее ушах необычайно зловеще. Сьюзан не любила бывать в шифровалке в неурочные часы, поскольку в таких случаях неизменно чувствовала себя запертой в клетке с гигантским зверем из научно-фантастического романа. Она ускорила шаги, чтобы побыстрее оказаться в кабинете шефа. К рабочему кабинету Стратмора, именуемому аквариумом из-за стеклянных стен, вела узкая лестница, поднимавшаяся по задней стене шифровалки. Взбираясь по решетчатым ступенькам, Сьюзан смотрела на массивную дубовую дверь кабинета, украшенную эмблемой АНБ, на которой был изображен могучий орел, терзающий когтями старинную отмычку. За этой дверью находился один из самых великих людей, которых ей довелось знать. Пятидесятишестилетний коммандер Стратмор, заместитель оперативного директора АНБ, был для нее почти как отец.

547 Share

Mochila ruit

 - Танкадо отдал кольцо с умыслом. Мне все равно, думал ли он, что тучный господин побежит к телефону-автомату и позвонит нам, или просто хотел избавиться от этого кольца. Я принял решение. Мы вводим эту цитату. Сейчас. Джабба тяжко вздохнул. Он знал, что Фонтейн прав: у них нет иного выбора. Время на исходе. Джабба сел за монитор.

Кабинет постепенно утопал в дыму. Стало трудно дышать. Сьюзан бессильно прижалась к двери, за которой, всего в нескольких сантиметрах от нее, работала вентиляция, и упала, задыхаясь и судорожно хватая ртом воздух. Сьюзан закрыла глаза, но ее снова вывел из забытья голос Дэвида. Беги, Сьюзан. Открой дверцу. Спасайся. Она открыла глаза, словно надеясь увидеть его лицо, его лучистые зеленые глаза и задорную улыбку, и вновь перед ней всплыли буквы от А до Z.

 - Он поморщился от боли и откинулся на подушки. Беккер вздохнул. Кольцо словно исчезло у него из-под носа. Это совсем не обрадует коммандера Стратмора. Клушар приложил руку ко лбу. Очевидно, волнение отняло у него все силы. Его лицо залила мертвенная бледность. Беккер предпринял последнюю попытку: - Мистер Клушар, я хотел бы получить показания этого немца и его спутницы. Вы не скажете, где они могли остановиться. Клушар закрыл глаза, силы покинули .

Ему захотелось увидеть ее глаза, он надеялся найти в них избавление. Но в них была только смерть. Смерть ее веры в. Любовь и честь были забыты. Мечта, которой он жил все эти годы, умерла. Он никогда не получит Сьюзан Флетчер. Никогда. Внезапная пустота, разверзшаяся вокруг него, была невыносима. Сьюзан равнодушно смотрела на ТРАНСТЕКСТ.

Сьюзан потеряла счет времени, потраченного на ожидание Следопыта. Два часа. Три. Она перевела взгляд на пустую шифровалку. Скорее бы просигналил ее терминал. Но тот молчал. Конец лета. Солнце уже зашло. Над головой автоматически зажглись лампы дневного света.

Получалось, что ТРАНСТЕКСТ трудится над шифром больше пятнадцати часов. Она хорошо знала, что процессор перебирает тридцать миллионов паролей в секунду - сто миллиардов в час. Если ТРАНСТЕКСТ до сих пор не дал ответа, значит, пароль насчитывает не менее десяти миллиардов знаков. Полнейшее безумие. - Это невозможно! - воскликнула она.  - Вы проверили сигналы ошибки. Быть может, в ТРАНСТЕКСТЕ какой-нибудь сбой и… - Все в полном порядке. - Но это значит, что пароль неимоверной длины. Стратмор пожал плечами: - Стандартный коммерческий алгоритм. Насколько я могу судить, пароль из шестидесяти четырех знаков.

806 Share

Mochila ruit

Не стоит волноваться. Копия, которую он разместил, зашифрована. Ее можно скачать, но нельзя открыть. Очень хитро придумано. Ключ к Цифровой крепости зашифрован и недоступен. - Ну разумеется! - Она только сейчас поняла смысл сказанного.  - Все смогут скачать, но никто не сможет воспользоваться. - Совершенно верно. Танкадо размахивает морковкой. - Вы видели этот алгоритм.

 Мертв. Но это значит… значит… что мы не можем… - Это значит, что нужен другой план действий.  - Фонтейн, как обычно, говорил спокойно и деловито. Глаза Джаббы по-прежнему выражали шок и растерянность, когда сзади раздался душераздирающий крик: - Джабба. Джабба. Это кричала Соши Кута, его технический ассистент, подбегая к платформе с длиннющей распечаткой в руке. У нее был такой вид, словно она только что увидела призрак. - Джабба! - Соши задыхалась.  - Червь… я знаю, на что он запрограммирован! - Она сунула распечатку Джаббе.  - Я поняла это, сделав пробу системных функций.

Беккер подумал, где может быть человек в очках в тонкой металлической оправе. Ясно, что тот не собирался сдаваться. Скорее всего идет по его следу пешком. Беккер с трудом вел мотоцикл по крутым изломам улочки. Урчащий мотор шумным эхо отражался от стен, и он понимал, что это с головой выдает его в предутренней тишине квартала Санта-Крус. В данный момент у него только одно преимущество - скорость. Я должен поскорее выбраться отсюда. - сказал он .

У меня нет денег на новый билет. - Где твои родители? - спросил Беккер. - В Штатах. - А связаться с ними пробовала. - Пустой номер. Наверное, уплыли на уик-энд с друзьями на яхте. Беккер заметил, что на ней дорогие вещи. - И у тебя нет кредитной карточки.

Никто не задаст вопросов. Никто ни в чем его не обвинит. Он сам расскажет о том, что случилось. Все люди умирают… что значит еще одна смерть. ГЛАВА 91 В соборе всегда ночь. Тепло дня здесь сменяется влажной прохладой, а шум улицы приглушается мощными каменными стенами. Никакое количество люстр под сводами не в состоянии осветить бесконечную тьму. Тени повсюду. И только в вышине витражи окон впускают внутрь уродство мира, окрашивая его в красновато-синие тона.

 Сколько в тебе снобизма.  - Хейл вздохнул и повернулся к своему компьютеру. В этом вся ее сущность. Блестящий криптограф - и давнишнее разочарование Хейла. Он часто представлял, как занимается с ней сексом: прижимает ее к овальной поверхности ТРАНСТЕКСТА и берет прямо там, на теплом кафеле черного пола. Но Сьюзан не желала иметь с ним никакого дела. И, что, на взгляд Хейла, было еще хуже, влюбилась в университетского профессора, который к тому же зарабатывал сущие гроши. Очень жаль, если она истратит свой превосходный генетический заряд, произведя потомство от этого выродка, - а ведь могла бы предпочесть его, Грега. У нас были бы красивые дети, - подумал. - Чем ты занята? - спросил Хейл, пробуя иной подход.

464 Share

Mochila ruit

Ее верхняя губа чуть дрогнула. Стратмор подошел еще ближе. Он хотел прикоснуться к ней, но не посмел. Услышав имя Дэвида, произнесенное вслух, Сьюзан дала волю своему горю. Сначала она едва заметно вздрогнула, словно от озноба, и тут же ее захлестнула волна отчаяния. Приоткрыв дрожащие губы, она попыталась что-то сказать, но слов не последовало. Не спуская со Стратмора ледяного взгляда, Сьюзан сделала шаг вперед и протянула к нему руку с зажатым в ней предметом. Стратмор был почти уверен, что в руке Сьюзан сжимала беретту, нацеленную ему в живот, но пистолет лежал на полу, стиснутый в пальцах Хейла. Предмет, который она держала, был гораздо меньшего размера.

Смерть остановит боль. Она будет опять рядом с Дэвидом. Шифровалка начала вибрировать, словно из ее глубин на поверхность рвалось сердитое морское чудовище. Ей слышался голос Дэвида: Беги, Сьюзан, беги. Стратмор приближался к ней, его лицо казалось далеким воспоминанием. Холодные серые глаза смотрели безжизненно. Живший в ее сознании герой умер, превратился в убийцу. Его руки внезапно снова потянулись к ней в отчаянном порыве. Он целовал ее щеки.

Наконец раздались длинные гудки. Ну давай. Окажись дома. Через пять гудков он услышал ее голос. - Здравствуйте, Это Сьюзан Флетчер. Извините, меня нет дома, но если вы оставите свое сообщение… Беккер выслушал все до конца. Где же. Наверняка Сьюзан уже начала волноваться. Уж не уехала ли она в Стоун-Мэнор без .

 Здравствуйте, Это Сьюзан Флетчер. Извините, меня нет дома, но если вы оставите свое сообщение… Беккер выслушал все до конца. Где же. Наверняка Сьюзан уже начала волноваться. Уж не уехала ли она в Стоун-Мэнор без. Раздался сигнал, после которого надо было оставить сообщение. - Привет, это Дэвид.  - Он замолчал, не зная, что сказать .

Сердечный приступ. Беккер безучастно кивнул: - Так мне сказали. Лейтенант вздохнул и сочувственно помотал головой. - Севильское солнце бывает безжалостным. Будьте завтра поосторожнее. - Спасибо, - сказал Беккер.  - Я сегодня улетаю. Офицер был шокирован.

Скажи папе, что все в порядке. Но нутром он чувствовал, что это далеко не. Интуиция подсказывала ему, что в глубинах дешифровального чудовища происходит что-то необычное. ГЛАВА 10 - Энсей Танкадо мертв? - Сьюзан почувствовала подступившую к горлу тошноту.  - Вы его убили. Вы же сказали… - Мы к нему пальцем не притронулись, - успокоил ее Стратмор.  - Он умер от разрыва сердца. Сегодня утром звонили из КОМИНТа. Их компьютер через Интерпол засек имя Танкадо в регистратуре полиции Севильи.

532 Share

Mochila ruit

Волосы… - Не успев договорить, он понял, что совершил ошибку. Кассирша сощурилась. - Вашей возлюбленной пятнадцать лет. - Нет! - почти крикнул Беккер.  - Я хотел сказать… - Чертовщина.  - Если бы вы согласились мне помочь. Это так важно. - Извините, - холодно ответила женщина.

Хейл потребует, чтобы ему сказали правду. Но именно правду она не имела ни малейшего намерения ему открывать. Она не доверяла Грегу Хейлу. Он был из другого теста - не их фирменной закваски. Она с самого начала возражала против его кандидатуры, но АНБ посчитало, что другого выхода. Хейл появился в порядке возмещения ущерба. После фиаско Попрыгунчика. Четыре года назад конгресс, стремясь создать новый стандарт шифрования, поручил лучшим математикам страны, иными словами - сотрудникам АНБ, написать новый супералгоритм.

Сьюзан потеряла дар речи. Он пристально посмотрел на нее и постучал ладонью по сиденью соседнего стула. - Садись, Сьюзан. Я должен тебе кое-что сказать.  - Она не пошевелилась.  - Когда я все закончу, я сообщу тебе код вызова лифта. И тогда ты решишь, уходить тебе или. Повисла долгая тишина.

Я говорю о наших собственных гражданах. О юристах, фанатичных борцах за гражданские права, о Фонде электронных границ - они все приняли в этом участие, но дело в другом. Дело в людях. Они потеряли веру. Они стали параноиками. Они внезапно стали видеть врага в. И мы, те, кто близко к сердцу принимает интересы страны, оказались вынужденными бороться за наше право служить своей стране. Мы больше не миротворцы. Мы слухачи, стукачи, нарушители прав человека.

Лицо Стратмора побагровело. - Мистер Чатрукьян, такое уже случалось. Нет никакого файла, который мог бы заразить ТРАНСТЕКСТ. - Вы ошибаетесь, сэр! - вскричал Чатрукьян. - И если он проникнет в главную базу данных… - Что еще за файл, черт возьми. Покажите мне. Чатрукьян заколебался. - Я не могу.

Слишком поздно. Мы упустили что-то очень важное. На экране ВР у входа толпились и множились хакеры, число их за последние минуты удвоилось. Теперь оно начало расти в геометрической прогрессии. Хакеры подобны гиенам: это одна большая семья, радостно возвещающая о любой возможности поживиться. Лиланд Фонтейн решил, что с него довольно этого зрелища. - Выключите, - приказал.  - Выключите эту чертовщину.

455 Share

Mochila ruit

Бринкерхофф отложил бумагу и подошел к двери. В приемной было темно, свет проникал только сквозь приоткрытую дверь кабинета Мидж. Голоса не стихали. Он прислушался. Голоса звучали возбужденно. - Мидж. Ответа не последовало. Бринкерхофф подошел к кабинету. Голоса показались ему знакомыми. Он толкнул дверь.

 Как люди смогут защитить себя от произвола полицейского государства, когда некто, оказавшийся наверху, получит доступ ко всем линиям связи. Как они смогут ему противостоять. Эти аргументы она слышала уже много. Гипотетическое будущее правительство служило главным аргументом Фонда электронных границ. - Стратмора надо остановить! - кричал Хейл.  - Клянусь, я сделаю. Этим я и занимался сегодня весь день - считывал тексты с его терминала, чтобы быть наготове, когда он сделает первый шаг, чтобы вмонтировать этот чертов черный ход. Вот почему я скачал на свой компьютер его электронную почту. Как доказательство, что он отслеживал все связанное с Цифровой крепостью.

Если она потеряет с ним контакт, ей придется его позвать, и тогда Хейл может их услышать. Удаляясь от таких надежных ступенек, Сьюзан вспомнила, как в детстве играла в салки поздно ночью, и почувствовала себя одинокой и беззащитной, ТРАНСТЕКСТ был единственным островом в открытом черном море. Через каждые несколько шагов Стратмор останавливался, держа пистолет наготове, и прислушивался. Единственным звуком, достигавшим его ушей, был едва уловимый гул, шедший снизу. Сьюзан хотелось потянуть шефа назад, в безопасность его кабинета. В кромешной тьме вокруг ей виделись чьи-то лица. На полпути к ТРАНСТЕКСТУ тишина шифровалки нарушилась. Где-то в темноте, казалось, прямо над ними, послышались пронзительные гудки. Стратмор повернулся, и Сьюзан сразу же его потеряла.

Внизу по-прежнему завывала сирена. - Надо вырубить все электроснабжение, и как можно скорее! - потребовала Сьюзан. Она знала, что, если они не будут терять времени, им удастся спасти эту великую дешифровальную машину параллельной обработки. Каждый компьютер в мире, от обычных ПК, продающихся в магазинах торговой сети Радиошэк, и до систем спутникового управления и контроля НАСА, имеет встроенное страховочное приспособление как раз на случай таких ситуаций, называемое отключение из розетки. Полностью отключив электроснабжение, они могли бы остановить работу ТРАНСТЕКСТА, а вирус удалить позже, просто заново отформатировав жесткие диски компьютера. В процессе форматирования стирается память машины - информация, программное обеспечение, вирусы, одним словом - все, и в большинстве случаев переформатирование означает потерю тысяч файлов, многих лет труда. Но ТРАНСТЕКСТ не был обычным компьютером - его можно было отформатировать практически без потерь. Машины параллельной обработки сконструированы для того, чтобы думать, а не запоминать. В ТРАНСТЕКСТЕ практически ничего не складировалось, взломанные шифры немедленно отсылались в главный банк данных АНБ, чтобы… Сьюзан стало плохо.

 Спокойно, Джабба, - предупредил директор. - Директор, - сказал Джабба, - Энсей Танкадо владеет нашим банком данных. Дайте ему то, чего он требует. Если он хочет, чтобы мир узнал о ТРАНСТЕКСТЕ, позвоните в Си-эн-эн и снимите штанишки. Все равно сейчас ТРАНСТЕКСТ - это всего лишь дырка в земле. Так какая разница. Повисла тишина. Фонтейн, видимо, размышлял. Сьюзан попробовала что-то сказать, но Джабба ее перебил: - Чего вы ждете, директор. Позвоните Танкадо.

 Я бы предпочел, чтобы вы ни к чему не прикасались, - попросил. Ничего не трогайте. Ничего не читайте. - Энсей Танкадо… родился в январе… - Пожалуйста, - вежливо сказал Беккер.  - Положите на место. Офицер еще какое-то время разглядывал паспорт, потом положил его поверх вороха одежды. - У этого парня была виза третьего класса. По ней он мог жить здесь многие годы. Беккер дотронулся до руки погибшего авторучкой.

433 Share

Mochila ruit

 Мне неприятно тебе это говорить, - сказал Стратмор, - но лифт без электричества - это не лифт. - Вздор! - крикнул Хейл.  - Лифт подключен к энергоснабжению главного здания. Я видел схему. - Да мы уже пробовали, - задыхаясь, сказала Сьюзан, пытаясь хоть чем-то помочь шефу.  - Он обесточен. - Вы оба настолько заврались, что в это даже трудно поверить.  - Хейл сильнее сжал горло Сьюзан.  - Если лифт обесточен, я отключу ТРАНСТЕКСТ и восстановлю подачу тока в лифт. - У дверцы лифта есть код, - злорадно сказала Сьюзан.

 Ты мне не веришь. Мужчины начали спорить. - У нас вирус. Затем раздался крик: - Нужно немедленно вызвать Джаббу. Послышались другие звуки, похожие на шум борьбы. ГЛАВА 55 - Ты уселся на мое место, осел. Беккер с трудом приподнял голову. Неужели в этой Богом проклятой стране кто-то говорит по-английски.

К тому же у нас вышел из строя генератор. Я требую направить сюда всю энергию из внешних источников. Все системы должны заработать через пять минут. Грег Хейл убил одного из младших сотрудников лаборатории систем безопасности и взял в заложники моего старшего криптографа. Если нужно, используйте против всех нас слезоточивый газ. Если мистер Хейл не образумится, снайперы должны быть готовы стрелять на поражение. Всю ответственность я беру на. Быстрее.

 Кто со мной говорит? - крикнул Стратмор, стараясь перекрыть шум. - Нуматака! - огрызнулся сердитый голос.  - Вы обещали мне ключ. Стратмор не остановился. - Мне нужна Цифровая крепость. - настаивал Нуматака. - Никакой Цифровой крепости не существует! - сказал Стратмор. - Что. - Не существует алгоритма, не поддающегося взлому. - Нет, существует.

Очевидно, он ошибался. Девушка обвила его руками. - Это лето было такое ужасное, - говорила она, чуть не плача.  - Я вам так признательна. Я так хочу выбраться отсюда. Беккер легонько обнял. Девушка высвободилась из его рук, и тут он снова увидел ее локоть. Она проследила за его взглядом, прикованным к синеватой сыпи. - Ужас, правда.

Она вошла. - Коммандер? - позвала Сьюзан. Свет внутри исходил лишь от светящихся компьютерных мониторов Стратмора.  - Коммандер! - повторила.  - Коммандер. Внезапно Сьюзан вспомнила, что он должен быть в лаборатории систем безопасности. Она кружила по пустому кабинету, все еще не преодолев ужас, который вызвало у нее общение с Хейлом. Надо выбираться из шифровалки. Черт с ней, с Цифровой крепостью. Пришла пора действовать.

608 Share

Mochila ruit

Но этот голос был частью его. Слышались и другие голоса - незнакомые, ненужные. Он хотел их отключить. Для него важен был только один голос, который то возникал, то замолкал. - Дэвид, прости. Он увидел пятна света. Сначала слабые, еле видимые на сплошном сером фоне, они становились все ярче. Попробовал пошевелиться и ощутил резкую боль. Попытался что-то сказать, но голоса не .

В шифровалке. Спускаясь по лестнице, она пыталась представить себе, какие еще неприятности могли ее ожидать. Ей предстояло узнать это совсем. ГЛАВА 2 На высоте тридцать тысяч футов, над застывшим внизу океаном, Дэвид Беккер грустно смотрел в крохотный овальный иллюминатор самолета Лирджет-60. Ему сказали, что бортовой телефон вышел из строя, поэтому позвонить Сьюзан не удастся. - Что я здесь делаю? - пробормотал. Ответ был очень простым: есть люди, которым не принято отвечать. - Мистер Беккер, - возвестил громкоговоритель.  - Мы прибываем через полчаса.

Беккер был доволен. Ложь подействовала: бедняга даже вспотел. - Че-че-го же вы хотите? - выдавил он заикаясь.  - Я ничего не знаю. Беккер зашагал по комнате. - На руке умершего было золотое кольцо. Я хочу его забрать. - У м-меня его. Беккер покровительственно улыбнулся и перевел взгляд на дверь в ванную.

В конце концов оно было найдено - так родился доступный широкой публике способ кодирования. Его концепция была столь же проста, сколь и гениальна. Она состояла из легких в использовании программ для домашнего компьютера, которые зашифровывали электронные послания таким образом, что они становились абсолютно нечитаемыми. Пользователь писал письмо, пропускал его через специальную программу, и на другом конце линии адресат получал текст, на первый взгляд не поддающийся прочтению, - шифр. Тот же, кто перехватывал такое сообщение, видел на экране лишь маловразумительную абракадабру. Расшифровать сообщение можно было лишь введя специальный ключ - секретный набор знаков, действующий как ПИН-код в банкомате. Ключ, как правило, был довольно длинным и сложным и содержал всю необходимую информацию об алгоритме кодирования, задействуя математические операции, необходимые для воссоздания исходного текста. Теперь пользователь мог посылать конфиденциальные сообщения: ведь если даже его послание перехватывалось, расшифровать его могли лишь те, кто знал ключ-пароль.

Не успел он приняться за чтение отчета службы безопасности, как его мысли были прерваны шумом голосов из соседней комнаты. Бринкерхофф отложил бумагу и подошел к двери. В приемной было темно, свет проникал только сквозь приоткрытую дверь кабинета Мидж. Голоса не стихали. Он прислушался. Голоса звучали возбужденно. - Мидж. Ответа не последовало. Бринкерхофф подошел к кабинету.

 Да нет, - замялся.  - Я просто… - Сьюзан Флетчер.  - Женщина улыбнулась и протянула ему тонкую изящную руку. - Дэвид Беккер.  - Он пожал ее руку. - Примите мои поздравления, мистер Беккер. Мне сказали, что вы сегодня отличились. Вы позволите поговорить с вами об. Беккер заколебался. - Видите ли, я, честно говоря, очень спешу.

228 Share

Mochila ruit

Росио натянула ночную рубашку, глубоко вздохнула и открыла дверь в комнату. Когда она вошла, глаза немца чуть не вывалились из орбит. На ней была черная ночная рубашка; загорелая, орехового оттенка кожа светилась в мягком свете ночника, соски призывно выделялись под тонкой прозрачной тканью. - Komm doch hierher, - сказал немец сдавленным голосом, сбрасывая с себя пижаму и поворачиваясь на спину. Росио через силу улыбнулась и подошла к постели. Но, посмотрев на распростертую на простынях громадную тушу, почувствовала облегчение. То, что она увидела пониже его живота, оказалось совсем крошечным. Немец схватил ее и нетерпеливо стянул с нее рубашку. Его толстые пальцы принялись методично, сантиметр за сантиметром, ощупывать ее тело.

 - Но он знал, что сказанного не вернешь. ГЛАВА 62 Коммандер и Сьюзан стояли у закрытого люка и обсуждали, что делать. - Итак, внизу у нас погибший Чатрукьян, - констатировал Стратмор.  - Если мы вызовем помощь, шифровалка превратится в цирк. - Так что же вы предлагаете? - спросила Сьюзан. Она хотела только одного - поскорее уйти. Стратмор на минуту задумался. - Не спрашивай меня, как это случилось, - сказал он, уставившись в закрытый люк.  - Но у меня такое впечатление, что мы совершенно случайно обнаружили и нейтрализовали Северную Дакоту.

Стратмор не имел представления о том, сколько времени прошло после ухода Сьюзан. Он сидел один в полутьме, и гул ТРАНСТЕКСТА звучал в его ушах. Вы всегда добиваетесь своего… вы добьетесь… Да, - подумал.  - Я добиваюсь своих целей, но честь для меня важнее. Я скорее предпочту умереть, чем жить в тени позора. А ждет его именно. Он скрыл информацию от директора, запустил вирус в самый защищенный компьютер страны, и, разумеется, ему придется за это дорого заплатить. Он исходил из самых патриотических соображений, но все пошло вкривь и вкось. Результатом стали смерть и предательство. Теперь начнутся судебные процессы, последуют обвинения, общественное негодование.

Введя несколько модифицированных команд на языке Паскаль, он нажал команду ВОЗВРАТ. Окно местоположения Следопыта откликнулось именно так, как он рассчитывал. ОТОЗВАТЬ СЛЕДОПЫТА. Он быстро нажал Да. ВЫ УВЕРЕНЫ. Он снова ответил Да. Мгновение спустя компьютер подал звуковой сигнал. СЛЕДОПЫТ ОТОЗВАН Хейл улыбнулся.

Через несколько секунд всем стало ясно, что эта затея бессмысленна. Числа были огромными, в ряде случаев не совпадали единицы измерения. - Это все равно что вычитать апельсины из яблок, - сказал Джабба.  - Гамма-лучи против электромагнитной пульсации. Распадающиеся материалы и нераспадающиеся. Есть целые числа, но есть и подсчет в процентах. Это полная каша. - Это где-то здесь, - твердо сказала Сьюзан.

Личный помощник директора отказывался верить ее словам. - Никогда не слышал об. - Никто не слышал. Это было сделано тайно. - Мидж, - сказал Бринкерхофф, - Джабба просто помешан на безопасности ТРАНСТЕКСТА. Он ни за что не установил бы переключатель, позволяющий действовать в обход… - Стратмор заставил.  - Она не дала ему договорить. Бринкерхофф почти физически ощущал, как интенсивно работают клеточки ее мозга. - Помнишь, что случилось в прошлом году, когда Стратмор занимался антисемитской террористической группой в Калифорнии? - напомнила .

658 Share

Mochila ruit

Фонтейн кивнул. Агенты связались с ним, когда он находился в Южной Америке, и сообщили, что операция прошла неудачно, поэтому Фонтейн в общих чертах уже знал, что случилось. Тут вступил агент Колиандер: - Как вы приказали, мы повсюду следовали за Халохотом. В морг он не пошел, поскольку в этот момент напал на след еще какого-то парня в пиджаке и галстуке, вроде бы штатского. - Штатского? - переспросил Фонтейн. Скорее всего это игры Стратмора: он мудро решил не впутывать в это дело агентство. - Фильтры Протокола передачи файлов выходят из строя! - крикнул кто-то из технического персонала. - Нам нужен этот предмет, - сказал Фонтейн.  - Где сейчас находится Халохот.

Так или иначе, он попал в западню. - Тогда почему бы не вызвать службу безопасности, которая могла бы его задержать. - Пока рано, - сказал Стратмор.  - Если служба безопасности обнаружит затянувшуюся надолго работу ТРАНСТЕКСТА, перед нами возникнет целый ряд новых проблем. Я хочу уничтожить все следы Цифровой крепости до того, как мы откроем двери. Сьюзан неохотно кивнула. План неплохой. Когда служба безопасности извлечет Хейла из подсобного помещения и обвинит в убийстве Чатрукьяна, он скорее всего попытается шантажировать их обнародованием информации о Цифровой крепости. Но все доказательства к этому моменту будут уничтожены, и Стратмор сможет сказать, что не знает, о чем речь.

Единственное, что могло бы вызвать зацикливание протяженностью в восемнадцать часов, - это вирус. Больше нечему. - Вирус. - Да, какой-то повторяющийся цикл. Что-то попало в процессор, создав заколдованный круг, и практически парализовало систему. - Знаешь, - сказала она, - Стратмор сидит в шифровалке уже тридцать шесть часов. Может быть, он сражается с вирусом. Джабба захохотал. - Сидит тридцать шесть часов подряд.

Что привело вас в Севилью. - Я торговец ювелирными изделиями. Жемчугами из Майорки. - Неужели из Майорки. Вы, должно быть, много путешествуете. Голос болезненно кашлянул. - Да. Немало.

 Скажи, что ты ушел с поста декана. Дэвид кивнул. - В следующем семестре я возвращаюсь в аудиторию. Сьюзан с облегчением вздохнула: - Туда, где твое подлинное призвание. Дэвид улыбнулся: - Да. Наверное, Испания напомнила мне о том, что по-настоящему важно. - Помогать вскрывать шифры? - Она чмокнула его в щеку.  - Как бы там ни было, ты поможешь мне с моей рукописью. - Рукописью. - Да.

Сзади его нагоняло такси. Он смотрел на приближающиеся огни центра города и молил Бога, чтобы он дал ему добраться туда живым. Беккер проехал уже половину пути, когда услышал сзади металлический скрежет, прижался к рулю и до отказа открыл дроссель. Раздался приглушенный звук выстрела. Мимо. Он резко свернул влево и запетлял по дороге в надежде сбить преследователя и выиграть время. Все было бесполезно. До поворота оставалось еще триста метров, а такси от него отделяло всего несколько машин.

144 Share

Mochila ruit

Ни для кого не было секретом, что Мидж Милкен недолюбливала Тревора Стратмора. Стратмор придумал хитроумный ход, чтобы приспособить Попрыгунчика к нуждам агентства, но его схватили за руку. Несмотря ни на что, АН Б это стоило больших денег. Фонд электронных границ усилил свое влияние, доверие к Фонтейну в конгрессе резко упало, и, что еще хуже, агентство перестало быть анонимным. Внезапно домохозяйки штата Миннесота начали жаловаться компаниям Америка онлайн и Вундеркинд, что АНБ, возможно, читает их электронную почту, - хотя агентству, конечно, не было дела до рецептов приготовления сладкого картофеля. Провал Стратмора дорого стоил агентству, и Мидж чувствовала свою вину - не потому, что могла бы предвидеть неудачу коммандера, а потому, что эти действия были предприняты за спиной директора Фонтейна, а Мидж платили именно за то, чтобы она эту спину прикрывала. Директор старался в такие дела не вмешиваться, и это делало его уязвимым, а Мидж постоянно нервничала по этому поводу. Но директор давным-давно взял за правило умывать руки, позволяя своим умным сотрудникам заниматься своим делом, - именно так он вел себя по отношению к Тревору Стратмору.

 Это невозможно. Я никогда не распечатываю свои мозговые штурмы. - Я знаю. Я считываю их с вашего компьютера. Стратмор недоверчиво покачал головой. - Ты пробрался в мой кабинет. - Нет. Я сделал это, не выходя из Третьего узла.

 Мне кажется, коммандер приказал вам уйти. - Но монитор. Она показывает восемнадцать… - Коммандер Стратмор велел вам уйти. - Плевал я на Стратмора! - закричал Чатрукьян, и его слова громким эхом разнеслись по шифровалке. - Мистер Чатрукьян? - послышался сверху звучный возглас. Все трое замерли. Над ними, опираясь на перила площадки перед своим кабинетом, стоял Стратмор. Какое-то время в здании слышался только неровный гул расположенных далеко внизу генераторов. Сьюзан отчаянно пыталась встретиться взглядом со Стратмором. Коммандер.

Беккер зашагал по улице с четырехполосным движением и бульваром посередине. Туда и обратно, - мысленно повторял.  - Туда и обратно. Он был настолько погружен в свои мысли, что не заметил человека в очках в тонкой металлической оправе, который следил за ним с другой стороны улицы. ГЛАВА 18 Стоя у громадного окна во всю стену своего кабинета в токийском небоскребе, Нуматака с наслаждением дымил сигарой и улыбался. Он не мог поверить в свою необыкновенную удачу. Он снова говорил с этим американцем, и если все прошло, как было задумано, то Танкадо сейчас уже нет в живых, а ключ, который он носил с собой, изъят. В том, что он, Нуматака, в конце концов решил приобрести ключ Энсея Танкадо, крылась определенная ирония. Токуген Нуматака познакомился с Танкадо много лет .

 - Что ты сказала. Чем ты занята. - Я ничего не говорила, - ответила Сьюзан. Хейл удивленно поднял брови. - Ах какие мы скрытные. А ведь у нас в Третьем узле нет друг от друга секретов. Один за всех и все за одного. Сьюзан отпила глоток чая и промолчала. Хейл пожал плечами и направился к буфету. Буфет всегда был его первой остановкой.

 Это невозможно, - сказал директор.  - Вы представляете, каковы будут последствия. Джабба отлично знал, что директор прав. Более трех тысяч узлов Независимой цифровой сети связывают весь мир с базой данных агентства. Каждый день военные оценивают моментальные спутниковые снимки всех передвижений по территории потенциальных противников. Инженеры компании Локхид скачивают подробные чертежи новых систем вооружения. Оперативные агенты сообщают последние данные о ходе выполнения поставленных перед ними задач. Банк данных АНБ - это основа основ тысяч правительственных операций. Отключить все это без подготовки - значит парализовать разведдеятельность во всем мире. - Я отдаю себе отчет в последствиях, сэр, - сказал Джабба, - но у нас нет выбора.

204 Share

Mochila ruit

Было видно, что Хейл ей не поверил. - Может быть, хочешь воды. Она не нашлась что ответить. И проклинала. Как я могла не выключить монитор. Сьюзан понимала: как только Хейл заподозрит, что она искала что-то в его компьютере, то сразу же поймет, что подлинное лицо Северной Дакоты раскрыто. И пойдет на все, лишь бы эта информация не вышла из стен Третьего узла. А что, подумала Сьюзан, если броситься мимо него и побежать к двери.

Жжение в горле заставило ее собраться с мыслями. Стоя на ковре возле письменного стола, она в растерянности осматривала кабинет шефа. Комнату освещали лишь странные оранжевые блики. В воздухе пахло жженой пластмассой. Вообще говоря, это была не комната, а рушащееся убежище: шторы горели, плексигласовые стены плавились. И тогда она вспомнила. Дэвид. Паника заставила Сьюзан действовать.

Чатрукьян знал: как только Джабба узнает, что Стратмор обошел фильтры, разразится скандал. Какая разница? - подумал.  - Я должен выполнять свои обязанности. Он поднял телефонную трубку и набрал номер круглосуточно включенного мобильника Джаббы. ГЛАВА 45 Дэвид Беккер бесцельно брел по авенида дель Сид, тщетно пытаясь собраться с мыслями. На брусчатке под ногами мелькали смутные тени, водка еще не выветрилась из головы. Все происходящее напомнило ему нечеткую фотографию. Мысли его то и дело возвращались к Сьюзан: он надеялся, что она уже прослушала его голос на автоответчике. Чуть впереди, у остановки, притормозил городской автобус.

 - В одном из ваших мозговых штурмов. - Это невозможно. Я никогда не распечатываю свои мозговые штурмы. - Я знаю. Я считываю их с вашего компьютера. Стратмор недоверчиво покачал головой. - Ты пробрался в мой кабинет. - Нет. Я сделал это, не выходя из Третьего узла.

Потом, всего через несколько секунд, он должен был включить основные генераторы, и сразу же восстановились бы все функции дверных электронных замков, заработали фреоновые охладители и ТРАНСТЕКСТ оказался бы в полной безопасности. Но, приближаясь к рубильнику, Стратмор понял, что ему необходимо преодолеть еще одно препятствие - тело Чатрукьяна на ребрах охлаждения генератора. Вырубить электропитание и снова его включить значило лишь вызвать повторное замыкание. Труп надо передвинуть. Стратмор медленно приближался к застывшему в гротескной лозе телу, не сводя с него глаз. Он схватил убитого за запястье; кожа была похожа на обгоревший пенопласт, тело полностью обезвожено. Коммандер зажмурился, сильнее сжал запястье и потянул. Труп сдвинулся на несколько сантиметров. Он потянул сильнее.

 Grazie! - просиял итальянец. Он швырнул Беккеру ключи от веспы, затем взял свою девушку за руку, и они, смеясь, побежали к зданию клуба. - Aspetta! - закричал Беккер.  - Подождите. Я же просил меня подбросить. ГЛАВА 59 Сьюзан протянула руку, и коммандер Стратмор помог ей подняться по лестнице в помещение шифровалки. А перед глазами у нее стоял образ Фила Чатрукьяна, его искалеченного и обгоревшего тела, распростертого на генераторах, а из головы не выходила мысль о Хейле, притаившемся в лабиринтах шифровалки. Правда открылась со всей очевидностью: Хейл столкнул Чатрукьяна. Нетвердой походкой Сьюзан подошла к главному выходу- двери, через которую она вошла сюда несколько часов. Отчаянное нажатие на кнопки неосвещенной панели ничего не дало: массивная дверь не поддалась.

Mochila icГіnica campus vera bradley

About Meztile

 Никогда не слышал об. - Никто не слышал. Это было сделано тайно. - Мидж, - сказал Бринкерхофф, - Джабба просто помешан на безопасности ТРАНСТЕКСТА.

Related Posts

517 Comments

Post A Comment