Mochila vans negro

671 Share

Mochila vans negro

Беккер долго вглядывался в текст и хмурил брови. И ради этого стоило убивать. Когда Беккер наконец вышел из Гиральды в Апельсиновый сад, утреннее солнце уже нещадно пекло. Боль в боку немного утихла, да и глаза как будто обрели прежнюю зоркость. Он немного постоял, наслаждаясь ярким солнцем и тонким ароматом цветущих апельсиновых деревьев, а потом медленно зашагал к выходу на площадь. В этот момент рядом резко притормозил мини-автобус. Из него выпрыгнули двое мужчин, оба молодые, в военной форме. Они приближались к Беккеру с неумолимостью хорошо отлаженных механизмов.

Спустя несколько секунд Соши преобразовала на экране, казалось бы, произвольно набранные буквы. Теперь они выстроились в восемь рядов по восемь в каждом. Джабба посмотрел на экран и в отчаянии всплеснул руками. Новый порядок букв показался не более вразумительным, чем оригинал. P F Е Е S Е S N R Е Т М Р F Н А I R W E О О 1 G М Е Е N N R М А Е N Е Т S Н А S D С N S I 1 А А I Е Е R В R N К S В L Е L О D 1 - Ясно как в полночь в подвале, - простонал Джабба. - Мисс Флетчер, - потребовал Фонтейн, - объяснитесь. Все глаза обратились к. Сьюзан внимательно вглядывалась в буквы.

Соши даже подпрыгнула. - Да. Совершенно верно. Простые числа играют важнейшую роль в японской культуре. Стихосложение хайку основано на простых числах. Три строки по пять, семь и снова пять слогов. Во всех храмах Киото… - Довольно! - сказал Джабба.  - Если ключ - простое число, то что с. Варианты бесконечны.

 - Я ошиблась.  - Она сдвинула брови, задумавшись, почему ТРАНСТЕКСТ за весь день не взломал ни единого шифра.  - Позволь мне кое-что проверить, - сказала она, перелистывая отчет. Найдя то, что искала, Мидж пробежала глазами цифры и минуту спустя кивнула: - Ты прав, Чед. ТРАНСТЕКСТ работал на полную мощность. Расход энергии даже чуть выше обычного: более полумиллиона киловатт-часов с полуночи вчерашнего дня. - И что все это. - Не знаю.

 - К вашему сведению, ваш ТРАНСТЕКСТ перегрелся. - Что ты говоришь? - засмеялся Стратмор.  - Что же ты предлагаешь. Открыть дверь и вызвать сотрудников отдела систем безопасности, я угадал. - Совершенно. Будет очень глупо, если вы этого не сделаете. На этот раз Стратмор позволил себе расхохотаться во весь голос. - Твой сценарий мне понятен.

 Иису… - Слова застряли у Бринкерхоффа в глотке.  - Ты думаешь, что в ТРАНСТЕКСТ проник вирус. Мидж вздохнула: - А что еще это может. - Это может быть не вашим делом! - раздался зычный голос у них за спиной. Мидж от неожиданности стукнулась головой о стекло. Бринкерхофф опрокинул директорский стул и бросился к двери. Он сразу же узнал этот голос. - Директор! - воскликнул он и, подойдя к Фонтейну, протянул руку.

500 Share

Mochila vans negro

Техники обнимали друг друга, подбрасывая вверх длинные полосы распечаток. Бринкерхофф обнимал Мидж. Соши заливалась слезами. - Джабба, - спросил Фонтейн, - много они похитили. - Совсем мало, - сказал Джабба, посмотрев на монитор.  - Всего лишь какие-то обрывки, в полном виде -. Фонтейн медленно кивнул и улыбнулся одними уголками губ. Он искал глазами Сьюзан Флетчер, но она уже стояла прямо перед экраном, на котором крупным планом было видно лицо Дэвида Беккера. - Дэвид.

Он швырнул Беккеру ключи от веспы, затем взял свою девушку за руку, и они, смеясь, побежали к зданию клуба. - Aspetta! - закричал Беккер.  - Подождите. Я же просил меня подбросить. ГЛАВА 59 Сьюзан протянула руку, и коммандер Стратмор помог ей подняться по лестнице в помещение шифровалки. А перед глазами у нее стоял образ Фила Чатрукьяна, его искалеченного и обгоревшего тела, распростертого на генераторах, а из головы не выходила мысль о Хейле, притаившемся в лабиринтах шифровалки. Правда открылась со всей очевидностью: Хейл столкнул Чатрукьяна. Нетвердой походкой Сьюзан подошла к главному выходу- двери, через которую она вошла сюда несколько часов. Отчаянное нажатие на кнопки неосвещенной панели ничего не дало: массивная дверь не поддалась.

Их прикосновение было знакомым, но вызывало отвращение. Б нем не чувствовалось грубой силы Грега Хейла, скорее - жестокость отчаяния, внутренняя бездушная решительность. Сьюзан повернулась. Человек, попытавшийся ее удержать, выглядел растерянным и напуганным, такого лица у него она не видела. - Сьюзан, - умоляюще произнес Стратмор, не выпуская ее из рук.  - Я все объясню. Она попыталась высвободиться. Коммандер не отпускал .

Я прихожу сюда каждый вечер. Подними, говорю. Беккер терял терпение. А ведь он мог быть сейчас в Смоки-Маунтинс, со Сьюзан. Что он делает здесь, в Испании, зачем спорит с этим психованным подростком. Беккер резким движением взял парня под мышки, приподнял и с силой посадил на столик. - Слушай, сопливый мозгляк. Убирайся отсюда немедленно, или я вырву эту булавку из твоих ноздрей и застегну ею твой поганый рот.

Разумеется, когда пользователи компьютеров во всем мире обнаружили, что американское правительство имеет широкий доступ к их электронной почте, раздались возмущенные голоса. Даже те, кто использовал электронную почту лишь для развлечения, занервничали из-за вторжения в их частную жизнь. Корпоративные программисты во всем мире озаботились решением проблемы безопасности электронной почты. В конце концов оно было найдено - так родился доступный широкой публике способ кодирования. Его концепция была столь же проста, сколь и гениальна. Она состояла из легких в использовании программ для домашнего компьютера, которые зашифровывали электронные послания таким образом, что они становились абсолютно нечитаемыми. Пользователь писал письмо, пропускал его через специальную программу, и на другом конце линии адресат получал текст, на первый взгляд не поддающийся прочтению, - шифр. Тот же, кто перехватывал такое сообщение, видел на экране лишь маловразумительную абракадабру.

Она глупейшим образом попала в ловушку, расставленную Хейлом, и Хейл сумел использовать ее против Стратмора. Она понимала, что коммандер заплатил огромную цену за ее избавление. - Простите меня, - сказала. - За. - Ваши планы относительно Цифровой крепости… они рухнули. Стратмор покачал головой: - Отнюдь. - Но… служба безопасности… что. Они сейчас здесь появятся.

559 Share

Mochila vans negro

Офицер был шокирован. - Вы же только что прибыли. - Да, но человек, оплативший авиабилет, ждет. Я должен доставить эти вещи. На лице лейтенанта появилось оскорбленное выражение, какое бывает только у испанцев. - Вы хотите сказать, что даже не познакомитесь с Севильей. - Я был здесь несколько лет. Замечательный город. Я бы хотел задержаться. - Значит, вы видели башню.

Дэвид Беккер исчез, но это ненадолго. Из всех севильских автобусов мистер Беккер выбрал пользующийся дурной славой 27-й маршрут. Автобус номер 27 следует к хорошо известной конечной остановке. ГЛАВА 46 Фил Чатрукьян швырнул трубку на рычаг. Линия Джаббы оказалась занята, а службу ожидания соединения Джабба отвергал как хитрый трюк корпорации Американ телефон энд телеграф, рассчитанный на то, чтобы увеличить прибыль: простая фраза Я говорю по другому телефону, я вам перезвоню приносила телефонным компаниям миллионы дополнительных долларов ежегодно. Отказ Джаббы использовать данную услугу был его личным ответом на требование АН Б о том, чтобы он всегда был доступен по мобильному телефону. Чатрукьян повернулся и посмотрел в пустой зал шифровалки. Шум генераторов внизу с каждой минутой становился все громче.

Красная, белая и синяя. Я нашел. В его голове смешались мысли о кольце, о самолете Лирджет-60, который ждал его в ангаре, и, разумеется, о Сьюзан. В тот момент, когда он поравнялся с сиденьем, на котором сидела девушка, и подумал, что именно ей скажет, автобус проехал под уличным фонарем, на мгновение осветившим лицо обладателя трехцветной шевелюры. Беккер смотрел на него, охваченный ужасом. Под густым слоем краски он увидел не гладкие девичьи щеки, а густую щетину. Это был молодой человек. В верхней губе у него торчала серебряная запонка, на нем была черная кожаная куртка, надетая на голое тело.

Спасайся. Она открыла глаза, словно надеясь увидеть его лицо, его лучистые зеленые глаза и задорную улыбку, и вновь перед ней всплыли буквы от А до Z. Шифр!. Сьюзан смотрела на эти буквы, и они расплывались перед ее слезящимися глазами. Под вертикальной панелью она заметила еще одну с пятью пустыми кнопками. Шифр из пяти букв, сказала она себе и сразу же поняла, каковы ее шансы его угадать: двадцать шесть в пятой степени, 11 881 376 вариантов. По одной секунде на вариант - получается девятнадцать недель… Когда она, задыхаясь от дыма, лежала на полу у дверцы лифта, ей вдруг вспомнились страстные слова коммандера: Я люблю тебя, Сьюзан. Я любил тебя .

Затаив дыхание, Сьюзан дважды щелкнула по конверту. - Северная Дакота, - прошептала она еле слышно.  - Посмотрим, кто ты. Сьюзан прочитала открывшееся сообщение, которое состояло из одной строчки, потом прочитала его еще. ПООБЕДАЕМ У АЛЬФРЕДА. В 8 ВЕЧЕРА. В другом конце комнаты Хейл еле слышно засмеялся. Сьюзан взглянула на адресную строку сообщения. FROM: CHALECRYPTO.

Сьюзан прочитала их. Стратмор в отчаянии нажал на кнопку просмотра. ОБЪЕКТ: ЭНСЕЙ ТАНКАДО - ЛИКВИДИРОВАН ОБЪЕКТ: ПЬЕР КЛУШАР - ЛИКВИДИРОВАН ОБЪЕКТ: ГАНС ХУБЕР - ЛИКВИДИРОВАН ОБЪЕКТ: РОСИО ЕВА ГРАНАДА - ЛИКВИДИРОВАНА… Список на этом не заканчивался, и Стратмора охватил ужас. Я смогу ей объяснить. Она поймет. Честь. Страна. Однако в списке было еще одно сообщение, которого он пока не видел и которое никогда не смог бы объяснить.

714 Share

Mochila vans negro

Правду знала только элита АНБ - ТРАНСТЕКСТ взламывал сотни шифров ежедневно. В условиях, когда пользователи были убеждены, что закодированные с помощью компьютера сообщения не поддаются расшифровке - даже усилиями всемогущего АНБ, - секреты потекли рекой. Наркобароны, боссы, террористы и люди, занятые отмыванием криминальных денег, которым надоели перехваты и прослушивание их переговоров по сотовым телефонам, обратились к новейшему средству мгновенной передачи сообщений по всему миру - электронной почте. Теперь, считали они, им уже нечего было опасаться, представ перед Большим жюри, услышать собственный записанный на пленку голос как доказательство давно забытого телефонного разговора, перехваченного спутником АНБ. Никогда еще получение разведывательной информации не было столь легким делом. Шифры, перехваченные АНБ, вводились в ТРАНСТЕКСТ и через несколько минуты выплевывались из машины в виде открытого текста. Секретов отныне больше не существовало. Чтобы еще больше усилить впечатление о своей некомпетентности, АНБ подвергло яростным нападкам программы компьютерного кодирования, утверждая, что они мешают правоохранительным службам ловить и предавать суду преступников. Участники движения за гражданские свободы торжествовали и настаивали на том, что АНБ ни при каких обстоятельствах не должно читать их почту.

Там было темно, но он разглядел дорогие восточные ковры и полированное красное дерево. На противоположной стене висело распятие в натуральную величину. Беккер остановился. Тупик. Стоя возле креста, он слушал, как приближаются шаги Халохота, смотрел на распятие и проклинал судьбу. Слева послышался звон разбитого стекла. Беккер повернулся и увидел человека в красном одеянии. Тот вскрикнул и испуганно посмотрел на Беккера. Как кот, пойманный с канарейкой в зубах, святой отец вытер губы и безуспешно попытался прикрыть разбившуюся бутылку вина для святого причастия. - Salida! - крикнул Беккер.

И самый мерзкий пляж, покрытый острыми камнями. Этого и ждут от меня читатели. Больные на соседних койках начали приподниматься, чтобы разглядеть, что происходит. Беккер нервно посматривал на медсестру. Пожалуй, дело кончится тем, что его выставят на улицу. Клушар продолжал бушевать: - И этот полицейский из вашего города тоже хорош. Заставил меня сесть на мотоцикл. Смотрите сюда! - Он попытался поднять левую руку.  - Кто теперь напишет материал для моей колонки.

Ты займешься Третьим узлом. Сотрешь всю электронную почту Хейла. Все, что относится к его переписке с Танкадо, где упоминается Цифровая крепость. - Хорошо, - сказала Сьюзан, стараясь сосредоточиться, - я сотру весь накопитель Хейла. И все переформатирую. - Нет! - жестко парировал Стратмор.  - Не делай. Скорее всего Хейл держит там копию ключа. Она мне нужна. Сьюзан даже вздрогнула от неожиданности.

Он объяснил, что кандзи - это система японского письма, основанная на видоизмененных китайских иероглифах. Он же давал им китайские значения, потому что такую задачу они перед ним поставили. - Господи Иисусе.  - Морант закашлялся.  - Давайте попробуем кандзи. И словно по волшебству все встало на свое место. Это произвело на дешифровщиков впечатление, но тем не менее Беккер продолжал переводить знаки вразнобой, а не в той последовательности, в какой они были расположены в тексте. - Это для вашей же безопасности, - объяснил Морант.  - Вам незачем знать, что вы переводите.

 Он был крайне со мной любезен, - просияв, сказал Бринкерхофф, довольный тем, что ему удалось остаться в живых после телефонного разговора.  - Он заверил меня, что ТРАНСТЕКСТ в полной исправности. Сказал, что он взламывает коды каждые шесть минут и делал это даже пока мы с ним говорили. Поблагодарил меня за то, что я решил позвонить. - Он лжет, - фыркнула Мидж.  - Я два года проверяю отчеты шифровалки. У них всегда все было в полном порядке. - Все когда-то бывает в первый раз, - бесстрастно ответил Бринкерхофф. Она встретила эти слова с явным неодобрением. - Я все проверяю дважды.

225 Share

Mochila vans negro

Разгромив очередного партнера, он шел охладиться к фонтанчику с питьевой водой и опускал в него голову. Затем, с еще мокрыми волосами, угощал поверженного соперника орешками и соком. Как у всех молодых профессоров, университетское жалованье Дэвида было довольно скромным. Время от времени, когда надо было продлить членство в теннисном клубе или перетянуть старую фирменную ракетку, он подрабатывал переводами для правительственных учреждений в Вашингтоне и его окрестностях. В связи с одной из таких работ он и познакомился со Сьюзан. В то прохладное осеннее утро у него был перерыв в занятиях, и после ежедневной утренней пробежки он вернулся в свою трехкомнатную университетскую квартиру. Войдя, Дэвид увидел мигающую лампочку автоответчика. Слушая сообщение, он выпил почти целый пакет апельсинового сока. Послание ничем не отличалось от многих других, которые он получал: правительственное учреждение просит его поработать переводчиком в течение нескольких часов сегодня утром. Странным показалось только одно: об этой организации Беккер никогда прежде не слышал.

Они были вместе уже два года, когда Дэвид вдруг сделал ей предложение. Это случилось во время поездки на уик-энд в Смоки-Маунтинс. Они лежали на широкой кровати под балдахином в Стоун-Мэнор. О кольце он позаботиться не успел, слова пришли сами. Именно это и нравилось ей в нем - спонтанность решений. Она надолго прижалась губами к его губам. Он обвил ее руками, и они сами собой начали стягивать с нее ночную рубашку. - Я понимаю это как знак согласия, - сказал он, и они не отрывались друг от друга всю ночь, согреваемые теплом камина. Этот волшебный вечер был шесть месяцев назад, до того как Дэвида неожиданно назначили главой факультета современных языков.

 Я не знаю… эта женщина… он называл ее… - Он прикрыл глаза и застонал. - Как. - Не могу вспомнить… - Клушар явно терял последние силы. - Подумайте, - продолжал настаивать Беккер.  - Очень важно, чтобы досье консульства было как можно более полным. Мне нужно подтвердить ваш рассказ заявлениями других свидетелей. Необходима любая информация, которая поможет мне их разыскать. Но Клушар не слушал. Он вытирал лоб простыней. - Простите… может быть, завтра… - Его явно мутило.

 - НБ - это, конечно, не болтай. Вот такое агентство. На другой стороне авениды Изабеллы он сразу же увидел клинику с изображенным на крыше обычным красным крестом на белом поле. С того момента как полицейский доставил сюда канадца, прошло уже несколько часов. Перелом запястья, разбитая голова - скорее всего ему оказали помощь и давно выписали. Беккер все же надеялся, что в клинике осталась какая-то регистрационная запись - название гостиницы, где остановился пациент, номер телефона, по которому его можно найти. Если повезет, он разыщет канадца, получит кольцо и тут же вернется домой. Если потребуется, заплатите за это кольцо хоть десять тысяч долларов. Я верну вам деньги, - сказал ему Стратмор. В этом нет необходимости, - ответил на это Беккер.

 Una nina? - повторил Беккер.  - Pelo rojo, azul, y bianco. Красно-бело-синие волосы. Мужчина засмеялся: - Que fea. Ничего себе зрелище.  - Он покачал головой и возобновил работу. Дэвид Беккер стоял в центре пустого зала и думал, что делать. Весь вечер оказался сплошной комедией ошибок. В его ушах звучали слова Стратмора: Не звони, пока не добудешь кольцо.

У нас две рыжеволосые. Обе хорошенькие. Сердце Беккера подпрыгнуло. - Очень хорошенькие? - повторил он с нарочитым немецким акцентом.  - Рыженькие. - Да, а как зовут вашего брата. Я скажу вам, кто его сегодня сопровождает, и мы сможем прислать ее к вам завтра. - Клаус Шмидт, - выпалил Беккер имя из старого учебника немецкого.

485 Share

Mochila vans negro

Он использовал подход, который никому из нас не приходил в голову. - А зачем это нам? - спросила Сьюзан.  - В этом нет никакого смысла. Стратмор встал и начал расхаживать по кабинету, не спуская при этом глаз с двери. - Несколько недель назад, когда я прослышал о том, что Танкадо предложил выставить Цифровую крепость на аукцион, я вынужден был признать, что он настроен весьма серьезно. Я понимал, что если он продаст свой алгоритм японской компании, производящей программное обеспечение, мы погибли, поэтому мне нужно было придумать, как его остановить. Я подумал о том, чтобы его ликвидировать, но со всей этой шумихой вокруг кода и его заявлений о ТРАНСТЕКСТЕ мы тут же стали бы первыми подозреваемыми. И вот тогда меня осенило.  - Он повернулся к Сьюзан.  - Я понял, что Цифровую крепость не следует останавливать.

Б нем не чувствовалось грубой силы Грега Хейла, скорее - жестокость отчаяния, внутренняя бездушная решительность. Сьюзан повернулась. Человек, попытавшийся ее удержать, выглядел растерянным и напуганным, такого лица у него она не видела. - Сьюзан, - умоляюще произнес Стратмор, не выпуская ее из рук.  - Я все объясню. Она попыталась высвободиться. Коммандер не отпускал. Она попробовала закричать, но голос ей не повиновался. Ей хотелось убежать, но сильные руки тянули ее .

Бринкерхофф с облегчением вздохнул: - Ну, если он здесь, то нет проблем, верно. Мидж задумалась. - Может. - Может. - Мы должны позвонить ему и проверить. - Мидж, он же заместитель директора, - застонал Бринкерхофф.  - Я уверен, у него все под контролем. Давай не… - Перестань, Чед, не будь ребенком. Мы выполняем свою работу.

 Мой человек отнимет. - И что. - Какое вам дело? - холодно произнес американец.  - Когда мистер Беккер найдет ключ, он будет вознагражден сполна. ГЛАВА 22 Дэвид Беккер быстро подошел к койке и посмотрел на спящего старика. Правое запястье в гипсе. На вид за шестьдесят, может быть, около семидесяти. Белоснежные волосы аккуратно зачесаны набок, в центре лба темно-красный рубец, тянущийся к правому глазу.

 - Вон. Беккер совсем забыл о кольце, об Агентстве национальной безопасности, обо всем остальном, проникшись жалостью к девушке. Наверное, родители отправили ее сюда по какой-то школьной образовательной программе, снабдив кредитной карточкой Виза, а все кончилось тем, что она посреди ночи вкалывает себе в туалете наркотик. - Вы себя хорошо чувствуете? - спросил он, пятясь к двери. - Нормально, - высокомерно бросила.  - А тебе здесь делать нечего. Беккер повернулся, печально посмотрев в последний раз на ее руку. Ты ничего не можешь с этим поделать, Дэвид. Не лезь не в свое. - Ну .

На мониторе появилось символическое изображение конверта - это значило, что пришло сообщение по электронной почте. Сьюзан бросила быстрый взгляд на Хейла, но тот был всецело поглощен своим компьютером. Затаив дыхание, Сьюзан дважды щелкнула по конверту. - Северная Дакота, - прошептала она еле слышно.  - Посмотрим, кто ты. Сьюзан прочитала открывшееся сообщение, которое состояло из одной строчки, потом прочитала его еще. ПООБЕДАЕМ У АЛЬФРЕДА. В 8 ВЕЧЕРА. В другом конце комнаты Хейл еле слышно засмеялся. Сьюзан взглянула на адресную строку сообщения.

341 Share

Mochila vans negro

Пора отсюда сматываться. - Куда ты девал мои бутылки? - угрожающе зарычал парень. В его ноздрях торчала английская булавка. Беккер показал на бутылки, которые смахнул на пол. - Они же пустые. - Пустые, но мои, черт тебя дери. - Прошу прощения, - сказал Беккер, поворачиваясь, чтобы уйти. Парень загородил ему дорогу. - Подними. Беккер заморгал от неожиданности.

Он не сомневался в своей победе, не зная, что опоздал. Я всегда добиваюсь своей цели, - подумал Стратмор. Не обращая внимания на пролом в стене, он подошел к электронной двери. Створки с шипением разъехались в стороны. Он вошел. Сьюзан стояла перед ним, промокшая, взъерошенная, в его пиджаке, накинутом на плечи. Она выглядела как первокурсница, попавшая под дождь, а он был похож на студента последнего курса, одолжившего ей свою куртку. Впервые за многие годы коммандер почувствовал себя молодым. Его мечта была близка к осуществлению. Однако, сделав еще несколько шагов, Стратмор почувствовалчто смотрит в глаза совершенно незнакомой ему женщины.

Недавно Стратмор сделал так, что Халохота снабдили новейшей игрушкой АНБ - компьютером Монокль. Себе Стратмор купил Скайпейджер, который запрограммировал на ту же частоту. Начиная с этого момента его связь с Халохотом стала не только мгновенной, но и абсолютно неотслеживаемой. Первое послание, которое он отправил Халохоту, не оставляло места сомнениям, тем более что они это уже обсуждали: убить Энсея Танкадо и захватить пароль. Стратмор никогда не спрашивал у Халохота, как тот творил свои чудеса: тот просто каким-то образом повторял их снова и. Энсей Танкадо мертв, власти убеждены, что это сердечный приступ, прямо как в учебнике, кроме одного обстоятельства. Халохот ошибся с местом действия. Быть может, смерть Танкадо в публичном месте была необходимостью, однако публика возникла чересчур .

Сьюзан не отрывала глаз от директора. Она была уверена, что рано или поздно познакомится с этим человеком, но никогда не думала, что это случится при таких обстоятельствах. - Идемте, мисс Флетчер, - сказал Фонтейн и прошел.  - Нам сейчас пригодится любая помощь. Посверкивая в красноватом свете туннельных ламп, перед ними возникла стальная дверь. Фонтейн набрал код на специальной углубленной панели, после чего прикоснулся к небольшой стеклянной пластинке. Сигнальная лампочка вспыхнула, и массивная стена с грохотом отъехала влево. В АНБ было только одно помещение, еще более засекреченное, чем шифровалка, и Сьюзан поняла, что сейчас она окажется в святая святых агентства.

Веспа шла с предельной скоростью. Прикинув, что такси развивает миль восемьдесят - чуть ли не вдвое больше его скорости, - он сосредоточил все внимание на трех ангарах впереди. Средний. Там его дожидается лирджет. Прогремел выстрел. Пуля ударила в асфальт в нескольких метрах позади. Беккер оглянулся. Убийца целился, высунувшись из окна.

Наклонные стены помещения, образуя вверху широкую арку, на уровне глаз были практически вертикальными. Затем они приобретали как бы полупрозрачность, завершаясь у пола непроницаемой чернотой - посверкивающей черной глазурью кафеля, отливавшей жутковатым сиянием, создававшим какое-то тревожное ощущение прозрачности пола. Черный лед. В центре помещения из пола торчала, подобно носу исполинской торпеды, верхняя часть машины, ради которой было возведено все здание. Ее черный лоснящийся верх поднимался на двадцать три фута, а сама она уходила далеко вниз, под пол. Своей гладкой окружной формой она напоминала дельфина-косатку, застывшего от холода в схваченном морозом море. Это был ТРАНСТЕКСТ, компьютер, равного которому не было в мире, - шифровальная машина, засекреченная агентством. Подобно айсбергу машина скрывала девяносто процентов своей массы и мощи под поверхностью. Ее секрет был спрятан в керамических шахтах, уходивших на шесть этажей вниз; ее похожий на ракету корпус окружал лабиринт подвесных лесов и кабелей, из-под которых слышалось шипение фреоновой системы охлаждения.

673 Share

Mochila vans negro

 - Прочитайте еще. Соши прочитала снова: - …Искусственно произведенный, обогащенный нейтронами изотоп урана с атомным весом 238. - Двести тридцать восемь? - воскликнула Сьюзан.  - Разве мы не знаем, что в хиросимской бомбе был другой изотоп урана. Все вокруг недоуменно переглянулись. Соши лихорадочно прогоняла текст на мониторе в обратном направлений и наконец нашла то, что искала. - Да. Здесь говорится о другом изотопе урана.

 - Какой была твоя первая реакция, когда я сообщил тебе о смерти Танкадо. Сьюзан нахмурилась. - Я подумала, что АНБ его ликвидировало. - Вот. Если АНБ в состоянии вывести пять риолитовых спутников на геостационарную орбиту над Ближним Востоком, то, мне кажется, легко предположить, что у нас достаточно средств, чтобы подкупить несколько испанских полицейских.  - Его доводы звучали волне убедительно. Сьюзан перевела дыхание. Энсей Танкадо умер. Вина ляжет на АНБ. - Мы успеем найти его партнера.

За годы работы в АНБ до нее доходили слухи о неофициальных связях агентства с самыми искусными киллерами в мире - наемниками, выполняющими за разведывательные службы всю грязную работу. - Танкадо слишком умен, чтобы предоставить нам такую возможность, - возразил Стратмор. Сьюзан испытала от этих слов странное облегчение. - У него есть охрана. - В общем-то. - Он прячется в укрытии. Стратмор пожал плечами. - Танкадо выехал из Японии.

 Если будет еще интереснее, чем этой ночью, я не смогу встать. Дэвид привлек ее к себе, не ощущая тяжести. Вчера он чуть не умер, а сегодня жив, здоров и полон сил. Сьюзан положила голову ему на грудь и слушала, как стучит его сердце. А ведь еще вчера она думала, что потеряла его навсегда. - Дэвид, - вздохнула она, заметив на тумбочке его записку.  - Скажи мне, что такое без воска. Ты же знаешь, что шифры, которые не поддаются, не выходят у меня из головы. Дэвид молчал.

Все закончилось. Действительно закончилось. Теперь можно возвращаться домой. Кольцо на пальце и есть тот Грааль, который он искал. Беккер поднял руку к свету и вгляделся в выгравированные на золоте знаки. Его взгляд не фокусировался, и он не мог прочитать надпись, но, похоже, она сделана по-английски. Первая буква вроде бы О, или Q, или ноль: глаза у него так болели. что он не мог разобрать, но все-таки кое-как прочитал первые буквы, В них не было никакого смысла. И это вопрос национальной безопасности. Беккер вошел в телефонную будку и начал набирать номер Стратмора.

Конечно, это чертовски болезненно, но нам нужно было его остановить. - Не волнуйтесь, мадам, - заверил второй агент.  - С ним все будет в порядке. Дэвид Беккер смотрел на экран прямо перед. У него кружилась голова, и он едва отдавал себе отчет в происходящем. На экране он видел комнату, в которой царил хаос. В этой комнате находилась Сьюзан. Она стояла отдельно от остальных и смотрела на него, смеясь и плача. - Дэвид… Слава Богу. Я думала, что потеряла .

156 Share

Mochila vans negro

И все тянул и тянул к ним свои пальцы. В Севилье Беккер лихорадочно обдумывал происходящее. Как они называют эти изотопы - U235 и U?. Он тяжко вздохнул: какое все это имеет значение. Он профессор лингвистики, а не физики. - Атакующие линии готовятся к подтверждению доступа. - Господи! - Джабба в отчаянии промычал нечто нечленораздельное.  - Чем же отличаются эти чертовы изотопы. Никто этого не знает? - Ответа он не дождался. Техники и все прочие беспомощно смотрели на ВР.

Он очутился в огромной комнате - бывшем гимнастическом зале. Бледно-зеленый пол мерцал в сиянии ламп дневного света, то попадая в фокус, то как бы проваливаясь. Лампы зловеще гудели. На стене криво висело баскетбольное кольцо. Пол был уставлен десятками больничных коек. В дальнем углу, прямо под табло, которое когда-то показывало счет проходивших здесь матчей, он увидел слегка покосившуюся телефонную будку. Дай Бог, чтобы телефон работал, мысленно взмолился Беккер. Двигаясь к будке, он нащупывал в кармане деньги. Нашлось 75 песет никелевыми монетками, сдача от поездки в такси, - достаточно для двух местных звонков. Он вежливо улыбнулся озабоченной медсестре и вошел в будку.

 - Я думал, что… - Ладно, не в этом. В главном банке данных происходит нечто странное. Джабба взглянул на часы. - Странное? - Он начал беспокоиться.  - Можешь выражаться яснее. Две минуты спустя Джабба мчался вниз к главному банку данных. ГЛАВА 85 Грег Хейл, распластавшись, лежал на полу помещения Третьего узла. Стратмор и Сьюзан отволокли его туда через шифровалку и связали ему руки и ноги толстым кабелем от одного из лазерных принтеров. Сьюзан до сих пор была ошеломлена ловкими действиями коммандера. Он разыграл звонок по телефону.

Севилья - город большой и очень обманчивый. - Я постараюсь.  - Вопрос национальной безопасности… - Если вам не повезет, - сказала Росио, бросив взгляд на пухлый конверт, выпирающий в кармане Беккера, - пожалуйста, заходите. Мой дружок скоро заснет как убитый. Постучите тихонько. Я найду свободную комнату и покажу вам Испанию с такой стороны, что вам будет что вспомнить, - И она сладко причмокнула губами. Беккер изобразил улыбку. - Я должен идти. Он извинился перед немцем за вторжение, в ответ на что тот скромно улыбнулся. - Keine Ursache.

 Цифровая крепость, - сказал Стратмор.  - Так назвал ее Танкадо. Это новейшее оружие, направленное против разведслужб. Если эта программа попадет на рынок, любой третьеклассник, имеющий модем, получит возможность отправлять зашифрованные сообщения, которые АНБ не сможет прочесть. Это означает конец нашей разведки. Но мысли Сьюзан были далеко от политических последствий создания Цифровой крепости. Она пыталась осознать истинный смысл случившегося. Всю свою жизнь она посвятила взламыванию шифров, отвергая саму возможность разработки абсолютно стойкого шифра.

Молодые люди поднялись по ступенькам, и двигатель автобуса снова взревел. Беккер вдруг понял, что непроизвольно рванулся вперед, перед его глазами маячил только один образ - черная помада на губах, жуткие тени под глазами и эти волосы… заплетенные в три торчащие в разные стороны косички. Красную, белую и синюю. Автобус тронулся, а Беккер бежал за ним в черном облаке окиси углерода. - Espera! - крикнул он ему вдогонку. Его туфли кордовской кожи стучали по асфальту, но его обычная реакция теннисиста ему изменила: он чувствовал, что теряет равновесие. Мозг как бы не поспевал за ногами. Беккер в очередной раз послал бармену проклятие за коктейль, выбивший его из колеи.

989 Share

Mochila vans negro

 - Мы кое-что упустили. ГЛАВА 13 Токуген Нуматака стоял у окна своего роскошного кабинета на верхнем этаже небоскреба и разглядывал завораживающие очертания Токио на фоне ярко-синего неба. Служащие и конкуренты называли Нуматаку акута саме - смертоносной акулой. За три десятилетия он перехитрил, превзошел и задавил рекламой всех своих японских конкурентов, и теперь лишь один шаг отделял его от того, чтобы превратиться еще и в гиганта мирового рынка. Он собирался совершить крупнейшую в своей жизни сделку - сделку, которая превратит его Нуматек корпорейшн в Майкрософт будущего. При мысли об этом он почувствовал прилив адреналина. Бизнес - это война, с которой ничто не сравнится по остроте ощущений. Хотя три дня назад, когда раздался звонок, Токуген Нуматака был полон сомнений и подозрений, теперь он знал правду.

 Джабба. Вылезай скорее! - послышался женский голос. Мидж все же его разыскала. Он застонал. - Джабба. Скорее вылезай. Он неохотно выполз из-под компьютера. - Побойся Бога, Мидж. Я же сказал тебе… - Но это была не Мидж. Джабба удивленно заморгал.

Заставил меня сесть на мотоцикл. Смотрите сюда! - Он попытался поднять левую руку.  - Кто теперь напишет материал для моей колонки. - Сэр, я… - За все сорок три года путешествий я никогда еще не оказывался в таком положении. Вы только посмотрите на эту палату. Мою колонку перепечатывают издания по всему миру. - Сэр! - Беккер поднял обе руки, точно признавая свое поражение.  - Меня не интересует ваша колонка. Я из канадского консульства.

Это кошмар наяву. Я понимаю, ты расстроена из-за Дэвида. Я не хотел, чтобы ты узнала об этом. Я был уверен, что он тебе все рассказал. Сьюзан ощутила угрызения совести. - Я тоже хватила через край. Извините. Дэвид - это отличная кандидатура.

Затаив дыхание, она вглядывалась в экран. КОД ОШИБКИ 22 Сьюзан вздохнула с облегчением. Это была хорошая весть: проверка показала код ошибки, и это означало, что Следопыт исправен. Вероятно, он отключился в результате какой-то внешней аномалии, которая не должна повториться. Код ошибки 22. Она попыталась вспомнить, что это. Сбои техники в Третьем узле были такой редкостью, что номера ошибок в ее памяти не задерживалось. Сьюзан пролистала справочник и нашла нужный список.

У нее оставалось целых пять часов до рейса, и она сказала, что попытается отмыть руку. - Меган? - позвал он и постучал. Никто не ответил, и Беккер толкнул дверь.  - Здесь есть кто-нибудь? - Он вошел. Похоже, никого. Пожав плечами, он подошел к раковине. Раковина была очень грязной, но вода оказалась холодной, и это было приятно. Плеснув водой в глаза, Беккер ощутил, как стягиваются поры. Боль стала утихать, туман перед глазами постепенно таял. Он посмотрелся в зеркало.

768 Share

Mochila vans negro

 - Это вовсе не трюк. Да я вообще слова ему не сказал о деньгах. Я попросил оказать мне личную услугу. И он согласился поехать. - Конечно, согласился. Вы же мой шеф. Вы заместитель директора АНБ. Он не мог отказаться. - Ты права, - проворчал Стратмор.

 Это вы убили Танкадо. Стратмор вздрогнул и замотал головой: - Конечно. Убивать Танкадо не было необходимости. Честно говоря, я бы предпочел, чтобы он остался жив. Его смерть бросает на Цифровую крепость тень подозрения. Я хотел внести исправления тихо и спокойно. Изначальный план состоял в том, чтобы сделать это незаметно и позволить Танкадо продать пароль. Сьюзан должна была признать, что прозвучало это довольно убедительно. У Танкадо не было причин подозревать, что код в Интернете не является оригиналом. Никто не имел к нему доступа, кроме него самого и Северной Дакоты.

Отчаяние. Сожаление. Снова и снова тянется его рука, поблескивает кольцо, деформированные пальцы тычутся в лица склонившихся над ним незнакомцев. Он что-то им говорит. Но что. Дэвид на экране застыл в глубокой задумчивости. - Разница, - бормотал он себе под нос.  - Разница между U235 и U238.

Попутно он бросил жадный взгляд на ноги Сьюзан, которые та вытянула под рабочим столом, и тяжело вздохнул. Сьюзан, не поднимая глаз, поджала ноги и продолжала следить за монитором. Хейл хмыкнул. Сьюзан уже привыкла к агрессивному поведению Хейла. Его любимым развлечением было подключаться к ее компьютеру, якобы для того, чтобы проверить совместимость оборудования. Сьюзан это выводило из себя, однако она была слишком самолюбива, чтобы пожаловаться на него Стратмору. Проще было его игнорировать. Хейл подошел к буфету, с грохотом открыл решетчатую дверцу, достал из холодильника пластиковую упаковку тофу, соевого творога, и сунул в рот несколько кусочков белой студенистой массы.

 Ладно, - процедил Стратмор.  - Итак, даже в самых экстремальных условиях самый длинный шифр продержался в ТРАНСТЕКСТЕ около трех часов. - Да. Более или менее так, - кивнула Сьюзан. Стратмор замолчал, словно боясь сказать что-то, о чем ему придется пожалеть. Наконец он поднял голову: - ТРАНСТЕКСТ наткнулся на нечто непостижимое.  - Он опять замолчал. Сьюзан ждала продолжения, но его не последовало. - Больше трех часов.

 Сэр… я не нахожу Клауса Шмидта в книге заказов, но, быть может, ваш брат хотел сохранить инкогнито, - наверное, дома его ждет жена? - Он непристойно захохотал. - Да, Клаус женат. Но он очень толстый. Жена отказывает ему… ну, вы понимаете.  - Беккер не мог поверить, что это говорит он. Если бы Сьюзан слышала меня сейчас, - подумал.  - Я тоже толстый и одинокий. Я тоже хотел бы с ней покувыркаться.

597 Share

Mochila vans negro

 - Нам сейчас пригодится любая помощь. Посверкивая в красноватом свете туннельных ламп, перед ними возникла стальная дверь. Фонтейн набрал код на специальной углубленной панели, после чего прикоснулся к небольшой стеклянной пластинке. Сигнальная лампочка вспыхнула, и массивная стена с грохотом отъехала влево. В АНБ было только одно помещение, еще более засекреченное, чем шифровалка, и Сьюзан поняла, что сейчас она окажется в святая святых агентства. ГЛАВА 109 Командный центр главного банка данных АНБ более всего напоминал Центр управления полетами НАСА в миниатюре. Десяток компьютерных терминалов располагались напротив видеоэкрана, занимавшего всю дальнюю стену площадью девять на двенадцать метров. На экране стремительно сменяли друг друга цифры и диаграммы, как будто кто-то скользил рукой по клавишам управления. Несколько операторов очумело перебегали от одного терминала к другому, волоча за собой распечатки и отдавая какие-то распоряжения. В помещении царила атмосфера полного хаоса.

Беккер шумно вздохнул. Разумеется. Но мне она неизвестна. - Видите ли, ситуация не столь проста. Вы сказали, что самолет улетел почти пустой. Быть может, вы могли бы… - Право же, без фамилии я ничего не могу поделать. - И все-таки, - прервал ее Беккер. Ему в голову пришла другая мысль.

Вот бы побывать здесь вместе со Сьюзан. - И, разумеется, Христофора Колумба? - просиял лейтенант.  - Он похоронен в нашем соборе. Беккер удивленно посмотрел на. - Разве. Я думал, что он похоронен в Доминиканской Республике. - Да нет же, черт возьми. И кто только распустил этот слух. Тело Колумба покоится здесь, в Испании. Вы ведь, кажется, сказали, что учились в университете.

Сьюзан встала. Чрезвычайная ситуация. Она не помнила, чтобы это слово срывалось когда-нибудь с губ коммандера Стратмора. Чрезвычайная. В шифровалке. Она не могла себе этого представить. - С-слушаюсь, сэр.  - Она выдержала паузу.  - Постараюсь побыстрее. - А лучше еще быстрее.

 И все-таки, - прервал ее Беккер. Ему в голову пришла другая мысль.  - Вы дежурили все это время. - Моя смена от семи до семи, - кивнула женщина. - Тогда вы наверняка ее видели. Это совсем молоденькая девушка. Лет пятнадцати-шестнадцати. Волосы… - Не успев договорить, он понял, что совершил ошибку. Кассирша сощурилась. - Вашей возлюбленной пятнадцать лет.

Вам следовало бы привлечь кого-то. - Сьюзан, появление Цифровой крепости влечет за собой очень серьезные последствия для всего будущего нашего агентства. Я не намерен информировать президента за спиной директора. У нас возник кризис, и я пытаюсь с ним справиться.  - Он задумчиво посмотрел на.  - Я являюсь заместителем оперативного директора агентства.  - Усталая улыбка промелькнула на его лице.  - И потом, я не. Рядом со мной Сьюзан Флетчер. В тот момент Сьюзан поняла, за что уважает Тревора Стратмора.

Mochila jansport superbreak

About Bragami

В трех тысячах миль от Вашингтона мини-автобус мобильного наблюдения мчался по пустым улицам Севильи. Он был позаимствован АНБ на военной базе Рота в обстановке чрезвычайной секретности.

Related Posts

478 Comments

Post A Comment