Mochila y fiambrera de los power rangers

386 Share

Mochila y fiambrera de los power rangers

 Чепуха. Ты никогда не смог бы проникнуть в почту коммандера. - Ты ничего не понимаешь! - кричал Хейл.  - На его компьютере уже стоял жучок! - Он говорил, стараясь, чтобы его слова были слышны между сигналами.  - Этот жучок вмонтировал кто-то другой, и я подозреваю, что по распоряжению директора Фонтейна. Я просто попал на все готовое. Поверь. Поэтому я и узнал о его намерении модифицировать Цифровую крепость. Я читал все его мозговые штурмы. Мозговые штурмы.

Увидев тело Хейла, Стратмор вздрогнул от ужаса. - О Боже! - воскликнул.  - Что случилось. ГЛАВА 93 Причастие. Халохот сразу же увидел Беккера: нельзя было не заметить пиджак защитного цвета да еще с кровавым пятном на боку. Светлый силуэт двигался по центральному проходу среди моря черных одежд. Он не должен знать, что я.  - Халохот улыбнулся.

Если Дэвид и дальше задержится, придется послать ему на помощь кого-то из полевых агентов АНБ, а это было связано с риском, которого коммандер всеми силами хотел избежать. - Коммандер, - сказал Чатрукьян, - я уверен, что нам надо проверить… - Подождите минутку, - сказал Стратмор в трубку, извинившись перед собеседником. Он прикрыл микрофон телефона рукой и гневно посмотрел на своего молодого сотрудника.  - Мистер Чатрукьян, - буквально прорычал он, - дискуссия закончена. Вы должны немедленно покинуть шифровалку. Немедленно. Это приказ. Чатрукьян замер от неожиданности. - Но, сэр, мутация… - Немедленно! - крикнул Стратмор. Чатрукьян некоторое время смотрел на него, лишившись дара речи, а потом бегом направился прочь из шифровалки.

Она попыталась вспомнить, что это. Сбои техники в Третьем узле были такой редкостью, что номера ошибок в ее памяти не задерживалось. Сьюзан пролистала справочник и нашла нужный список. 19: ОШИБКА В СИСТЕМНОМ РАЗДЕЛЕ 20: СКАЧОК НАПРЯЖЕНИЯ 21: СБОЙ СИСТЕМЫ ХРАНЕНИЯ ДАННЫХ Наконец она дошла до пункта 22 и, замерев, долго всматривалась в написанное. Потом, озадаченная, снова взглянула на монитор. КОД ОШИБКИ 22 Сьюзан нахмурилась и снова посмотрела в справочник. То, что она увидела, казалось лишенным всякого смысла. 22: РУЧНОЕ ОТКЛЮЧЕНИЕ ГЛАВА 35 Беккер в шоке смотрел на Росио. - Вы продали кольцо. Девушка кивнула, и рыжие шелковистые волосы скользнули по ее плечам.

Стратмор развернул монитор так, чтобы Сьюзан было. Экран отливал странным темно-бордовым цветом, и в самом его низу диалоговое окно отображало многочисленные попытки выключить ТРАНСТЕКСТ. После каждой из них следовал один и тот же ответ: ИЗВИНИТЕ. ОТКЛЮЧЕНИЕ НЕВОЗМОЖНО Сьюзан охватил озноб. Отключение невозможно. Но. Увы, она уже знала ответ. Так вот какова месть Танкадо. Уничтожение ТРАНСТЕКСТА.

Эта светящаяся клавиатура управляла его личным лифтом. Стратмор и его высокопоставленные посетители попадали в шифровалку и уходили незаметно для остальных сотрудников. Лифт спускался на пятьдесят ярдов вниз и затем двигался вбок по укрепленному туннелю еще сто девять ярдов в подземное помещение основного комплекса агентства. Лифт, соединяющий шифровалку с основным зданием, получал питание из главного комплекса, и оно действовало, несмотря на отключение питания шифровалки. Стратмору, разумеется, это было хорошо известно, но даже когда Сьюзан порывалась уйти через главный выход, он не обмолвился об этом ни единым словом. Он не мог пока ее отпустить - время еще не пришло. И размышлял о том, что должен ей сказать, чтобы убедить остаться. Сьюзан кинулась мимо Стратмора к задней стене и принялась отчаянно нажимать на клавиши. - Пожалуйста, - взмолилась .

503 Share

Mochila y fiambrera de los power rangers

 Если бы я не нашел черный ход, - сказал Хейл, - это сделал бы кто-то. Я спас вас, сделав это заранее. Можешь представить себе последствия, если бы это обнаружилось, когда Попрыгунчик был бы уже внедрен. - Так или иначе, - парировала Сьюзан, - теперь мы имеем параноиков из Фонда электронных границ, уверенных, что черный ход есть во всех наших алгоритмах. - А это не так? - язвительно заметил Хейл. Сьюзан холодно на него посмотрела. - Да будет.  - Хейл вроде бы затрубил отбой.  - Теперь это не имеет значения.

Беккер хотел подняться на ноги, но у него не было на это сил. Ослепленные глаза горели огнем. Он хотел крикнуть, но в легких не было воздуха, с губ срывалось лишь невнятное мычание. - Нет! - закашлявшись, исторгнул он из груди. Но звук так и не сорвался с его губ. Беккер понимал, что, как только дверь за Меган закроется, она исчезнет навсегда. Он снова попробовал ее позвать, но язык отказывался ему подчиняться. Девушка почти уже добралась до двери.

Глядя на экран, Фонтейн увидел, как полностью исчезла первая из пяти защитных стен. - Бастион рухнул! - крикнул техник, сидевший в задней части комнаты.  - Обнажился второй щит. - Нужно приступать к отключению, - настаивал Джабба.  - Судя по ВР, у нас остается около сорока пяти минут. Отключение - сложный процесс. Это была правда. Банк данных АНБ был сконструирован таким образом, чтобы никогда не оставался без электропитания - в результате случайности или злого умысла. Многоуровневая защита силовых и телефонных кабелей была спрятана глубоко под землей в стальных контейнерах, а питание от главного комплекса АНБ было дополнено многочисленными линиями электропитания, независимыми от городской системы снабжения. Поэтому отключение представляло собой сложную серию подтверждений и протоколов, гораздо более сложную, чем запуск ядерной ракеты с подводной лодки.

Сьюзан проигнорировала его вопрос и села за свой терминал. Ввела личный код, и экран тотчас ожил, показав, что Следопыт работает, хотя и не дал пока никакой информации о Северной Дакоте. Черт возьми, - подумала Сьюзан.  - Почему же так долго. - Ты явно не в себе, - как ни в чем не бывало сказал Хейл.  - Какие-нибудь проблемы с диагностикой. - Ничего серьезного, - ответила Сьюзан, хотя вовсе не была в этом уверена. Следопыт задерживается. Она подумала, не ошиблась ли где-то. Начала просматривать длинные строки символов на экране, пытаясь найти то, что вызвало задержку.

Я хотел внести исправления тихо и спокойно. Изначальный план состоял в том, чтобы сделать это незаметно и позволить Танкадо продать пароль. Сьюзан должна была признать, что прозвучало это довольно убедительно. У Танкадо не было причин подозревать, что код в Интернете не является оригиналом. Никто не имел к нему доступа, кроме него самого и Северной Дакоты. Если бы Танкадо не вернулся к анализу программы после ее выпуска свет, он ничего бы не узнал про этот черный ход. Но он так долго трудился над Цифровой крепостью, что вряд ли ему захотелось бы к ней возвращаться. Сьюзан понадобилось некоторое время, чтобы все это осмыслить. Она вдруг поняла стремление коммандера к необычайной секретности в шифровалке. Стоящая перед ним задача была крайне деликатна и требовала массу времени - вписать скрытый черный ход в сложный алгоритм и добавить невидимый ключ в Интернете.

Вероятно, Цифровая крепость - это стандартный алгоритм для общего пользования, тем не менее эти компании не смогут его вскрыть. - Это блистательная рекламная операция, - сказал Стратмор.  - Только подумай - все виды пуленепробиваемого стекла непроницаемы для пуль, но если компания предлагает вам попробовать пробить ее стекло, все хотят это сделать. - И японцы действительно верят, что Цифровая крепость - это нечто особенное. Самое лучшее из того, что можно найти на рынке. - Должно быть, Танкадо держится в стороне от таких вещей, но всем известно, что он гений. Это культовая фигура, икона в мире хакеров. Если Танкадо говорит, что алгоритм не поддается взлому, значит, так оно и. - Но ведь для обычных пользователей они все не поддаются взлому. - Верно… - Стратмор задумался.

886 Share

Mochila y fiambrera de los power rangers

Он едва дышал. - Хоть что-нибудь, - настаивал Беккер.  - Может, вы знаете имя этой женщины. Клушар некоторое время молчал, потом потер правый висок. Он был очень бледен. - Н-нет… Не думаю… - Голос его дрожал. Беккер склонился над. - Вам плохо. Клушар едва заметно кивнул: - Просто… я переволновался, наверное.  - И замолчал.

Где она изучала математику. Как она попала в АНБ. Как ей удалось стать столь привлекательной. Покраснев, Сьюзан сказала, что созрела довольно поздно. Чуть ли не до двадцати лет она была худой и нескладной и носила скобки на зубах, так что тетя Клара однажды сказала, что Господь Бог наградил ее умом в утешение за невзрачные внешние данные. Господь явно поторопился с утешением, подумал Беккер. Сьюзан также сообщила, что интерес к криптографии появился у нее еще в школе, в старших классах. Президент компьютерного клуба, верзила из восьмого класса Фрэнк Гут-манн, написал ей любовные стихи и зашифровал их, подставив вместо букв цифры. Сьюзан упрашивала его сказать, о чем в них говорилось, но он, кокетничая, отказывался. Тогда она взяла послание домой и всю ночь просидела под одеялом с карманным фонариком, пытаясь раскрыть секрет.

АНБ, перехватывая эти информационные импульсы, игнорировало их, считая аномалией сети, безобидной тарабарщиной. Но когда ТРАНСТЕКСТ расшифровал эти потоки информации, аналитики тут же увидели в них синхронизированный через Интернет отсчет времени. Устройства были обнаружены и удалены за целых три часа до намеченного срока взрыва. Сьюзан знала, что без ТРАНСТЕКСТА агентство беспомощно перед современным электронным терроризмом. Она взглянула на работающий монитор. Он по-прежнему показывал время, превышающее пятнадцать часов. Даже если файл Танкадо будет прочитан прямо сейчас, это все равно будет означать, что АНБ идет ко дну. С такими темпами шифровалка сумеет вскрывать не больше двух шифров в сутки.

Здесь. Халохот приблизился к внешней стене и стал целиться. Ноги Беккера скрылись из виду за поворотом, и Халохот выстрелил, но тут же понял, что выстрел пришелся в пустоту. Пуля срикошетила от стены. Рванувшись вниз за своей жертвой, он продолжал держаться вплотную к внешней стене, что позволило бы ему стрелять под наибольшим углом. Но всякий раз, когда перед ним открывался очередной виток спирали, Беккер оставался вне поля зрения и создавалось впечатление, что тот постоянно находится впереди на сто восемьдесят градусов. Беккер держался центра башни, срезая углы и одним прыжком преодолевая сразу несколько ступенек, Халохот неуклонно двигался за. Еще несколько секунд - и все решит один-единственный выстрел.

Стратмор тяжело дышал. - ТРАНСТЕКСТ. Правда о ТРАНСТЕКСТЕ. Сьюзан понимающе кивнула. Это звучало вполне логично: Танкадо хотел заставить АНБ рассказать о ТРАНСТЕКСТЕ всему миру. По сути, это был самый настоящий шантаж. Он предоставил АНБ выбор: либо рассказать миру о ТРАНСТЕКСТЕ, либо лишиться главного банка данных. Сьюзан в ужасе смотрела на экран. Внизу угрожающе мигала команда: ВВЕДИТЕ КЛЮЧ Вглядываясь в пульсирующую надпись, она поняла. Вирус, ключ, кольцо Танкадо, изощренный шантаж… Этот ключ не имеет к алгоритму никакого отношения, это противоядие.

Наклонные стены помещения, образуя вверху широкую арку, на уровне глаз были практически вертикальными. Затем они приобретали как бы полупрозрачность, завершаясь у пола непроницаемой чернотой - посверкивающей черной глазурью кафеля, отливавшей жутковатым сиянием, создававшим какое-то тревожное ощущение прозрачности пола. Черный лед. В центре помещения из пола торчала, подобно носу исполинской торпеды, верхняя часть машины, ради которой было возведено все здание. Ее черный лоснящийся верх поднимался на двадцать три фута, а сама она уходила далеко вниз, под пол. Своей гладкой окружной формой она напоминала дельфина-косатку, застывшего от холода в схваченном морозом море. Это был ТРАНСТЕКСТ, компьютер, равного которому не было в мире, - шифровальная машина, засекреченная агентством. Подобно айсбергу машина скрывала девяносто процентов своей массы и мощи под поверхностью. Ее секрет был спрятан в керамических шахтах, уходивших на шесть этажей вниз; ее похожий на ракету корпус окружал лабиринт подвесных лесов и кабелей, из-под которых слышалось шипение фреоновой системы охлаждения.

179 Share

Mochila y fiambrera de los power rangers

Внизу угрожающе мигала команда: ВВЕДИТЕ КЛЮЧ Вглядываясь в пульсирующую надпись, она поняла. Вирус, ключ, кольцо Танкадо, изощренный шантаж… Этот ключ не имеет к алгоритму никакого отношения, это противоядие. Ключ блокирует вирус. Она много читала о таких вирусах - смертоносных программах, в которые встроено излечение, секретный ключ, способный дезактивировать вирус. Танкадо и не думал уничтожать главный банк данных - он хотел только, чтобы мы обнародовали ТРАНСТЕКСТ. Тогда он дал бы нам ключ, чтобы мы могли уничтожить вирус. Сьюзан стало абсолютно очевидно, что план Танкадо ужасным образом рухнул. Он не собирался умирать. Он рассчитывал, сидя в испанском баре, услышать по Си-эн-эн пресс-конференцию об американском сверхсекретном компьютере, способном взломать любые шифры.

Фонтейна эти слова озадачили. - Вы хотите сказать, что Танкадо не искал глазами Халохота. - Да, сэр. У нас все это записано на пленку, и если вы хотите… - Исчезает фильтр Х-одиннадцать! - послышался возглас техника.  - Червь преодолел уже половину пути. - Забудьте про пленку, - сказал Бринкерхофф.  - Вводите ключ и кончайте со всем. Джабба вздохнул.

Свисая из окна, Беккер благодарил Бога за ежедневные занятия теннисом и двадцатиминутные упражнения на аппарате Наутилус, подготовившие его мускулатуру к запредельным нагрузкам. Увы, теперь, несмотря на силу рук, он не мог подтянуться, чтобы влезть обратно. Плечи его отчаянно болели, а грубый камень не обеспечивал достаточного захвата и впивался в кончики пальцев подобно битому стеклу. Беккер понимал, что через несколько секунд его преследователь побежит назад и с верхних ступеней сразу же увидит вцепившиеся в карниз пальцы. Он зажмурился и начал подтягиваться, понимая, что только чудо спасет его от гибели. Пальцы совсем онемели. Беккер посмотрел вниз, на свои ноги. До апельсиновых деревьев не меньше ста метров. Никаких шансов. Боль в боку усилилась.

 Вы хотите приделать к Цифровой крепости черный ход. Его слова встретило гробовое молчание. Хейл понял, что попал в яблочко. Но невозмутимость Стратмора, очевидно, подверглась тяжкому испытанию. - Кто тебе это сказал? - спросил он, и в его голосе впервые послышались металлические нотки. - Прочитал, - сказал Хейл самодовольно, стараясь извлечь как можно больше выгоды из этой ситуации.  - В одном из ваших мозговых штурмов. - Это невозможно.

Беккер отбил шестизначный номер. Еще пара секунд, и его соединили с больничным офисом. Наверняка сегодня к ним поступил только один канадец со сломанным запястьем и сотрясением мозга, и его карточку нетрудно будет найти. Беккер понимал, что в больнице не захотят назвать имя и адрес больного незнакомому человеку, но он хорошо подготовился к разговору. В трубке раздались длинные гудки. Беккер решил, что трубку поднимут на пятый гудок, однако ее подняли на девятнадцатый. - Городская больница, - буркнула зачумленная секретарша. Беккер заговорил по-испански с сильным франко-американским акцентом: - Меня зовут Дэвид Беккер.

Неужели уехала без меня в Стоун-Мэнор. - Эй! - услышал он за спиной сердитый женский голос и чуть не подпрыгнул от неожиданности. - Я… я… прошу прощения, - заикаясь, сказал Беккер и застегнул молнию на брюках. Повернувшись, он увидел вошедшую в туалет девушку. Молоденькая, изысканной внешности, ну прямо сошла со страниц журнала Севентин. Довольно консервативные брюки в клетку, белая блузка без рукавов. В руке красная туристская сумка фирмы Л. Белл. Светлые волосы тщательно уложены. - Прошу меня извинить, - пробормотал Беккер, застегивая пряжку на ремне.

941 Share

Mochila y fiambrera de los power rangers

Слова, сорвавшиеся с его языка, были определенно произнесены на английском, но настолько искажены сильным немецким акцентом, что их смысл не сразу дошел до Беккера. - Проваливай и умри. Дэвид даже вздрогнул от неожиданности. - Простите. - Проваливай и умри, - повторил немец, приложив левую ладонь к жирному правому локтю, имитируя итальянский жест, символизирующий грязное ругательство. Но Беккер слишком устал, чтобы обращать внимание на оскорбления. Проваливай и умри. Он повернулся к Росио и заговорил с ней по-испански: - Похоже, я злоупотребил вашим гостеприимством. - Не обращайте на него внимания, - засмеялась .

 Возможно, ничего страшного, - уклончиво сказал он, - но… - Да хватит. Ничего страшного - это глупая болтовня. То, что там происходит, серьезно, очень серьезно. Мои данные еще никогда меня не подводили и не подведут.  - Она собиралась уже положить трубку, но, вспомнив, добавила: - Да, Джабба… ты говоришь, никаких сюрпризов, так вот: Стратмор обошел систему Сквозь строй. ГЛАВА 100 Халохот бежал по лестнице Гиральды, перепрыгивая через две ступеньки. Свет внутрь проникал через маленькие амбразуры-окна, расположенные по спирали через каждые сто восемьдесят градусов. Он в ловушке.

 Nein, - солгал немец.  - Я не. Я сейчас же отправлю ее домой. - Боюсь, вы опоздали, - внушительно заявил Беккер и прошелся по номеру.  - У меня к вам предложение. - Ein Vorschlag? - У немца перехватило дыхание.  - Предложение. - Да.

 Это не доказательство, - сказал Стратмор.  - Но кажется довольно подозрительным. Сьюзан кивнула. - То есть вы хотите сказать, Танкадо не волновало, что кто-то начнет разыскивать Северную Дакоту, потому что его имя и адрес защищены компанией ARA. - Верно. Сьюзан на секунду задумалась. - ARA обслуживает в основном американских клиентов. Вы полагаете, что Северная Дакота может быть где-то .

Соши лихорадочно прогоняла текст на мониторе в обратном направлений и наконец нашла то, что искала. - Да. Здесь говорится о другом изотопе урана. Мидж изумленно всплеснула руками. - И там и там уран, но разный. - В обеих бомбах уран? - Джабба оживился и прильнул к экрану.  - Это обнадеживает: яблоки и яблоки. - Чем отличаются изотопы? - спросил Фонтейн.  - Это должно быть что-то фундаментальное. Соши пожирала глазами текст.

Час сорок пять ночи. Он в недоумении посмотрел на двухцветного. - Ты сказал - в два ночи. Панк кивнул и расхохотался. - Похоже, ты облажался, приятель. - Но сейчас только без четверти. Двухцветный посмотрел на часы Беккера. Его лицо казалось растерянным. - Обычно я напиваюсь только к четырем! - Он опять засмеялся. - Как быстрее добраться до аэропорта.

505 Share

Mochila y fiambrera de los power rangers

 - Это должно быть что-то фундаментальное. Соши пожирала глазами текст. - Подождите… сейчас посмотрю… отлично… - Сорок пять секунд! - раздался крик. Сьюзан взглянула на ВР. Последний защитный слой был уже почти невидим. - Вот оно! - воскликнула Соши. - Читайте! - Джабба обливался.  - В чем разница. Должна же она. - Да! - Соши ткнула пальцем в свой монитор.

И в тот же миг ей открылась ужасающая правда: Грег Хейл вовсе не заперт внизу - он здесь, в Третьем узле. Он успел выскользнуть до того, как Стратмор захлопнул крышку люка, и ему хватило сил самому открыть двери. Сьюзан приходилось слышать, что сильный страх парализует тело, - теперь она в этом убедилась. Ее мозг мгновенно осознал происходящее, и она, вновь обретя способность двигаться, попятилась назад в темноте с одной только мыслью - бежать. И сразу же услышала треск. Хейл, сидя на плите и действуя вытянутыми ногами как тараном, сорвал решетчатую дверь с петель, ворвался в комнату и теперь приближался к ней большими прыжками. Сьюзан швырнула ему под ноги настольную лампу, но Хейл легко преодолел это препятствие. Он был уже совсем .

Ее тревога не была напрасной. Дэвид в опасности… или того хуже. Быть может, уже поздно. Я сожалею о Дэвиде Беккере. Она изучала записку. Хейл ее даже не подписал, просто напечатал свое имя внизу: Грег Хейл. Он все рассказал, нажал клавишу PRINT и застрелился. Хейл поклялся, что никогда больше не переступит порога тюрьмы, и сдержал слово, предпочтя смерть. - Дэвид… - всхлипывала .

Вот Танкадо вышел на открытое место и залюбовался открывшимся перед ним зрелищем. Он козырьком поднес руку к глазам и стал разглядывать шпили над внушительным фасадом. - Смотрите внимательно, - предупредил Смит.  - Халохот - профессионал. Это его первый выстрел в публичном месте. Смит был прав. Между деревьев в левой части кадра что-то сверкнуло, и в то же мгновение Танкадо схватился за грудь и потерял равновесие. Камера, подрагивая, словно наехала на него, и кадр не сразу оказался в фокусе. А Смит тем временем безучастно продолжал свои комментарии: - Как вы видите, у Танкадо случился мгновенный сердечный приступ. Сьюзан стало дурно оттого, что она увидела.

Он вечно навязывал что-то коллегам, например морковный сок, и убеждал их, что нет ничего важнее безукоризненного состояния кишечника. Хейл поставил масло на место и направился к своему компьютеру, располагавшемуся прямо напротив рабочего места Сьюзан. Даже за широким кольцом терминалов она почувствовала резкий запах одеколона и поморщилась. - Замечательный одеколон, Грег. Вылил целую бутылку. Хейл включил свой компьютер. - Специально для тебя, дорогая. Он стал ждать, когда его компьютер разогреется, и Сьюзан занервничала. Что, если Хейл захочет взглянуть на включенный монитор ТРАНСТЕКСТА. Вообще-то ему это ни к чему, но Сьюзан знала, что его не удовлетворит скороспелая ложь о диагностической программе, над которой машина бьется уже шестнадцать часов.

Мы ищем число, а не произвольный набор букв. - Четыре умножить на шестнадцать, - спокойно сказал Дэвид.  - Вспомни арифметику, Сьюзан. Сьюзан посмотрела на Беккера, наблюдавшего за ней с экрана. Вспомнить арифметику. Он сам считает как фокусник. Она знала, что он перемножает цифры и намертво запоминает словари, не хуже ксерокса. - Таблица умножения, - сказал Беккер.

652 Share

Mochila y fiambrera de los power rangers

Единственная беда - Халохот глухой, с ним нельзя связаться по телефону. Недавно Стратмор сделал так, что Халохота снабдили новейшей игрушкой АНБ - компьютером Монокль. Себе Стратмор купил Скайпейджер, который запрограммировал на ту же частоту. Начиная с этого момента его связь с Халохотом стала не только мгновенной, но и абсолютно неотслеживаемой. Первое послание, которое он отправил Халохоту, не оставляло места сомнениям, тем более что они это уже обсуждали: убить Энсея Танкадо и захватить пароль. Стратмор никогда не спрашивал у Халохота, как тот творил свои чудеса: тот просто каким-то образом повторял их снова и. Энсей Танкадо мертв, власти убеждены, что это сердечный приступ, прямо как в учебнике, кроме одного обстоятельства. Халохот ошибся с местом действия. Быть может, смерть Танкадо в публичном месте была необходимостью, однако публика возникла чересчур. Халохот был вынужден скрыться, не успев обыскать убитого, найти ключ.

Стратмора торжествовало победу. ТРАНСТЕКСТ себя оправдал. В интересах сохранения в тайне этого успеха коммандер Стратмор немедленно организовал утечку информации о том, что проект завершился полным провалом. Вся деятельность в крыле, где размещалась шифровалка, якобы сводилась к попыткам зализать раны после своего фиаско ценой в два миллиарда долларов. Правду знала только элита АНБ - ТРАНСТЕКСТ взламывал сотни шифров ежедневно. В условиях, когда пользователи были убеждены, что закодированные с помощью компьютера сообщения не поддаются расшифровке - даже усилиями всемогущего АНБ, - секреты потекли рекой. Наркобароны, боссы, террористы и люди, занятые отмыванием криминальных денег, которым надоели перехваты и прослушивание их переговоров по сотовым телефонам, обратились к новейшему средству мгновенной передачи сообщений по всему миру - электронной почте. Теперь, считали они, им уже нечего было опасаться, представ перед Большим жюри, услышать собственный записанный на пленку голос как доказательство давно забытого телефонного разговора, перехваченного спутником АНБ. Никогда еще получение разведывательной информации не было столь легким делом.

 Испанская церковь гордится тем, что ей принадлежат его останки. Испанская церковь. Беккер отлично знал, что в Испании только одна церковь - римско-католическая. Католицизм здесь посильнее, чем в самом Ватикане. - У нас, конечно, не все его тело, - добавил лейтенант.  - Solo el escroto. Беккер даже прервал свое занятие и посмотрел на лейтенанта. Solo el escroto.

Хейл же все время старался высвободиться и смотрел ей прямо в. - Как люди смогут защитить себя от произвола полицейского государства, когда некто, оказавшийся наверху, получит доступ ко всем линиям связи. Как они смогут ему противостоять. Эти аргументы она слышала уже много. Гипотетическое будущее правительство служило главным аргументом Фонда электронных границ. - Стратмора надо остановить! - кричал Хейл.  - Клянусь, я сделаю. Этим я и занимался сегодня весь день - считывал тексты с его терминала, чтобы быть наготове, когда он сделает первый шаг, чтобы вмонтировать этот чертов черный ход.

Беккер поднял. Лейтенант листал паспорт умершего. - Я бы предпочел, чтобы вы ни к чему не прикасались, - попросил. Ничего не трогайте. Ничего не читайте. - Энсей Танкадо… родился в январе… - Пожалуйста, - вежливо сказал Беккер.  - Положите на место. Офицер еще какое-то время разглядывал паспорт, потом положил его поверх вороха одежды.

Он приготовился стрелять метров с пятидесяти и продвигался. El cuerpo de Jesus, el pan del cielo. Молодой священник, причащавший Беккера, смотрел на него с неодобрением. Ему было понятно нетерпение иностранца, но все-таки зачем рваться без очереди. Беккер наклонил голову и тщательно разжевывал облатку. Он почувствовал, что сзади что-то произошло, возникло какое-то замешательство, и подумал о человеке, у которого купил пиджак. Беккер надеялся, что тот внял его совету не надевать пока пиджак. Он начал было вертеть головой, но испугался, что очки в тонкой металлической оправе только этого и ждут, и весь сжался, надеясь, что черный пиджак хоть как-то прикроет его брюки защитного цвета. Увы, это было невозможно.

819 Share

Mochila y fiambrera de los power rangers

Северная Дакота - это Хейл. Но Стратмор смотрел на молодого сотрудника лаборатории систем безопасности. Коммандер спускался по лестнице, ни на мгновение не сводя с него глаз. Он быстро подошел к ним и остановился в нескольких сантиметрах от дрожащего Чатрукьяна. - Вы что-то сказали. - Сэр, - задыхаясь проговорил Чатрукьян.  - ТРАНСТЕКСТ вышел из строя. - Коммандер, - вмешалась Сьюзан, - я хотела бы поговорить… Стратмор жестом заставил ее замолчать. Глаза его неотрывно смотрели на Чатрукьяна. - В него попал зараженный файл, сэр.

Но Мидж эта ситуация явно доставляла удовольствие. Она подошла к окну, вертя бумагу перед глазами, чтобы найти лучший угол для падения лунного света. - Мидж… пошли. Это личный кабинет директора. - Это где-то здесь, - пробормотала она, вглядываясь в текст.  - Стратмор обошел фильтры. Я в этом уверена.  - Она подошла вплотную к окну. Бринкерхофф почувствовал, как его тело покрывается холодным. Мидж продолжала читать.

 Джабба, мне не до шуток. - Ну хорошо, - сказал он, приподнимаясь на локтях.  - Может быть, у них закоротило генератор. Как только освобожусь, загляну в шифровалку и… - А что с аварийным питанием. Если закоротило генератор, почему оно не включилось. - Не знаю. Может быть, Стратмор прогоняет что-то в ТРАНСТЕКСТЕ и на это ушло все аварийное питание. - Так почему он не отключит эту свою игрушку. Вдруг это вирус.

 - Мы вместе спустимся.  - Он поднял беретту.  - Ты найдешь терминал Хейла, а я тебя прикрою. Сьюзан была отвратительна даже мысль об. - Разве нельзя дождаться звонка Дэвида о той копии, что была у Танкадо. Стратмор покачал головой. - Чем быстрее мы внесем изменение в программу, тем легче будет все остальное. У нас нет гарантий, что Дэвид найдет вторую копию.

Я все это видел, потому что прятался в подсобке. Чатрукьян хотел вызвать службу безопасности, что разрушило бы все планы Стратмора. Ну и ловок, подумала Сьюзан. На все у него готов ответ. - Отпусти меня! - попросил Хейл.  - Я ничего не сделал. - Ничего не сделал? - вскричала Сьюзан, думая, почему Стратмор так долго не возвращается.  - Вы вместе с Танкадо взяли АНБ в заложники, после чего ты и его обвел вокруг пальца. Скажи, Танкадо действительно умер от сердечного приступа или же его ликвидировал кто-то из ваших людей. - Ты совсем ослепла.

Немедленно. Соши побежала к своему терминалу. Джабба нередко прибегал к ВР, что в компьютерных кругах означало виртуальная реальность, но в АНБ это сокращение имело несколько иной смысл - визуальная репрезентация. В мире технических служащих и политиков, имеющих чрезвычайно разные уровни понимания, визуальная репрезентация нередко была единственным способом что-либо доказать: взмывающая вверх кривая производит куда более сильное впечатление, чем целые тома рассуждений. Джабба понимал, что ВР текущего кризиса со всей наглядностью объяснит то, что он хотел сказать. - ВР! - крикнула Соши, усаживаясь за компьютер в задней части комнаты. На стене ожила связанная с компьютером диаграмма. Сьюзан рассеянно подняла на нее глаза, безучастная к царившему вокруг нее безумию.

158 Share

Mochila y fiambrera de los power rangers

В руке Хейл сжимал беретту. Вскрикнув, она оторвала взгляд от неестественно выгнутой руки и посмотрела ему в лицо. То, что она увидела, казалось неправдоподобным. Половина лица Хейла была залита кровью, на ковре расплылось темное пятно. Сьюзан отпрянула. О Боже. Значит, она слышала звук выстрела Хейла, а не коммандера. Как в тумане она приблизилась к бездыханному телу. Очевидно, Хейл сумел высвободиться.

Это странное имя, по-видимому, не вызвало у женщины каких-либо ассоциаций. Она извинилась, предположила, что Беккер перепутал агентство, и, наконец, положила трубку. Первая попытка закончилась неудачей. Нахмурившись, Беккер набрал второй номер. И на другом конце сразу же сняли трубку. - Buenas noches, Mujeres Espana. Чем могу служить. Беккер держался той же версии: он - немецкий турист, готовый заплатить хорошие деньги за рыжеволосую, которую сегодня нанял его брат.

Трудно было даже пошевельнуться: события вчерашнего дня вычерпали все ее силы без остатка. - Дэвид… - тихо простонала. Ответа не последовало. Она открыла глаза, не в состоянии даже протянуть руку. Простыня на его половине кровати была холодной. Дэвид исчез. Значит, приснилось, подумала Сьюзан и села в кровати. Комната в викторианском стиле, сплошь кружева и антиквариат - лучший гостиничный номер в Стоун-Мэнор. Сумка, с которой она приехала, на дощатом полу посреди комнаты… ее белье на спинке стула эпохи королевы Анны, стоящего возле кровати.

Беккер вышел из телефонной будки на перекрестке калле Саладо и авениды Асунсьон. Несмотря на интенсивное движение, воздух был наполнен сладким ароматом севильских апельсиновых деревьев. Спустились сумерки - самое романтическое время суток. Он подумал о Сьюзан. Но тут же в голову пришли слова Стратмора: Найдите кольцо. Беккер в отчаянии плюхнулся на скамейку и задумался о том, что делать. Что же предпринять. ГЛАВА 25 Городская больница закрылась для посетителей. Свет в бывшем гимнастическом зале выключили. Пьер Клушар спал глубоким сном и не видел склонившегося над ним человека.

 Мистер Клушар, очень важно, чтобы вы вспомнили это.  - Внезапно Беккер понял, что говорит чересчур громко. Люди на соседних койках приподнялись и внимательно наблюдали за происходящим. В дальнем конце палаты появилась медсестра и быстро направилась к. - Хоть что-нибудь, - настаивал Беккер. - Немец называл эту женщину… Беккер слегка потряс Клушара за плечи, стараясь не дать ему провалиться в забытье. Глаза канадца на мгновение блеснули. - Ее зовут… Не отключайся, дружище… - Роса… - Глаза Клушара снова закрылись. Приближающаяся медсестра прямо-таки кипела от возмущения.

 Буисан, - сказал Беккер.  - Мигель Буисан. - Понятно. Она получит ваше письмо утром. - Спасибо, - улыбнулся Беккер и повернулся, собираясь уходить. Консьерж бросил внимательный взгляд в его спину, взял конверт со стойки и повернулся к полке с номерными ячейками. Когда он клал конверт в одну из ячеек, Беккер повернулся, чтобы задать последний вопрос: - Как мне вызвать такси. Консьерж повернул голову и .

Mochila zebella

About Zulkijinn

Но вышло. Пройдя помещение шифровалки и зайдя в лабораторию систем безопасности, он сразу почувствовал что-то неладное. Компьютер, который постоянно отслеживал работу ТРАНСТЕКСТА, оказался выключен, вокруг не было ни души. - Эй! - крикнул Чатрукьян.

Related Posts

449 Comments

Post A Comment