Mochilas para hombre

672 Share

Mochilas para hombre

 - Над ними склонился Фонтейн.  - Посмотрим, что у них. Соши начала просматривать документ. Ей попалось описание нитрата мочевины, в десять раз более мощной взрывчатки, чем динамит. Инструкция по ее изготовлению была проста, как рецепт приготовления жженого сахара. - Плутоний и уран, - повторял Джабба.  - Переходите к главному. - Вернитесь назад, - приказала Сьюзан.

Несколько мгновений спустя водитель уже лежал на земле, с изумлением глядя, как его машина исчезает в облаке пыли и выхлопных газов. ГЛАВА 82 Когда мысль о последствиях звонка Стратмора в службу безопасности дошла до сознания Грега Хейла, его окатила парализующая волна паники. Агенты сейчас будут. Сьюзан попробовала выскользнуть из его рук, Хейл очнулся и притянул ее к себе за талию. - Отпусти меня! - крикнула она, и ее голос эхом разнесся под куполом шифровалки. Мозг Хейла лихорадочно работал. Звонок коммандера явился для него полным сюрпризом. Стратмор решился на .

 Попробуйте припомнить что-нибудь. Росио задумалась. - Нет, больше. В этот момент кровать громко заскрипела: клиент Росио попытался переменить позу. Беккер повернулся к нему и заговорил на беглом немецком: - Noch etwas. Что-нибудь. Что помогло бы мне найти девушку, которая взяла кольцо. Повисло молчание. Казалось, эта туша собирается что-то сказать, но не может подобрать слов.

Выбравшись наружу, Беккер оглядел стоянку в поисках такси. Ни одной машины. Он подбежал к крепко сбитому охраннику. - Мне срочно нужно такси. Охранник покачал головой. - Demasiado temperano. Слишком рано. Слишком рано.

Три… три… Беккера словно еще раз ударило пулей, выпущенной из пистолета. Мир опять замер. Три… три… три… 238 минус 235. Разница равна трем. Он медленно потянул к себе микрофон. В то же самое мгновение Сьюзан опять бросила взгляд на руку Танкадо, на этот раз посмотрев не на кольцо… не на гравировку на золоте, а на… его пальцы. Три пальца. Дело было вовсе не и кольце, a в человеческой плоти. Танкадо не говорил, он показывал.

Но я уезжаю сегодня вечером. Пожалуй, я все же оставлю ей записку.  - И он положил конверт на стойку. Консьерж взглянул на конверт и что-то грустно пробормотал себе под нос. Еще один любитель молоденьких девочек, - подумал. - Ну. Сеньор?. - Буисан, - сказал Беккер.

243 Share

Mochilas para hombre

Каждую ночь юный Танкадо смотрел на свои скрюченные пальцы, вцепившиеся в куклу Дарума note 1и клялся, что отомстит - отомстит стране, которая лишила его матери, а отца заставила бросить его на произвол судьбы. Не знал он только одного - что в его планы вмешается судьба. В феврале того года, когда Энсею исполнилось двенадцать, его приемным родителям позвонили из токийской фирмы, производящей компьютеры, и предложили их сыну-калеке принять участие в испытаниях новой клавиатуры, которую фирма сконструировала для детей с физическими недостатками. Родители согласились. Хотя Энсей Танкадо никогда прежде не видел компьютера, он как будто инстинктивно знал, как с ним обращаться. Компьютер открыл перед ним мир, о существовании которого он даже не подозревал, и вскоре заполнил всю его жизнь. Повзрослев, он начал давать компьютерные уроки, зарабатывать деньги и в конце концов получил стипендию для учебы в Университете Досися. Вскоре слава о фугуся-кисай, гениальном калеке, облетела Токио. Со временем Танкадо прочитал о Пёрл-Харборе и военных преступлениях японцев. Ненависть к Америке постепенно стихала.

 - И потом, я не. Рядом со мной Сьюзан Флетчер. В тот момент Сьюзан поняла, за что уважает Тревора Стратмора. Все эти десять лет, в штиль и в бурю, он вел ее за. Уверенно и неуклонно. Не сбиваясь с курса. Именно эта целеустремленность всегда изумляла, эта неколебимая верность принципам, стране, идеалам. Что бы ни случилось, коммандер Тревор Стратмор всегда будет надежным ориентиром в мире немыслимых решений.

Он начал было вертеть головой, но испугался, что очки в тонкой металлической оправе только этого и ждут, и весь сжался, надеясь, что черный пиджак хоть как-то прикроет его брюки защитного цвета. Увы, это было невозможно. Чаша быстро приближалась к нему справа. Люди отпивали по глотку вина, крестились и поднимались, направляясь к выходу. Хорошо бы помедленнее. Беккеру не хотелось так быстро уходить от алтаря, но когда две тысячи людей ждут причастия, а обслуживают их всего восемь священнослужителей, было бы неприличным медлить с этим священным глотком. Чаша была уже совсем близко, когда Халохот заметил человека в пиджаке и брюках разного цвета. - Estas ya muerto, - тихо прошептал он, двигаясь по центральному проходу. Ты уже мертвец.

До сих пор Дэвиду Беккеру необыкновенно везло, и не следует и дальше искушать судьбу. Пиджак защитного цвета от него отделяли теперь уже только десять человек. Беккер шел, низко опустив голову. Халохот прокручивал в голове дальнейшие события. Все было очень просто: подойдя к жертве вплотную, нужно низко держать револьвер, чтобы никто не заметил, сделать два выстрела в спину, Беккер начнет падать, Халохот подхватит его и оттащит к скамье, как друга, которому вдруг стало плохо. Затем он быстро побежит в заднюю часть собора, словно бы за помощью, и в возникшей неразберихе исчезнет прежде, чем люди поймут, что произошло. Пять человек. Четверо. Всего трое.

 Не поддающийся взлому алгоритм? - Она выдержала паузу.  - Ах да… Я, кажется, что-то такое читала. - Не очень правдоподобное заявление. - Согласна, - сказала Сьюзан, удивившись, почему вдруг Хейл заговорил об.  - Я в это не верю. Всем известно, что невзламываемый алгоритм - математическая бессмыслица. Хейл улыбнулся: - Ну конечно… Принцип Бергофского. - А также здравый смысл! - отрезала .

Сьюзан хотелось закричать: Дэвид, не соглашайся. Это не принесет тебе радости. У нас много денег - какая разница, кто из нас их получает. Но это была чужая епархия. В конце концов ей пришлось смириться. Когда они в ту ночь отправились спать, она старалась радоваться с ним вместе, но что-то в глубине души говорило ей: все это кончится плохо. Она оказалась права, но никогда не подозревала насколько. - Вы заплатили ему десять тысяч долларов? - Она повысила голос.

763 Share

Mochilas para hombre

 Вы хотите сказать, что даже не познакомитесь с Севильей. - Я был здесь несколько лет. Замечательный город. Я бы хотел задержаться. - Значит, вы видели башню. Гиральду. Беккер кивнул. Он, конечно, видел старинную мавританскую башню, но взбираться на нее не. - Алькасар. Беккер снова кивнул, вспомнив ночь, когда слушал гитару Пако де Лючии - фламенко под звездами в крепости XV века.

Кто бы мог подумать. - Проваливай! - крикнула.  - Вон. Беккер совсем забыл о кольце, об Агентстве национальной безопасности, обо всем остальном, проникшись жалостью к девушке. Наверное, родители отправили ее сюда по какой-то школьной образовательной программе, снабдив кредитной карточкой Виза, а все кончилось тем, что она посреди ночи вкалывает себе в туалете наркотик. - Вы себя хорошо чувствуете? - спросил он, пятясь к двери. - Нормально, - высокомерно бросила.  - А тебе здесь делать нечего. Беккер повернулся, печально посмотрев в последний раз на ее руку.

Он усмехнулся. Просто надо уметь задавать вопросы… Минуту спустя незаметная фигура проследовала за Беккером по калле Делисиас в сгущающейся темноте андалузской ночи. ГЛАВА 29 Все еще нервничая из-за столкновения с Хейлом, Сьюзан вглядывалась в стеклянную стену Третьего узла. В шифровалке не было ни души. Хейл замолк, уставившись в свой компьютер. Она мечтала, чтобы он поскорее ушел. Сьюзан подумала, не позвонить ли ей Стратмору. Коммандер в два счета выставит Хейла - все-таки сегодня суббота.

Ведь эта технология - на вечные времена. Сьюзан слушала его безучастно, от воя сирены у нее закладывало уши. Хейл же все время старался высвободиться и смотрел ей прямо в. - Как люди смогут защитить себя от произвола полицейского государства, когда некто, оказавшийся наверху, получит доступ ко всем линиям связи. Как они смогут ему противостоять. Эти аргументы она слышала уже много. Гипотетическое будущее правительство служило главным аргументом Фонда электронных границ. - Стратмора надо остановить! - кричал Хейл.

 - Я опытный диагност. К тому же умираю от любопытства узнать, какая диагностика могла заставить Сьюзан Флетчер выйти на работу в субботний день. Сьюзан почувствовала прилив адреналина и бросила взгляд на Следопыта. Она понимала, что не может допустить, чтобы Хейл его увидел, - последует слишком много вопросов. - Я хочу сохранить это в тайне, - сказала. Но Хейл продолжал приближаться. Когда он был уже почти рядом, Сьюзан поняла, что должна действовать. Хейл находился всего в метре от нее, когда она встала и преградила ему дорогу. Его массивная фигура буквально нависла над ней, запах одеколона ударил в ноздри.

Что. - Больше. Панк да и. Панк да и. Беккер принадлежал к миру людей, носивших университетские свитера и консервативные стрижки, - он просто не мог представить себе образ, который нарисовала Росио. - Попробуйте припомнить что-нибудь. Росио задумалась. - Нет, больше. В этот момент кровать громко заскрипела: клиент Росио попытался переменить позу. Беккер повернулся к нему и заговорил на беглом немецком: - Noch etwas.

441 Share

Mochilas para hombre

Беккер подумал, где может быть человек в очках в тонкой металлической оправе. Ясно, что тот не собирался сдаваться. Скорее всего идет по его следу пешком. Беккер с трудом вел мотоцикл по крутым изломам улочки. Урчащий мотор шумным эхо отражался от стен, и он понимал, что это с головой выдает его в предутренней тишине квартала Санта-Крус. В данный момент у него только одно преимущество - скорость. Я должен поскорее выбраться отсюда. - сказал он. После множества поворотов и коротких рывков Беккер оказался на перекрестке трех улочек с табличкой Эскуина-де-лос-Рейес и понял, что уже был здесь минуту-другую .

 Надо вырубить все электроснабжение, и как можно скорее! - потребовала Сьюзан. Она знала, что, если они не будут терять времени, им удастся спасти эту великую дешифровальную машину параллельной обработки. Каждый компьютер в мире, от обычных ПК, продающихся в магазинах торговой сети Радиошэк, и до систем спутникового управления и контроля НАСА, имеет встроенное страховочное приспособление как раз на случай таких ситуаций, называемое отключение из розетки. Полностью отключив электроснабжение, они могли бы остановить работу ТРАНСТЕКСТА, а вирус удалить позже, просто заново отформатировав жесткие диски компьютера. В процессе форматирования стирается память машины - информация, программное обеспечение, вирусы, одним словом - все, и в большинстве случаев переформатирование означает потерю тысяч файлов, многих лет труда. Но ТРАНСТЕКСТ не был обычным компьютером - его можно было отформатировать практически без потерь. Машины параллельной обработки сконструированы для того, чтобы думать, а не запоминать. В ТРАНСТЕКСТЕ практически ничего не складировалось, взломанные шифры немедленно отсылались в главный банк данных АНБ, чтобы… Сьюзан стало плохо.

Поэтому от Хейла не потребовалось вообще никаких усилий: личные коды соответствовали первым пяти ударам по клавиатуре. Какая ирония, думал он, глядя в монитор Сьюзан. Хейл похитил пароли просто так, ради забавы. Теперь же он был рад, что проделал это, потому что на мониторе Сьюзан скрывалось что-то очень важное. Задействованная ею программа была написана на языке программирования Лимбо, который не был его специальностью. Но ему хватило одного взгляда, чтобы понять: никакая это не диагностика. Хейл мог понять смысл лишь двух слов. Но этого было достаточно.

Сьюзан подумала о Стратморе, о том, как мужественно он переносит тяжесть этого испытания, делая все необходимое, сохраняя спокойствие во время крушения. Иногда она видела в нем что-то от Дэвида. У них было много общего: настойчивость, увлеченность своим делом, ум. Иногда ей казалось, что Стратмор без нее пропадет; ее любовь к криптографии помогала коммандеру отвлечься от завихрений политики, напоминая о молодости, отданной взламыванию шифров. Но и она тоже многим была обязана Стратмору: он стал ее защитником в мире рвущихся к власти мужчин, помогал ей делать карьеру, оберегал ее и, как сам часто шутил, делал ее сны явью. Хотя и ненамеренно, именно Стратмор привел Дэвида Беккера в АНБ в тот памятный день, позвонив ему по телефону. Мысли Сьюзан перенеслись в прошлое, и глаза ее непроизвольно упали на листок бумаги возле клавиатуры с напечатанным на нем шутливым стишком, полученным по факсу: МНЕ ЯВНО НЕ ХВАТАЕТ ЛОСКА, ЗАТО МОЯ ЛЮБОВЬ БЕЗ ВОСКА. Дэвид прислал его после какой-то мелкой размолвки. Несколько месяцев она добивалась, чтобы он объяснил, что это значит, но Дэвид молчал. Моя любовь без воска.

Машина завертелась в облаке выхлопных газов совсем рядом с мотоциклом Беккера. Теперь обе машины, потеряв управление, неслись к стене ангара. Беккер отчаянно давил на тормоз, но покрышки потеряли всякое сцепление с полом. Спереди на него быстро надвигалась стена. Такси все еще продолжало крутиться, и в ожидании столкновения он сжался в комок. Раздался оглушающий треск гофрированного металла. Но Беккер не ощутил боли. Неожиданно он оказался на открытом воздухе, по-прежнему сидя на веспе, несущейся по травяному газону. Задняя стенка ангара бесследно исчезла прямо перед. Такси все еще двигалось рядом, тоже въехав на газон.

Со временем им заинтересовались университеты, а вскоре после этого появились и коммерческие серверы. Шлюзы открылись - в Интернет хлынула публика. К началу 1990-х годов некогда тщательно охраняемый правительством Интернет превратился в перенаселенное пространство, заполненное общедоступными почтовыми серверами и порнографическими сайтами. Вскоре после не получившего огласки, но причинившего колоссальный ущерб государственной безопасности проникновения в базы данных Военно-морского флота стало абсолютно очевидно, что секретная информация, хранящаяся на компьютерах, подключенных к Интернету, перестала быть тайной. По предложению министерства обороны президент подписал тайное распоряжение о создании новой, абсолютно безопасной правительственной сети, которая должна была заменить скомпрометировавший себя Интернет и стать средством связи разведывательных агентств США. Чтобы предотвратить дальнейшее проникновение в государственные секреты, вся наиболее важная информация была сосредоточена в одном в высшей степени безопасном месте - новой базе данных АНБ, своего рода форте Нокс разведывательной информации страны. Без преувеличения многие миллионы наиболее секретных фотографий, магнитофонных записей, документов и видеофильмов были записаны на электронные носители и отправлены в колоссальное по размерам хранилище, а твердые копии этих материалов были уничтожены. Базу данных защищали трехуровневое реле мощности и многослойная система цифровой поддержки.

556 Share

Mochilas para hombre

Беккер улыбнулся: - Я ищу одну девушку. Двухцветный громко рассмеялся. - В такой одежде ты тут ничего не добьешься. Беккер нахмурился. - Я вовсе не хочу с ней переспать. Мне нужно с ней поговорить. Ты можешь помочь мне ее найти. Парень поставил бутылку на стол.

 У немца. Его взял немец. Дэвид почувствовал, как пол уходит у него из-под ног. - Немец. Какой немец. - Тот, что был в парке. Я рассказал о нем полицейскому. Я отказался взять кольцо, а эта фашистская свинья его схватила. Беккер убрал блокнот и ручку. Игра в шарады закончилась.

Когда она оглянулась, Дэвид Беккер лежал на полу, прижимая ладони к лицу и корчась от нестерпимого жжения в глазах. ГЛАВА 71 Токуген Нуматака закурил уже четвертую сигару и принялся мерить шагами кабинет, потом схватил телефонную трубку и позвонил на коммутатор. - Есть какие-нибудь сведения о номере? - выпалил он, прежде чем телефонистка успела сказать алло. - Пока ничего, сэр. Кажется, придется повозиться дольше, чем ожидалось, - это был звонок с мобильника. С мобильника, - мысленно повторил Нуматака.  - Это кое-что. К счастью для японской экономики, у американцев оказался ненасытный аппетит к электронным новинкам. - Провайдер находится в районе территориального кода двести два.

В результате его легкомыслия АНБ оказалось на пороге крупнейшего в истории краха, краха в сфере национальной безопасности Соединенных Штатов. - Коммандер, вы ни в чем не виноваты! - воскликнула.  - Если бы Танкадо был жив, мы могли бы заключить с ним сделку, и у нас был бы выбор. Но Стратмор ее не слышал. Его жизнь окончена. Тридцать лет отдал он служению своей стране. Этот день должен был стать днем его славы, его piece de resistance, итогом всей его жизни - днем открытия черного хода во всемирный стандарт криптографии. А вместо этого он заразил вирусом главный банк данных Агентства национальной безопасности. И этот вирус уже невозможно остановить - разве что вырубить электроэнергию и тем самым стереть миллиарды бит ценнейшей информации.

Он стал истовым буддистом и забыл детские клятвы о мести; умение прощать было единственным путем, ведущим к просветлению. К двадцати годам Энсей Танкадо стал своего рода культовой фигурой, представителем программистского андеграунда. Компания Ай-би-эм предоставила ему визу и предложила работу в Техасе. Танкадо ухватился за это предложение. Через три года он ушел из Ай-би-эм, поселился в Нью-Йорке и начал писать программы. Его подхватила новая волна увлечения криптографией. Он писал алгоритмы и зарабатывал неплохие деньги. Как и большинство талантливых программистов, Танкада сделался объектом настойчивого внимания со стороны АНБ. От него не ускользнула ирония ситуации: он получал возможность работать в самом сердце правительства страны, которую поклялся ненавидеть до конца своих дней. Энсей решил пойти на собеседование.

 Джабба, дело очень серьезное. У меня чутье. У нее чутье. Ну вот, на Мидж снова что-то нашло. - Если Стратмор не забил тревогу, то зачем тревожиться. - Да в шифровалке темно как в аду, черт тебя дери. - Может быть, Стратмор решил посмотреть на звезды. - Джабба, мне не до шуток. - Ну хорошо, - сказал он, приподнимаясь на локтях.  - Может быть, у них закоротило генератор.

204 Share

Mochilas para hombre

Обменные операции явно не относились к числу сильных сторон Двухцветного: сто песет составляли всего восемьдесят семь центов. - Договорились, - сказал Беккер и поставил бутылку на стол. Панк наконец позволил себе улыбнуться. - Заметано. - Ну вот и хорошо. Девушка, которую я ищу, может быть. У нее красно-бело-синие волосы. Парень фыркнул. - Сегодня годовщина Иуды Табу. У всех такие… - На ней майка с британским флагом и серьга в форме черепа в одном ухе.

 - Потом мы запустим его снова, а Филу скажем, что ему все это приснилось. Стратмор задумался над ее словами, затем покачал головой: - Пока не стоит. ТРАНСТЕКСТ работает пятнадцать часов. Пусть пройдут все двадцать четыре часа - просто чтобы убедиться окончательно. Сьюзан это показалось разумным. Цифровая крепость впервые запустила функцию переменного открытого текста; быть может, ТРАНСТЕКСТ сумеет взломать шифр за двадцать четыре часа. Но честно говоря, она в это уже почти не верила. - Пусть ТРАНСТЕКСТ работает, - принял решение Стратмор.  - Я хочу быть абсолютно уверен, что это абсолютно стойкий шифр.

 - Мне нужно в туалет. Хейл ухмыльнулся, но, подождав еще минуту, отошел в сторону. - Извини, Сью, я пошутил. Сьюзан быстро проскочила мимо него и вышла из комнаты. Проходя вдоль стеклянной стены, она ощутила на себе сверлящий взгляд Хейла. Сьюзан пришлось сделать крюк, притворившись, что она направляется в туалет. Нельзя, чтобы Хейл что-то заподозрил. ГЛАВА 43 В свои сорок пять Чед Бринкерхофф отличался тем, что носил тщательно отутюженные костюмы, был всегда аккуратно причесан и прекрасно информирован. На легком летнем костюме, как и на загорелой коже, не было ни морщинки. Его густые волосы имели натуральный песочный оттенок, а глаза отливали яркой голубизной, которая только усиливалась слегка тонированными контактными линзами.

 Нет, - сказала Мидж.  - Насколько я знаю Стратмора, это его дела. Готова спорить на любые деньги, что он. Чутье мне подсказывает.  - Второе, что никогда не ставилось под сомнение, - это чутье Мидж.  - Идем, - сказала она, вставая.  - Выясним, права ли. Бринкерхофф проследовал за Мидж в ее кабинет. Она села и начала, подобно пианисту-виртуозу, перебирать клавиши Большого Брата. Бринкерхофф посмотрел на мониторы, занимавшие едва ли не всю стену перед ее столом.

Он не хотел, чтобы оно попало в АНБ. Но чего еще можно было ждать от Танкадо - что он сохранит кольцо для них, будучи уверенным в том, что они-то его и убили. И все же Сьюзан не могла поверить, что Танкадо допустил бы. Ведь он был пацифистом и не стремился к разрушению. Он лишь хотел, чтобы восторжествовала правда. Это касалось ТРАНСТЕКСТА. Это касалось и права людей хранить личные секреты, а ведь АНБ следит за всеми и каждым. Уничтожение банка данных АНБ - акт агрессии, на которую, была уверена Сьюзан, Танкадо никогда бы не пошел.

Он надеялся, что не совершает ошибку. - Сьюзан, - начал он, - этого не должно было случиться.  - Он провел рукой по своим коротко стриженным волосам.  - Я кое о чем тебе не рассказал. Иной раз человек в моем положении… - Он замялся, словно принимая трудное решение.  - Иногда человек в моем положении вынужден лгать людям, которых любит. Сегодня как раз такой день.  - В глазах его читалась печаль.  - То, что сейчас скажу, я не собирался говорить никому. Она почувствовала, как по спине у нее пробежал холодок.

884 Share

Mochilas para hombre

Стояла полная тишина, и он внимательно прислушался. Ничего. Вроде бы на нижней ступеньке никого. Может, ему просто показалось. Какая разница, Стратмор никогда не решится выстрелить, пока он прикрыт Сьюзан. Но когда он начал подниматься на следующую ступеньку, не выпуская Сьюзан из рук, произошло нечто неожиданное. За спиной у него послышался какой-то звук. Он замер, чувствуя мощный прилив адреналина. Неужели Стратмор каким-то образом проскользнул наверх.

Фонтейн кивнул. Иерархия допуска в банк данных была тщательно регламентирована; лица с допуском могли войти через Интернет. В зависимости от уровня допуска они попадали в те отсеки банка данных, которые соответствовали сфере их деятельности. - Поскольку мы связаны с Интернетом, - объяснял Джабба, - хакеры, иностранные правительства и акулы Фонда электронных границ кружат вокруг банка данных двадцать четыре часа в сутки, пытаясь проникнуть внутрь. - Да, - сказал Фонтейн, - и двадцать четыре часа в сутки наши фильтры безопасности их туда не пускают. Так что вы хотите сказать. Джабба заглянул в распечатку. - Вот что я хочу сказать. Червь Танкадо не нацелен на наш банк данных.

Под визг покрышек, в снопе искр Беккер резко свернул вправо и съехал с дороги. Колеса мотоцикла подпрыгнули, ударившись о бетонное ограждение, так что он едва сумел сохранить равновесие. Из-под колес взметнулся гравий. Мотоцикл начал подниматься по склону. Колеса неистово вращались на рыхлой земле. Маломощный двигатель отчаянно выл, стараясь одолеть подъем. Беккер выжал из него все, что мог, и отчаянно боялся, что мотоцикл заглохнет в любую минуту. Нельзя было даже оглянуться: такси остановится в любой момент и снова начнется стрельба. Однако выстрелов не последовало.

Глаза Сьюзан сузились. Она терпеть не могла, когда он называл ее Сью. Вообще-то она ничего не имела против этого имени, но Хейл был единственным, кто его использовал, и это было ей неприятно. - Почему бы мне не помочь тебе? - предложил Хейл. Он подошел ближе.  - Я опытный диагност. К тому же умираю от любопытства узнать, какая диагностика могла заставить Сьюзан Флетчер выйти на работу в субботний день. Сьюзан почувствовала прилив адреналина и бросила взгляд на Следопыта. Она понимала, что не может допустить, чтобы Хейл его увидел, - последует слишком много вопросов.

Ничего не читайте. - Энсей Танкадо… родился в январе… - Пожалуйста, - вежливо сказал Беккер.  - Положите на место. Офицер еще какое-то время разглядывал паспорт, потом положил его поверх вороха одежды. - У этого парня была виза третьего класса. По ней он мог жить здесь многие годы. Беккер дотронулся до руки погибшего авторучкой. - Может быть, он и жил. - Вовсе. Пересек границу неделю .

 - Кроме того, ТРАНСТЕКСТ уже больше двадцати часов не может справиться с каким-то файлом. Фонтейн наморщил лоб. - Это по вашим данным. Мидж хотела возразить, но прикусила язык. И прижала ладонь к горлу. - В шифровалке вырубилось электричество. Фонтейн поднял глаза, явно удивленный этим сообщением. Мидж подтвердила свои слова коротким кивком. - У них нет света.

424 Share

Mochilas para hombre

Стратмор откинул голову назад, словно давая каплям возможность смыть с него вину. Я из тех, кто добивается своей цели. Стратмор наклонился и, зачерпнув воды, смыл со своих рук частицы плоти Чатрукьяна. Его мечта о Цифровой крепости рухнула, и он полностью отдавал себе в этом отчет. Теперь у него осталась только Сьюзан. Впервые за много лет он вынужден был признать, что жизнь - это не только служение своей стране и профессиональная честь. Я отдал лучшие годы жизни своей стране и исполнению своего долга. А как же любовь.

Через пять секунд она станет двусторонней. - Кто это такие? - переминаясь с ноги на ногу, спросил Бринкерхофф. - Всевидящее око, - сказал Фонтейн, вглядываясь в лица людей, которых он отправил в Испанию. Это была вынужденная мера. Фонтейн почти во всем полагался на Стратмора и верил в его план, в том числе и в достойную сожаления, но неизбежную необходимость устранять Энсея Танкадо и в переделку Цифровой крепости, - все это было правильно. Но одно не давало Фонтейну покоя - то, что Стратмор решил прибегнуть к услугам Халохота. Тот, конечно, был мастером своего дела, но наемник остается наемником. Можно ли ему доверять.

Это было радостное избавление от вечного напряжения, связанного с ее служебным положением в АНБ. В один из прохладных осенних дней они сидели на стадионе, наблюдая за тем, как футбольная команда Рутгерса громит команду Джорджтауне кого университета. - Я забыла: как называется вид спорта, которым ты увлекаешься? - спросила Сьюзан.  - Цуккини. - Сквош, - чуть не застонал Беккер. Сьюзан сделала вид, что не поняла. - Это похоже на цуккини, - пояснил он, - только корт поменьше. Она ткнула его локтем в бок. Левый крайний Джорджтауна, подавая угловой, отправил мяч в аут, и трибуны негодующе загудели. Защитники поспешили на свою половину поля.

Когда он клал конверт в одну из ячеек, Беккер повернулся, чтобы задать последний вопрос: - Как мне вызвать такси. Консьерж повернул голову и. Но Беккер не слушал, что тот. Он рассчитал все. Рука консьержа только что покинула ячейку под номером 301. Беккер поблагодарил его и быстро зашагал, ища глазами лифт. Туда и обратно, - повторил он мысленно. ГЛАВА 31 Сьюзан вернулась в Третий узел. После разговора со Стратмором она начала беспокоиться о безопасности Дэвида, а ее воображение рисовало страшные картины.

После множества поворотов и коротких рывков Беккер оказался на перекрестке трех улочек с табличкой Эскуина-де-лос-Рейес и понял, что уже был здесь минуту-другую. Притормозив, он задумался, в какую сторону повернуть, и в этот момент мотор его веспы кашлянул и заглох. Стрелка топливного индикатора указывала на ноль. И, как бы повинуясь неведомому сигналу, между стенами слева от него мелькнула тень. Нет сомнений, что человеческий мозг все же совершеннее самого быстродействующего компьютера в мире. В какую-то долю секунды сознание Беккера засекло очки в металлической оправе, обратилось к памяти в поисках аналога, нашло его и, подав сигнал тревоги, потребовало принять решение. Он отбросил бесполезный мотоцикл и пустился бежать со всех ног. К несчастью для Беккера, вместо неуклюжего такси Халохот обрел под ногами твердую почву.

Она была его иллюзией, его живой фантазией. Он мечтал о ней по ночам, плакал о ней во сне. Он ничего не мог с собой поделать. Она была блистательна и прекрасна, равной ей он не мог себе даже представить. Его жена долго терпела, но, увидев Сьюзан, потеряла последнюю надежду. Бев Стратмор никогда его ни в чем не обвиняла. Она превозмогала боль сколько могла, но ее силы иссякли. Она сказала ему, что их брак исчерпал себя, что она не собирается до конца дней жить в тени другой женщины. Вой сирен вывел его из задумчивости. Его аналитический ум искал выход из создавшегося положения.

611 Share

Mochilas para hombre

 Она не клюнет на твою тактику разделяй и властвуй, - сказал Стратмор, подходя еще ближе.  - Отпусти. - Чатрукьян был совсем мальчишка. Ради всего святого, зачем вы это сделали. Чтобы скрыть свою маленькую тайну. Стратмор сохранял спокойствие. - И что же это за секрет. - Вы отлично знаете это. Это Цифровая крепость. - Вот как? - снисходительно произнес Стратмор холодным как лед голосом.

Послышался голос с сильным немецким акцентом: - Ja. Беккер молчал. - Ja. Дверь слегка приоткрылась, и на него уставилось круглое немецкое лицо. Дэвид приветливо улыбнулся. Он не знал, как зовут этого человека. - Deutscher, ja. Вы немец. Мужчина нерешительно кивнул.

 Останься со. В ее сознании замелькали страшные образы: светло-зеленые глаза Дэвида, закрывающиеся в последний раз; тело Грега Хейла, его сочащаяся кровь на ковре; обгорелый труп Фила Чатрукьяна на лопастях генератора. - Боль пройдет, - внушал Стратмор.  - Ты полюбишь. Сьюзан не слышала ни единого слова. - Останься со мной, - увещевал ее голос.  - Я залечу твои раны. Она безуспешно пыталась высвободиться. - Я сделал это ради нас обоих. Мы созданы друг для друга.

Я здесь проездом, из Бургоса. Прошу прощения за беспокойство, доброй вам но… - Espere. Подождите! - Сеньор Ролдан был коммерсантом до мозга костей. А вдруг это клиент. Новый клиент с севера. Он не допустит, чтобы какие-то страхи лишили его потенциального клиента. - Друг мой, - промурлыкал он в трубку.  - Мне показалось, что я уловил в вашей речи бургосский акцент.

Сотрудник лаборатории систем безопасности схватил ее за руку. - Мисс Флетчер. У нас вирус. Я уверен. Вы должны… Сьюзан вырвала руку и посмотрела на него с возмущением. - Мне кажется, коммандер приказал вам уйти. - Но монитор. Она показывает восемнадцать… - Коммандер Стратмор велел вам уйти. - Плевал я на Стратмора! - закричал Чатрукьян, и его слова громким эхом разнеслись по шифровалке. - Мистер Чатрукьян? - послышался сверху звучный возглас.

 - В чем разница. Должна же она. - Да! - Соши ткнула пальцем в свой монитор.  - Смотрите. Все прочитали: - …в этих бомбах использовались разные виды взрывчатого вещества… обладающие идентичными химическими характеристиками. Эти изотопы нельзя разделить путем обычного химического извлечения. Кроме незначительной разницы в атомном весе, они абсолютно идентичны. - Атомный вес! - возбужденно воскликнул Джабба.  - Единственное различие - их атомный вес. Это и есть ключ.

697 Share

Mochilas para hombre

 Странное? - Он начал беспокоиться.  - Можешь выражаться яснее. Две минуты спустя Джабба мчался вниз к главному банку данных. ГЛАВА 85 Грег Хейл, распластавшись, лежал на полу помещения Третьего узла. Стратмор и Сьюзан отволокли его туда через шифровалку и связали ему руки и ноги толстым кабелем от одного из лазерных принтеров. Сьюзан до сих пор была ошеломлена ловкими действиями коммандера. Он разыграл звонок по телефону. И в результате одолел Хейла, освободил Сьюзан и выиграл время для переделки Цифровой крепости.

За едва заметным изгибом коридора Беккер услышал голоса. Он пошел на звук и уткнулся в стеклянную дверь, за которой, судя по доносящемуся оттуда шуму и гвалту, происходило нечто вроде драки. Преодолев отвращение, Беккер открыл дверь. Регистратура. Бедлам. Так он и. Очередь из десяти человек, толкотня и крик. Испания не славится эффективностью бюрократического аппарата, и Беккер понял, что ему придется простоять здесь всю ночь, чтобы получить информацию о канадце.

Когда люк открылся, Чатрукьян невольно отпрянул. Струя горячего воздуха, напоенного фреоном, ударила ему прямо в лицо. Клубы пара вырвались наружу, подкрашенные снизу в красный цвет контрольными лампами. Далекий гул генераторов теперь превратился в громкое урчание. Чатрукьян выпрямился и посмотрел. То, что он увидел, больше напоминало вход в преисподнюю, а не в служебное помещение. Узкая лестница спускалась к платформе, за которой тоже виднелись ступеньки, и все это было окутано красным туманом. Грег Хейл, подойдя к стеклянной перегородке Третьего узла, смотрел, как Чатрукьян спускается по лестнице. С того места, где он стоял, казалось, что голова сотрудника лаборатории систем безопасности лишилась тела и осталась лежать на полу шифровалки.

Убивать Танкадо не было необходимости. Честно говоря, я бы предпочел, чтобы он остался жив. Его смерть бросает на Цифровую крепость тень подозрения. Я хотел внести исправления тихо и спокойно. Изначальный план состоял в том, чтобы сделать это незаметно и позволить Танкадо продать пароль. Сьюзан должна была признать, что прозвучало это довольно убедительно. У Танкадо не было причин подозревать, что код в Интернете не является оригиналом. Никто не имел к нему доступа, кроме него самого и Северной Дакоты. Если бы Танкадо не вернулся к анализу программы после ее выпуска свет, он ничего бы не узнал про этот черный ход.

ГЛАВА 99 Фонтейн время от времени стучал кулаком по ладони другой руки, мерил шагами комнату для заседаний, то и дело посматривая на вращающиеся огни шифровалки. - Отключить. Черт побери, немедленно отключить. Мидж появилась в дверях со свежей распечаткой в руке. - Директор, Стратмору не удается отключить ТРАНСТЕКСТ. - Что?! - хором вскричали Бринкерхофф и Фонтейн. - Он пытался, сэр! - Мидж помахала листком бумаги.  - Уже четыре раза. ТРАНСТЕКСТ заклинило. Фонтейн повернулся к окну.

 - Ему ведь всего тридцать лет. - Тридцать два, - уточнил Стратмор.  - У него был врожденный порок сердца. - Никогда об этом не слышала. - Так записано в его медицинской карточке. Он не очень-то об этом распространялся. Сьюзан трудно было поверить в такое удачное совпадение. - Его погубило слабое сердце - вот так. Слишком уж удобная версия. Стратмор пожал плечами.

161 Share

Mochilas para hombre

 - Сомневаюсь, что Танкадо пошел бы на риск, дав нам возможность угадать ключ к шифру-убийце. Сьюзан рассеянно кивнула, но тут же вспомнила, как Танкадо отдал им Северную Дакоту. Она вглядывалась в группы из четырех знаков, допуская, что Танкадо играет с ними в кошки-мышки. - Туннельный блок наполовину уничтожен! - крикнул техник. На ВР туча из черных нитей все глубже вгрызалась в оставшиеся щиты. Дэвид сидел в мини-автобусе, тихо наблюдая за драмой, разыгрывавшейся перед ним на мониторе. - Сьюзан! - позвал.  - Меня осенило. Здесь шестнадцать групп по четыре знака в каждой.

На следующее утро, придя пораньше, он подменил чужую клавиатуру на свою, модифицированную, а в конце дня вновь поменял их местами и просмотрел информацию, записанную чипом. И хотя в обычных обстоятельствах пришлось бы проверять миллионы вариантов, обнаружить личный код оказалось довольно просто: приступая к работе, криптограф первым делом вводил пароль, отпирающий терминал. Поэтому от Хейла не потребовалось вообще никаких усилий: личные коды соответствовали первым пяти ударам по клавиатуре. Какая ирония, думал он, глядя в монитор Сьюзан. Хейл похитил пароли просто так, ради забавы. Теперь же он был рад, что проделал это, потому что на мониторе Сьюзан скрывалось что-то очень важное. Задействованная ею программа была написана на языке программирования Лимбо, который не был его специальностью. Но ему хватило одного взгляда, чтобы понять: никакая это не диагностика. Хейл мог понять смысл лишь двух слов. Но этого было достаточно.

Где ей еще быть в субботний вечер. Проклиная судьбу, он вылез из автобуса. К клубу вела узкая аллея. Как только он оказался там, его сразу же увлек за собой поток молодых людей. - А ну с дороги, пидор! - Некое существо с прической, больше всего напоминающей подушечку для иголок, прошествовало мимо, толкнув Беккера в бок. - Хорошенький! - крикнул еще один, сильно дернув его за галстук. - Хочешь со мной переспать? - Теперь на Беккера смотрела юная девица, похожая на персонаж фильма ужасов Рассвет мертвецов. Темнота коридора перетекла в просторное цементное помещение, пропитанное запахом пота и алкоголя, и Беккеру открылась абсолютно сюрреалистическая картина: в глубокой пещере двигались, слившись в сплошную массу, сотни человеческих тел.

Директор! - кричал. ГЛАВА 95 Кровь Христа… чаша спасения… Люди сгрудились вокруг бездыханного тела на скамье. Вверху мирно раскачивалась курильница. Халохот, расталкивая людей, двигался по центральному проходу, ища глазами намеченную жертву. Он где-то. Халохот повернулся к алтарю. В тридцати метрах впереди продолжалось святое причастие. Падре Херрера, главный носитель чаши, с любопытством посмотрел на одну из скамей в центре, где начался непонятный переполох, но вообще-то это его мало занимало. Иногда кому-то из стариков, которых посетил Святой Дух, становилось плохо.

Он ощупал пальцы жертвы, но не обнаружил никакого кольца. Еще. На пальцах ничего. Резким движением Халохот развернул безжизненное тело и вскрикнул от ужаса. Перед ним был не Дэвид Беккер. Рафаэль де ла Маза, банкир из пригорода Севильи, скончался почти мгновенно. Рука его все еще сжимала пачку банкнот, пятьдесят тысяч песет, которые какой-то сумасшедший американец заплатил ему за дешевый черный пиджак. ГЛАВА 94 Мидж Милкен в крайнем раздражении стояла возле бачка с охлажденной водой у входа в комнату заседаний. Что, черт возьми, делает Фонтейн? - Смяв в кулаке бумажный стаканчик, она с силой швырнула его в бачок для мусора.  - В шифровалке творится нечто непонятное.

Я звоню Джаббе. Когда он попытался обойти Стратмора, тот преградил ему дорогу. Лестничная площадка, на которой они стояли, была совсем крохотной. Они сцепились. Перила были невысокими. Как это странно, подумал Стратмор, что насчет вируса Чатрукьян был прав с самого начала. Его падение пронзило Стратмора холодным ужасом - отчаянный крик и потом тишина. Но более страшным стало то, что он увидел в следующее мгновение. Скрытые тенью, на него смотрели глаза Грега Хейла, глаза, полные ужаса. Тогда Стратмор понял, что Грег Хейл должен умереть.

978 Share

Mochilas para hombre

Вы же сказали… - Мы к нему пальцем не притронулись, - успокоил ее Стратмор.  - Он умер от разрыва сердца. Сегодня утром звонили из КОМИНТа. Их компьютер через Интерпол засек имя Танкадо в регистратуре полиции Севильи. - От разрыва сердца? - усомнилась Сьюзан.  - Ему ведь всего тридцать лет. - Тридцать два, - уточнил Стратмор.  - У него был врожденный порок сердца. - Никогда об этом не слышала.

Это все равно что изучать иностранный язык. Сначала текст воспринимается как полная бессмыслица, но по мере постижения законов построения его структуры начинает появляться смысл. Беккер понимающе кивнул, но ему хотелось знать. Используя вместо классной доски салфетки ресторана Мерлутти или концертные программы, Сьюзан дала этому популярному и очень привлекательному преподавателю первые уроки криптографии. Она начала с совершенного квадрата Юлия Цезаря. Цезарь, объясняла она, был первым в истории человеком, использовавшим шифр. Когда его посыльные стали попадать в руки врага имеете с его секретными посланиями, он придумал примитивный способ шифровки своих указаний. Он преобразовывал послания таким образом, чтобы текст выглядел бессмыслицей. Что, разумеется, было не .

 - А если ему нужна помощь. Стратмор пожал плечами. - Отсюда я не в состоянии ему помочь - ему придется полагаться лишь на. А потом, я не хочу говорить по линии, не защищенной от прослушивания. Глаза Сьюзан расширились. - Как прикажете это понимать. На лице Стратмора тут же появилось виноватое выражение. Он улыбнулся, стараясь ее успокоить.

В этой комнате находилась Сьюзан. Она стояла отдельно от остальных и смотрела на него, смеясь и плача. - Дэвид… Слава Богу. Я думала, что потеряла. Он потер виски, подвинулся ближе к камере и притянул гибкий шланг микрофона ко рту. - Сьюзан. Она была потрясена. Прямо перед ней во всю стену был Дэвид, его лицо с резкими чертами. - Сьюзан, я хочу кое о чем тебя спросить.  - Звук его голоса гулко раздался в комнате оперативного управления, и все тут же замерли, повернувшись к экрану.

Результатом будет полнейший хаос. - А Фонд электронных границ будет праздновать победу, - побледнела Сьюзан. - Фонд понятия не имеет о том, чем мы тут занимаемся, - презрительно бросил Стратмор.  - Если бы они знали, сколько террористических нападений мы предотвратили благодаря тому, что можем взламывать шифры, они запели бы по-другому. Сьюзан была согласна с этим, но в то же время прекрасно понимала: Фонд электронных границ никогда не узнает, насколько важен и нужен ТРАНСТЕКСТ. Эта машина помогла предотвратить десятки преступлений, но связанная с ней информация строго засекречена и никогда не будет раскрыта. Причина такой секретности проста: правительство не может допустить массовой истерии. Никто не знает, как поведет себя общество, узнав, что группы фундаменталистов дважды за прошлый год угрожали ядерным объектам, расположенным на территории США.

Сьюзан радостно встрепенулась. - Скажи, что ты ушел с поста декана. Дэвид кивнул. - В следующем семестре я возвращаюсь в аудиторию. Сьюзан с облегчением вздохнула: - Туда, где твое подлинное призвание. Дэвид улыбнулся: - Да. Наверное, Испания напомнила мне о том, что по-настоящему важно. - Помогать вскрывать шифры? - Она чмокнула его в щеку.  - Как бы там ни было, ты поможешь мне с моей рукописью. - Рукописью.

F parada mochila

About Nirn

Он гулял в парке с подружкой. Беккер понял, что с каждой минутой дело все больше запутывается. - С подружкой. Немец был не .

Related Posts

641 Comments

Post A Comment