PingГјino con mochila

281 Share

PingГјino con mochila

Со временем Танкадо прочитал о Пёрл-Харборе и военных преступлениях японцев. Ненависть к Америке постепенно стихала. Он стал истовым буддистом и забыл детские клятвы о мести; умение прощать было единственным путем, ведущим к просветлению. К двадцати годам Энсей Танкадо стал своего рода культовой фигурой, представителем программистского андеграунда. Компания Ай-би-эм предоставила ему визу и предложила работу в Техасе. Танкадо ухватился за это предложение. Через три года он ушел из Ай-би-эм, поселился в Нью-Йорке и начал писать программы. Его подхватила новая волна увлечения криптографией. Он писал алгоритмы и зарабатывал неплохие деньги.

Мгновение спустя, словно в дешевом фильме ужасов, свет в ванной начал медленно гаснуть. Затем ярко вспыхнул и выключился. Сьюзан Флетчер оказалась в полной темноте. Сьюзан Флетчер нетерпеливо мерила шагами туалетную комнату шифровалки и медленно считала от одного до пятидесяти. Голова у нее раскалывалась. Еще немного, - повторяла она мысленно.  - Северная Дакота - это Хейл. Интересно, какие он строит планы.

Ни у кого не вызовет подозрений, если ключ попадет именно к. И что особенно удачно - эту компанию меньше всего можно было заподозрить в том, что она состоит в сговоре с американским правительством. Токуген Нуматака воплощал старую Японию, его девиз - Лучше смерть, чем бесчестье. Он ненавидел американцев. Ненавидел американскую еду, американские нравы, но более всего ему было ненавистно то, что американцы железной хваткой держали мировой рынок компьютерных программ. У Стратмора был смелый план - создать всемирный стандарт шифрования с черным ходом для Агентства национальной безопасности. Он страстно желал разделить эту мечту со Сьюзан, осуществить ее с ней вместе, но знал, что это невозможно. Хотя смерть Энсея Танкадо спасет в будущем тысячи жизней, Сьюзан никогда не примет ничего подобного: она убежденная пацифистка.

 Ты утверждаешь, что Стратмор намеренно запустил в ТРАНСТЕКСТ вирус. - Нет! - отрезала.  - Не думаю, что он знал, что имеет дело с вирусом. Я думаю, он был введен в заблуждение. Бринкерхофф молчал. Мидж Милкен явно чего-то не поняла. - Это многое объясняет, - настаивала.  - Например, почему он провел там всю ночь. - Заражал вирусами свое любимое детище. - Нет, - сказала она раздраженно.

Через несколько секунд на экране показалась надпись: ОБЪЕКТ НЕ НАЙДЕН Не зная, что искать дальше, она ненадолго задумалась и решила зайти с другой стороны. НАЙТИ: ЗАМОК ЭКРАНА Монитор показал десяток невинных находок - и ни одного намека на копию ее персонального кода в компьютере Хейла. Сьюзан шумно вздохнула. Какими же программами он пользовался. Открыв меню последних программ, она обнаружила, что это был сервер электронной почты. Сьюзан обшарила весь жесткий диск и в конце концов нашла папку электронной почты, тщательно запрятанную среди других директорий. Открыв ее, она увидела несколько дополнительных папок; создавалось впечатление, что у Хейла было множество почтовых адресов. Один из них, к ее удивлению, был адресом анонимного провайдера.

Сьюзан бросилась к двери, моля Бога, чтобы Стратмор в этот миг включил резервное энергоснабжение и дверь открылась. Увы, ее руки уперлись в холодное стекло. Хейл с перепачканным кровью лицом быстро приближался к. Его руки снова обхватили ее - одна сдавила левую грудь, другая - талию - и оторвали от двери. Сьюзан кричала и молотила руками в тщетной попытке высвободиться, а он все тащил ее, и пряжка его брючного ремня больно вдавливалась ей в спину. Хейл был необычайно силен. Когда он проволок ее по ковру, с ее ног соскочили туфли. Затем он одним движением швырнул ее на пол возле своего терминала. Сьюзан упала на спину, юбка ее задралась.

974 Share

PingГјino con mochila

Коды, с которыми столкнулось агентство, больше не были шифрами, что разгадывают с помощью карандаша и листка бумаги в клетку, - теперь это были компьютеризированные функции запутывания, основанные на теории хаоса и использующие множественные символические алфавиты, чтобы преобразовать сообщение в абсолютно хаотичный набор знаков. Сначала используемые пароли были довольно короткими, что давало возможность компьютерам АНБ их угадывать. Если искомый пароль содержал десять знаков, то компьютер программировался так, чтобы перебирать все комбинации от 0000000000 до 9999999999, и рано или поздно находил нужное сочетание цифр. Этот метод проб и ошибок был известен как применение грубой силы. На это уходило много времени, но математически гарантировало успех. Когда мир осознал возможности шифровки с помощью грубой силы, пароли стали все длиннее и длиннее. Компьютерное время, необходимое для их угадывания, растягивалось на месяцы и в конце концов - на годы. К началу 1990-х годов ключи имели уже более пятидесяти знаков, в них начали использовать весь алфавит АСКИ - Американского национального стандартного кода для обмена информацией, состоящего из букв, цифр и символов. Число возможных комбинаций приблизилось к 10 в 120-й степени - то есть к единице со 120 нулями.

Его парализовало от страха. - Adonde fue? - снова прозвучал вопрос.  - Американец. - В… аэропорт. Aeropuerto, - заикаясь сказал Двухцветный. - Aeropuerto? - повторил человек, внимательно следя за движением губ Двухцветного в зеркале. - Панк кивнул. - Tenia el anillo. Он получил кольцо.

Стратмор кивнул: - Думал. Но решил этого не делать. Сьюзан так и подумала. Старшие должностные лица АНБ имели право разбираться со своими кризисными ситуациями, не уведомляя об этом исполнительную власть страны. АНБ было единственной разведывательной организацией США, освобожденной от обязанности отчитываться перед федеральным правительством. Стратмор нередко пользовался этой привилегией: он предпочитал творить свое волшебство в уединении. - Коммандер, - все же возразила она, - это слишком крупная неприятность, и с ней не стоит оставаться наедине. Вам следовало бы привлечь кого-то. - Сьюзан, появление Цифровой крепости влечет за собой очень серьезные последствия для всего будущего нашего агентства. Я не намерен информировать президента за спиной директора.

 - Оценки ущерба всюду приводятся разные.  - Она еще раз взглянула на текст.  - Элементы, ответственные… У Дэвида Беккера, находившегося в трех тысячах миль от комнаты оперативного управления, загорелись. - Элементы! - воскликнул.  - Мы говорим о математике, а не об истории. Головы повернулись к спутниковому экрану. - Танкадо играет с нами в слова! - сказал Беккер.  - Слово элемент имеет несколько значений. - Какие же, мистер Беккер? - спросил Фонтейн.

Она просила его открыть скрытый смысл этих слов, но Дэвид отказывался и только улыбался: Из нас двоих ты криптограф. Главный криптограф АНБ испробовала все - подмену букв, шифровальные квадраты, даже анаграммы. Она пропустила эти слова через компьютер и поставила перед ним задачу переставить буквы в новую фразу. Выходила только абракадабра. Похоже, не один Танкадо умел создавать абсолютно стойкие шифры. Ее мысли прервал шипящий звук открываемой пневматической двери. В Третий узел заглянул Стратмор. - Какие-нибудь новости, Сьюзан? - спросил Стратмор и тут же замолчал, увидав Грега Хейла.  - Добрый вечер, мистер Хейл.

 Понимаю.  - Стратмор хмыкнул, раздумывая, как поступить, потом, по-видимому, также решил не раскачивать лодку и произнес: - Мисс Флетчер, можно поговорить с вами минутку. За дверью. - Да, конечно… сэр.  - Сьюзан не знала, как. Бросила взгляд на монитор, потом посмотрела на Грега Хейла.  - Сейчас. Несколькими быстрыми нажатиями клавиш она вызвала программу, именуемую Экранный замок, которая давала возможность скрыть работу от посторонних глаз. Она была установлена на каждом терминале в Третьем узле. Поскольку компьютеры находились во включенном состоянии круглые сутки, замок позволял криптографам покидать рабочее место, зная, что никто не будет рыться в их файлах.

203 Share

PingГјino con mochila

Немец не ожидал такого оборота. - Wasmachst… - Помолчите! - Беккер перешел на английский.  - У вас в номере проститутка? - Он оглядел комнату. Роскошная обстановка, как в лучших отелях. Розы, шампанское, широченная кровать с балдахином. Росио нигде не. Дверь, ведущая в ванную, закрыта. - Prostituiert? - Немец бросил боязливый взгляд на дверь в ванную. Он был крупнее, чем ожидал Беккер. Волосатая грудь начиналась сразу под тройным подбородком и выпячивалась ничуть не меньше, чем живот необъятного размера, на котором едва сходился пояс купального халата с фирменным знаком отеля.

Шприц был наполнен тридцатью кубиками моющего средства, взятого с тележки уборщицы. Сильный палец нажал на плунжер, вытолкнув синеватую жидкость в старческую вену. Клушар проснулся лишь на несколько секунд. Он успел бы вскрикнуть от боли, если бы сильная рука не зажала ему рот. Старик не мог даже пошевелиться. Он почувствовал неимоверный жар, бегущий вверх по руке. Нестерпимая боль пронзила плечо, сдавила грудь и, подобно миллиону осколков, вонзилась в мозг. Клушар увидел яркую вспышку света… и черную бездну.

Стратмор понял, что ставки повышаются. Он впутал в это дело Сьюзан и должен ее вызволить. Голос его прозвучал, как всегда, твердо: - А как же мой план с Цифровой крепостью. Хейл засмеялся: - Можете пристраивать к ней черный ход - я слова не скажу.  - Потом в его голосе зазвучали зловещие нотки.  - Но как только я узнаю, что вы следите за мной, я немедленно расскажу всю эту историю журналистам. Я расскажу, что Цифровая крепость - это большая липа, и отправлю на дно все ваше мерзкое ведомство. Стратмор мысленно взвешивал это предложение.

Святилище и алтарь расположены над центром и смотрят вниз, на главный алтарь. Деревянные скамьи заполняют вертикальную ось, растянувшись на сто с лишним метров, отделяющих алтарь от основания креста. Слева и справа от алтаря в поперечном нефе расположены исповедальни, священные надгробия и дополнительные места для прихожан. Беккер оказался в центре длинной скамьи в задней части собора. Над головой, в головокружительном пустом пространстве, на потрепанной веревке раскачивалась серебряная курильница размером с холодильник, описывая громадную дугу и источая едва уловимый аромат. Колокола Гиральды по-прежнему звонили, заставляя содрогаться каменные своды. Беккер перевел взгляд на позолоченную стену под потолком. Его сердце переполняла благодарность. Он дышал.

Мой дружок скоро заснет как убитый. Постучите тихонько. Я найду свободную комнату и покажу вам Испанию с такой стороны, что вам будет что вспомнить, - И она сладко причмокнула губами. Беккер изобразил улыбку. - Я должен идти. Он извинился перед немцем за вторжение, в ответ на что тот скромно улыбнулся. - Keine Ursache. Беккер вышел в коридор. Нет проблем.

Помимо всего прочего, в списке очередности указано, что это посторонний файл. Надо звонить Стратмору. - Домой? - ужаснулся Бринкерхофф.  - Вечером в субботу. - Нет, - сказала Мидж.  - Насколько я знаю Стратмора, это его дела. Готова спорить на любые деньги, что он. Чутье мне подсказывает.  - Второе, что никогда не ставилось под сомнение, - это чутье Мидж.  - Идем, - сказала она, вставая.

592 Share

PingГјino con mochila

 - Что происходит. Беккер не удостоил его ответом. - На самом деле я его не продала, - сказала Росио.  - Хотела это сделать, но она совсем еще ребенок, да и денег у нее не. Вот я его и отдала. Но если бы знала, сколько вы мне за него предложите, то сохранила бы это кольцо для. - Почему вы ушли из парка? - спросил Беккер.  - Умер человек. Почему вы не дождались полицейских. И не отдали кольцо .

Желая помочь, Беккер обратил их внимание на то, что все показанные ему иероглифы объединяет нечто общее - они одновременно являются и иероглифами кандзи. В комнате тут же стало тихо. Старший дешифровщик, нескладный тип по имени Морант, не выпускавший сигареты изо рта, недоверчиво уставился на Беккера. - То есть вы хотите сказать, что эти знаки имеют множественное значение. Беккер кивнул. Он объяснил, что кандзи - это система японского письма, основанная на видоизмененных китайских иероглифах. Он же давал им китайские значения, потому что такую задачу они перед ним поставили. - Господи Иисусе.  - Морант закашлялся.

Джабба нередко прибегал к ВР, что в компьютерных кругах означало виртуальная реальность, но в АНБ это сокращение имело несколько иной смысл - визуальная репрезентация. В мире технических служащих и политиков, имеющих чрезвычайно разные уровни понимания, визуальная репрезентация нередко была единственным способом что-либо доказать: взмывающая вверх кривая производит куда более сильное впечатление, чем целые тома рассуждений. Джабба понимал, что ВР текущего кризиса со всей наглядностью объяснит то, что он хотел сказать. - ВР! - крикнула Соши, усаживаясь за компьютер в задней части комнаты. На стене ожила связанная с компьютером диаграмма. Сьюзан рассеянно подняла на нее глаза, безучастная к царившему вокруг нее безумию. Все в комнате дружно повернули головы. Диаграмма чем-то напоминала бычий глаз.

К началу 1990-х годов некогда тщательно охраняемый правительством Интернет превратился в перенаселенное пространство, заполненное общедоступными почтовыми серверами и порнографическими сайтами. Вскоре после не получившего огласки, но причинившего колоссальный ущерб государственной безопасности проникновения в базы данных Военно-морского флота стало абсолютно очевидно, что секретная информация, хранящаяся на компьютерах, подключенных к Интернету, перестала быть тайной. По предложению министерства обороны президент подписал тайное распоряжение о создании новой, абсолютно безопасной правительственной сети, которая должна была заменить скомпрометировавший себя Интернет и стать средством связи разведывательных агентств США. Чтобы предотвратить дальнейшее проникновение в государственные секреты, вся наиболее важная информация была сосредоточена в одном в высшей степени безопасном месте - новой базе данных АНБ, своего рода форте Нокс разведывательной информации страны. Без преувеличения многие миллионы наиболее секретных фотографий, магнитофонных записей, документов и видеофильмов были записаны на электронные носители и отправлены в колоссальное по размерам хранилище, а твердые копии этих материалов были уничтожены. Базу данных защищали трехуровневое реле мощности и многослойная система цифровой поддержки. Она была спрятана под землей на глубине 214 футов для защиты от взрывов и воздействия магнитных полей. Вся деятельность в комнате управления относилась к категории Совершенно секретно. УМБРА, что было высшим уровнем секретности в стране. Никогда еще государственные секреты США не были так хорошо защищены.

Он впутал в это дело Сьюзан и должен ее вызволить. Голос его прозвучал, как всегда, твердо: - А как же мой план с Цифровой крепостью. Хейл засмеялся: - Можете пристраивать к ней черный ход - я слова не скажу.  - Потом в его голосе зазвучали зловещие нотки.  - Но как только я узнаю, что вы следите за мной, я немедленно расскажу всю эту историю журналистам. Я расскажу, что Цифровая крепость - это большая липа, и отправлю на дно все ваше мерзкое ведомство. Стратмор мысленно взвешивал это предложение. Оно было простым и ясным.

Главный криптограф АНБ испробовала все - подмену букв, шифровальные квадраты, даже анаграммы. Она пропустила эти слова через компьютер и поставила перед ним задачу переставить буквы в новую фразу. Выходила только абракадабра. Похоже, не один Танкадо умел создавать абсолютно стойкие шифры. Ее мысли прервал шипящий звук открываемой пневматической двери. В Третий узел заглянул Стратмор. - Какие-нибудь новости, Сьюзан? - спросил Стратмор и тут же замолчал, увидав Грега Хейла.  - Добрый вечер, мистер Хейл.  - Он нахмурился, глаза его сузились.  - Сегодня суббота.

486 Share

PingГјino con mochila

Все внезапно осложнилось, пошло совсем не так, как он рассчитывал. Мелкая любезность, которую он оказал Стратмору, забрав личные вещи Танкадо, вылилась в поиски таинственного кольца, как в известной игре, где нужно находить спрятанные предметы. Дэвид только что позвонил Стратмору и рассказал о немецком туристе. Новость не обрадовала коммандера. Выслушав подробности, он долго молчал. Дэвид, - сказал наконец Стратмор мрачным голосом, - обнаружение этого кольца - вопрос национальной безопасности. Я возлагаю эту задачу на. Не подведите .

Он приближался к двери. - Черт его дери! - почти беззвучно выругалась Сьюзан, оценивая расстояние до своего места и понимая, что не успеет до него добежать. Хейл был уже слишком близко. Она метнулась к буфету в тот момент, когда дверь со звуковым сигналом открылась, и, остановившись у холодильника, рванула на себя дверцу. Стеклянный графин на верхней полке угрожающе подпрыгнул и звонко опустился на место. - Проголодалась? - спросил Хейл, подходя к. Голос его звучал спокойно и чуточку игриво.  - Откроем пачку тофу.

Джабба открыл рот. - Но, директор, ведь это… - Риск, - прервал его Фонтейн.  - Однако мы можем выиграть.  - Он взял у Джаббы мобильный телефон и нажал несколько кнопок.  - Мидж, - сказал.  - Говорит Лиланд Фонтейн. Слушайте меня внимательно… ГЛАВА 112 - Надеюсь, вы знаете, что делаете, директор, - холодно сказал Джабба.  - Мы упускаем последнюю возможность вырубить питание. Фонтейн промолчал.

 Друг мой, - промурлыкал он в трубку.  - Мне показалось, что я уловил в вашей речи бургосский акцент. Сам я из Валенсии. Что привело вас в Севилью. - Я торговец ювелирными изделиями. Жемчугами из Майорки. - Неужели из Майорки. Вы, должно быть, много путешествуете. Голос болезненно кашлянул. - Да.

В Севилье Беккер лихорадочно обдумывал происходящее. Как они называют эти изотопы - U235 и U?. Он тяжко вздохнул: какое все это имеет значение. Он профессор лингвистики, а не физики. - Атакующие линии готовятся к подтверждению доступа. - Господи! - Джабба в отчаянии промычал нечто нечленораздельное.  - Чем же отличаются эти чертовы изотопы. Никто этого не знает? - Ответа он не дождался.

Она была уверена, что рано или поздно познакомится с этим человеком, но никогда не думала, что это случится при таких обстоятельствах. - Идемте, мисс Флетчер, - сказал Фонтейн и прошел.  - Нам сейчас пригодится любая помощь. Посверкивая в красноватом свете туннельных ламп, перед ними возникла стальная дверь. Фонтейн набрал код на специальной углубленной панели, после чего прикоснулся к небольшой стеклянной пластинке. Сигнальная лампочка вспыхнула, и массивная стена с грохотом отъехала влево. В АНБ было только одно помещение, еще более засекреченное, чем шифровалка, и Сьюзан поняла, что сейчас она окажется в святая святых агентства. ГЛАВА 109 Командный центр главного банка данных АНБ более всего напоминал Центр управления полетами НАСА в миниатюре. Десяток компьютерных терминалов располагались напротив видеоэкрана, занимавшего всю дальнюю стену площадью девять на двенадцать метров. На экране стремительно сменяли друг друга цифры и диаграммы, как будто кто-то скользил рукой по клавишам управления.

308 Share

PingГјino con mochila

Фонтейн стоял, тяжело дыша. - У нас нет причин ему не верить.  - Это прозвучало как сигнал к окончанию разговора. Он отпил глоток кофе.  - А теперь прошу меня извинить. Мне нужно поработать. У Мидж отвисла челюсть. - Извините, сэр… Бринкерхофф уже шел к двери, но Мидж точно прилипла к месту. - Я с вами попрощался, мисс Милкен, - холодно сказал Фонтейн.

Это сложнейшая работа, заключающаяся в постоянном отсеивании лишнего, но она вполне выполнима. Сьюзан понимала, что, по всей логике, именно ей предстояло решить эту задачу. Она вздохнула, надеясь, что ей не придется раскаиваться в том, чем она собиралась заняться. - Если все пойдет хорошо, то результат будет примерно через полчаса. - Тогда за дело, - сказал Стратмор, положил ей на плечо руку и повел в темноте в направлении Третьего узла. Над их головами куполом раскинулось усыпанное звездами небо. Такие же звезды, наверное, видит сейчас Дэвид в небе над Севильей, подумала. Подойдя к тяжелой стеклянной двери, Стратмор еле слышно чертыхнулся. Кнопочная панель Третьего узла погасла, двери были закрыты.

Теперь начнутся судебные процессы, последуют обвинения, общественное негодование. Он много лет служил своей стране верой и правдой и не может допустить такого конца. Я просто добивался своей цели, - мысленно повторил. Ты лжешь, - ответил ему внутренний голос. Да, это. Он - лжец. Он вел себя бесчестно по отношению ко многим людям, и Сьюзан Флетчер - одна из. Он очень о многом ей не сказал - о многих вещах, которых теперь стыдился. Она была его иллюзией, его живой фантазией. Он мечтал о ней по ночам, плакал о ней во сне.

И уже мгновение спустя ее осенило. Ее глаза расширились. Стратмор кивнул: - Танкадо хотел от него избавиться. Он подумал, что это мы его убили. Он почувствовал, что умирает, и вполне логично предположил, что это наших рук. Тут все совпадает. Он решил, что мы добрались до него и, вероятно, отравили - ядом, вызывающим остановку сердца. Он понимал, что мы могли решиться на это только в одном случае - если нашли Северную Дакоту.

Клушар вдруг разбушевался. - Я знал, что он меня не слушает. Вот так и рождаются слухи. Я сказал ему, что японец отдал свое кольцо - но не. Да я бы ничего и не взял у умирающего. О небо. Только подумайте. Беккер встревожился: - Так кольца у вас .

 В чем же проблема? - Джабба сделал глоток своей жгучей приправы. - Передо мной лежит отчет, из которого следует, что ТРАНСТЕКСТ бьется над каким-то файлом уже восемнадцать часов и до сих пор не вскрыл шифр. Джабба обильно полил приправой кусок пирога на тарелке. - Что-что. - Как это тебе нравится. Он аккуратно размазал приправу кончиком салфетки. - Что за отчет. - Производственный. Анализ затрат на единицу продукции.

299 Share

PingГјino con mochila

Единственным освещением в шифровалке был разве что свет звезд над их головами, едва уловимое свечение проникало также сквозь разбитую стеклянную стену Третьего узла. Стратмор шагнул вперед, нащупывая ногой место, где начинались ступеньки узенькой лестницы. Переложив берет-ту в левую руку, правой он взялся за перила. Он прекрасно знал, что левой рукой стрелял так же плохо, как и правой, к тому же правая рука была ему нужна, чтобы поддерживать равновесие. Грохнуться с этой лестницы означало до конца дней остаться калекой, а его представления о жизни на пенсии никак не увязывались с инвалидным креслом. Сьюзан, ослепленная темнотой шифровалки, спускалась, не отрывая руки от плеча Стратмора. Даже в полуметре от шефа она не видела очертаний его фигуры. Всякий раз, ступая на очередную ступеньку, она носком туфли первым делом старалась нащупать ее край. К ней снова вернулись страхи, связанные с новой попыткой найти ключ Хейла в Третьем узле.

Четверо. Всего трое. Халохот стиснул револьвер в руке, не вынимая из кармана. Он будет стрелять с бедра, направляя дуло вверх, в спину Беккера. Пуля пробьет либо позвоночник, либо легкие, а затем сердце. Если даже он не попадет в сердце, Беккер будет убит: разрыв легкого смертелен. Его, пожалуй, могли бы спасти в стране с высокоразвитой медициной, но в Испании у него нет никаких шансов. Два человека…. И вот Халохот уже за спиной жертвы.

Пора звонить Стратмору и выкладывать плохую новость: поиски зашли в тупик. Он сделал все, что мог, теперь пора ехать домой. Но сейчас, глядя на толпу завсегдатаев, пытающихся попасть в клуб, Беккер не был уверен, что сможет отказаться от дальнейших поисков. Он смотрел на огромную толпу панков, какую ему еще никогда не доводилось видеть. Повсюду мелькали красно-бело-синие прически. Беккер вздохнул, взвешивая свои возможности. Где ей еще быть в субботний вечер. Проклиная судьбу, он вылез из автобуса. К клубу вела узкая аллея.

Когда они в ту ночь отправились спать, она старалась радоваться с ним вместе, но что-то в глубине души говорило ей: все это кончится плохо. Она оказалась права, но никогда не подозревала насколько. - Вы заплатили ему десять тысяч долларов? - Она повысила голос.  - Это грязный трюк. - Трюк? - Теперь уже Стратмор не мог скрыть свое раздражение.  - Это вовсе не трюк. Да я вообще слова ему не сказал о деньгах. Я попросил оказать мне личную услугу. И он согласился поехать. - Конечно, согласился.

 Предпочитаю вид спорта, в котором я могу выиграть. - Победа любой ценой? - улыбнулась Сьюзан. Защитник Джорджтауна перехватил опасную передачу, и по трибунам пронесся одобрительный гул. Сьюзан наклонилась к Дэвиду и шепнула ему на ухо: - Доктор. Он смотрел на нее с недоумением. - Доктор, - повторила.  - Скажи первое, что придет в голову. - Ассоциативный ряд? - по-прежнему недоумевал Дэвид. - Стандартная для АНБ процедура.

Сьюзан казалось, что она сходит с ума. Она уже готова была выскочить из комнаты, когда Стратмор наконец повернул рубильник и вырубил электропитание. В одно мгновение в шифровалке установилась полная тишина. Сирены захлебнулись, мониторы Третьего узла погасли. Тело Грега Хейла растворилось в темноте, и Сьюзан, инстинктивно поджав ноги, прикрылась пиджаком Стратмора. В шифровалке никогда еще не было так тихо, здесь всегда слышался гул генераторов. Теперь все умолкло, так что можно было различить облегченный вздох раненого чудовища - ТРАНСТЕКСТА, постепенно стихающее шипение и посвистывание, сопутствующие медленному охлаждению. Сьюзан закрыла глаза и начала молиться за Дэвида.

630 Share

PingГјino con mochila

 - Что… Но было уже поздно. Дэвид положил трубку. Она долго лежала без сна, ожидая его звонка. Но телефон молчал. В подавленном настроении Сьюзан приняла ванну. Она окунулась в мыльную пену и попыталась забыть о Стоун-Мэнор и Смоки-Маунтинс. Куда его понесло? - думала.  - Почему он не звонит. Вода из горячей постепенно превратилась в теплую и, наконец, холодную.

Сьюзан едва дышала. Отчаянно вырываясь из его рук, Сьюзан локтем с силой ударила Хейла. Он отпустил ее и прижал ладони к лицу. Из носа у него пошла кровь. Хейл упал на колени, не опуская рук. - Ах ты, мерзавка! - крикнул он, скорчившись от боли. Сьюзан бросилась к двери, моля Бога, чтобы Стратмор в этот миг включил резервное энергоснабжение и дверь открылась. Увы, ее руки уперлись в холодное стекло.

 Отчет безукоризненный. - Выходит, по-твоему, Стратмор лжет. - Не в этом дело, - дипломатично ответила Мидж, понимая, что ступает на зыбкую почву.  - Еще не было случая, чтобы в моих данных появлялись ошибки. Поэтому я хочу узнать мнение специалиста. - Что ж, - сказал Джабба, - мне неприятно первым тебя разочаровать, но твои данные неверны. - Ты так думаешь. - Могу биться об заклад.  - Он откусил кусок пирога и заговорил с набитым ртом.

 Если будет еще интереснее, чем этой ночью, я не смогу встать. Дэвид привлек ее к себе, не ощущая тяжести. Вчера он чуть не умер, а сегодня жив, здоров и полон сил. Сьюзан положила голову ему на грудь и слушала, как стучит его сердце. А ведь еще вчера она думала, что потеряла его навсегда. - Дэвид, - вздохнула она, заметив на тумбочке его записку.  - Скажи мне, что такое без воска. Ты же знаешь, что шифры, которые не поддаются, не выходят у меня из головы.

Он резко свернул влево и запетлял по дороге в надежде сбить преследователя и выиграть время. Все было бесполезно. До поворота оставалось еще триста метров, а такси от него отделяло всего несколько машин. Беккер понимал, что через несколько секунд его застрелят или собьют, и смотрел вперед, пытаясь найти какую-нибудь лазейку, но шоссе с обеих сторон обрамляли крутые, покрытые гравием склоны. Прозвучал еще один выстрел. Он принял решение. Под визг покрышек, в снопе искр Беккер резко свернул вправо и съехал с дороги. Колеса мотоцикла подпрыгнули, ударившись о бетонное ограждение, так что он едва сумел сохранить равновесие. Из-под колес взметнулся гравий.

Назад, или я сломаю… Рукоятка револьвера, разрезая воздух, с силой опустилась ему на затылок. Сьюзан высвободилась из рук обмякшего Хейла, не понимая, что произошло. Стратмор подхватил ее и слегка обнял, пытаясь успокоить. - Ш-ш-ш, - утешал он.  - Это. Теперь все в порядке. Сьюзан не могла унять дрожь. - Ком… мандер, - задыхаясь, пробормотала она, сбитая с толку.  - Я думала… я думала, что вы наверху… я слышала… - Успокойся, - прошептал .

ГЎguila pescadora llevar en mochila

About Daisar

Сьюзан как во сне читала и перечитывала эти строки. Затем дрожащими руками открыла следующее сообщение. ТО: NDAKOTAARA.

Related Posts

918 Comments

Post A Comment